Глава 18. Заключения экспертов

Версия для печати

Оглавление

1. Научная экспертиза частей стен и пола в доме Ипатьева для определения характера их разрушении

Куски дерева, взятые Сергеевым в доме Ипатьева, подвергались исследованиям двоякого рода.

Нужно было точно определить количество попаданий в них и род оружия.

Нужно было установить научно, имелась ли на них кровь человека.

Я излагаю результаты исследований первого рода языком подлинных актов 1.

1 Они производились мною через эксперта-артиллериста 20—27 февраля 1911 года в Омске.

1. Кусок дерева из восточной стены комнаты под цифрой II.

“Одна из сторон носит явные следы штукатурки и переплета драниц, на которые кладется последняя. На этой покрытой налетом штукатурки стороне дерева ясно усматриваются два вдавления. Они оба конической формы, причем края дерева около сих вдавлений сплющены по направлению хода вдавлений. Диаметр одного из них 1 сантиметр, диаметр другого 6 миллиметров. Глубина первого 2 сантиметра, глубина второго 2,2 сантиметра. На дне второго вдавления, имеющего в глубину 2,2 сантиметра, под слоем штукатурки прощупывается дно пули. Пуля не извлекалась”.

Заключение эксперта 26 февраля 1919 года:

“Рассмотрев этот кусок дерева, эксперт пришел к определенному выводу, что первое углубление, имеющееся на этом куске, есть пулевой отпечаток. Вернее всего, этот отпечаток есть след пули от револьвера системы Нагана. Обнаруженная в другом углублении пуля была извлечена из него при помощи инструмента зубила, для чего целость куска пришлось разрушить. Пуля не изменила своего вида. По измерении ее эксперт пришел к определенному выводу, что эта пуля принадлежит автоматическому пистолету системы Браунинга. Определить точно систему оружия в настоящий момент эксперт отказался, найдя необходимым для этого произвести особо взвешивание пули”.

Заключение эксперта 27 февраля 1919 года:

“По взвешивании пули вес ее определяется в 41/2 грамма. Принимая во внимание ее вес и наружный вид (круговая накатка), следует признать, что она принадлежит трехлинейному автоматическому пистолету американского изготовления”.

2. Второй кусок дерева из той же стены.

“Одна из сторон куска также носит следы штукатурки и переплета драниц, на которые она кладется. Этот кусок имеет сквозное отверстие, проходящее через всю толщу куска. Входное отверстие находится на той стороне, которая покрыта налетом штукатурки; выходное в противоположной. Отверстие круглой формы; его диаметр 6 миллиметров. Края отверстия со стороны входа вдавлены по направлению к выходу”.

Заключение эксперта 26 февраля 1919 года:

“Эксперт пришел к выводу, что отверстие в этом куске дерева есть след прошедшей через его толщу пули. Пуля эта принадлежит трехлинейному револьверу, скорее всего системы Нагана”.

3. Третий кусок дерева из той же стены.

“Одна из сторон куска также носит следы штукатурки и переплета драниц. На той стороне куска, которая покрыта налетом штукатурки, имеется отверстие, идущее через всю толщу куска и выходящее в противоположной стороне куска. Оно круглой формы; его диаметр 6 миллиметров. Края отверстия со стороны, покрытой штукатуркой, вдавлены по ходу отверстия. Ясно видно, что это отверстие есть канал пули, пробившей кусок дерева. На нем написано черным карандашом Сергеевым: “Пуля извлечена”.

Заключение эксперта 26 февраля 1919 года:

“Эксперт пришел к выводу, что отверстие в этом куске есть след пули, прошедшей через его толщу. Пуля эта трехлинейная, от револьвера, но определить систему не представляется возможным”.

4. Четвертый кусок дерева из той же стены.

“Одна из его сторон также покрыта налетом штукатурки и носит следы переплета драниц. На этой именно его стороне имеется в дереве вдавление круглой формы диаметром и глубиною по 1 сантиметру. Края дерева вокруг вдавления сдавлены внутрь. Дно вдавления также покрыто легким налетом штукатурки”.

Заключение эксперта 26 февраля 1919 года:

“По рассмотрении этого куска эксперт пришел к выводу, что имеющееся на куске вдавление есть отпечаток пули, принадлежащей трехлинейному револьверу или автоматическому пистолету”.

5. Пятый кусок дерева из той же стены.

“Кусок также покрыт налетом штукатурки и имеет следы переплета драниц. С этой стороны в дереве имеется отверстие круглой формы, имеющее в диаметре около 1 сантиметра. Введенный в это отверстие зонд проникает в толщу дерева на 8 сантиметров и не проходит далее, упираясь в какой-то твердый предмет, издающий при простукивании его зондом звук металла”.

Заключение эксперта 26 февраля 1919 года:

“Пуля была извлечена из него также при помощи инструмента зубила, для чего пришлось разрушить целость этого куска. Внешний вид пули не изменен. По измерении ее эксперт пришел к определенному выводу, что эта пуля принадлежит трехлинейному револьверу Нагана”.

6. Шестой кусок дерева из той же стены.

“Одна сторона его покрыта налетом штукатурки и имеет следы переплета драниц. С одной стороны на дереве имеются два вдавления. Одно из них имеет в диаметре 1 сантиметр и в глубину 5 миллиметров. Другое вдавление имеет в диаметре 8 миллиметров. Края дерева вокруг него сплющены и вдавлены внутрь по ходу вдавления. Глубина его 2,8 сантиметра. Далее зонд не идет и упирается в дно пули, засевшей в толще дерева и видимой простым глазом”.

Заключение эксперта 26 февраля 1919 года:

“Рассмотрев этот кусок, эксперт пришел к выводу, что обнаруженное при осмотре этого куска вдавление есть пулевой отпечаток. Его виду более всего соответствует пуля трехлинейного Нагана. Обнаруженная при осмотре этого куска пуля была извлечена из него при помощи того же инструмента зубила, ввиду чего целость этого куска была разрушена. Наружный вид пули мало изменен. При измерении ее эксперт пришел к выводу, что эта пуля также принадлежит трехлинейному автоматическому пистолету (круговая накатка)”.

