Глава 17. Как произошло убийство царской семьи?

Версия для печати

Оглавление

1. Верхний этаж дома Ипатьева в описании судебного следователя Наметкина

Как произошло убийство царской семьи?

Я предпочитаю рассказать об этом языком хотя и сухих, но юридических актов.

19 июля началось бегство большевиков из Екатеринбурга. 22 июля они передали Ипатьеву владение домом. 25 июля Екатеринбург был взят войсками Сибирской Армии и чехами.

В тот же день к дому была приставлена стража.

2 августа в него вошел судебный следователь Наметкин.

В его описании верхний этаж представлялся в следующем виде:

Помещение под цифрой I

Наметкин называет вестибюлем и описывает его так:

“Несколько каменных ступенек и большая двустворчатая дверь ведут в вестибюль, в котором девять ступенек от парадной двери приводят на площадку.

В вестибюле направо от входа два окна, стены обиты светлыми обоями.

Около двери валяется небольшой дубовый шкафчик для корреспонденции, сорванный с внутренней стороны парадной двери.

Около шкафчика в углу стоит черного стекла бутылка, на дне которой какая-то маслянистая жидкость без запаха, и валяется длинный металлический согнутый прут, служащий для предохранения от порчи электрического шнура.

Имеющийся на правой стене от входа электрический провод сорван с роликов, и выключатель сломан.

Во втором окне у летней рамы сломано в левой половине нижнее матовое стекло; у этой рамы нижний переплет выворочен; выломана также часть среднего звена правой половины рамы. На подоконнике валяются обломки стекла и стоит грязное блюдечко с имеющимся в середине его государственным гербом.

На полу около подоконника лежит небольшой кусок промасленной фланели.

В правом переднем углу стоит небольшой деревянный диванчик венского типа с решетчатым сиденьем и спинкой; в этом же углу плевательница с древесными опилками, частью разбросанными по полу; среди них несколько осколков, по-видимому, от разбитого стакана.

Прямо против входной лестницы у передней внутренней стены стоит зеркало в черной оправе с подзеркальником; с правой его стороны на обоях написано: “Комиссар дома особого важного А. Авдеев” и ниже этого другим почерком и химическим карандашом:

“Шуры” и “Шура”.

Помещение под цифрой II.

“В правом углу комнаты имеется отделение — уборная с окном и справа же лестница книзу в 19 ступенек, огороженная балясником.

В правой наружной стене два окна, причем в первом одна летняя рама, а во втором и та и другая. На подоконнике первого окна стеклянная банка с элементом. В этой раме в нижнем летнем переплете стекло разбито, шесть его осколков торчат в звене и одно в выходящем во двор зонте.

Стены комнаты оклеены темно-серыми полосатыми обоями, причем обои во многих местах порваны и загрязнены.

Задняя стена комнаты занята электрическими проводами, сборной доской и счетчиком; всех проводов 14, из них 10 идут вправо и внутрь, один в вестибюль и три к наружной стене; от доски книзу идет провод, заключенный в медную трубу, причем у самой доски он оторван.

У этой же стены, ближе к окну, стоит небольшое железное ведро с опилками, часть которых разбросана по полу; в опилках набросаны окурки папирос.

Слева от входной двери во внутренней стене — окно с одностворчатой рамой, нижние два звена его оклеены цветной бумагой.

Далее в расстоянии 4 аршина от внутреннего окна находится шкаф с двумя створками, оклеенными снаружи теми же обоями, что и стены комнаты, в нем четыре коричневых полки. На нижней и второй снизу рассыпано немного какого-то белого порошку, и на этой же полке лежит смятая, тонкая медная небольшая пластинка.

В переднем углу той же внутренней стены — запертая двустворчатая дверь.

В переднем левом углу комнаты водопроводный кран с железной раковиной; кругом нее на стене грязь.

Возле этой двери во внутренней стенке уборной печка с герметически закрывающейся дверкой: в ней немного золы и осколки разбитого стекла”.

Ванная комната:

“Налево от входной двери в задней стене — деревянная с железными крючками вешалка, крашенная белой краской. На одном из крючков небольших размеров белая грязная батистовая наволочка.

На левой боковой стене приделан крючок, на нем висит железный совок.

На этой же стене, в середине, водопроводный кран и фаянсовая раковина со спуском книзу. В левом углу четыре водопроводных трубы. Над раковиной, под потолком, во всю ширину комнаты, длиною и шириною 1/2 аршина, железный бак, в нем воды нет.

В передней наружной стене комнаты продолговатое узкое окно, длиною 1 3/4 аршина и шириною 14 вершков, стекла зимней рамы заклеены цветной с синими четырехугольниками матовой бумагой; на подоконнике находится глиняный горшок для цветов с землей, в котором посеян овес, небольшая стеклянная грязная банка с остатками соснового экстракта, жестяная крышка от коробки печений “Жорж Борман”, вырванный откуда-то вентилятор, обрывок какой-то французской газеты и небольшая грязная тряпка.

Под окном на полу 14 мелких коротких поленьев — дров для колонки; тут же грязное железное ведро на железной прямоугольной подставке, грязный железный лист и небольшая березовая палка.

Рядом с окном, ближе к правому углу, черная железная колонка с трубой, уходящей в потолок.

У правой боковой стены эмалированная ванна, поперек которой лежит сосновая дощечка, а на дне маленький кусочек мыла; над ванной пустой бак для воды, заключенный в деревянную коробку.

В правом же переднем углу четыре водопроводных крана; рядом с ванной у внутренней задней стенки стоит небольшой деревянный диванчик; около него на полу лежит большая тонкая простыня с меткой: “Императорская корона” и инициалы “Т. Н.”, ниже их цифра “24”, черта и “1911”, полотенце для пыли с инициалами “А. Ф. 10”, обрывок полотна от укладочной простыни, серовато-голубая косоворотка и вязаные кальсоны.

В левом переднем углу на линолеуме, возле водопроводных труб, найдены короткие остриженные волосы”.

Уборная:

“На внешней стенке уборной имеются две карандашные надписи: “Сидоров”. В правом углу уборной фаянсовое судно с дубовым сиденьем и пустым резервуаром для воды; в судне остатки газетной бумаги и кусок ваты, запачканный калом.

В левом переднем углу простая печь, на лицевой стороне которой прикреплен клочок линованной бумаги с надписью чернилами:

“Убедительно просят оставлять стул таким чистым, каким его занимают”. Под клочком бумаги на печи надпись каким-то острым предметом: “Писал и сам не знаю, а Вы незнакомые читайте”. Остальные слова надписи неразборчивы.

Рядом с печкой у правого переднего угла писсуар с водопроводными кранами.

У правой наружной стены окно с двумя рамами, два нижних звена обеих половинок рамы оклеены матовой бумагой.

На подоконнике пустая жестяная коробка и два картона с надписями: “Serviettes indis pensables!”

Прихожая под цифрой V.

“Стены окрашены серой масляной краской.

Из нее слева двустворчатая дверь, по словам присутствовавших при осмотре Терентия Ивановича Чемодурова и Владимира Николаевича Деревенько, ведет в комендантскую комнату, и прямо от входа другая дверь — в зал.

Вправо, в задней стене, окно, о котором упоминалось при описании вестибюля; на подоконнике его стоит бутылка из-под ижевской воды и лежит небольшой железный кусок с острыми концами.

В правом заднем углу стоит деревянный, простой, сосновый, окрашенный светло-желтой краской шкаф с пятью полками; размер его — вышина 3 аршина, ширина 2 аршина и глубина 1 аршин. На второй снизу полке оказались испорченная маленькая спиртовка, стеклянная крышка для кувшина, пустой аптекарский флакон, пузырек с небольшим количеством ароматического уксуса, шесть бутылок, в одной прованское масло, в другой остатки какого-то вина, а остальные пустые; маленький пузырек чернил, два медных шурупчика и щетка. На следующей полке 6, 7, 9 и 11 томы сочинений Салтыкова-Щедрина, издание Стасюлевича, номер газеты “Копейка” 2213 от 13 сентября 1914 года, маленький флакон-капельница желтого цвета из-под лекарства, бутылка из-под минеральной воды “Эмс” и кусок веревки. На второй полке 1, 2, 3, 4, 5, 8, 10 и 12 томы сочинений Салтыкова-Щедрина того же издания.

