Моя мысль во Христе

о. Антоний (Булатович)

Предисловие к книге иеросхимонаха Антония (Булатович) «Моя мысль во Христе»

После редактирования книги о. Антония, которую, вне всякого сомнения, можно поставить в один ряд с книгами святых отцов Церкви, я снова обратился к докладу митрофорного протоиерея из рпцз/прц, точнее, вот к этому его умозаключению: «А в общем «имяславское» учение это что-то аморфное, бесформенное, расплывающееся как кисель, разлитый по столу, который трудно собрать руками, ибо он протекает между пальцами. У имябожников не видно ни одного доказательства с четко выраженными обоснованиями», и мысленно ужаснулся: «воистину нет пределов гордыни и лжи человеческой!».

Иеросхимонах Антоний (Булатович) ничего нового от себя не изобретает. Он лишь подтверждает давным-давно до него сказанные Истины.  Все его мысли не амосовско-поповский кисель, они соприсносущны и тождественны православному учению Церкви Христовой, духоносны. Его мысли от Духа Святаго. Молитвенник и человек глубоко верующий это сразу почувствует и сразу поймёт. Его не надо будет убеждать в чём-то обратном.

Только, вот, много ли на земле осталось молитвенников?! Буквально вчера у одного из заокеанских «епископов» – очередного гонителя Имени Божиего (и видимо, считающего себя православным человеком), мною прочитано: «что Богъ — это одно, а Его имя — это другое…».

Приснопамятный о. Иларион (Домрачев) когда-то на это сказал: «Может ли быть что-либо без имени? Имя выражает самую сущность предмета и неотделимо от него». И дальше: «Имя, выражая сущность предмета, не может быть отнятым от него… С отнятием имени предмет теряет своё значение. Это можно видеть…в простых вещах. Например, стакан… Назовите его другим именем, он уже не будет стаканом (!). Видите ли, как имя лежит в самой сущности предмета и сливается во едино с ним, и отделить его невозможно без того, чтобы не изменилось понятие о предмете? Отделите плоть от Сына Божия, Он уже не будет Богочеловеком, отделите имя Иисус от Него, и изменится наше понятие, какое мы соединяем с Ним, с сим Его именем. Если плоть Христова, бывшая до воскресения, как бы то ни было видимою, осязаемою, разделяет славу Божественного естества и приемлется едино с Богом, ради проникновения естества, то уже не остаётся никакого сомнения, что имя Его Иисус, как духовное невидимое, но познаваемое только умопредставлением, и по своей невещественности ближе к Богу, должно в нашем понятии, как бы ещё более, чем плоть, почитаться за едино с Богом».

Совсем недавно стало известно, что о. Иларион какое-то время подвизался на горах Кавказа вместе  со святым Феодосием Северокавказским. Они были единомысленны и весьма дружны во Христе. Мог бы дружить и вместе молиться с «еретиком» святой Феодосий?

У о. Антония (Булатович), помимо этой, есть и другие книги, статьи и письма. Создаётся такое впечатление, что, по примеру своего аввы митр. Антония (Храповицкого), имяборцы их не читали. Иначе откуда бы такие, прошу прощения, идиотско-ярлычные умозаключения.

Молитвенно надеюсь, когда вы прочитаете эту книгу, Господь поможет вам прикоснуться к Истине и очиститься.

С любовью о Христе,

+ Митрополитъ Дамаскинъ.

+++

Иеросхимонах  Антоний (Булатович)

Моя мысль во Христе

Не довольни есмы от себе помыслити что, яко от себе, но довольство наше от Бога.  II Кор. 3:5

Дерзаю посвятити труд сей приснопамятному отцу моему духовному Пресвитеру Иоанну Кронштадтскому, духом любви Наперсника Господня на земли пожившему и подобно ему с превыспренних высот велию тайну Богословия возгласившему: “Имя Божие — Сам Бог, Имя Господа Иисуса Христа — Сам Господь Иисус Христос”, — и пророческим духом брань за Имя Господне провозвестившему.

Вместо предисловия

Часть I. “Слово бе искони к Богу”

Блюдитеся убо, како слышите: иже бо имать, дастся ему, и иже аще не имать, и еже мнится имея возьмется от него.   Лк. 8:18

Глава I. О соотношении Деятельности трех Лиц Св. Троицы

Глава II. УКАЗАНИЯ СВ. ПИСАНИЯ И ПРЕДАНИЯ НА ТРОЙСТВЕННУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ БОЖЕСТВА

Глава III. Об особых Деятельностях каждого Лица и об их именованиях

Глава IV. О ПРЕМУДРОСТИ БОЖИЕЙ

Часть II. В Глаголе Слова “Живот бе, и Живот бе Свет человеком”

Бе Свет истинный, Иже просвещает всякаго человека, грядущаго в мир. В мире бе, и мир Тем бысть, и мир Его не позна…И Слово плоть бысть и вселися в ны, и видехом славу Его, славу, яко единороднаго от Отца, исполнь Благодати и Истины. Ин. 1:9-14

Глава I. Нечто о приобщении людям Деятельности Божества

Глава II. Христианин — причастник Энергии Божества

Глава III. Действие Триединой Деятельности Божией в человеке

Глава IV. О Глаголах Божиих, действующих в людях

Глава V. О Имени Господнем, о неотделимости от Господа Глаголов Его и Имени Его

Глава VI. Что есть Истина?

Глава VII. О вере

Заключение

Вместо предисловия

Как некогда в 14-м веке исихастский спор между святым Григорием Паламой, начавшийся с отрицания Варлаамом Божества Иисусовой молитвы и плодов ее, перешел затем на отрицание Варлаамом и затем Акиндином Божества Энергии Божией, Божества Фаворского Света, так и ныне спор о Божестве Имени Божия и Имени Иисуса, начавшийся по поводу учения об умной Иисусовой молитве, изложенного в книге схимонаха Илариона, [1] — ныне переходит в спор о Божестве Глаголов Божиих: Святого Писания и Святого Предания. Главное положение имяславцев, как известно, есть то, что всякая энергия Божия есть и именуется — Бог, а посему и слова Божии, записанные во Святом Писании, суть Глаголы Божии, не мертвые, а живые, а следовательно, и имена Божии суть тоже Дух и Живот в сокровенности своей, и им принадлежит достоинство Божественное, и они по праву могут именоваться — Сам Бог, как Энергия Божества, неотделимая от Существа Божия.

Против этого положения противники Божеского почитания Имени Божия возражают, что слова Писания и Предания не суть слова Божии, но суть слова о Боге. Слова эти были некогда словами Божиими, когда непосредственно исходили из уст Божиих или когда непосредственно открывались Пророкам и Апостолам Духом Святым, но, будучи записаны и переданы другим, они уже суть лишь слова о Боге и, таким образом, суть лишь произведения Деятельности Божества, а не самая Деятельность Божества, и не Бог, и не Божество.

Итак, следовательно, подлежит разрешению вопрос, есть ли Слово Божие, откровенное Богом человеку и поднесь обращающееся в человечестве, — Энергия Его или же тварное произведение Энергии Его?