7. Седьмой кусок дерева из той же стены.

“Одна сторона его покрыта также налетом штукатурки и имеет следы драниц. На двух боковых стенках этого куска дерева ясно усматриваются два круглой формы вдавления; диаметр их около 1 сантиметра. Видимо, эти вдавления есть следы двух пуль, ударивших в этот кусок дерева с боков”.

Заключение эксперта 26 февраля 1919 года:

“Рассмотрев этот кусок, эксперт пришел к выводу, что на этом куске имеются следы двух пуль, ударивших в него. Одна принадлежит трехлинейному, а другая — четырехлинейному револьверам”.

8. Восьмой кусок дерева из той же стены.

“Одна сторона его покрыта налетом штукатурки. На одной из его боковых стенок имеется круглой формы вдавление, идущее вдоль боковой стенки, диаметром около 8 миллиметров”.

Заключение эксперта 26 февраля 1919 года:

“Имеющееся в этом куске вдавление есть след пули, принадлежащей трехлинейному револьверу. Никаких иных выводов относительно этой пули сделать нельзя”.

9. Девятый кусок дерева из той же стены.

“Вдоль одной из его боковых стенок идет вдавление круглой формы, имеющее в диаметре 1,1 сантиметра. Одна из сторон куска имеет налет штукатурки и следы переплета драниц. Направление вдавления, идущего по боковой стенке, — от той стороны, которая покрыта налетом штукатурки”.

Заключение эксперта 26 февраля 1919 года:

“Рассмотрев этот кусок, эксперт пришел к выводу, что отверстие на этом куске есть след пули, принадлежащей трехлинейном револьверу. Оно причинено рикошетом. Благодаря этому не представляется возможным сделать какие-либо иные выводы”.

10. Десятый кусок дерева из той же стены.

“Одна сторона его покрыта налетом штукатурки. С этой стороны в дереве имеется вдавление круглой формы, имеющее в диаметре 1 сантиметр. Введенный в отверстие зонд проходит через всю толщу дерева и упирается в дно пули, застрявшей в дереве и вышедшей своим концом наружу на протяжении 1 сантиметра”.

Заключение эксперта 26 февраля 1919 года:

“Обнаруженная при осмотре этого куска пуля была извлечена из него при помощи того же инструмента зубила, для чего пришлось разрушить целость куска. Наружный вид пули почти не изменился. По измерении ее эксперт пришел к выводу, что эта пуля принадлежит трехлинейному револьверу системы Нагана”.

11. Одиннадцатый кусок дерева из той же стены.

“На одной из боковых его стенок имеется отверстие круглой формы, имеющее в диаметре 8 миллиметров. Зонд, введенный в это отверстие, проникает всю толщу дерева и упирается в дно пули, вышедшей своим небольшим концом наружу”.

Заключение эксперта 26 февраля 1919 года:

“Обнаруженная при осмотре этого куска пули была извлечена из него также при помощи инструмента зубила, для чего пришлось разрушить целость этого куска. Наружный вид пули мало изменился. По измерении ее эксперт пришел к выводу, что эта пуля принадлежит трехлинейному револьверу системы Нагана”.

12. Двенадцатый кусок дерева из той же стены.

“В середине отщепа сидит пуля”.

Заключение эксперта 26 февраля 1919 года:

“Пуля свободно была извлечена из отщепа, переломившегося на две части. Наружный вид ее мало изменен. По измерении ее эксперт пришел к выводу, что эта пуля принадлежит трехлинейному револьверу системы Нагана”.

13. Тринадцатый кусок дерева из той же стены.

“Сбоку в этом отщепе имеется приставшая к одной из наружных стенок отщепа пули, сидящая в своем гнезде. Она еле держится в отщепе, и почти все ее стороны хорошо видны. Пуля в оболочке. Конец ее усечен или вдавлен от удара”.

Заключение эксперта 26 февраля 1919 года:

“Из этого отщепа пуля свободно была изъята руками. Ее наружный вид мало изменился. Но оболочка несколько содрана. По измерении пули эксперт пришел к выводу, что эта пуля принадлежит трехлинейному револьверу системы Нагана”.

14. Кусок дерева из южной стены.

“Посередине куска, с той его стороны, которая оклеена обоями, имеется пулевой канал круглой формы, в диаметре 6 миллиметров. Канал идет к одной из боковых стенок куска, вблизи которой застряла пуля, ясно видимая простым глазом”.

Заключение эксперта 26 февраля 1919 года:

“Внешний вид пули мало изменился. По измерении ее эксперт пришел к выводу, что эта пуля принадлежит трехлинейному револьверу системы Нагана”.

15. Второй кусок дерева из той же стены.

“Посередине куска со стороны, покрытой обоями, имеется круглой формы отверстие, диаметром около 1 сантиметра. Это отверстие сквозное. Оно идет наискось через всю толщу куска и выходит в противоположной стороне, ближе к боковой”.

Заключение эксперта 26 февраля 1919 года:

“По рассмотрении этого куска эксперт пришел к выводу, что отверстие в этом куске причинено пулей, принадлежащей трехлинейному револьверу”.

16. Кусок пола.