На шкафу изголовье для походной кровати, обрывок газеты “Известий совета рабочих и солдатских депутатов”, часть медного шпингалета, небольшой квадратный обрывок от плюшевой малинового цвета портьеры с кистью, кусок согнутой проволоки, небольшая тонкая веревочка, ковровая дорожка тигрового цвета с красной каймой длиною 3 аршина и 5 четвертей, прибор для зонтиков от входной двери.

Рядом с шкафом по стене стоит деревянная вешалка с десятью крючками, окрашенная в темный коричневый цвет; впереди нее — чучело бурого медведя с медвежонком.

В правом углу между вешалкой и печкой полушелковая свернутая портьера.

В том же углу печка с герметической заслонкой; на полу у печи лежит куча золы, мелких углей, жженой бумаги, среди которых оказались сгоревшие гильзы от револьвера, волосы, медальоны, половина погона, куски материи, пуговицы и разные металлические пластинки.

Налево от ведущей в зал двери, в углу, около устья герметически закрывающейся печки, лежит обложка и шесть листов иллюстрированного английского журнала “The Graphic” от 21 ноябри 1914 года, короба с остриженными волосами четырех цветов, принадлежащими, по словам присутствовавшего при осмотре Терентия Ивановича Чемодурова, бывшим Великим Княжнам Татьяне, Ольге, Марии и Анастасии Николаевнам, номера “Красной Газеты” 37 и 38 от 9 и 10 марта 1918 г., номер “Уральского Рабочего” 83-й от 1 мая 1918 г., “Веселый Выпуск” № 32 “Петроградской Вечерней Почты” — январь 1918 года, под названием “Керенский в аду на Страшном суду”, экстренный выпуск “Торжество Пролетариата”, обрывки газет “Зауральский Край”, “Известия”, рваная промасленная бумага, куски ваты, кусок проволоки, квитанция с китайскими марками, тиковые с красными полосками рваные штаны, кусок кожи от свиного окорока”.

Комендантская комната под цифрой VI.

“Пол выкрашен под паркет, стены оклеены толстыми, узорчатыми, под тисненую кожу, финикового цвета обоями, вделанными в золотой багет. Потолок узорчатый.

Против входной двери два выходящих на улицу к церкви Вознесения окна точно такого же размера, как в вестибюле и остальных комнатах.

Направо от входной двери печь, расписанная тем же рисунком, что и потолок.

Возле печки стоит небольшой липовый шкафчик с двумя створчатыми дверками. На верхней его доске небольшая коробка, обтянутая снаружи черной кожей, а изнутри желтоватой кожей. На крышке, внутри на замше, надпись: “Для лампады”. В коробке лежит небольшой бронзовый подсвечник; по словам присутствовавшего при осмотре Т. И. Чемодурова, вещи эти принадлежат бывшему Императору. Далее деревянный, обтянутый зеленоватой кожей футляр для хранения каких-то вещей; верхняя часть застежки этого футляра вырвана из дерева; банка с заплесневевшими оливками, пустая бутылка из-под сельтерской воды с выдвигающейся крышкой; на дне ее оказалось незначительное количество табаку; графин без пробки с какой-то желтоватой мутной жидкостью, чайная чашка с зеленым рисунком, медный средней величины шуруп, маленькая, без ручки, отвертка, небольшой железный крюк, розетка с солью, электрическая машинка Шпамера с прибором, по словам доктора Деревенько, предназначавшаяся для лечения бывшего Наследника Цесаревича Алексея Николаевича.

Внутренняя часть шкафа имеет вверху выдвигающийся ящик, оказавшийся пустым, и три полки, на которых лежат куски заплесневевшего хлеба, два небольших флакона с чернилами, четырехугольная чашка, внутренняя ее сторона белая и наружная желтая, принадлежавшая, по словам Т. И. Чемодурова, кухне бывшего Императора; два листа желтой оберточной бумаги, два электрических звонка, два маленьких желтых бурава, небольшой железный ключик, погнутая, с дырами, железная стамеска, отвертка и подпилок. Под шкафчиком ничего не оказалось.

По правой стене стоит варшавского типа кровать черная, железная, с никелированными на стенках верхушками и натянутой сеткой; в примыкающей к кровати стене имеется внутренний шкаф с вещами владельца квартиры.

В правый угол вдвинут кабинетного типа рояль фабрики Шредера, покрытый парусиновым чехлом. На рояле разбросаны: несколько пустых небольших коробочек, кусок желтой резины, флакон от духов, металлический футляр для чернильницы, линейка, нитки и узкая в переплете книга, разлинованная наподобие конторских. По словам Т. И. Чемодурова, флакон принадлежал Императрице; черные и белые треугольники в виде пластинок с коробочкой — игра, называющаяся “Jeu le parquet, modele R. C. C.”, принадлежавшая, по словам того же Чемодурова, Наследнику. Коробочка с металлическими блестками и пришитое к небольшой бархотке украшение в виде трехлистника, засохшие ягоды земляники и список телефонных абонентов. Под чехлом на крышке 36 сборных игральных карт.

На ближайшем к роялю окне, завешанном тюлевыми шторами и драпри, — жестяная крышка от коробки, промасленная половина транспорта, три электрических лампочки, четыре ручки с перьями, три пузырька с чернилами, четыре патрона от электрических ламп, стеклянная аптекарская банка, закрытая пробкой: в ней находятся два небольших флакончика с гомеопатическими препаратами: этикетки на той и другой гомеопатической аптеки в Петрограде; пустая продолговатая картонная коробка с надписью красным карандашом: “Дом особого назначения” и желтая коробка без крышки с пуговицами, шурупами, катушками ниток и крючками.

В находящемся между окнами простенке стоит раздвинутый ломберный с зеленым сукном стол. На этом столе стоит электрическая переносная лампа с белым абажуром, две пепельницы, одна фарфоровая, другая из раковины; деревянное пресс-папье с синей бумагой, жестяная коробка из-под мыльного порошка, коробочка со столовым молотым перцем, несколько листиков белой для ватерклозета бумаги, три пера, несколько граммофонных иголок и толстый лист пропускной бумаги, на котором оказались четыре оттиска печати с таким содержанием: “Комендант дома особого назначения Областной Исполнительный Комитет Советов” и клочок смятой белой бумаги с надписью: “Левольвер Радишковича”.

На подоконнике второго окна оказались четыре больших пустых аптекарских пузырька, пузырек с чернилами и маленький пузырек из-под красных чернил. На правой стороне окна два электрических звонка с одной кнопкой и выходящими на улицу пятью проводами…

Рядом стенной телефонный аппарат.

В углу помещается деревянный треугольный стол с полочкой, выкрашенный желтой краской и полированный. На столе неоткупоренная бутылка кислого состава для углекислых формиковых ванн лаборатории К. М. Зачек и большой аптекарский флакон с небольшим количеством желтоватой жидкости, по мнению присутствовавшего при осмотре врача Белоградского, предназначавшийся для шпамеровской электрической машинки; круглая пластинка с тиснением “Война 1914—1915. К. Фаберже”.

На полочке четыре аптекарских флакона из-под лекарств с рецептом на имя Мошкина, и в одном — прованское масло.

На полу под столом 11 банок с элементами, четыре неоткупоренные бутылки того же кислого состава, две четвертных бутыли, из которых одна пустая, а другая на треть наполнена керосином, и две четвертных бутыли с небольшим количеством денатурата; картонная коробка с электрическими проводами и тремя элементами.

Далее по левой стороне стоит большой турецкий диван с двумя валиками и одной подушкой, обитой пеньковой выцветшей материей оливкового цвета.