Подлежит также разрешению вопрос: что такое есть Энергия Божества? ибо учение о Энергии Святой Троицы весьма мало разработано в Богословии. В виду того, что настоящий спор за Имя Божие может быть разрешен лишь на основании учения о Энергии Божией, на что и опираются имяславцы,[2] то я решаюсь в предлежащем труде, во-первых, высказать те мысли о Энергии Божией, которые мне открылись в минуты молитвенных размышлений и чтений Святого Евангелия и последований Божественных служб, а также и те мысли, кои меня несомненно удостоверяют в том, что Глаголы Божественного Откровения, обращающиеся к человечеству, суть воистину живые Глаголы Самого Бога и присносущная словесная Энергия Его, а не тварное произведение Деятельности Божества, и что таковыми же Глаголами Божиими суть и Имена Его.

Но что же такое есть «Энергия» Божества? Энергия есть греческий термин, и да не подумает кто, что слово «Энергия» по отношению к Богу значит то же, что мы понимаем под словом «энергия» в обычном смысле. В обычном смысле под словом «энергия» мы подразумеваем специальное понятие, а именно — способность производить работу. Но не то понимается под словом Энергия, когда мы говорим о Боге. Энергия Божия значит Деятельность Существа Божия. Как мы знаем, Варлаам первоначально отрицал существование у Бога Деятельности (Энергии), потом стал утверждать, что Существо Божие и Деятельность Божия есть то же самое, но Святой Григорий Палама установил с одной стороны — неслитность Деятельности Божией с Существом Божиим, а с другой стороны нераздельность Деятельности Божией от Существа Божия и Божеское достоинство и Божескую природу Деятельности Божества.

Под Энергией — «Деятельностью» — Божества понимается преимущественно внешнее проявление Деятельности Божества по отношению к твари. О этой Энергии и будет идти речь в сей книге. Но во Внутренней Жизни Божества, которой мы не касаемся, кроме присного движения Внутренней Жизни Святой Троицы, то есть присного рождения Сына и присного исхождения Духа Святаго, есть и присное движение Ипостасей друг к другу. Это последнее движение Сына ко Отцу и Духу Святому, Духа Святаго ко Отцу и Сыну и Отца к Сыну и Духу Святому (кроме рождения и исхождения) — тоже может быть названо Энергией, и хотя образ этого движения непостижим для ума нашего, однако, на существование такого взаимодвижения друг к другу Ипостасей мы находим указание в Евангелии Св. Ап. Иоанна Богослова.

«В начале бе Слово, — говорит он, — и Слово бе к Богу». — Слова — «бе к Богу» — означают присное движение Сына к Отцу в Энергии Своей и предполагают, следовательно, и присное движение Отца к Сыну в Энергии Отца, и присное движение Духа Святаго ко Отцу и Отца к Духу Святому, и присное движение Сына к Духу Святому и Духа Святаго к Сыну в триединой Деятельности Божества.

Из этого свидетельства Святого Иоанна Богослова видно, что Сын и Слово, прежде нежели обратиться Деятельностию Своею к глаголанию Воли Божией человекам, присно был обращен Деятельностию Своею ко Отцу Своему. Но как же нам назвать эту Его присную Деятельность? — Удобнее молчать о неисследимом и недоведомом, но если дерзаем именовать Сына Словом, понимая под этим именем не какое-либо членораздельное слово, но некое определение Определяемого Отца, как то говорит Св. Григорий Богослов, то думаем, что не погрешим, если дерзнем назвать и Энергию Слова — «Глаголом» Его. Опять же, не понимая слово — Глагол — в смысле членораздельного слова, но понимая в смысле недоведомой словесной Деятельности Слова, определяющего Им Одним Определяемого Отца и определяющего — сиречь глаголющего — все волеизволения Отца. В этом смысле на протяжении и предлежащего труда мы и будем именовать Деятельность Слова в предвечности и во времени — Глаголом.

«В Том Живот бе, и Живот бе Свет человеком» (Ин. 1:4). — Как видим, этими словами Св. Апостол Иоанн Богослов говорит о Энергии Божества, причастимой людям, а не о самой Сущности Сущего, и именует сию Деятельность Божества словами: «Живот и Свет». Но Жизнью и Светом именуется и Бог по существу, и, следовательно, одинаковость именования Бога и Деятельности Его устанавливает Божество Энергии Его.

Но обратимся еще к первым словам сей главы. «В начале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово. Сей бе искони к Богу». — Остановимся на сих словах. Не видите ли, как дважды подтверждает Апостол одну и ту же истину, одно и то же откровение о предвечном бытии Деятельности Божества и о направлении сей Деятельности Божества от Бога к Богу же: «Слово бе к Богу», — «Сей бе искони к Богу». Этими словами Апостол Духом Святым изъявляет, что Ипостасное слово никогда не пребывало в бездеятельности словесной, но присно было обращено в Глаголе Своем — понимай: определении свойства и воли Отца — ко Отцу и ко Святому Духу. Как видите, в представлении Апостола Ипостась Слова и Деятельность — Глаголание Его — не представляются раздельными, но нераздельными, ибо под одним и тем же именем — «Слово» — подразумевается и Ипостась Сына, и Его присная Деятельность, обращенная ко Отцу. Вслед за этими словами, изъявляющими предвечное бытие Глагола Слова и обращения сего Глагола к Богу, следуют следующие слова: «вся Тем быша, и без Него ничтоже бысть, еже бысть» (ст. 3). — Этими словами изъявляется начало обращения Бога Деятельностью Своею на созидание твари, и говорится, что всякая тварь создана не иным чем, но Глаголом Слова, и сей Глагол был совершен и осуществлен силою Духа Святаго. Затем говорится опять же о Деятельности Слова, о Глаголах Его, обращенных к словесной твари по созданию ее: «В Том Живот бе, и Живот бе Свет человеком» (Ин. 1:4). Итак, как видите, этими словами изъявляется, что в Слове — подразумевается: и в Глаголах Ипостасного Слова, обращенных к человечеству, — заключалась Жизнь, то есть Деятельность (Энергия) Божества. Затем еще яснее дается понять та истина, что Глаголы Слова, открытые людям, суть Энергия Божества, следующими словами: «и Живот бе Свет человеком». — Деятельность Самого Божества, обращенная к людям по создании, сия Деятельность или Энергия Божества, в Глаголах Божественного Откровения деющая, была тем умным Светом, который просвещал умы человеческие и до грехопадения в величайшей степени, и по грехопадении не окончательно угас: «И Свет во тьме светится, и тьма Его не объят» (Ин. 1:5).

Так, как видим, парящий Орел Богословия, поднявшись на недосязаемую ни для кого другого высоту Боговедения и дерзнув чистым оком своим воззреть на Солнце Солнцев, узрел и поведал нам не только предвечное бытие Ипостасного Слова по существу, но и Деятельность Слова предвечную, и Деятельность Слова при создании мира, и Деятельность Слова, обращенную к человечеству по создании человека и доныне.