“Одна сторона доски выкрашена желтой краской. На этой ее стороне черным карандашом вычерчены [ 86 ] два прямоугольника. В середине одного из них усматривается овальной формы отверстие, имеющее в длину 1,5 сантиметра, в ширину 1,1 сантиметра. Края доски вокруг этого отверстия сплющены и вдавлены по направлению глубины отверстия, идущего внутрь дерева. Совершенно ясно видно, что это отверстие сделано пулей, ударившей в дерево с выкрашенной стороны. Зонд, введенный в это отверстие, идет через всю толщу доски и выходит наружу с противоположной стороны. Таким образом, это отверстие сквозное. Выходное отверстие также овальной формы; его длина 1 сантиметр и ширина 9 миллиметров; но точный размер его дать трудно, так как с этой стороны в доске получился отщеп, изменивший точную форму и величину отверстия. Края этого отверстия с выкрашенной стороны доски как будто бы имеют еще иное окрашивание: темновато-красного цвета. Но без научного исследования не представляется возможным определить его природу, так как возможно, что это окрашивание, отличное от цвета краски, покрывающей доску, дается грунтом на котором лежала краска, выкрошившаяся вокруг отверстия от удара, видимо, пулей. В середине другого прямоугольника усматривается такое же по форме отверстие, как и только что описанное, имеющее в длину 2,3 сантиметра и в ширину 1 1/2 сантиметра. Зонд, введенный в это отверстие, проникает на 2,2 сантиметра и не идет дальше: он упирается в дно пули, ясно видимой простым глазом. Края доски вокруг этого отверстия, сделанного пулей, также сплющены и вдавлены по ходу отверстия по направлению к пуле. Вокруг этого отверстия с выкрашенной стороны доски усматривается какое-то иное окрашивание также темновато-красного цвета. При тщательном осмотре хода пулевого канала в мельчайших отщепах доски, находящихся в канале в ближайшем соседстве с пулей, найдено несколько шерстинок материи. Одни из шерстинок кремового цвета другие — красного. Эти шерстинки были осторожно извлечены из канала при помощи зонда и помещены в особый пакет. Пуля была извлечена до производства научного исследования тех окрашивании, которые усматриваются около входных каналов пуль”.

17. Второй кусок пола.

“Одна сторона доски также выкрашена такой же краской. В середине куска с выкрашенной стороны имеется отверстие почти круглой формы, диаметром 1 сантиметр. Края дерева вокруг этого отверстия сплющены и смяты по ходу отверстия внутрь дерева. Отверстие сквозное. Оно проникает всю толщу дерева. Определить его размер с противоположной стороны невозможно благодаря отщепам в доске. Поверхность доски с выкрашенной стороны, где имеется вход отверстия, и с противоположной, где имеется его выход, имеет как будто бы некоторое окрашивание темновато-красного цвета. Но определить его природу по наружному осмотру не представляется возможным. Отверстие несомненно представляется пулевым каналом”.

18. Третий кусок пола.

“С одной стороны кусок выкрашен такой же краской, как и предыдущие, и также имеет с этой стороны следы вычерчивания карандашом. С этой выкрашенной стороны усматривается в нем отверстие полукруглой формы. Оно идет через всю толщу куска и выходит не с противоположной стороны, а, пройдя кусок наискось, выходит в одной из боковых стенок. Размер его в боковой стенке, благодаря тому, что стенки отверстия в дереве несколько сошлись, определить затруднительно. Края дерева с выкрашенной стороны также сплющены и вдавлены внутрь дерева по ходу отверстия. Окрашивании около отверстия ни с входной, ни с выходной сторон не усматривается”.

19. Четвертый кусок пола.

“Одна его сторона выкрашена такой же краской, как и предыдущие куски. Около самого края куска усматривается пятнышко темновато-красного цвета, круглой формы, имеющее в диаметре 5 миллиметров. Оно расположено на той стороне куска, которая выкрашена краской, и притом близко к грани. Часть дерева у самой грани вблизи пятнышка или изъята при помощи долота, или же отщепилась. Боковая стенка куска, начиная как раз от грани, где имеется пятнышко и отщеп, имеет окрашивание, напоминающее кровь. Оно идет на протяжении 7 сантиметров в длину и 2,5 сантиметра в ширину”.

20. Пятый кусок пола.

“На выкрашенной стороне у самого края куска имеется в дереве вдавление круглой формы в диаметре 2 сантиметра, глубиною 1/2 сантиметра. В середине вдавления ясно видна пуля, внедрившаяся в дерево и сплющившаяся. Дно вдавления около пули и края его носит как будто бы следы крови. Боковая стенка куска имеет ясно видимый потек крови, направляющийся по этой боковой стенке как раз от края вдавления, где находится пуля. Длина потека 7 сантиметров; в ширину он занимает толщу доски”.

Заключение эксперта 26—27 февраля 1919 года:

а) в отношении пули в куске пола под пунктом 16-м:

“По взвешивании пули вес ее определяется около 15 граммов. Для более точного определения рода оружия, которому она принадлежит, было произведено точное измерение ее штангенциркулем; точный ее диаметр оказался 11,43 миллиметра, то есть 4 1/2 линии. Эта пуля принадлежит автоматическому пистолету системы Кольта, калибра 45”.

б) в отношении пули в куске пола под пунктом 20-м:

“Пуля эта очень сильно сплющена. Вследствие этого ее измерение не производилось. Ее вес определяется в 5 1/2 грамма. Скорее всего, следует признать, что эта пуля принадлежит автоматическому пистолету системы Браунинга, изготовленному в Европе (но не в России)”.

Не было никаких сомнений, что в пяти кусках пола имелось шесть пулевых каналов. Эти куски необходимо было сохранить для исследования крови. Поэтому я пожертвовал выяснением вопроса, каким оружием были причинены остальные каналы, ограничившись предъявлением эксперту двух пуль.

На снимке №55 изображены некоторые из пуль, найденных в доме Ипатьева.

 


 

2. Научное исследование кусков пола на кровь

Научным исследованиям на кровь подвергались пять кусков пола: один из комнаты под цифрой I и четыре из комнаты под цифрой II.

Они производились в двух разных учреждениях. Одно исследовало все куски, где я усмотрел кровь 1. Другое, по требованию Сергеева, исследовало часть от последнего из указанных выше” кусков.

1 Необходимо иметь в виду, что кусок пола из комнаты под цифрой 1 описывается на следствии в пункте 1-м протокола 17—18 февраля 1919 года; остальные куски — в пунктах 2, 3, 5 и 6 того же протокола. В актах научного исследования первый условно значится под цифрой 297, остальные под цифрами 298, 299, 300 301 с употребление, где нужно, букв русского алфавита.

Я излагаю результаты исследований языком подлинных актов:

А) Химико-микроскопическое исследование.

“Подозрительные пятна на доске № 297 были так малы, в особенности пятно в области карандашного очерчивания у края доски, что представлялось сомнительным, дадут ли они положительную реакцию с гваяковой настойкой.