Когда диван был отодвинут от стены, то под ним оказались кипарисовые четки, принадлежавшие, по словам Чемодурова, бывшей Государыне Императрице.

На небольшом сиреневом листочке с фиолетовой каймой письмо на английском языке от Императрицы к Ольге Николаевне с датой от 19 декабря 1909 года и тут же грязный белый конверт с адресом:

“Дом особого назначения и. д. коменданта т. Никулину”.

Рядом с диваном по той же стене стоит деревянный книжный шкаф, двустворчатый, со стеклянными дверками и двумя выдвигающимися ящиками, наполненный так же, как и запертый шкаф, книгами хозяина квартиры, так как Чемодуров не нашел ничего принадлежащего Императорской семье.

Стены комнаты украшены фотографическими снимками железнодорожных сооружений, а также большой оленьей головой.

На двери с внутренней стороны — портьера в цвет турецкого дивана; посередине комнаты сдвинутый дубовый обеденный стол, покрытый грязной черной клеенкой.

В комнате четыре березовых стула с венскими сиденьями и резными спинками”.

Зал под цифрой VII.

“Стены его обиты толстыми тиснеными обоями с серебряным багетом, потолок выкрашен белой краской с цветами; посередине потолка — большая электрическая люстра, над ней — лепной узор.

На стенах три больших, писанных масляными красками картины в золотых широких рамах кисти художника Лаврова и копии Шишкина, изображающие пейзажи. Около задней внутренней стены на полу стоит большая пальма.

В левом переднем углу аквариум без воды и рыб. Слева от входа в стене имеются два окна с тюлевыми занавесками и портьерами с палевыми цветами; среди окон в простенке большое зеркало с подзеркальником.

На первом от входа в зал окне лежит деревянная от платьев вешалка со складным медным крючком, на середине ее на одной из плоских сторон Императорская корона с инициалами “А. Ф.”, тиснеными и выкрашенными в черный цвет. На подоконнике второго окна девять разной величины и формы аптекарских флаконов с небольшим количеством каких-то лекарств, белый флакон в виде фляги с белой жидкостью, флакон гуммиарабика, черная полубутылка с раствором для согревающего компресса и пустой флакон тройного одеколона Петроградской химической лаборатории.

Около этого окна в углу стоит небольшой дамский письменный стол с двумя пустыми ящиками, покрытый толстым листом зеленой пропускной бумаги; на нем лежат четыре лоскутка линованной в клетку бумаги с французским текстом, писанные, по словам доктора Деревенько, Наследником Алексеем Николаевичем; картонная коробочка, обтянутая бледно-сиреневым шелком, в которой лежат обгоревшие конверты с подкладкой синего цвета с надписью: “Золотые вещи, принадлежащие Анастасии Николаевне”, и обгорелые листки телеграммы, и клочок бумаги, на котором что-то написано карандашом. На телеграмме можно разобрать слова “Тобольск Хохрякову”, обуглившийся клочок бумаги, на котором заметны буквы “Оль” с росчерком, стеклянная крышка от коробочки, закоптелая и разбитая, принадлежащая, по словам Т. И. Чемодурова, бывшему Наследнику, две вырезки из какой-то газеты.

Возле стола кресло красного дерева с мягким сиденьем и высокой спинкой стиля “модерн”. Спинка с прямыми планками.

В зале за картиной “Лес и волнующаяся нива” (копия Шишкина) у передней стены найдена открытка с изображением бывшей Императрицы”.

Гостиная под цифрой VIII.

“Пол в этой комнате паркетный, стены оклеены толстыми золотистыми, тисненными под шелк обоями в рамке из багета; потолок расписной; посередине электрическая люстра с девятью свечами, посередине люстры лампа.

При входе в левой стене два окна; в простенке между ними большое зеркало в золоченой раме с подзеркальником с черной мраморной доской. На окнах золоченые узорчатые карнизы.

Под самой аркой большой письменный, отделанный под красное дерево дубовый стол на двух тумбах, с темно-зеленым сукном. Все ящики стола пусты.

В левом заднем углу гостиной банка с фикусом; такой же цветок стоит и на подоконнике второго окна.

В переднем левом углу мягкий диван, обитый шелком с зеленовато-золотистыми цветами; рядом с ним два таких же кресла, а против — лакированный, коричневатого цвета, восьмиугольный, на четырех ножках гостиный стол, на котором стоит гипсовая группа, изображающая из себя двух солдат и офицера на разведке, работы М. Захваткина, с датой 1915 года.

За диваном керосиновая лампа с шелковым абажуром цвета бордо и кружевом крем, на подставке.

На полу ближе к правому углу по стене стоит деревянная тумба пестрого (тигрового) цвета с белой мраморной доской. В правом переднем углу стоит деревянная тумба для цветка, отделанная под красное дерево с выгравированным золотистым рисунком.

У правой стены стоит плетенная из камыша и тростника садовая кушетка с двумя подлокотниками и откидывающейся спинкой, взятая, по словам Т. И. Чемодурова, из Царского Села при отъезде в Тобольск.

По стенам гостиной пять картин в золоченых рамках, писанных масляными красками, и над кушеткой тоже в золоченой раме зеркало.

Кроме того, в гостиной находятся три березовых с плетеным сиденьем и резной спинкой стула”.

Столовая под цифрой IX.

“Пол в ней паркетный, стены оклеены толстыми, тиснеными коричневого цвета обоями с рисунком, изображающим вазу, и вделанными в рамку с багетом. Потолок расписан под дуб, посередине его электрическая люстра, а под ней дубовый, сдвинутый, с резными ножками стол; возле стола дюжина стульев с плетеными спинками и сиденьем и два таких же кресла.

Слева от входа по стене стоит большой дубовый, светлый, в цвет стола и стульев, буфет.

В противоположной от входа в гостиную стене устроен камин, и над ним зеркало в дубовой раме, темного тона в цвет обоев и дверей; в камине искусственно горящие угли, а перед ним металлический из медной сетки испорченный вентилятор.

С обеих сторон камина две картины, изображающие лесной пейзаж, кисти художника Воронкова, в черных резных рамах.

Возле камина подержанное кресло-тележка на трех колесах с резиновыми пневматическими шинами, принадлежавшее, по словам Т. И. Чемодурова, бывшей Государыне.

В правой от входа стене балконная дверь, запертая изнутри железным створчатым ставнем на висячий замок. Балконная дверь задрапирована пеньковой драпировкой темного цвета с цветами.

Вправо от двери окно в сад с такой же портьерой и таким же ставнем, что и у балконной двери; ставень открыт.

Около подоконника две плетеные корзины для цветочных горшков. В одном из них стоит засохшая финиковая пальма.

В простенке между балконной дверью и окном небольшие стенные часы в темном футляре, остановившиеся на 10 без 3 минут.

Под часами картина-поднос, на котором под стеклом по черному бархату наложены цветы из разных металлических блесток.

У правой от входа стены стоит небольшой буфетный дубовый шкафик в цвет остальной мебели, с одной наружной полкой, на ней лежит шило-отвертка. Под доской два выдвигающихся ящика; в левом из них две деревянные ложки, аптечный пузырек коричневого цвета с незначительным количеством белого порошка и пустая черного стекла бутылка со штампованным на стекле знаком: “Погреб Высочайшего Двора”, и в середине этих слов государственный герб. Бутылка имеет запах вина. В правом ящике три больших белых блюда фирмы Кузнецова, два круглых и одно продолговатое;

на последнем на лицевой стороне, на краях, имеются два синих государственных герба. Этими блюдами, по словам Т. И. Чемодурова, царская семья пользовалась во время обедов. В правой половине шкафа, запирающегося дверкой, оказался оцинкованный железный таз с двумя ручками; в левой — большой черный железный поднос, такой же оцинкованный таз, и в нем большая губка; по словам Т. И. Чемодурова, в этих тазах им и Великими Княжнами мылась посуда. Под шкафом найдены три грязные тряпки.