Поэтому и мы наши размышления о Божественной Деятельности распределим на 2 части, которые и назовем следующими именами: 1-ую часть — «Слово бе к Богу», и 2-ую часть — «Живот бе Свет человеком». Однако, мы не беремся дать читателю ученый труд о Энергии Божества. Каково взаимоотношение Деятельностей Лиц Св. Троицы во Внутренней Жизни Божества? Каково взаимоотношение Деятельностей Лиц Св. Троицы во Внешней Деятельности Божества? Что есть Деятельность Существа Божиего? Что суть Деятельность Ипостасей? — Пусть искуснейшие изыщут точные ответы на сии вопросы из Святоотеческих Писаний и, во-первых, пусть поспешат перевести на русский язык и отпечатать творения Св. Григория Паламы, которые и до сих пор еще пребывают большею частию в рукописях и неизданными. Что же касается до нас, то, не дерзая брать на себя научного исследования сего великого богословского вопроса, мы осмелимся записать только наши личные мысленные впечатления, которые мы ощутили при чтении Святых книг. Предвижу, что некоторые мои выводы из читанных евангельских текстов могут показаться и неожиданными, и парадоксальными, и не вытекающими из прямого смысла сих текстов, и несоответствующими обычному их толкованию, и несколько опасными; но так как труд сей имеет чисто личный, а не научный характер, то я позволил себе не стеснять рамки моей мысли пределами обычного понимания. Я знаю, сколь опасен тот предмет, которого я коснулся, знаю, что всякое неудачное слово может дать повод к обвинению в той или в другой ереси. Знаю я и мое невежество и неискусность в слове. Вижу великую скудость моей мысли. Но если при всем том дерзаю выпустить в свет труд сей, то только в надежде, что написанное мною возбудит ревность любителей Истины к исследованию Истины в сем великом богословском деле. Посему и прошу будущих читателей и критиков моих быть снисходительными к моим недостаткам и исправить мои ошибки. Лучи же Истины, аще таковые сияют в некоторых неискусных словах моих, да узрят любители Истины посреди тьмы невежества моего и да восприимут во славу Триединыя Неслитныя и Нераздельныя Троицы и во славу Энергии Ее, во славу Глаголов Божиих и Имени Господня. Ей, буди, аминь.

Примечание: Устанавливая новый термин именовании Энергии Сына «Глаголом», мы считаем себя вправе это делать на основании следующих слов Ап. Павла: «Многочастне и многообразне древле Бог, глаголавый отцем во пророцех, в последок дний сих глагола нам в Сыне… Иже сый Сияние Славы и Образ Ипостаси Его,  же всяческая Глаголом Силы Своея…» (Евр. 1:1–2). — Как ясно видно из этих слов, Ап. Павел Деятельность Ипостасного Слова называет «Глаголом Силы» Его, которым в мире «носится» — т. е. содержится и состоится — всяческая.

[1]  «На горах Кавказа».

[2]   «Апология Веры во Имя Божие и во Имя Иисус», изд. Религиозно-Философской Библиотеки. Москва, близ Храма Спасителя, д. Ковригиной.

Часть I. “Слово бе искони к Богу”

Глава I. О СООТНОШЕНИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ТРЕХ ЛИЦ СВ. ТРОИЦЫ

Предвечный и Безначальный Триединый Бог, прежде всех век Сый и Живый, живет и действует в трех Лицах. Отец присно рождает Сына и присно изводит Духа Святаго. Сын присно рождается от Отца, и Дух Святый присно исходит от Отца. Нераздельная и неслиянная, единосущная Всесвятая Троица есть тем самым Существо приснодвижимое. Но приснодвижима Св. Троица не только во Внутренней Жизни — в присном рождении и исхождении Лиц от Отца, но приснодвижима и во Внутренней Энергии сих Лиц, друг к другу обращенной: «Слово бе к Богу», «Сей бе искони к Богу».

Едино Существо Святой Троицы, почему и свойства всех трех Лиц общи. Но кроме общих свойств, каждое Лицо имеет и особое свое ипостасное свойство: Сын рождается, Отец рождает и изводит, Дух Святой исходит. Едина и Деятельность Святой Троицы, но поелику каждое Лицо Святой Троицы участвует Деятельностию Своею в каждом действии Божием, то и в триединой Деятельности Святой Троицы, поскольку она проявилась по отношению к людям, мы различаем особую Деятельность Отца, особую Деятельность Сына и особую Деятельность Духа Святаго.

Всеблаженный и вседовольный Бог присно самодовлеет в движении взаимной любви прежде бытия всякой твари.

Но вот, Всеблагий Бог благоизволил по преизбытку Свой благости, дабы осчастливить и еще некие существа участием в Его преизбыточествующей любви и блаженстве, благоизволил создать словесную тварь, — сначала Ангелов, а потом человеков, — и открыть Себя сей твари, дабы и ее приобщить к любви Своей и к Божеству Своему. С этого момента обратился Бог Деятельностию Своею и к твари. Так, во-первых, сотворил Бог землю и небо в жилище словесной твари. Отец начало Тройственному Произволению положил, Сын волю Божию в Глаголе определил, а Дух Святый совершил, и мир из небытия в бытие приведен был тройственным действием Божества, как о том свидетельствует Слово Божие: «Словом Господним небеса утвердишася, и Духом уст Его вся сила их», — и еще как свидетельствует Церковь: «В начале небеса всесильным Словом утверждей, Господи Спасе, и вседетельным и Божиим Духом всю силу их» (Ирмос 7-го гласа, песнь 3-я). — В этих стихах упоминается только о участии Сына и Духа Святаго Деятельностями Их в миротворении, но естественно подразумевается и участие Отца, как Инициатора, как Родителя Слова, как Изводителя Духа Святаго, Деятельностию первого Произволения Своего, о чем и гласят церковные песнопения, как мы увидим ниже.

Свидетельство Иоанна Богослова о триединстве Деятельности Божества

«Трие суть свидетельствующие на небеси: Отец, Слово и Святый Дух, и сии Трие едино суть» — (I Иоан. 5:7). — Это говорит Апостол Иоанн Богослов об Энергии Божества. Слово «свидетельствуют» — значит проявляют Божественные свойства Свои: «свидетельствуют» Истину Божию, то есть изъявляют совершенства Божии. Кто же изъявляет и кому изъявляет? Изъявляет Триединый Бог Откровением Своим, Деятельностию Своею, и сия Деятельность есть по свидетельству Иоанна Богослова — Триедина: «Трие суть свидетельствующие на небеси: Отец, Слово и Святый Дух; и сии Трие Едино суть» — в свидетельстве, в деятельности Своей. Кому же «свидетельствуют»? — Ангелам. Ангелам Господь непосредственно приобщает Божество Своей Энергии, а человекам по грехопадении и по искуплении — не непосредственно, но через таинственные действия и глаголы Святых Таинств, как сказано: «Трие суть свидетельствующие на земли: Дух и вода и Кровь» — то есть Крещение, Миропомазание н Причащение; — и Трие во едино суть».