С другой стороны, если бы реакция оказалась лишь слабоположительной, возникло бы сомнение: не вызвали ли ее вещества, соскобленные с исследуемой доски, входящие в состав краски, древесины, шпаклевки и т. п.

Поэтому необходимо было предварительно убедиться, не даст ли положительной реакции с гваяковой настойкой вещество самой доски со слоем половой краски. С этой целью мною была соскоблена вычищенной предварительно полукруглой стамеской часть крашеной поверхности доски № 297 в том месте, где не усматривалось никаких подозрительных пятен. Соскоб в количестве, превышающем то количество его, какое могло дать подозрительное пятно, был обработан в фарфоровой чашке (лично мною вымытой с предварительной обработкой чашки хромовой смесью) однопроцентным аммиаком. Аммиак 25-процентный от фирмы Кальбаума в Берлине точно разбавлен чистейшей дистиллированной водой, мною приготовленной путем перегонки аптекарской дистиллированной воды после прибавки к ней серной кислоты и марганцовокислого калии (последние реактивы чистейшие — Н2504 от Тентелевского завода в Петрограде).

Однопроцентного аммиака прибавлено было 2 куб. см, после шестичасового размачивания жидкость профильтрована через очень малый фильтр (воронка предварительно вымыта хромовой смесью и дистиллированной водой), фильтр и соскоб промыт 5-ю куб. см чистейшей дистиллированной воды. Фильтр собран в предварительно вымытую и прокаленную платиновую чашку. Фильтрат выпарен путем медленного нагревания чашки таким образом, что чашка стояла на медном воздушном шкафу, внутри которого температура поддерживалась не выше 80° Ц. После испарения воды к сухому остатку прибавлено 0,2 куб. см 60-процентной уксусной кислоты, 2 куб. см ректификованного спирта в 97°, 1 куб. см гваяковой свежеприготовленной спиртовой настойки и 1 куб. см озонированного скипидара: желтоватый цвет смеси не изменился в течение 50 минут.

Параллельно с этим испытанием было произведено испытание реактивов, а именно сделана смесь: 1 куб. см 60-процентной уксусной кислоты, 3 куб. см 97° спирта, 3 куб. см гваяковой настойки — свежеприготовленной 1-процентной и 3 куб. см озонированного скипидара — желтоватый цвет смеси не изменился в течение 60 минут.

(Под озонированным скипидаром подразумевается долго стоявший на свету в открытом сосуде пожелтевший французский скипидар.)

Кроме сего, одновременно и параллельно с вышеописанным испытанием соскоба доски № 297 были произведены испытания того же способа, с соблюдением всех тех же условий опыта, но с прибавкой к соскобу разведенной в тысячу раз человеческой крови (сохранившейся до того 3—4 дня) в количестве 0,1 куб. см; 0,3 куб. см; 0,5 куб. см; и 1,0 куб. см Результат получился следующий:

Экстракт из соскоба, к которому было прибавлено 0,1 куб. см разведенной крови, вызвал весьма слабое зеленое окрашивание гваяковой реактивной смеси спустя 15 минут; экстракт из соскоба с 0,3 куб. см разведенной крови вызвал немедленно ясное (отчетливое) зеленое окрашивание гваяковой реактивной смеси. Зеленое окрашивание реактивной смеси наступило еще яснее с экстрактом соскоба, к которому было прибавлено 0,5 куб. см разведенной крови, и, наконец, экстракт соскоба, к которому было прибавлено 1,0 куб. см разведенной крови, вызвал немедленное темно-сине-зеленое окрашивание гваяковой реактивной смеси.

Таким образом мною установлено, что соскоб половой доски № 297 с окрашенной ее поверхности самостоятельно не дает реакция с гваяковой настойкой и что несомненная положительная реакция получилась при нахождении в соскобе 0,3 куб. см разведенной в тысячу раз человеческой крови.

После сего приступлено к испытанию подозрительных пятен, имевшихся на вещественных доказательствах.

“Часть доски” № 297 имеет на крашеной поверхности два пятна в области карандашных очерчиваний — одно около середины доски, называем это пятно 297-А, и другое у края доски — 297-Б.

“Часть доски” № 298 имеет кровяной потек без сгустков засох” шей крови по каналу пули, засевшей в доске и 24 февраля извлеченной 2, называем его № 298-А; другое подозрительное пятно на доске 298 имеется у входа в сквозной пулевой канал. Так как это пятно очень незначительно, мною доска расколота по ходу пулевой канала; по вскрытии канала в нем усмотрен подозрительный потек являющийся продолжением подозрительного пятна, находящегося входа в пулевой канал и доходящий до половины канала; сгустков засохшей крови в потеке не усмотрено: называем этот потек № 298-Б.

2 Пуля была извлечена в моем присутствии.

“Часть доски” № 299 имеет сквозное пулевое отверстие; так как у его краев подозрительные пятна очень невелики, то доска расколота по пути пулевого канала; при раскалывании доски обнажился однако, не весь пулевой канал, а лишь нижняя его часть, равная приблизительно половине всего канала; по пути всего канала усматривается подозрительный потек, являющийся продолжением подозрительных пятен: у входа в канал; при этом засохших сгустке крови в потеке не обнаружено.

“Часть доски” № 300. Для испытания на присутствие крови взят соскоб с той поверхности доски, которая образует половую щель, на которой виден частичный пулевой канал; на этой поверхности доски усматривается подозрительный потек с весьма малыми сгустками засохшей крови.

“Часть доски” № 301 представляет собой край доски; недалеко от поверхности ребра, образующей половую щель, есть ложе пул вынутой 24 февраля 1919 года; область ложа пули окрашена подозрительным потеком, который распространяется непрерывно на поверхность доски, образующую половую щель. При извлечении пули откололся осколок доски, каковой необходимо приложить своему месту, дабы видно было, что пятно у ложа пули и потек на щелевой поверхности доски непрерывно переходят друг в друга.

Потеки на щелевой поверхности местами переходят в весьма тонкие засохшие сгустки.

Таким образом, для испытания гваяковой настойкой и для получении кристаллов гемина (кристаллов Теихманна) были подвергнуты подозрительные пятна 297-А, 297-Б, 298-А, 298-Б, 299, 300, 301.