Возле той же стены низенький деревянный сундук-баул, окованный по краям железом и обтянутый черной крашеной парусиной с одним внутренним замком и двумя железными ручками по бокам, размер его — длина 1 аршин и ширина 13 вершков, вышина 6 вершков. С внутренней стороны крышка и дно обиты замшей. Верхняя планшетка внутреннего замка оторвана. Снаружи на боковой кромке, над замком медная круглая пластинка с выгравированным номером “622”.

Рядом с ним деревянный, сосновый, полированный ящик-сундучок длинною 11 1/2 вершком, шириною 8 1/2 вершков и высотою 7 1/2 вершков с двумя медными по бокам ручками. Ящик пуст.

Рядом с ящиком три бутылки темного стекла с этикетками — на первой: “Придворная Его Величества Аптека. Розмарин”. Бутылки наполовину наполнены жидкостью. По словам Т. И. Чемодурова, жидкости в бутылках служили Наследнику для втирания.

Над шкафчиком на стене две оленьих головы, и среди них писанная акварельная картина, изображающая паяца, играющего на мандолине.

Буфет имеет в верхней и нижней части по три отделения, между ними три выдвижных ящика и открытая площадка.

Наверху буфета две лампы — электрическая с четырьмя горелками на подставке в виде голых женщин, бронзовая, керосиновая с резервуаром в виде вазы и два абажура в белых чехлах.

В левом верхнем отделении буфета три полки, верхняя пустая, на средней четыре зеленых с белыми ручками чашки, две крышки от стеклянного кувшина, масленка в виде курицы, две белых полоскательных чашки и небольшая стеклянная с винтовой нарезкой в верхней части банка. На нижней полке большой флакон чернил Гюнтервагнер, завязанный шелковистой материей, прорезиненной, и тряпочкой; флакон наполовину наполнен чернилами; большой чайник с белым с золотом носом, выкрашенный серовато-зеленой краской с подпалинами: в нем заплесневевшие остатки чая, восемь блюдец, из них три белых, одно зеленое и четыре белых с синей и золотой каймой и с изображением государственного герба посередине; на дне их с внешней стороны инициалы “Н. II” и годы “1910”, “1915”; маленькая пустая ваза, круглая стеклянная баночка с молотым перцем, небольшая стеклянная пестрая вазочка с двумя ручками, пятнадцать фаянсовых тарелок фабрики Кузнецова с зеленоватым и синеватым рисунками по краям, семь фарфоровых мелких тарелок, две из них поменьше размером; тарелки белые с синим и золотым ободками по краям; на краю каждой из них раскрашенный государственный герб, а на дне с наружной стороны инициалы “Н. II” и под ними год изготовления “1913”, “1914” и “1909”; белая фарфоровая тарелка с розовато-голубоватым рисунком (цветами); а на дне ее с внешней стороны клеймо фабрики Корниловых; простой с трещиной стакан, два аптекарских флакона с глицерином и коллодием.

Среднее и правое отделения содержат посуду, принадлежащую, по словам Чемодурова, Ипатьеву. Описанная же в первом отделении посуда служила царской семье, причем чернилами пользовалась Императрица, как удостоверил тот же Чемодуров.

В левом нижнем отделении буфета оказалось девятнадцать разной величины и письма икон с изображением святых Антонина, Иоанна и Мустафия, деревянная икона Сергия Радонежского, икона с изображением Козьмы и Дамиана, икона Дмитрия Солунского, две иконы Симеона Верхотурского Чудотворца и две иконы Серафима Саровского, деревянная икона Благовещения Пресвятой Богородицы, икона с изображением пророка Илии, изображение Богоматери на полотне, два маленьких тельных медальона-образка в серебряной оправе с ушками, один из них Нерукотвореннаго Спаса, а другой Николая Чудотворца. На большинстве перечисленных икон имеются собственноручные надписи Императрицы и Великих Княжен.

В том же отделении большая деревянная круглая чашка, и в ней такая же круглая, полая, сухая мыльная масса и деревянная тарелка для губки; по словам Т. И. Чемодурова, этим мылом пользовался бывший Император в ванне.

Среднее и правое отделения в нижней части буфета пусты. На открытой посередине полке — корзина, эмалированный таз, пустая бутылка, шкатулка, перовая метелка и зеленая лампадка.

При осмотре столовой на обеденном столе еще обнаружены массивная из яшмы пепельница, двенадцать раковин для закусок, принадлежащих, по словам Т. И. Чемодурова, царской семье, и большой стеклянный графин”.

Комната Демидовой под цифрой XI.

“Стены оклеены темно-серыми обоями; потолок и дверь изнутри выкрашены желтовато-беловатой масляной краской; посередине спускается зеленая люстра с тремя лампочками.

Против входной двери два окна с деревянными подоконниками, такими же карнизами и зелеными полузанавесками в верхней части окна.

В левом переднем углу круглый, крашенный темно-коричневой краской стол на шести ножках и около него такого же цвета маленький круглый столик, три дубовых столового типа стула с плетеными спинками и сиденьем и мягкое кресло из описанного в гостиной комнате гарнитура.

В правом углу две вешалки с медными крючками, принадлежащие, по словам Т. И. Чемодурова, бывшему Наследнику Алексею Николаевичу.

На ближайшем к левому переднему углу подоконнике находятся небольшой графин, никелированный электрический прибор для согревания больного места, большой флакон с жидким яичным мылом, флакон с жидкостью для электрической машинки, четыре небольших” пузырька из-под лекарств, небольшая фарфоровая баночка с остатками борного вазелина, две железины, клочок ваты, железный крюк и маленький ключ на белом шнуре. По словам Т. И. Чемодурова, машинка и лекарство служили для лечения Наследника Алексея Николаевича; ключ же был от его шкатулки, в которой он хранил деньги”.

Проходная комната под цифрой XII.

“В столовой в правом переднем углу имеется двустворчатая дверь, ведущая в проходную комнату, в которой справа ход вниз, представляющий собой громадных размеров шкаф с полустеклянной матовой дверью; перегородки ее выкрашены в коричневый цвет и доходят лишь до высоты двери; стены и потолок комнаты выкрашены серой масляной краской, пол покрыт коричневого цвета линолеумом с рисунком мелкого паркета.

Посередине на шнуре спускается с потолка электрическая лампочка.

В левом заднем углу деревянная, стоячая вешалка с железными крючьями, окрашенная в желтый цвет; она заслоняет собою часть окна, которое, как и смежное с ним, имеет летние и зимние рамы.

На подоконнике второго окна мешок с жареным ячменем, незначительное количество которого лежит на рядом стоящей белой тарелке с государственным гербом и инициалами “Н. II. 1910” на обороте; тут же пустая бутылка из-под лимонада и аптекарский флакон с жидкостью, три гвоздя, небольшая тряпочка и две с расписной каймой и серединой тарелки; на верхней из них сушеный чай, а нижняя у края разбита.

На подоконнике второго окна стакан, белое блюдечко с гербом и инициалами “Н. II”, на нем старая зубная щетка с вытертой щетиной, пузырек с какой-то жидкостью, грязный большой кофейник, обрывок петроградской газеты от 9 декабря 1916 года, два согнутых гвоздя.

У окна деревянный, некрашеный простой стол на четырех ножках с двумя внутренними ящиками. В левом из них оказались расписная тарелка и белое блюдце, на тарелке три белых сухарика, а на блюдце соль. На дне ящика крошки и несколько кусочков сахара. В правом ящике несколько промасленных листов грязной бумаги, гвоздик, два белых обмылка и кусочки макарон. Под столом три пары деревянных сапожных колодок, принадлежащих, по словам Т. И. Чемодурова, Великим Княжнам Ольге, Татьяне и Марии Николаевнам.

Посередине комнаты стоит громадный коричневого цвета гардероб, в котором сверху и у задней стены набиты крючья, и оказались двенадцать деревянных вешалок; на семи из них, желтых, инициалы “А. Ф.” и корона; белые же без инициалов, по словам Т. И. Чемодурова, принадлежат Государю Императору.

В правом нижнем ящике грязная небольшая салфетка, несколько разных картонных коробок и крышек к ним и разные бумаги. Левый ящик пуст.