Уподобление деятельности человеческой Деятельности Божества

Душа человеческая представляет из себя образ Триединого Божества в триединстве трех душевных сил: силы владычественно-волевой, силы мысленно-словесной н силы чувствительно-жизненной. Первая именуется Святыми Отцами иногда «умом», иногда — «сердцем»; вторая, именуется Св. Отцами «словом» или «разумом»; а третья именуется Св. Отцами «душою» и «жизнью» (см. например, богословские слова Св. Симеона Нового Богослова). Во владычественной силе души Святые Отцы видят образ Ипостаси Отца, в словесно-мысленной силе души видят образ Ипостаси Слова, а в жизненно-чувственной силе души видят образ Ипостаси Святаго Духа.

Такое же подобие существует и между действиями человека и Действиями Божества. В каждом действии человека — помыслит ли он что, скажет ли он что, сделает ли он что, — всегда одновременно участие принимают все три силы его души. Инициатива всякого действия человеческого принадлежит владычественному — «уму» его; и всякое движение воли и хотение «ума» одновременно же отображается в мысленно-словесной части души — «слове» ее; и также одновременно сие определенное мыслию хотение души ощущается чувством «души». Так слагается всякий самомалейший помысел человеческий, который помыслить произволяет ум, определяет слово и ощущает душа. Если же владычественный «ум» произволяет высказать сей помысел в слове, то сие действие опять же таки является тройственным, ибо сие произволение владычественного ума определяется мысленно-словесным «словом», и жизненная сила души приводит в движение уста человеческие, которые в соответствующих звуках и сказуют то, что произволил ум и определяет слово. И сие все деется без последовательности во времени, но одновременно в каждый момент речения человеческого.

Так же бывает и тогда, когда человек что-либо делает. Инициатором всякого действия в совокупности и всякого самомалейшего движения тела человеческого, каждого маломалейшего члена тела человеческого в частности, является владычественный «ум»; определителем плана исполнения всякого дела в мельчайших подробностях его является «слово», а исполнителем — «душа» человеческая, и сие одновременно для каждого самомалейшего движения и одновременно без всякого промедления во времени. Так тройственным представляется всякое действие человеческое. В каждом действии человека — мысленном, или словесном, или физическом — всегда неизменно и одновременно принимают участие все три силы души триедино, нераздельно и неслитно — произволением, определением и ощущением.

Так понимаем мы и триединство и тройственность Деятельности Святой Единосущной Троицы. В каждом Действии Святой Троицы принимают участие Отец произволением, Сын определением и Дух Святой осуществлением и ощущением; и каждое Действие Святой Троицы не представляет из себя трех раздельных действий трех Лиц, но единое действие Единого Бога. Также эти участия трех Лиц в каждом Действии не являются последовательными одно другому во времени, но суть одновременны, ибо то, что мыслит Отец, то в то же время отображает Сын, и в то же время ведает и Дух Святой. Также и когда что глаголет Бог, то глаголать произволяет Отец, определяет Глагол — Сын, а открывает Глагол Божий Ангелам и человекам — Дух Святой. Также и когда что творит Бог, то произволяет всякое действие Отец, определяет — Сын, и совершает — Дух Святой. Так мы веруем и исповедуем тройственность и триединство Деятельности (Энергии) Божества.

Но в человеке три силы его души не суть лица, но суть лишь образы трех Лиц, в Боге же сим единосущным силам человеческой души соответствуют три единосущных Лица — Ипостаси. Каждое Лицо есть совершенная личность, посему имеет и хотение, и волю, и глаголание, и чувство, в чем нас удостоверяют и свидетельства Святого Писания. Так, например, известно нам о Предвечном Совете Святой Троицы, предрешившем домостроительство воплощения Бога Слова и искупительных страданий. Понятие «Совет» тем самым предполагает и наличность произволения, и глаголания, и чувства у всех трех Предвечных Советников — у всех трех Лиц Единосущного Единого Бога. Но так как у сих трех единосущных Лиц единое существо и един союз любви, то у всех трех — одно хотение, одно глаголание, одно ощущение, одно деяние. Святая Троица произволяет в произволении Отца, мыслит и глаголет в Глаголе Сына, ощущает и деет в Духе Духа Святого. Так исповедуем мы единое Божество, единое Господство, единую Державу, единое Царство, единую Силу, единое Действо Трисиянного, Трисолнечного Бога.

Еще о тройственности и триединстве Деятельности Святой Троицы

Святая Троица есть единое существо в трех Лицах. Не три существа есть Троица, но одно Существо, поэтому и Деятельность сего Единого Бога есть едина, как то исповедует и Св. Церковь в своих песнопениях, воспевая «едино Действо» Святой Троицы. Но троичность Ипостасей обусловливает то, что во всяком действии триединого Существа принимают нераздельное участие все три Лица Святой Троицы, причем каждое Лицо имеет свойственную Ему долю участия в едином общем действии.

Отец есть Вина Безвиновного и Начало Безначального Сына, Отец же посему есть и Инициатор, то есть Произволитель всякого Действия Святой Троицы. Сын есть Слово Неизглаголанное и Имя Неименуемого, и Описание Неописуемого, и Образ Неизобразимого, и Определение Неопределимого Отца, и Глагол Сына изрекает волю и определение всякого произволения Божьего и описует всякое свойство Божие.

Дух Святой есть жизненная Сила и Чувство Отца, есть, так сказать, Душа Божества, и Духом Святым совершается всякая определяемая Сыном воля Отца и ощущается всякое именуемое Сыном совершенство Отца.

Так присно тройственна есть Святая Троица, не только по существу Своему, но и в присной жизненной Деятельности и во всяком Действии Своем. Так, например, когда Триединый Бог по произволению Отца восхочет что-либо помыслить, то сия мысль и хотение бывает общим хотением и мыслью трех единосущных Лиц, ибо помысел одновременно отображается в Глаголе Ипостасного Слова, а также одновременно и в чувстве Ипостасного Духа. Так, например, когда Триединая Троица по произволению Отца восхощет что-либо изречь, то глагол сего речения одновременно определяется Сыном и так же одновременно выражается силою Духа Святого. Также, когда восхощет Святая Троица что-либо сотворить, то сие действие, Произволитель которого есть Отец, одновременно определяется Глаголом Слова и совершается Силою Святого Духа.

Но да не помыслит кто, что хотение и воля есть исключительное свойство одного лишь Отца, ибо каждое из Лиц есть всесовершенная Личность и не лишена ни воли, ни хотения, но вольною волею Своею и вольным хотением каждое Лицо творит совершенную волю Отца, будучи связаны нераздельным союзом всесовершенной любви.