Соскоблены целиком пятна № 297-А, № 297-Б, а от остальных, то есть № 298-А, 298-Б, 299, 300 и 301, ввиду их большой величины и для оставления материала для испытания, были сделаны лишь частичные соскобы.

Соскобы, каждый в отдельной фарфоровой чашке (предварительно хорошо вымытой после обработки хромовой смесью), смочены несколькими каплями чистейшей дистиллированной воды, а затем двумя кубическими сантиметрами однопроцентного аммиака. После шестичасного настаивания жидкости профильтрованы (фильтры № 589 — черная лента диам. 5 см фабрики Шлейхера и Шюлля) (воронки после обработки хромовой смесью хорошо вымыты); фильтраты экстрактов приняты в предварительно вымытые и прокаленные платиновые чашки; фильтры и соскобы промыты два раза небольшим количеством чистейшей дистиллированной воды; промывные воды собраны в те же платиновые чашки по принадлежности; таким образом, в каждой платиновой чашке образовалось от 5 до 8 куб. см жидкости (экстракта). Для производства дальнейших испытаний необходимо было подвергнуть полученные экстракты концентрации, каковая произведена путем испарения воды (и других летучих веществ, например, аммиака) нагреванием; нагревание происходило таким образом, что платиновые чашки с экстрактами поставлены были открытыми на верхнюю поверхность медного воздушного шкафа, внутренняя температура которого не превышала 80°Ц. Когда содержимое чашек уменьшилось приблизительно до 2 куб. см у № 297-А и 297-Б и до 3—4 куб. см у № 298-А, 298-Б, 299, 300 и 301, нагревание было прекращено.

Для производства испытания гваяковой настойкой было поступлено следующим образом: из каждой платиновой чашки отлито в промоченные совершенно чистые пробирки приблизительно по 0,5 куб. см испытуемых экстрактов; в каждую пробирку прибавлено затем по 0,3 куб. см 60-процентной уксусной кислоты; смеси испытаны каждая синей лакмусовой бумажкой (изготовленные из азолитмина) — реакция везде оказалась резкокислой; засим прибавлено по 2 куб. см свежеприготовленной однопроцентной гваяковой настойки (на 1 грамм — 99 граммов 95 этилового спирта с последующим фильтрованием) и по 2 куб. см озонированного скипидара.

Резко положительную реакцию дали № 298-А, 298-Б, 299, 300 и 301, выразившуюся в том, что реактивная смесь приобрела немедленно темно-синее окрашивание.

Наименование пунктов и протоколов судебного следователя, в коих описаны вещественные доказательства

Соответственные номера настоящего протокола

№ фарфоровых чашек, в коих производилось экстрагирование крови

№ платиновых чашек, в коих принимались фильтрованные экстракты и промывные воды

Цвет экстрактов после фильтрования и промывки фильтров

Результаты испытания гваяковой настойки

“Часть доски”, описанная в п. 1-м протокола 17—18 февраля 1919 г.

29 7-А
297 7-Б

I.II.

8.9.

Весьма слабый розовый
Бесцветный

Реакция положительная: немедленное появление отчетливого синего окрашивания с частью экстракта
Реакция положительная: немедленное появление слабого синего окрашивания при применении всего экстракта

“Часть доски”, описанная в п. 1-м протокола 17—18 февраля 1919 г.

29 8-А
28 9-Б

VI.
VII.

7.1.

Красноватый
Красный

Реакция резко положительная: немедленное появление темно-синего окрашивания реактивной смеси с частью экстракта

“Часть доски”, описанная в п. 3-м протокола 17—18 февраля 1919 г.

299

IV.

4.

Красный

“Часть доски”, описанная в п. 5-ом протокола 17—18 февраля 1919 г.

300

III.

1.

Красный

“Часть доски”, описанная в п. 6-м протокола 17—18 февраля 1919 г.

301

V.

6.

Красноватый

Следствием описанных испытаний гваяковой настойки явилась установка присутствия крови в подозрительных пятнах вещественных доказательств № 297-А, 297-Б, 298-А, 298-Б, 299, 300 и 301.

Для большей наглядности полученных результатов привожу таблицу (см. стр. 188), в коей, сверх описанных результатов, показаны по принадлежности номера фарфоровых чашек, в коих производилась экстракция крови из подозрительных пятен, номера платиновых чашек, куда принимались экстракты и промывания воды, и цвет экстрактов.

Таким образом, испытание подозрительных пятен № 297-Б является законченным вследствие израсходования самого вещества пятен.

Дальнейшее исследование оставшихся экстрактов направлено было на получение кристаллов гемина (Teichmannовская реакции).

Для этой цели содержимое платиновой чашки № 8, то есть экстракт подозрительного пятна № 297-А, ввиду малого его количества и полной прозрачности, был подвергнут испытанию без какой-либо дополнительной обработки следующим образом: весь экстракт перенесен на предметное стекло (тщательно вымытое после обработки хромовой смесью); перенос экстракта на предметное стекло совершен так: на середину стекла наносились особой маленькой пипеткой 2—3 капли экстракта, которые испарились досуха; на образовавшееся пятно вновь наносилось 2—3 капли экстракта и вновь испарялись, и так до тех пор, пока весь экстракт не оказался на предметном стекле; испарение жидкости производилось нагреванием предметного стекла на верхней поверхности медного воздушного шкафа, внутри которого поддерживалась температура не выше 40°Ц. Когда весь экстракт был перенесен на предметное стекло, к последней его капле прибавлено несколько пылинок мелко истертого химически чистого хлористого натрия; когда влаги на стекле осталось очень немного, испарение ее (высыхание препарата) закончено при комнатной температуре. Пятно увлажнено было засим путем трения о него едва смоченным в чистейшей дистиллированной воде концом стеклянной палочки и прикрыто покровным стеклышком так, чтобы оно несколько приподымалось: достигнуто это нанесением на предметное стекло нескольких совершенно чистых песчинок морского песка; под покровное стекло впущено стеклянной палочкой такое количество ледяной уксусной кислоты, чтобы все пространство между предметным и покровным стеклом ею наполнилось; нагрето осторожно на очень малом огне — пламени фитильной спиртовой горелки до начала появления пузырей пара; после сего производилось медленное испарение уксусной кислоты путем оставления предметного стекла на медном шкафу, внутри которого поддерживалась температура не выше 40°Ц. Цвет жидкости между стеклами был светло-буроватый. Наблюдение под микроскопом за появлением кристаллов гемина производилось каждые 5, 10, 15 минут; однако таковых усмотрено не было не только до момента, когда жидкости между стеклами осталось очень мало, но и тогда, когда почти вовсе испарилась ледяная уксусная кислота, вновь введенная между стеклами.