У задней внутренней стены стоит небольшой старый стол, в ящике которого оказались стакан с выцветшими чернилами, висячий замок, ключ, ручка, кусочек мыла и жестяная пепельница; возле него на полу циновки из ванны, три вкладных отделения из сундука, описанного при осмотре столовой, для серебряной посуды, гладильная доска с ножками и белым чехлом, грубый половик; из этих вещей циновка, доска, половик и отделения из сундука принадлежат двору бывшего Императора.

Тут же стоят два дубовых стула и дубовая тумба с мраморной доской, на которой лежит пестрый чехол от спинки складной кровати, на нем видны красные пятна.

На задней стене гардероба набиты крючья, и на них оказались две вешалки для платья, принадлежащие бывшему Императору”.

Кухня под цифрой XIV.

“В левой наружной стене у нее окно с двумя рамами. Стены кухни выкрашены серо-сиреневой краской масляной, потолок белой краской, панель темно-сиреневой краской, на полу линолеум коричневого цвета с паркетным рисунком.

Слева от входа на стене деревянная коричневого цвета полка, на которой две пустых стеклянных больших банки, белое блюдце и пять лоскутков батиста, два больших пузырька, один со скипидаром и другой с нашатырным спиртом, на них этикетки “Придворной Его Величества Аптеки”, большой пузырек с небольшим количеством бензина с этикеткой тобольской аптеки Дементьева, три пустых флакона, флакон с какой-то красной жидкостью, большой флакон с небольшим количеством какой-то жидкости, два синих свертка с каким-то белым порошком, чугунная подставка дли утюга, пузырек с чернилами и перегоревшая электрическая лампочка; под полкой на полу волосяная метелка и пустой деревянный ящик из-под чая фирмы Высоцкого.

У окна стоит большой кухонный, деревянный, крашенный желтой краской стол с тремя внутренними ящиками и столькими же внизу отделениями, затворяющимися дверками, длина стола 3 аршины 13 вершков и ширина 6 1/2 вершка.

На столе три пустых стеклянных банки, бутылка с денатуратом, белая баночка из-под икры, кусок бумаги с квасцами, брусок для точения ножей, жестяная кастрюля, белая тарелка с молотым жареным ячменем, четыре столовых ножа фирмы Фраже с выгравированными на ручках их государственными гербами, кастрюля с остатками манной каши и находящейся в ней ложкой — той же фабрики и с гербом, мясорубка и деревянная доска, ведро белой жести с остатками муки.

В ящиках стола рваная бумага, сломанный кухонный нож, мешок с меткой “М. А.”, кисточка из мочала для мытья посуды, металлическая ручка для мясорубки, три блюдца и две тарелки с государственным гербом и инициалами “Н. II.”, сломанное шило и пакетик с каким-то желтоватым порошком в виде муки. Все выше упомянутые вещи — в правом верхнем ящике.

В находящемся под ним нижнем отделении оказались: большая медная луженая кастрюля с государственным гербом, две больших грязных белых скатерти, десять сильно загрязненных салфеток, на некоторых из них также государственный герб, грязный фартук и два полотенца.

Рядом со столом на полу медный бидон для молока, деревянный большой ящик с засохшей зеленью и тут же на полу тарелка с косточками и государственным гербом.

Недалеко от стола в левом переднем углу большой комнатный ледник.

В правом переднем углу большой деревянный ящик, и в нем два пустых мешка, две палки и кусок мыла.

Посередине кухни белый деревянный столового типа стол простой работы на четырех ножках, длина его 3 аршина 1 вершок и ширина 1 аршин 4 вершка, с внутренним выдвигающимся ящиком.

На столе маленькая кастрюля, веселка для квашни, кухонный нож и небольшая жестяная коробка из-под карамели “Кетти Босс”. Ящик стола пуст.

Против него у правой внутренней стены пустой медный таз, большое медное ведро, два медных листа для печения хлеба, медная четырехугольная продолговатая кастрюля, железный лист; все вещи луженые и имеют на себе государственный герб.

Ближе к правому заднему углу по той же стене находится стол с внутренним большим ящиком, закрывающимся дверкой, крашенный желто-красной краской. Ящик пуст. Стол покрыт старой грязной клеенкой, и на нем лежат небольшая медная кастрюля, два медных продолговатых тазика, две чугунные сковороды, три пустых жестяных банки, из-под пюре томат фабрики Эйнем, две — синяя и белая — эмалированные кастрюли, железный совок, большая медная кухонная ложка, большое медное сито, небольшая медная кастрюля с длинной ручкой, большой медный сотейник с решетчатым дном и большая медная крышка от кастрюли. Все медные вещи лужены и имеют на себе государственный герб.

В правом заднем углу обломки кирпичей, две деревянных решетки и небольшой, медный, продолговатый, прямоугольный бак с краном.

У задней стены громадная плита с духовым шкафом. На плите железный белый большой таз с двумя ручками и медный бидон с государственным гербом.

На полу около плиты вязанка дров; при разборке в них никаких вещей не оказалось.

На прилегающей к плите стене — деревянная вешалка из трех палочек, на которой висит сотейник и грязный из мочала пустой мешок.

На полу валяются обрывки разной бумаги.

На окне семь пустых бутылок, и восьмая наполнена красным ягодным соком. Тут же стоит круглая, жестяная, пустая банка с крышкой”.

Комната Великих Княжен под цифрой X.

“На полу линолеум коричневого цвета, шашками; стены оклеены светло-серебристыми с розовато-зеленоватыми цветами обоями.

Потолок выкрашен розовой масляной краской, дверь с внутренней стороны выкрашена в тон потолка.

Справа и слева в задних углах две печки с герметически закрывающимися топками, окрашенные клеевой краской в розовый цвет. Верх обоев оклеен золотым бордюром с зеленым багетом. С потолка спускается электрическая люстра в виде цветочной ветки с тремя лампочками.

Против двери окно; на подоконнике белая штора, пустая небольшая банка с одной конфеткой “монпансье”, черная короткая шпилька, два висячих замка, коричневый пузырек с небольшим количеством какой-то жидкости; штора свернута. На окне висит одним концом длинный, песочного цвета, шерстяной, очень мягкий плед, принадлежащий, по словам Т. И. Чемодурова, бывшему Императору.

В правом переднем углу — трюмо с коричневой рамой и со столиком.

У правой от входа стены стоят металлический экран светло-зеленого цвета с изображением букета и сидящей на сучке птицы, мягкий стул и кресло, сиденья которых обиты красным кретоном, а спинки и ножки черные, резные.

Рядом с ними против зеркала стоит белый эмалированный ночной горшок и далее два кресла вышеописанной формы; на спинках их чехлы из полотна, вышитые красными нитками.

В переднем левом углу деревянная тумба для цветов, и на ней — кусок восковой свечи.

У левой стены около печи стоит на четырех ножках коричневого цвета гостиный стол; на нем деревянная, обитая зеленой кожей Д шкатулка, разрез ее 7 1.2 вершка длины и 7 1/10 вершка ширины и 3 вершка вышины; на крышках ее с наружной стороны какой-то рисунок в декадентском стиле с изображением арки и цветов: внутренний замок вырван и держится на верхней пластинке у крышки; три внутренних отделения, а равно и крышка обтянуты зеленой шелковой материей; на дне одного из отделений четыре перламутровые пуговицы и безопасная английская булавка.

Далее на столе находятся: книги Новый Завет и Псалтырь на русском языке, образ Федоровской Божьей Матери в деревянном футляре, написанный на дереве, задняя стенка его обита малиновым Ц бархатом; на образе сорван венец, на котором, по словам Т. И. Чемодурова, была звезда с бриллиантами. На этой иконе две узенькие и короткие бумажные ленточки со следующими на них надписями, сделанными рукой Императрицы: 1) “II Иоанна, 19, 38—42”, 2) “9 Иоанн, 19, 25, 37”. Сверху на ней лежат круглые медальонного вида образки: два Богоматери и один Георгия Победоносца.