Считаем долгом еще раз заметить и оговорить, что когда мы говорим о действиях Св. Троицы, помышляя о Первообразе по образу, то есть восходя от рассматривания свойств души человеческой к мыслям о Деятельности Трех Лиц и именуя эту Деятельность Благоволением, Глаголом, Чувством, Сердцем, Волею, Хотением, то этим мы отнюдь не отождествляем эти свойства Божии со свойствами человеческими, а лишь по образу «гадаем» о Первообразе, не забывая, что все это в Боге необходимо представлять всесовершенным, безграничным, имеющим лишь самое слабое подобие в соответствующих человеческих проявлениях.

Еще раз повторяем, что в этом смысле употребляемое слово «Глагол» следует понимать не в смысле членораздельного слова человеческого, но в смысле духовно-мысленном, как говорит Св. Иоанн Дамаскин, что и мысль называется «словом».

Доказательства троичности Деятельности Божества

Доказательство троичности Деятельности Святой Троицы мы имеем в двух Богоявлениях: во время Крещения во Иордане и на Фаворе. Как там, так и тут каждое Лицо Святой Троицы проявило Себя особым действием Деятельности Своей.

Глава II. Указания Св. Писания и Предания на Тройственную Деятельность Божества

Аще и трисияет, единоначальствует Божество. (Антифон 8-го гласа)

Свидетельство о тройственности Деятельности Божества из Церковных служб

Во втором антифоне 6-го гласа говорится: «Святым Духом обожение всем, благоволение, разум, мир и благословение: Равнодетелен бо есть Отцу и Слову». Слова «Равнодетелен Отцу и Слову» совершенно непреложно означают, что Святой Дух имеет равное участие в общей деятельности Святой Троицы наравне с участием в сей деятельности Отца и Слова.

Свидетельства о триединстве Деятельности Божества из церковных служб

Троичность и триединство Действия Божества свидетельствуются следующими словами Троичного канона 1-го гласа (см. песнь 6): «Равностатную силу яко имущи, Троице пресущественная, в тождестве хотения, единица еси проста и нераздельна, Ты убо нас силою Твоею соблюди». Итак, следовательно, здесь говорится о том, что Сила, то есть Деятельность или Энергия Святой Троицы и равное участие в силе каждого действия Святой Троицы принимают все три Лица. И хотение Святой Троицы триедино, ибо каждая Ипостась, как совершенное Лицо, не лишено собственной воли и хотения, но тем не менее, у всех трех Лиц — одна воля, одно хотение, по тождеству сего хотения. Волитель всякого хотения Божия есть Отец, Сын же и Дух Святой волею и хотением Своим хотят и волят всесовершенно то, что волит и хочет Отец. Таким образом, соблюдается единство и простота, и неделимость Деятельности Божества.

***

В седьмой песни того же канона 1-го гласа в следующих словах говорится о вселении Бога Своею Энергиею в человека: «Слове Божий, соестественное Сияние Вседержителя Бога, якоже обещал еси яже у Тебе, Богодетельное вселение сотвори, яко благоутробен, со Отцем Твоим и Духом, и страшна бесом мя покажи и страстем». — Здесь Слово Божие, действующее на человека Глаголом Ипостасного Слова, именуется «соестественным Сиянием Вседержителя». Подразумевается также Энергия Слова, которая соестественна Энергии Отца и Святого Духа; затем приносится просьба о том, дабы сие Соестественное Сияние или Словесная Энергия Сына вселилась в нас вместе с Энергией Отца и Духа Святого — Богодетельным Вселением. «Богодетельное вселение» значит — вселение Божеской «Детели», то есть Энергии, которая есть триединое соестественное Сияние Света Трисолнечного Божества.

***

В Троичном каноне 5-го гласа говорится: «Едину Власть, едино Господство в триех свойствах неразлучно славим: Отче, и Сыне, и Душе, просвети ны, рабы Твоя» (песнь 4-я, тр. 3).В сем тропаре опять-таки открывается и исповедуется неслитность и нераздельность тройственной Энергии Божества. Говорится: «Едина Власть», — но Власть Божия есть именование Его Энергии. Говорится: «Едино Господство», — но и сие означает собою Энергию — господственную Деятельность Божества. Затем говорится, что сия единая Власть и Господство является не в слитном соединении, но «в триех свойствах неразлучно». — Исповедав православно достопоклоняемость тройственной и триединой Деятельности Божества, Церковь обращается ко Отцу и Сыну и Святому Духу, то есть к Самому Существу Божиему, прося просветления, то есть приобщения сей славимой триединой Энергии Божества. Этим прославлением Энергии Божества и затем обращением к Существу Триединого Божества, Церковь являет исповедание неотделимости Энергии Божества от Самого Существа Бога, созерцая и во власти Божией, и в господстве Божием, и в просветлении Богом людей — Самого Бога, Самое Триединое Существо, неотделимое от Деятельности Своей.

***

В том же Троичном каноне 5-го гласа говорится:«Свет нераздельный единаго Естества, Разделенный начертаньми, Трисиянный, Невечерний, мое сердце лучами Твоими озари» (Песнь 5, тр. 3).Итак, снова видим мы, что Церковь обращается прямо к Энергии Божества, именуя сию Энергию «Светом нераздельным единаго Естества». Очевидно, что Существо Божие именуется здесь «Естеством», а «Свет» сего Божественного «Естества» есть, несомненно, Его Энергия, к которой и направлено наше моление. Затем мы видим, что сия Энергия Естества Божия именуется «Светом Трисиянным», то есть тройственным, и «Разделенным начертаньми», то есть неслитным, который, хотя и единствен в действии Своем, но имеет в себе долю участия каждого Лица в триединой Энергии. Наконец, именуется «Невечерним», то есть вечным и неизменным, ибо Деятельность Божия так же вечна, как вечно и Существо Его.

***

В том же каноне 5-го гласа говорится: «Несоставно Существо в триех Свойствах, едину Власть и Державу имый: Тем бо состоится тварь всяческая и обновляется» (Песнь та же, тр. 3). Здесь, во-первых, исповедуется нераздельность Существа Троицы как Несоставного, а затем говорится об Энергии Ее — Тройственной, пребывающей «в Триех Свойствах», но и Нераздельной и Триединой, — ибо «Едину Власть и Державу имый». Сия Энергия Божия приобщается словесной твари.

***

В Троичных, поемых после Троичного канона, следующими словами изъявляется триединство Деятельности Святой Троицы: «Воспоим вси боголепно песньми Божественными Отца и Сына и Духа Божественнаго, Триипостасную Державу, Едино Царство и Господство». — «Царство» и «Господство» суть именования Энергии Божества.

***

И еще в Троичном каноне 5-го гласа говорится: «Державу единственнаго и трисолнечнаго зрака воспевающе, вопием: ум наш озари, Боже Всесильный, и к Твоей, Владыко, возвыси славе неизреченней» (Песнь 1-ая, троп. 1).