Таким образом, доказать, что тонкое подозрительное пятно № 297-А является пятном человеческой крови, не удалось; устанавливается лишь, что это пятно, равно как и пятно № 297-Б, — кровяные пятна.

С главными количествами экстрактов, оставшихся от испытания с гваяковой настойкой и полученных от пятен № 298-А, 298-Б, 299, 300 и 301, до производства с ними реакции Teichmann а была проделана следующая операция, имеющая целью возможную очистку кровяного пигмента от примесей, каковыми могли быть, например, экстрактивные в слабом аммиаке составные части дерева. К экстрактам, к каждому отдельно, было прибавлено сперва по небольшому количеству слабого раствора чистейшего таннина (Cerbsaure 1, фабр. Кальбаума в Берлине); затем прибавлялась по одной капле однопроцентная уксусная кислота с последующим погружением в перемешиваемую жидкость весьма тонкой синей лакмусовой бумажки; прибавление уксусной кислоты было прекращено по достижении слабокислой реакции у всех экстрактов. К этому моменту из растворов выпали рыхлые хлопчатые осадки, окрашенные в красновато-бурый цвет, причем интенсивность и оттенок окраски осадков в различных платиновых чашках не были одинаковыми. Наименьшие по величине, но наиболее чисто окрашенные в красноватый цвет осадки образовались в чашках I и 1 (№ 298-Б и 300), остальные три осадка (№ 298-А, 299 и 301) были большие по объему, но имели более серый оттенок по цвету. Все осадки были трижды промыты чистейшей дистиллированной водой, к которой были прибавлены предварительно малейшие количества раствора таннина и уксусной кислоты. Промывка осадков производилась следующим образом: содержимое платиновых чашек перелито в помеченные нумерами чашек пробирки для центрифугирования; после оседания осадков в них сливалась стоявшая над ними прозрачная бесцветная жидкость; к осадкам вновь прибавлялась вода, после чего пробирки встряхивались и оставлялись в покое до нового оседания осадков. Когда после третьей прибавки воды последняя была слита, осадки подвергнуты испытанию по способу Тейхманна.

Особыми пипеточками, изготовленными мною для каждой пробирки отдельно, осадки, заключавшие все еще много воды наносились по каплям на совершенно чистые предметные стеклят помеченные алмазом нумерами платиновых чашек; стекла укладывались затем на медный воздушный шкаф, имевший внутри с температуру не свыше 40°Ц. Когда одна капля высыхала, на то место наносилась новая до тех пор, пока не оказалось, что предметном стекле находилось достаточное количество вещества Дальнейшая подготовка препаратов и наблюдение за появлением кристаллов гемина производилось совершенно так, как описано выше при испытании пятна 297-А.

При этом все испытуемые экстракты, то есть № 298-А 298-В, 299, 300 и 301 дали Тейхманновские кристаллы гемина. Образование (выпадение из раствора) кристаллов гемина шло В во всех случаях одинаково легко. В то время, как экстракты № 298-Б и 300 (особенно 300) образовали довольно скоро указанные кристаллы, остальные № 298-А, 299 и 301 (в особенности 298-А) образовали их труднее. Замечено было, что кристаллы гемина образовывались особенно трудно (не скоро или не с первого приготовленного препарата) из тех экстрактов, которые содержали в приготовленных микроскопических препаратах много жироподобных (или жировых) микроскопических капелек; цвет выпаривающейся в этих случаях жидкости, заключавшейся между предметным и покровным стеклами, был бурый, а консистенция выпарившейся между стеклами до малого объема жидкости была густая и вязкая. По-видимому, из соснового дерева досок извлекались одновременно с веществом крови еще смолистые вещества.

Следует заметить, что полученные во всех случаях кристаллы гемина были ромбической формы, разной величины, иногда длинные, иногда короткие, иногда очень крупные, чаще всего весьма мелкие; совершенно правильную форму они имели при начале их образования; но как только образование кристаллов началось, то почти всегда уже на следующий день не удавалось найти в старых препаратах виденных накануне красивых, правильных кристаллов гемина, а вместо них были: либо увеличенные кристаллы, потерявшие резкую очерченность на концах, либо друзы кристаллов, чаще всего в виде снопов; друзы эти состояли чаще всего из правильных ромбических пластинок, то есть из тех же кристаллов гемина, но сросшихся вместе.

Рассматривание микроскопических препаратов производилось Цейсовским микроскопом, без выдвигания трубы, с окуляром Гюйгенса № 4 и объективом Д.

Таким образом, настоящим исследованием установлено, что кровяноподобные пятна и потеки на вещественных доказательствах № 298, 299, 300 и 301 образованы кровью, и притом человеческой”.

Б) Серологическое исследование по способу Уленгута.

“При тщательном осмотре вещественных доказательств, произведенном мною совместно с (химиком Н.), оказалось, что для производства исследования по Уленгуту совершенно недостаточно материала на окрашенной стороне половой доски, описанной в пункте 1-м протокола судебного следователя от 17-18 февраля 1919 года (№ 297).

Достаточными как для химико-микроскопического исследования, так и для серодиагностического исследования по Уленгуту оказались следующие вещественные доказательства:

1. Часть доски, описанная в п. 2-м протокола с 2-мя пулевыми отверстиями — одним глухим и одним сквозным (№ 298).

2. Часть доски, описанная в п. 3-м протокола (№ 299).