Из описанных вещей лишь Евангелие, по словам Чемодурова, в принадлежит детскому лакею Седневу, а остальные Императрице, у В заднем левом углу у печки стоит высокая, окрашенная черной краской подставка для цветов, на которой три книги “Великое в малом и Антихрист” Сергея Нилуса, “Война и Мир” т. 1 Толстого и “Библия” на русском языке.

Под тумбой найдены карточка Великой Княжны Марии Николаевны, визитная карточка лейб-медика Боткина и небольшой клочок бумаги, на котором по-английски написаны действующие лица какой-то английской пьесы, где роли распределены между Анастасией, Марией Николаевнами, Алексеем Николаевичем и Гиббсом. На листике дата “4 февраля 1918 г. Тобольск”.

В углу около входной двери переносное судно, по словам Чемодурова, принадлежащее Наследнику Цесаревичу.

При осмотре комнаты, занимаемой Великими Княжнами, из печей было выгребено большое количество золы, в которой оказались обгорелые металлические остатки от рамок для карточек, медальонов, образков, обгорелая бумага, сплавившиеся стекла и т. п.

Комната Государя Императора, Государыни Императрицы и Наследника Цесаревича под цифрой XIII.

“Стены комнаты оклеены полосатыми, одноцветными, бледно-палевыми обоями с волнообразным с цветами широким фризом.

В правой от входа наружной стене, а равно и в передней по два окна, причем в обоих первых и в одном, прилегающем к переднему углу окне находятся летняя и зимняя рамы; наружные рамы, как и в других комнатах, выбелены масляной краской до верхней фрамуги. В прилегающем к левому переднему углу окне имеется только одна летняя рама, за которой вделана железная решетка.

Справа у косяка входной двери стоит прислоненная к стене деревянная, полированная с одной стороны доска длиною 1 аршин 5 вершков и шириною 13 вершков. Этой доской, по словам Т. И. Чемодурова, пользовался Наследник Алексей Николаевич во время болезни, причем ее клали поперек кровати, и она служила ему столом, на котором он писал, читал, играл игрушками и кушал.

Рядом с этим столом (доской) в углу стоит высокая полированная подставка для цветов в виде небольшого столика. На столике стоит красная стеклянная лампадка, наполовину наполненная маслом; около лампады цветочная пыль.

Рядом с этой подставкой свернутый ломберный стол с зеленым сукном.

В простенке между окнами правой стороны придвинут письменный стол конторского образца с зеленым сукном и такой же пропускной бумагой на четырех точеных ножках.

На столе электрическая бронзовая лампа с синим самодельным колпаком; стеклянная коробочка, края которой в серебряной с позолотой оправе, пестрый узкий шнурок и коричневая ленточка незначительной длины, подушечка из голубого шелка для булавок, Двустворная шахматная доска с четырьмя внутренними ящиками, задвигающимися деревянными пластинками и с двумя комплектами игры в шашки; книги: “Лествица Иоанн, игумена Синайской горы”; на первом печатном листе ее сделана пометка: “А. Ф. Ц. С. Март 1906”; книга — в сафьяновом красном красивом переплете; на обороте первого атласного чистого листа наклейка с монограммой “А. Ф.”, и над ними корона: “О терпении скорбей” епископа Игнатия Брянчанинова, в синем с золотым тиснением на лицевой стороне и на корешке переплета, на оборотной стороне первой корки” этой книги приклеена белая в виде ромба бумажка с инициалами; “А. Ф.”, и вверху корона, и на оборотной стороне первого цветного листа имеется собственноручная надпись Императрицы: “А. Ф. Петергоф 1906 г.”; “Молитвослов”, в синем коленкоровом переплете, издание 1882 года Синодальной типографии; в нем на обороте первого печатного листа приклеена круглая с синим ободком бумажная пометка с инициалами “Н. А.”, и вверху корона, на обороте последнего белого листа написано чернилами: “б мая 1883 г.”; “Синее с золотом” Аркадия Аверченко, без переплета; “Рассказы для выздоравливающих” того же автора; 2, 8, 13 томы сочинений Чехова, издание Маркса; медная проволочная подставка для карточек, а по” зеленой бумагой оказались листки от стенного календаря. Два внутренних ящика стола пусты.

В правом переднем углу туалетный стол на двух тумбах с зеркалом, по той и другой стороне зеркала электрические лампочки. Стол оклеен дубом, и все его ящики пусты, за исключением большого среднего и соответствующего ему в верхней части стола. В ящике находятся эмалированное белое блюдце, два пустых флакона из-под цветочного одеколона английских фирм, круглый в виде маленького графинчика с небольшим количеством одеколона флакон; бока его расписаны под цветок; две небольших, стеклянных! круглых, без крышек баночки, в одной из которых имеется небольшое количество каких-то маленьких шариков; небольшой зеленый круглый флакон с притертой пробкой и наклеенной этикеткой “Lavendel Salz”, и дальше по-немецки напечатан способ употребления; баночка с небольшим количеством кольдкрема и с наклейкой “Придворной Его Величества Аптеки”; небольшой флакон с какой-то красноватой ароматической жидкостью, маленькие прямые ножницы для ногтей, огарок стеариновой свечи размером в половин ее, отвертка с деревянной полированной ручкой и спичка с накрученным на конце ее небольшим кусочком ваты.

В верхнем среднем широком ящике оказались три дамских тонких черных шпильки, кусочек ваты и розовый маленький шнурочек.

На столе находятся синий большой флакон эссенции электролитной воды Кобяка с большим количеством жидкости, небольшой круглый аптекарский стакан, две столовые ложки, одна десертная и чайная; в стакане затолкана вата; тут же рядом распоротая бархатная пуговица, и в ней вата.

В простенке между окнами передней стены коричневая с четырьмя полками и резными колонками этажерка; на верхней полке три флакона с какой-то жидкостью, большой стеклянный флакон с водою и засохшей веткой жимолости, две баночки с остатками борного вазелина и кольдкрема и с этикетками “Придворной Его Величества Аптеки”, белая эмалированная чашка Д находящейся в ней маленькой стеклянной воронкой и стеклянный футляр с двумя маленькими кисточками. На второй полке стеклянная полубутылка, откупоренная и наполненная наполовину бесцветной жидкостью, и два маленьких обломка булыжника. На третьей полке, считая сверху вниз, пустой большой аптекарский флакон, стакан с небольшим количеством воды, восковая белая свеча, деревянная сосновая палочка, небольшой обрывок старой расплетенной веревки и кусок серой бумаги. На нижней полке складывающийся пополам деревянный прибор для снимания обуви и сосновая с двумя узкими желобками квадратной формы палочка.

Рядом с этажеркой небольшой круглый столик с расписной полированной круглой крышкой; возле него на полу валяются две целых тонких свечи, одна обломанная, и огарок.

Возле той же этажерки стоит оклеенный дубом столик прямоугольной формы с четырьмя точеными ножками, на котором лежат оборотная половина обложки от какой-то книги, маленькая в виде раковины тарелочка с пейзажем; на оборотной ее стороне фабричное клеймо и инициалы “М. Н.”; пятнадцать белых тонких восковых свечей, завернутых в бумагу, флакон из-под лекарств с рецептом доктора Боткина “pro autore”.

Сбоку этого столика стоит кресло от гарнитура из гостиной с парусиновым чехлом.

В переднем левом углу гардероб с двумя створчатыми дверками, отделанный под ореховое дерево; в нем никакого платья не оказалось, висят лишь на деревянных крючьях двенадцать деревянных вешалок; на десяти из них имеются инициалы “А. Ф”.

Рядом с гардеробом железный экран, выкрашенный зеленой краской, на нем нарисован цветок.