Итак, мы видим, что Церковь воспевает «Державу» Божию, именуя этим Энергию Божества, ибо Держава Божия есть державная Деятельность Его. Затем мы видим, что сия Энергия Божия именуется «Державой единственнаго и трисолнечнаго зрака». — Этими словами исповедуется тройственность Деятельности Божества, в коей каждое Лицо имеет долю Своего участия в единстве Действия, то есть как бы в одном озарении тремя солнцами. Свет сих трех солнцев окажется един, но каждое солнце будет иметь долю своего участия в едином озарении. Затем молитва о озарении нашего ума трисолнечным Светом являет то, что озарение нашего ума Божественными откровениями и лучами Богоразумия есть всецело плод непосредственной таинственной Деятельности Божества.

***

И еще в том же каноне: «Отца и Сына и Духа славим в непременнем зраце Божества, Тебе Единственнаго и Трисияннаго Господа, якоже Пророки и Апостолы от Тебе яве научишася» (Песнь 3-я, тр. 3).

Что значит непременный зрак Божества? — не иное что, но непререкаемо исходящая из Бога Энергия Его, являющая присно свойства Его, или, иначе сказать, — Откровения Имени Его.[1]

Сия Энергия Божества именуется Единственной и Трисиянной, и следовательно, Святая Церковь, наученная Апостолами и Пророками, Духом Святым исповедует Триединство Сияния Света Божества, то есть Тройственность и Триединство неслитной и нераздельной Энергии трех Лиц, неслитных и нераздельных по Существу и по Энергии.

***

И еще в том же каноне: «Тайно научается единаго Господства Трисветлому Даниил, Христа Судию узрев, ко Отцу идуща, и Духа проявляюща видение» (Песнь 4, тр. 1).

Итак, опять видим тайноводственное свидетельство о том, что Триединый Бог есть также и Трисветел, то есть Тройствен и в Деятельности Своей.

***

В Троичном каноне седьмого гласа говорится: «Отверзи ми уста умная сердца и устне вещественныя ко хвале Твоей, трисветное едино Божество всех, пети Тебе песнь, Светодетелю, благодарственную» (песнь 1, троп. 1). Итак, Бог именуется Светодетелем, то есть производящим из Себя Энергию Света. Божество же именуется «единым» — «трисветным».

***

«Светоначальное Естество, Троице начертаньми и Единица в Совете, и Славе, и Чести, утверди нас в Твоей любви» (5 песн., 1 тр.). Итак, здесь ясно свидетельствуется тройственность и единство Энергии Божества, ибо единое Светоначальное, то есть испускающее из Себя и дающее из Себя Начало Сиянию Божественного Света Естество Божие именуется «Троица Начертаньми»; по участию же в общей тройственной Энергии Лица одинаковы: «Единица в Совете», — то есть в волеизволении трех Лиц, подчиняющих волю свою воле Отца, — и Единица в Славе Своей, то есть в Откровении Своих Совершенств в Сыне, и Единица в Чести, то есть в поклонении, творимом Святой Троице умными тварями в Духе Святом.

***

«Светолучными блистаньми присное сияя, Трисветне Боже, Единице неприступная и пресущная, спаси иже в Тя, Владыко, верующия благочестно и поклоняющияся Тебе» (песнь 7, троп. 1). Итак, снова свидетельствуется о Энергии Святой Троицы, которая именуется «Светолучным Блистанием».

***

«Солнца лучами трисияннаго озаритися светодательными сподоби сердцам певцев Твоих, и ныне зрети доброту Твою, Троице Единице, яко мощно, даруй, всегда всем верою подобною Твоя величия песнословящим во вся веки» ([песнь] 8, [тропарь] 1). — «Светодательными лучи трисияннаго солнца» — то есть Тройственною Деятельностью Тридеятельного Божества — просим мы, дабы Бог сподобил нас озариться, то есть сим Светодательным Лучам причащаться и в причастии их созерцать совершенства Триипостасного Совершенства в свете веры сердечной.

***

«Храм мя Твоея трисветныя сотвори зари, Благодетелю, Человеколюбче, и причастия, и приобщения: неприступна врагом невидимым и плотским страстем, Владыко, покажи, единоначальный Боже мой и Господи Славы, песнословити во вся веки» (песнь 8, троп. 3). — Деятельность Божества здесь именуется «Трисветною зарею Благодетеля Человеколюбца». Итак, следовательно, изъявляется триединство и тройственность триединой Энергии Божества. Затем просится, дабы молящиеся сподоблялись бы делаться храмом сей Трисветлой Зари, то есть жилищем Божественного Действа. Затем свидетельствуется вера в то, что сие вселение, которое есть и причащение и приобщение Божеству Божественной Энергии, будет человеку в достижение духовных совершенств, в приобретение силы над страстями и похотями и в победу над диаволом.

***

«Равносильная, Богоначальная, Трисветная, Всесильная Державо, неизменная Доброто существенныя Благости, даждь прегрешений разрешение Твоим рабом и искушений и страстей избави» (песнь 9, тр. 3). — Словом «Равносильная» свидетельствуется наличность Силы, то есть Энергии в каждом Лице Св. Троицы; но прошение обращается не к трем равносильным существам, а к Единому Трисветному Существу, к единой Державе, к единой Доброте, к единой Благости. Итак, следовательно, еще раз свидетельствуется о том, что Деятельность Святой Троицы есть неслиянна, и нераздельна, и триедина.

***

О тройственности Энергии Божества свидетельствуют следующие слова Троичного канона 1-го гласа: «Свыше показуя Единственную Богоначальных в триех Ипостасех Державу, Отче, рекл еси равнодетельному Твоему Сыну и Духу: приидите, сошедши языки их смесим» (Октоих, глас 1-ый, Троичный канон, песнь 1-ая).

Итак, видите, что свидетельствуется сим Божественным Глаголом? — Что Держава, то есть всесодержащая Деятельность Святой Троицы, есть Единственная, и что Сын и Дух Святой равнодетельны Отцу, то есть равно участие принимают в каждом действии Божества.

***

То же самое свидетельствуется и в следующей песни: «Первее небеса утвердил еси, Господи, и всю силу их Словом Твоим вседетельным и Духом уст соестественным, с нимиже владычествуеши всяческими в трисиятельнем единоначалии Божества». — Итак, как видите, Энергия Божества названа здесь Трисиятельным Единоначалием Божества.

***

В пятой песни этого же канона говорится о Божестве Лучей, то есть Энергии Божества, в следующих выражениях: «Яже первой ангельстей непосредственне утвари неприступными Твоея доброты лучами осияваемой быти благоволиши, Твоими светлостьми просвети, Троице единоначальнейшая, православно Тебе поющих». Итак, что же говорится сими словами? — Во-первых, то, что лики Ангельские искони просияли не собственным светом, но неприступными лучами Света Божества. Во-вторых, что сии неприступные лучи суть, следовательно, Энергия Божества и Сам Бог в Деятельности Существа Своего. В-третьих, что Троица есть Единоначальнейшая. Затем говорится о том, что и православно воспевающих Святую Троицу Бог благоизволяет просвещать светлостьми Своими, то есть теми же неприступными лучами Своего Божества, как и Ангелов, хотя не столь явственно сияющими, как те неприступные лучи, коими осияваются Ангелы, и посему названными Светлостьми. Во всяком случае, исповедуется, что и сии Светлости суть Деятельность или Энергия Божества.

