Глава 19. Вещи царской семьи, обнаруженные в Екатеринбурге и его окрестностях

Версия для печати

Оглавление

Кто же был убит в доме Ипатьева?

Как только судебный следователь Наметкин вошел сюда, возникла легенда: царскую семью увезли и спасли, а вместо нее, чтобы скрыть ее спасение, расстреляли других людей.

Камердинер Чемодуров показал на следствии: “Из вещей Государя я уложил и привез в Екатеринбург следующие: одну дюжину денных рубах, 1 1/2 дюжины ночных, 1 1/2 дюжины тельных шелковых рубах, 3 дюжины носков, штук 150—200 носовых платков, 1 дюжину простынь, 2 дюжины наволок, 3 мохнатых простыни, 12 полотенцев личных и 12 полотенцев Ярославского холста; из одежды четыре рубахи защитного цвета, 3 кителя, 1 пальто офицерского сукна, 1 пальто простого солдатского сукна, 1 короткую шубку из романовских овчин, пять шаровар, 1 серую накидку, 6 фуражек, 1 шапку, из обуви семь пар шевровых и хромовых сапог”.

Куда девалось все это?

Было бы естественно думать: все подобные вещи увезли те, кто позаботился о семье.

Так ли это?

Неумолимые факты говорят иное.

В доме Ипатьева было найдено много лекарств и разных принадлежностей для лечения Наследника Цесаревича. Мальчик все время болел здесь. Почему же не взяли и бросили на произвол судьбы самое ему нужное?

Найдено в ипатьевском доме свыше 60 икон царской семьи. Среди них:

1. Образ Богородицы с надписью на нем Государыни: “Дорогой нашей Ольге благословение от Папа и Мама. Спала 3 ноября 1912 года”.

2. Образ Богородицы с надписью Государыни: “Дорогой Татьяне благословение на 12 января 1918 года Тобольск Папа и Мама”. Это был последний подарок Татьяне Николаевне от родителей в день ее ангела.

3. Два одинаковых образа Богородицы с надписями Государыни на одном: “Т. Спаси и сохрани. Мама. Елка 1917 г. Тобольск”, на другом: “А. Спаси и сохрани. Мама. Елка 1917 г. Тобольск”. Это были последние елочные подарки матери Татьяне Николаевне и Анастасии Николаевне.

4. Иконы Распутина с его надписями.

“Лествица. “О терпении скорбей”, “Молитвослов”, “Библия”, “Правило молитвенное готовящимся ко Святому Причащению”, “Благодеяния Богоматери”, “Часослов”, “Письма о христианской жизни”, “Житие и чудеса Святого Праведного Симеона Верхотурского”, “Житие Преподобного Отца нашего Серафима Саровского”, “Акафист Богородице”, “Двенадцать Евангелий”, “Моя жизнь во Христе”, “Утешение в смерти близких сердцу”, “Сборник благоговейных чтений”, “Беседы о страданиях Филарета”, “Канон Великий Андрея Критского”, “Сборник служб, молитв и песнопений” — вот книги Государыни и Татьяны Николаевны, брошенные в доме Ипатьева. В них — весь их моральный облик, вся их душа.

Многое разворовали охранники. Среди таких вещей дневник Наследника, его любимая собака спаниель Джой.

Обгорелые остатки одежды и белья, пуговицы, иголки, нитки, принадлежности дамских рукоделий, остатки различных сумочек, портмоне, шкатулочек, всевозможных щеток и т. п. — вот чем были набиты печи дома Ипатьева.

А в мусорной яме было найдено:

1. Офицерская кокарда и ленточка Святого Георгия. Чемодуров показал: “Георгиевская ленточка снята с шинели Государя Императора, с этой шинелью Государь никогда не расставался и всегда в ней ходил”.

2. Образ Святого Серафима Саровского и образ Святого Симеона Верхотурского, принадлежащие Государыне.

3. Портретная рамочка и рамочка-брелок с остатками уничтоженных фотографических карточек: портретов родителей и брата Государыни.

4. Сильно изуродованная икона с надписью Государыни: “Спаси и сохрани. Мама. 1917 г. Тобольск”. Это был последний елочный подарок матери любимому сыну. Икона висела в Екатеринбурге у его постели.

Воровали ценное, нужное для обихода.

В апреле месяце 1919 года на территории Адмирала работала тайная большевистская организация. Она была раскрыта.

Участник организации красный офицер Логинов 1 показал у меня на допросе, что в ноябре месяце 1918 года ездил по делам организации в Москву.

1 Свидетель С. Г. Логинов был мною допрошен 4 апреля 1919 года в г. Екатеринбурге.

С ним ездила заведовавшая у большевиков санитарным поездом женщина-врач Голубева и ее гражданский муж какой-то рабочий.

В Москве все они остановились в одной квартире. Ложась спать, Логинов, не имея подушки, попросил у Голубевой одну из ее подушек: “Она сказала, что не может дать подушку, потому что их с мужем двое. При этом она сказала, что одна из этих подушек “историческая”. Я заинтересовался ее словами и попросил у нее объяснения, что это значит. Тогда она мне сказала, что подушку, которую она назвала исторической, ей дал Голощекин из числа других вещей царской семьи. Тогда же мне Голубева сказала, что из царских вещей у нее есть еще ботинки, которые ей дал также Голощекин. Подробно Голубева мне не говорила, где, когда и при каких обстоятельствах получила она их от Голощекина. Сказала только, что получить что-либо из царских вещей было очень трудно от Голощекина, что он давал их только “по протекции”. Рассказ Голубевой внушал и сейчас внушает мне полное доверие. Голубева — известная большевичка, деятельная работница. Она-то именно и должна была получить от Голощекина что-либо из царских вещей по ее положению”.

Что не имело материальной ценности, но было самым дорогим для семьи, уничтожали или, глумясь, бросали.

Едва ли не самым дорогим для Императрицы предметом была ее икона Федоровской Божьей Матери. Она найдена в доме Ипатьева. Ее бриллианты содраны.

Чемодуров говорит: “Без этой иконы Императрица никогда никуда не выезжала. Лишить Императрицу этой иконы было бы равносильно лишить ее жизни”.

В конце книги помещен список вещей царской семьи, которые остались в доме Ипатьева и которые удалось найти у разных лиц.