3. ” ” ” ” 5-м ” (№ 300).

4. ” ” ” ” 6-м ” (№ 301).

Преципитирующие сыворотки по отношению к кровяной сыворотке человека и барана были получены из N. университета.

Кроме того, я воспользовался имеющейся у меня преципитирующей сывороткой по отношению к крови человека Саксонской сывороточной станции (оригин. Уленгута) с очень высоким титром. Предварительными опытами было установлено, что все сыворотки работают строго специфично, не давая осадков и помутнения с инородными сыворотками, причем Саксонская сыворотка давала более резкую реакцию, чем К-ная.

После предварительного испытания сывороток я приступил к исследованию путем реакции преципитации указанных выше описанных в п. 2, 3, 5, и б вещественных доказательств.

Для этой цели взяты путем соскабливания и срезывания ножом части дерева, на которых имелись подозрительные пятна, похожие на кровяные. Соскобленные крошки дерева из каждого пятна были помещены в совершенно чистые пробирки (из каждого пятна в отдельную пробирку) и залиты физиологическим раствором (0,85-процентным) поваренной соли с таким расчетом, чтобы после извлечения крови получились возможно более крепкие растворы. Крошки дерева настаивались с раствором соли при комнатной температуре (прохладной комнаты) 24 часа. Для контроля, кроме того, были взяты соскобленные крошки и стружки из такой части досок, где не было решительно никаких подозрительных на кровь пятен.

Из части доски (№ 298), описанной в п. 2-м протокола судебного следователя, было взято для исследования две пробы дерева:

Одна (№ 1) из стенки слепого канала от пули, засевшей в толще доски и 24 февраля извлеченной, и другая проба (№ 2) из стенки другого сквозного пулевого канала. Для взятии пробы из стенки этого канала этот последний был вскрыт путем раскалывания доски… (химиком Р4.) в моем присутствии.

Таким же образом расколота была доска для вскрытия пулевого канала, описанного в п. 3-м протокола (№ 299). Проба дерева (№ 3) взята из стенки канала, оказавшейся окрашенной в буроватый цвет, по-видимому, пропитавшей ее кровью. Из части доски, описанной в п. 5-м протокола, взят соскоб дерева (№ 4) из места? подозрительного пятна, имеющего вид кровяного потека (№ 300).

Наконец, последняя проба (№ 5) взята из части доски, описанной в протоколе под п. 6-м (№ 301), а именно из стенки пулевого канала и с той поверхности доски, которая является стенкой половой щели. При раскалывании доски для извлечения пули 24 февраля 1919 года (судебным следователем) оказалось, что пятно пулевого канала и потека на щелевой поверхности доски непосредственно переходят друг в друга, а потому соскоб дерева из стенки пулевого ложа и с половой поверхности доски соединены вместе и помещены в одну пробирку.

После настаивания крошек дерева с 0,85-процентным раствором поваренной соли полученные настои были профильтрованы через фильтровальную бумагу, причем получены совершенно прозрачные фильтраты.

Все фильтраты (№ 1—5), кроме настоя из чистого дерева, дали ясную реакцию на белок кипячением с уксусной кислотой и пробу Hellerа с азотной кислотой. Таким образом, установлено было, что пропитывавшая доски пола жидкость была несомненно белковая.

Для определения, не белок ли это кровяной сыворотки, и в частности, не человеческой ли крови принадлежат эти пятна, и было произведено исследование фильтратов по Уленгуту.

Для этой цели взято 3 серии небольших, совершенно чистых пробирок по 9 в каждой серии.

В № 1—5 каждой серии налито по 0,9 куб. сант. полученных фильтратов-экстрактов из пятен. В № 6 — такое же количество экстракта из дерева. В № 7 — такое же количество сильно разведенной сыворотки лошади.

В № 8 — разведенная сыворотка барана.

В № 9 — разведенная сыворотка человека (смесь из 10 сывороток нормальных и сифилитических).

Во все пробирки первой серии прибавлено по 0,1 куб. сант. преципитирующей сыворотки по отношению к крови человека.

В пробирки второй серии прибавлено тоже по 0,1 куб. сант. такой же сыворотки Саксонской (оригинальной Уленгута).

В пробирки третьей серии прибавлено по 0,1 куб. сант. преципитирующей сыворотки по отношению к крови барана.

Опыт ставился при комнатной температуре. Кроме этих приборов, поставлено было еще 3 пробирки в качестве контрольных с разбавленным в 10 раз физиологическим раствором поваренной соли всеми тремя преципитирующими сыворотками, дабы убедиться в том, что при продолжительном стоянии самопроизвольного помутнения в растворах преципитирующих сывороток не получается.

Все наблюдение продолжалось три часа.

Результаты опыта со всеми преципитирующими сыворотками представлены в нижеследующей (стр. 194) таблице.

Таким образом: 1) преципитирующая противобаранная сыворотка дает положительную реакцию только с бараньей сывороткой, не вызывая никаких изменений в экстрактах из вещественных доказательств и в других контрольных пробирках; 2) преципитирующие сыворотки по отношению к крови человека, как М-ная, так и Саксонская, дали положительную реакцию с сывороткой человеческой (пробирки № 9, I и II серий) и со всеми экстрактами из вещественных доказательств, не давши помутнения с сыворотками лошади, барана и в других контрольных пробирках.

На основании полученного по способу Уленгута положительного результата реакции, специфичность которой доказана наукою, необходимо вывести заключение, что полученные нами настаиванием с физиологическим раствором соли экстракты из подозрительных пятен на дереве есть растворы кровяной сыворотки человека, а пятна на досках пола, описанные в протоколе судебного следователя по делу… под пунктами № 2 (в том и в другом пулевом ложе), № 3,5 и б, принадлежат несомненно крови человека”.

В) Научное исследование части от пола, произведенное по требованию суда Сергеева.

Методы исследования: после микроскопического исследования подозрительных пятен на доставленном куске дерева были сделаны соскобы с более замаранных мест.