***

Также и в восьмой песни Энергия Божества именуется «Манием Богодетельным». В той же песни Энергия Божества именуется «Светодательными Лучами»: «К Твоим светодательным лучам взирати присно, имиже насыщуся Славы Твоея то есть опять же таки Славой именуется Энергия Божества сладкия, и светодательныя, и пребогатыя». Все сие говорится о умном озарении Божественною Истиною в воспевании Имени Господня. Сия Истина именуется и Светодательным Лучом, и Славою Светодательною. Итак, сия словесная Энергия Божества исповедуется быть подательницею Божественного Света — и, следовательно, Богом.

***

Святая Троица называется в церковных песнопениях: «Единоначальная, Живоначальная, Светоначальная». Что же означают сии названия? «Единоначальная означает Единое начало всякого действия Божия. «Единоначальная» значит также и то, что сим исповедуется, что Деятельность Божества не есть тварь, ибо Бог в Троице именуется не Творцом Своей Деятельности, но Началом.

«Живоначальная» Троица означает, что Она есть «Начало» Жизни Вечной и вообще начало Духа Жизни Божественной. Сей «Дух Жизни» есть сила, исходящая из Святой Троицы, как из своего Начала, то есть сей Дух Жизни есть жизненная Деятельность Св. Троицы.

Наконец, Святая Троица называется «Светоначальная», и этим самым признается то же самое, что Свет Истины Божественной, а, следовательно, и тот Свет, который сокровен в Глаголах Божиих, есть Деятельность Света Истины Божества, ибо исходит из Пребожественной Троицы, как из Своего начала, а не сотворен подобно разным другим тварным силам.

***

В Троичном каноне 5-го гласа еще говорится: «Божественное питие Твоей любви,  сладчайшее, Светодейственное,  души моей подаждь, Троице Единице Светоначальная, и Божественное умиление чистительное, Владыко Многомилостиве всея твари» (Там же, троп. 3).

Итак, здесь, во-первых, мы видим: любовь к Богу есть дар Божий. Таков же дар есть и Божественное умиление. Затем мы видим, что дар любви к Богу именуется «Светодейственным», то есть приобщающим к Свету, к Энергии Света Божества светоначальной Троицы. Итак, как видим, и в сем тропаре тайноводственными гласами воспевается не иное что, но именно Энергия Божества, и открываются свойства ее.

***

В том же каноне говорится: «Довольно изъяви пророк, поя Отцу Твоему Свету: узрим Духом Свет Сына, единаго Бога Трисолнечнаго» (Песн. 6, тр. 2).

Таинственнейшие слова, изъявляющие, во-первых, что созерцание Бога есть Действие Откровения Сына и Слова в Духе Святом. Затем изъявляется неслитность Энергии Божества, ибо и Энергия Отца именуется Светом, и Светом именуется и Деятельность Сына, причем сей Свет Сына зрится Духом Святым, и в сем Свете Сына исповедается быть зримой Единая Троица Трисолнечная, то есть Тройственная в Деятельности Своей и Триединая, Неслитная и Нераздельная и по Существу, и по Энергии.

***

В Троичном каноне 2-го гласа говорится: «Иже Источник и корень Отец сый, яко виновен, иже в Сыне и Святем Дусе срасленнаго Божества Трисолнечный сердцу моему источи Свет, и причастием осияй Богодетельнаго Сияния» (песнь 1, троп. 2). Итак, здесь ясно приносится прошение о том, чтобы Бог сподобил бы причастить молящихся причащением Энергии Божества, которая именуется «Богодетельным Сиянием Трисолнечнаго Света».

***

В том же каноне говорится еще: Трисветлая Единице Богоначальная, весь разори грехов и страстей моих мрак, Светлых Лучей Твоих сладчайшими Причащеньми, и сотвори мя Твоея неприступныя Славы храм и сень пречистую» (п. 1, тр. 3). — Итак, как видите, здесь опять-таки изъявляется причастимость Энергии Божества, которая именуется «Светлыми Лучами» и «Неприступною Славою», то есть Славою Неприступного Бога.

***

Там же говорится: «Егда в начале Адама создал еси, Господи, тогда Слову Твоему Ипостасному возопил еси, Благоутробне: сотворим по Нашему подобию: Дух же Святый соприсутствоваше Содетель. Темже вопием Ти, Творче: Боже наш, слава Тебе» (там же седален по 3-ей песни). — Итак, здесь ясно изъявляется участие Трех Лиц в общем Действии Божества: Отец изъявляется быть инициатором, то есть Произволителем сотворения человека; Сын подразумевается Определителем воли Отчей, а Дух именуется Соделателем Тройственного Совета.

***

В том же каноне говорится: «Единицы начальныя несмесна три Лица воспеваем, яко свойственне имущая и раздельне ипостасне: но убо соединенна и нераздельна в Совете же, и Славе, и Божестве» (там же песнь 4, тр. 3). Этим изъявляется нераздельность участия Лиц в волеизволении Святой Троицы, по инициативе Отца, которое и называется Советом. Изъявляется нераздельность участия Трех Лиц и в Откровении, которое именуется Славою; нераздельность и во всяком Божественном Действии.

***

Там же говорится: «Неприступная Троице, соприсносущная, собезначальная, Богоначальная, неизменная во всех, кроме Светоносных Свойств, всякий лукавый упраздни совет, и стужения демонов невредна соблюдаяй мя присно, Господи всех» (п. 8, тр. 1). — Итак, здесь открывается изменяемость Светодеятельности Божией по отношению к твари, то есть что Бог по произволению и умаляет степень осияния твари Своим Светом, то есть лучами световой Энергии Божества, или увеличивает степень сего осияния.

***

«Возсияй в сердцах, трисолнечное Божество, воспевающих Тя, трисиянным Светом Твоим, и даждь разум еже во всех разумети и деяти Твое хотение благое и совершенное, и величати, и славити Тя» (п. 9, тр. 2). Здесь Энергия Божия, причастимая человеку, именуется «Трисиянным Светом», который дает человеку ум к разумению хотений Божиих и силу к исполнению их и отверзает уста человека к величанию и прославлению Бога в Богооткрываемых совершенствах свойств Его.

***

В Троичном каноне 3-го гласа говорится: «Равновещающе словесем пророческим, славных Апостол же и проповедник веры, Равнодетельную Тя Троицу славословим вернии, Боже всех» (песнь 3, тр. 3). Итак, как видите, Дух Святый, устами церковного Святого песнописца (св. Митрофана), совершенно непреложно изъявляет, что Лица Святой Троицы равно имеют участие в единой общей Деятельности Божества: равнодетельна есть Святая Троица.

***

В Троичном каноне 4-го гласа говорится: «Помазася от Отца Духом радования, Богодетельным елеем, Сын и человек бысть и единаго Божества триипостасное научил есть» (п. 1, тр. 2). Здесь изъявляется, что на Сыне по благоволению Отца почивала Деятельность Святого Духа, которая здесь именуется «Богодетельным елеем», «Помазанием Духом Радования» «от Отца» — то есть по воле Отца.