Рядом с экраном по стене средних размеров мраморный умывальник с разбитой доской; на верхней полочке умывальника графин с водой, аптекарская стеклянная банка с белым порошком и три флакона с каким-то лекарством; на разбитой доске находятся желтого стекла стакан, пузырек с лекарством для Наследника с рецептом доктора Деревеньке, баночка с небольшим количеством кольдкрема, два флакона с каким-то лекарством, один из них с рецептом доктора Боткина “pro autore”, микроскопический флакончик с каким-то лекарством и семь небольших продолговатых бумажек в виде закладок с какими-то цифровыми записями. В нижней части умывальника стоит белое жестяное ведро; на полу около него найден маленький очиненный карандашик.

Рядом с умывальником по той же стене ночной столик, отделанный под орех, с мраморной верхней доской, на которой стоят пять пустых флаконов из-под одеколона и вежеталя, два лампадных стаканчика — красный и синий, банка с калигиперморганикум, белого стекла бутылочка с каким-то ароматическим маслом, большой флакон с сосновым экстрактом с этикеткою “Придворной Его Величества Аптеки”, белый флакон с жидкостью “coluval”, аптекарская баночка с притертой пробкой и незначительным количеством какой то ароматической жидкости, небольшой флакончик с винтовой нарезкой у горлышка, металлической крышкой и белыми пилюлями, на стенках его выгравировано: “Cascarine Leprince”, и небольшая грязная рюмка из голубоватого стекла.

На второй полочке столика — зеленая чашка с блюдцем и небольшой стаканчик-капельница.

Нижний шкафик пуст.

Около умывальника на полу циновка, а на ней маленький деревянный табурет.

В левом заднем углу небольшой круглый столик.

В комнате три дубовых стула с тростниковым сиденьем и один мягкий с красной кретоновой обивкой от гарнитура, находящегося в комнате Великих Княжен.

На задней левой стене прибита вешалка для полотенец в виде трех палочек с металлическими наконечниками.

По словам Чемодурова, все эти предметы, за исключением мебели, принадлежат бывшей царской семье”.

При осмотре Наметкиным Ипатьевского дома присутствовали доктор Белоградский и гвардии капитан Малиновский. Они показали 1:

1 Свидетели А. Н. Белоградский и Д. А. Малиновский были допрошены мной: первый 13 июня 1919 г., второй 22 июля того же года в Екатеринбурге.

Белоградский: “Общее впечатление, какое оставлял тогда дом Ипатьева, было вот какое: дом брошен хозяевами; хозяев нет в доме; в нем хозяйничали чужие люди, уничтожившие в печах разные мелкие по величине вещи царской семьи; лишь немногие вещи уцелели из мелочи“.

Малиновский: “Не было в доме никаких вещей из одежды и обуви. Мы вытаскивали мусор из печей. Печи были набиты золой от сгоревших вещей. Мы просеивали пепел. Установить главную массу сгоревших вещей мы не могли: вещи превратились в золу, но иногда можно было понять, что зола представляла сожженную? ткань одежды. Это прямо бросалось в глаза. Много было сожжено портретных рамок, всевозможных вещей домашнего обихода, вещей из хорошей обстановки. Много было сожжено различных принадлежностей туалета, например головных и зубных щеток. Много были обгорелого и расплавленного стекла. Впечатление, какое я вынес из осмотра верхнего этажа дома, было то, что здесь, за отсутствием обитателей квартиры, все разгромили: сожгли преимущественно и бросили, оставив не уничтоженной мелочь“.

 


 

§2. Нижний этаж дома Ипатьева в описании члена суда Сергеева

Осмотр нижнего этажа производил член суда Сергеев.

Комната под цифрой I (прихожая) возбудила его подозрения. Здесь он заметил замытый пол и кровь.

В его акте значится: “Пол этой комнаты деревянный, окрашенный желтой краской. Он носит на себе явственные следы замывки в виде волнообразных и зигзагообразных полос из плотно присохших к нему частиц песка и мела; по карнизам — более густые наслоения из такой же засохшей смеси песка и мела; на поверхности пола наблюдаются пятна красноватой окраски. Эта часть пола при осмотре отмечена особыми знаками и охранена от внешних влияний.

Яркую картину преступления дала соседняя комната под цифрой II.

Пол ее также оказался замытым: “Пол окрашен желтой краской и в левой от входа половине из прихожей носит на себе такие же следы замывки, по карнизам пола также наблюдается скопление засохшей смеси песка и мела”.

В этой комнате оказались крайне многочисленные разрушения.

Чтобы яснее усвоить язык актов, в которых они описываются, нужно обратиться кроме чертежа к фотографическим снимкам.

Когда из прихожей (под цифрой I) входишь в комнату под цифрой II, открывается вид, изображенный на снимке.

Перед зрителем на этом снимке видна восточная стена комнаты с дверью в соседнюю комнату под цифрой III (кладовую).

Эта восточная стена деревянная, покрытая сверху штукатуркой и обоями.

На снимке видны две арки, на которых лежит сводчатый потолок комнаты. Обе они каменные, покрыты штукатуркой и обоями, но арка справа от зрителя в нижней части обшита досками, на которые положены обои.

К этой правой арке примыкает южная стена.

Южная стена — каменная, оштукатуренная и покрытая обоями. В нижней части она, как и примыкающая к ней арка, обшита досками, на которые положены обои.

В южной стене — окно, обращенное на Вознесенский переулок, единственное в комнате.

Дверь из комнаты под цифрой II в комнату под цифрой I (прихожую) открывается в сторону последней.

В двери Сергеев обнаружил два пулевых попадания: “На правой створке этой двери, на высоте 173,3 сантиметра от пола, имеется сквозное отверстие круглой формы; такое же отверстие имеется и на левой створке двери, на высоте 97,7 сантиметра от пола; толщина створок двери 5,5 сантиметра; диаметр сквозных отверстий с наружной стороны двери (из комнаты под цифрой II) 6,8 миллиметра и диаметр тех же отверстий со стороны кладовой (из комнаты под цифрой III) 8,2 миллиметра”.

Совершенно соответственно этим двум сквозным разрушениям Двери Сергеев нашел в кладовой два поверхностных разрушения ее стен.

Было очевидно, что два пулевых попадания в эту дверь произошли из комнаты под цифрой II, когда дверь в кладовую была закрыта.

В двери Сергеев нашел одно пулевое попадание: “В косяке двери (правом от зрителя на снимке), на высоте 111 сантиметров от пола, имеется сквозное круглой формы отверстие: такое же отверстие имеется и на соответственной створке двери, если эту створку открыть и откинуть к косяку, то отверстие на двери совпадает с отверстием на косяке: канал отверстия расширяется по мере проникновения изнутри комнаты к откинутой двери и заканчивается широким отверстием на двери с расщепленными по окружности его частицами дерева”.

Было очевидно, что пулевое попадание в эту дверь произошло из комнаты под цифрой II, когда дверь в прихожую была открыта.

В восточной стене Сергеев нашел 16 разрушений: “На восточной стене имеется шестнадцать углублений в толщу ее, похожих на следы проникновения пуль или следы ударов каким-либо твердым орудием. При обследовании означенных углублений посредством зонда определить направление и длину каналов оказалось невозможным ввиду того, что зонд на пути своего проникновения в каналы углублений наталкивается на осыпавшиеся части штукатурки. В целях удобства описания расположения углублений все они при настоящем осмотре занумерованы в порядке удаления их от угла левой арки к косяку двери, примыкающей к правой арке; измерена также высота, на которой находится каждое углубление от пола. При такой системе результаты измерений могут быть изображены в следующей таблице 1:

1 В целях технического удобства мною допущено отступление от подлинного акта: измерения даны не по русской, а по метрической системе.

№ по порядку

Расстояние от арки
(в сантиметрах)

Расстояние от пола
(в сантиметрах)

1 17 51
2 31 142
3 40 62,2
4 48,8 66,6
5 57,7 75,5
6 60 71,1
7 73,3 60
8 80 55,5
9 91,1 124,4
10 97,7 88,8
11 102,2 22,2
12 106,6 64,4
13 115,5 168,8
14 144,4 31
15 155,5 35,5
16 164,4 55.5

 В области этих разрушений Сергеев обнаружил ясные следы замывки обоев: “По окружности углублений за № 3, 6, 7, 8, 11, 12, 14, 15 и 16 обои носят следы замывки: местами из-под стертой бумаги виднеется штукатурка, а в некоторых частях замытого пространства стерт только верхний слой бумаги до уничтожения рисунка обоев”.