0,9 к.с. экстракта или раствора 0,1 преципитирутощей сыворотки

№ пробирок

Пункты протокола судебного следователя

Условные обозначения

Осаждающей белки крови человека

Осаждающей белки крови барана №-ной (III серия)

№-ной (I серии)

Саксонской (II серии)

Экстракты из подозрительных пятен на дереве

1.

п.2

298-А

Помутнение через 10 минут
+

Резкое помутнение сразу
+

Жидкость прозрачна и через 3 часа

2.

п.2

298-Б

Помутнение через 5 минут
+

Помутнение сразу
+

То же

3.

п.3

299

То же
+

То же
+

То же

4.

п.5

300

То же
+

То же
+

То же

5.

п.6

301

То же
+

То же
+

То же

Котрольн.

б.

Экстракт из дерева

Помутнения нет, жидкость прозрачна и через 3 часа

То же

7.

Сыворотка лошади

То же

То же

То же

8.

Сыворотка барана

То же

То же

Помутнение через 3 минуты

9.

Сыворотка человека

Помутнение через 3 минуты
+

Резкое помутнение сразу
+

Жидкость прозрачна и через 3 часа

10.

Физиологический раствор соли (0,85%)

Помутнения нет и через 3 часа

Примечание. Положительная реакция преципитации (помутнение) обозначена знаком +.

Первая часть соскобов была употреблена для Ван-Дееновской пробы на присутствие крови. Для этого кусочки смачивались перегнанной водой и потом через 3 часа высушивались шведской пропускной бумагой. Край влажного листа на бумаге смачивала гваяковой настойкой и озонированным тербентинным маслом (скипидаром); в случае присутствия крови край смоченного листа на бумаге окрашивается в синеватый цвет.

Вторая часть соскобов употреблялась для Бенуидиновой пробы. Для этого соскобы размачивались в перегнанной воде. К водной вытяжке прибавлялся раствор Бенуидина в спирте и уксусной кислоте. В случае присутствия крови вытяжка обыкновенно окрашивается в зеленовато-синеватый цвет по прибавлении перекиси водорода.

Третья часть соскобов употреблялась для Тейхманновской пробы на присутствие крови. Для этого соскобы тщательно размачивались в перегнанной воде. Полученные вытяжки потом засушивались на предметных стеклах при 60°Ц. На полученные на предметных стеклах пятна клались маленькие кусочки поваренной соли и накладывались покровные стекла. Под покровные стекла подводилась ледяная уксусная кислота. После минутного действия кислоты при комнатной температуре препараты подогревались на спиртовой лампе до появления пузырьков и по охлаждении исследовались под микроскопом при увеличении в 400 раз. При таком способе исследования в случае присутствия крови получаются кристаллы Тейхманна, растворяющиеся в аммиаке и в крепкой серной кислоте и не растворяющиеся в воде, серном эфире и хлороформе.

Четвертая часть соскобов употреблена для спектроскопического исследования. Для этого соскобы размачивались при 38°Ц. в насыщенном при комнатной температуре водном растворе буры. Полученный раствор исследовался спектроскопом. При таком исследовании вытяжек из пятен, содержащих кровь, получаются обыкновенно две более или менее ясные полосы поглощения в желтом и зеленом полях спектра.

Пятая часть соскобов размачивалась в физиологическом растворе поваренной соли и жидкости Пагини. Полученные после размачивания соскобов жидкости исследовались под микроскопом при увеличении в 350 раз сначала неокрашенными, а потом окрашенными гематоксилином и хозином.

Шестая часть соскобов употреблена для производства Уленгутовской биологической пробы на присутствие человеческой крови. Для этого соскобы тщательно размачивались в 0,8-процентном водном растворе поваренной соли, полученные вытяжки фильтровались. Совершенно прозрачные фильтраты наливались в узкие пробирки в количестве от 2,0 до 4,0 куб. сант., к фильтрам прибавлялось по 0,2 куб. сант. Уленгутовской реактивной сыворотки. В случае присутствия крови или содержащей белок жидкости от человека, полученные смеси в пробирках быстро мутятся, а спустя некоторое время в них появляются белые хлопья, осаждающиеся на дно пробирки.

Результаты, исследования.

При исследовании пятна на присутствие крови Ван-Дееновская и Тейхманновская пробы дали положительный результат.

При спектроскопическом исследовании вытяжек из данного пятна получены две довольно ясные полосы поглощения в желтом и зеленом полях спектра. При микроскопическом исследовании соскобов из данного пятна найдено незначительное количество деформированных красных кровяных телец, большей частью обесцветившихся.

Уленгутовская биологическая проба (титр 1:1000 и 1:2000) дала положительный результат.

Мнение. На основании микроскопического, спектроскопического и химического с реакцией Уленгута исследований необходимо прийти к заключению, что на одной стороне доставленного куска имеются, несомненно, следы крови, которую нужно признать человеческой, так как реакция Уленгута дала положительный результат.

Доказано, что между 17 и 22 июля 1918 года, когда Ипатьев восстановил свое нарушенное владение домом, в нем произошло убийство.

Оно случилось не в верхнем этаже, где жила царская семья: нет и намека, что здесь кому-либо было причинено насилие.

Кровавая бойня свершилась в одной из комнат нижнего, подвального этажа.

Один выбор этой комнаты говорит сам за себя: убийство было строго обдумано.

Из нее нет спасения: за ней глухая кладовая без выхода; ее единственное окно с двойными рамами покрыто снаружи толстой железной решеткой. Она сильно углублена в землю и вся закрыта снаружи высоким забором. Эта комната — в полной мере застенок. Убивали из револьверов и штыком.

Было сделано свыше 30 выстрелов, так как нельзя допустить, чтобы все попадания были сквозные, и пули не остались бы в телах жертв.

Было убито несколько человек, так как нельзя представить, чтобы одно лицо могло так менять свое положение в комнате и подвергаться столь многим попаданиям.

Одни из жертв находились перед смертью вдоль восточной я южной стен, другие ближе к середине комнаты. Некоторые добивались, когда лежали уже на полу.

Если здесь была убита царская семья и жившие с ней, нет сомнения, что из своего жилища она была заманена сюда под каким-то лживым предлогом.

Наш старый закон называл такие убийства “подлыми”.