Разрушения восточной стены не проникали всей ее толщи; со стороны кладовой их не было.

В области пола Сергеев нашел 6 разрушений: “В левой от входа (из прихожей) части пола в области пространства, носящего на себе следы замывки, замечается шесть углублений с расщепленными слегка краями; при исследовании зондом каналов углублений определить их глубину представляется затруднительным ввиду того, что зонд встречает на пути своего движения частицы расщепленного дерева. В целях удобства описания этих углублений все они при настоящем осмотре занумерованы в порядке удаления их от восточной стены, на которой расположены вышеописанные шестнадцать углублений. По этой системе результаты произведенных измерений выражаются в следующей таблице:

№ по порядку
Расстояние от восточной стены (в сантиметрах)

№ по порядку

Расстояние от восточной стены (в сантиметрах)

1 35,5
2 93,3
3 95.5
4 137,3
5 222,2
6 382,2

В южной стене Сергеев нашел два разрушения: “На южной стене ниже подоконника и влево от него, если стать лицом к окну, в расстоянии 86,6 сантиметра от арочного столба и в расстоянии 80 сантиметров от пола в деревянной обшивке стены имеется круглой формы сквозное отверстие. Такого же вида и формы отверстие имеется ниже в расстоянии 46,6 сантиметра от пола и несколько левее первого отверстия”.

Пулевые попадания в обе двери были очевидны. Труднее было определить характер разрушений стен и пола. В этих целях Сергеев произвел выемку в них кусков дерева.

Как только выемки были сделаны, выяснилось, что эти разрушения причинены пулями.

В актах Сергеева значится: в отношении восточной стены. “В вырезанных участках деревянной части стены обнаружено присутствие револьверных пуль”, в отношении южной стены: “Сначала был выпилен верхний участок стены, при извлечении выпиленного участка выпала револьверная пуля, найденная в промежутке между обшивкой и каменной стеной. При выпилке второго участка (нижнего) в нем была обнаружена револьверная пуля, застрявшая в верхнем слое обшивки”.

В полу кроме пуль были найдены еще в пулевых каналах и в Щелях досок потеки, похожие на кровь: “Все углубления в полу представляют собой пулевые каналы; в некоторых из них пули застряли в толще дерева; на стенках разрезов обнаружены красноватые пятна, спускающиеся через всю толщу доски в виде потеков”.

К сожалению, Сергеев не сфотографировал комнату под цифрой II в том виде, как он нашел ее. Снимки, сделанные мною, передают ее вид, когда выемки в стенах и в полу были уже сделаны.

На снимке изображены некоторые куски дерева из восточной стены с сидящими в них пулями.

Осматривая комнату под цифрой II, я нашел, что Сергеев не заметил здесь еще некоторых пулевых попаданий. Я обнаружил их в обеих арках.

В левой арке оказалось два попадания: “Верхнее разрушение арки на лицевой ее стороне (к зрителю) находится от пола на высоте 1 метра 37 сантиметров; форма его слабый конус; глубина в толще штукатурки 2 сантиметра; диаметр у краев 4 сантиметра; края обоев вокруг этого углубления резко разрушены, лоскуты их висят вокруг всего углубления. Это углубление безусловно пулевой отпечаток, причем пуля ударила в эту лицевую сторону арки немного снизу вверх, как и идет углубление. Второе углубление на боковой стороне арки (к восточной стене) находится от пола на высоте 70 сантиметров, оно продолговатой формы и совершенно явственно представляет собой отпечаток пули длиной 3,5 сантиметра и глубиной в толщу штукатурки 2 сантиметра. Направление обоих описанных отпечатков одинаковое. Выстрелы, оставившие оба эти отпечатка, направлялись лицами, стоявшими влево от двери, ведущей в эту комнату из прихожей (под цифрой I)”.

Второе попадание в левую арку дало, кроме того, еще рикошет в восточную стену.

Особенно мое внимание привлекла правая арка. Часть ее обшивки оказалась изъятой, как это и видно на снимке. Это было сделано Сергеевым, так как на обоях были рисунки порнографического характера.

Как раз под удаленной обшивкой я нашел в штукатурке арки резкое пулевое попадание: “Под этой выемкой деревянной обшивки имеется в толщу штукатурки углубление, конусообразной формы, несомненно пулевого характера: его глубина 2,5 сантиметра, диаметр с краев 1 сантиметр, от пола оно находится в расстоянии 1 метра б сантиметров”.

Бросались в глаза некоторые разрывы на обоях арки вблизи выемки обшивки: казалось, что здесь, срываясь, скользил штык. Исследование удаленной Сергеевым обшивки являлось особенно интересным.

В моем акте осмотра ее значится: “На доске (толщина ее 3 сантиметра) имеется совершенно определенное пулевое отверстие, проникающее всю толщу доски. Входное отверстие находится на стороне, покрытой обоями, и имеет в диаметре 1 сантиметр; выходное отверстие — в задней стороне доски и носит такую же круглую форму, здесь вокруг него в доске образовались отщепы, диаметр его несколько больше входного: около 1,5 сантиметра. Под этим пулевым каналом в доске как раз и находится пулевой канал на штукатурке арки. На лицевой стороне доски имеются совершенно ясно видимые четыре штыковых удара. Из них три проникают всю толщу доски на 1 сантиметр, а одно наружное, проникающее слой обоев и картона и едва углубляющееся в слой дерева: глубина последнего 3 миллиметра. Три глубоких отверстия имеют одинаковые размеры: в длину и в ширину по 4 миллиметра, поверхностное имеет в длину 5 миллиметров. Все эти штыковые удары находятся под пулевым отверстием и отстоят от него книзу на 6,75 сантиметра. Одно от другого все они в непосредственной близости. Для точного установления происхождения этих отверстий в них осторожно вкладывалось острие штыка трехлинейной русской винтовки. Форма отверстий как раз совпала с формой штыка”.

Сергеев не заметил также кровяных брызг на обоях. Я нашел их и на восточной стене и на южной.

В моем акте значится: “На обоях восточной стены, в непосредственной близости с выемками, произведенными членом суда Сергеевым, по направлению к косяку двери, ведущей в кладовую (под цифрой III), замечается множество кровяных брызг, почерневших уже от времени, но некоторые из них сохранили еще характерный для крови окрас: красновато-желтый, все они идут вверх и налево от выемок к двери. На обоях южной стены, в непосредственной близости к выемками кусков дерева, наблюдается множество таких же кровяных брызг: направление их от выемки вверх и направо, вниз и налево”.

В этой комнате под цифрой II Сергеев обнаружил на южной стене надпись на немецком языке:

Belsazar ward in selbiger Nacht
Von seinen Kenchten umgebracht
2

2 В эту самую ночь Валтасар был убит своими холопами.

Это 21-я строфа известного произведения немецкого поэта Гейне “Вelsazar”. Она отличается от подлинной строфы у Гейне отсутствием очень маленького слова: “aber”, то есть “но все-таки”.

Когда читаешь это произведение в подлиннике, становится ясным, почему выкинуто это слово. У Гейне 21-я строфа — противоположение предыдущей 20-й строфе. Следующая за ней и связана с предыдущей словом “aber”. Здесь надпись выражает самостоятельную мысль. Слово “aber” здесь неуместно.

Возможен только один вывод: тот, кто сделал эту надпись, знает произведение Гейне наизусть.

На этой же южной стене я обнаружил обозначение из четырех знаков.

В этом же нижнем этаже, в комнате под цифрой X, Сергеев нашел на двери карандашную надпись: “Rudolf Lacher Y. T. K. Jager. Trient”.

В этой комнате жил пленный солдат австрийской армии по имени Рудольф. Он прислуживал Юровскому и его палачам, приведенным из чека.