***

В том же каноне говорится: «Разделену сущу неизреченно Лицы Божества и соединяемому Державою вкупе единем Господством, безпредельну едину, неописанну, воспеваем Тя, Творца всея твари» (п. 4, тр. 2). — Итак, как видите, Деятельность (Энергия) Божества именуется здесь Соединяемой Державой и Единым Господством.

***

В том же каноне говорится: «Свете трисолнечне, существеннаго Света Твоего возсияй ми единственное Божество, несозданное Естество и светодейственный Источниче всякия Светодательныя Зари, да созерцаю Твою доброту неизреченную» (гл. 4, песнь 5, тр. 2). — Здесь совершенно определенно делается различие между непричастимою Сущностью Божества и причастимою Его Энергиею: Существо Божие именуется — «Свет Трисолнечный, Существенный Свет, Единственное Божество, Несозданное Естество и Светодейственный Источник», а Энергия Божества именуется Светодательною Зарею сего Светодейственного Источника — Существа Святой Троицы. Также изъявляется, что в причастии сих Лучей Света Божества созерцается неизреченная Доброта Божества, то есть Его совершенства.

Примечание. Название «Свет» употребляется Св. Отцами как в отношении Существа Божия, так и в отношении к Энергии Его. Поэтому и мы относим это слово, часто встречающееся в церковных песнопениях, иногда к Существу Божию, а иногда к Энергии Его, соответственно смыслу, придаваемому песнописцем. Считаем себя вправе это делать, вспоминая слова Св. Симеона Нов. Богосл[ова]., который совершенно определенно выразился о сем, что всякая Энергия Божия есть Свет. Смотри 62-е Слово.

***

«Учиненная небесная естества и умныя чины православно вси земнороднии подражающе, славим едино Божество в триех равнодетельных Ипостасех» (песнь 7, тр. 1). Этими словами с совершенной непреложностью изъявляется Равнодеятельность Трех Лиц в Деятельности Божества.

***

В антифоне 4-го гласа говорится: «Святым Духом Боговедения Богатство, зрения и премудрости: вся бо в Сем Отеческая веления Слово открывает». — В этом антифоне с несказанною ясностью и определенностью изъявляется род участия каждого Лица Святой Троицы в единой общей Деятельности: Дух Святой по воле и велению Отца открывает в Глаголе Сына твари в созерцаниях совершенства Божии, и сии созерцания суть Боговедения Богатство и Богосозерцания и приобщение Премудрости Божией.

Евангельское свидетельство Господа Иисуса Христа о совместной Деятельности Лиц Божества

«Моя вся Твоя суть, и Твоя Моя» (Ин. 17:10). О чем здесь говорится? О каком достоянии Отца и о достоянии Сына, что они суть общи? — Общее достояние Отца и Сына есть, во-первых, нераздельная Деятельность Божества. А что здесь идет речь именно о Деятельности Божества, свидетельствуют предыдущие слова: «разумеша, яко вся, елика дал еси Мне, от Тебе суть». — Итак, следовательно, «Моя» есть то все, что Отец дает Сыну, т. е. и Глаголы, и Откровение. Но да не подумает кто, что Деятельность Божества исходит только от Отца и принадлежит только Отцу, — Господь говорит: «Вся Моя Твоя суть, и вся Твоя Моя». — «Твое Благоволение во Мне, и Мои Глаголы в Тебе. Твое Благоволение в чудотворящих Силах Св. Духа, и сия Деятельность Духа Святого в Тебе, и Глаголы Мои в Духе Святом».

Еще о Триединой Деятельности Божества

Как о триединстве Святой Троицы мы говорим словами трех Святителей: «Слово бе в начале ко Отцу собезначальное, и Дух Божий Бог бе пребезначальный: просто, единосущно, соестественно Божество, яко Божественнии глаголют проповедницы. Совокупляю и разделяю, яже совокупленне разделяемая едино нераздельно помышляю и три мню» (канон 30 января, песнь 6-ая).

Смеем также мыслить и о триединой Деятельности Божества: искони Благоизволителем взаимной Деятельности любви был Отец, Глаголом познавательной любви совершенств Божиих был Глагол Сына и Слова, и чувство в любви, глаголемой Сыном, был Дух Духа Святого, — и сии трие едино суть. Также и по отношению к людям: Благоволение к человеку и примирение с человеком есть особое Действие Отца; Откровение и Истина, открываемые человеку, есть Действие особое Сына, а Благодать и Сила, ниспосылаемые на человеков, есть Действие Духа Святого, — и сии трие едино суть. «Совокупляем» сии Энергии Отца и Сына и Духа Святого — и «различаем» совокупно же присносуществующие и различаемые — единое нераздельное Действие Божества помышляем и три мним, различаемые нераздельно.

О сем различии триединства Деятельности (Энергии) Божества ясно говорит Господь в последних словах, обращенных к Апостолам: «Аз послю обетование Отца Моего на вы: вы же седите во граде Иерусалимсте, дондеже облечетеся силою свыше» (Лк. 24:49).

Видите, какое триединство, которое есть: 1) Обетование Отца, сиречь Его Благоволение, выраженное обещанием; 2) Послание Сына, то есть Его Откровение, ибо мы знаем, что сошествие Святого Духа на Апостолов именно выразилось не только в шуме ветра и в огненных языках, но и в богатом излиянии Откровения, ибо все апостолы на разных языках вдруг стали славить величия Божии, и, следовательно, им тогда же были откровенны свойства Божии Глаголом Сына в Духе Святом; 3) «Сила», то есть Благодать Духа Святого.

Триединое Существо, Триединое Действо, Боже наш, слава Тебе.

Еще о нераздельности Энергии Отца и Сына. Свидетельство Господне

«Отец любит Сына и вся показует Ему, яже Сам творит». «Приидите, благословеннии Отца Моего, унаследуйте уготованное вам Царство». — В сих словах является триединство Энергии Божества. В чем заключается Царствие Небесное? — В приобщении людей к Свету и вообще к Энергии Божества. Иначе говоря, Царствие Небесное для человека состоит в изобильнейшем восприятии Благодати Святого Духа. Но для кого может наступить сие посещение его Энергией Святого Духа? — Для «Благословенных Отца», для тех, о коих благоволит Отец; для тех, по отношению к коим подействует Энергия Благоволения Отца. Но что же привлекает Благоволение Отца? Вера во Иисуса Христа и во Имя Его, вера во Глаголы Сына и Отца, как то и Сам Отец сказал: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих». Так и Апостолы беспрестанно повторяют о том, что спасение и Благодать мы имеем получить «о Христе Иисусе, Господе нашем», и «во Имя Господа Иисуса». Также и в Евангельских словах, приведенных нами выше, говорится: «приидите, благословеннии Отца Моего», — какие благословеннии? — «Возжадахся, и напоисте Мене» и т. д. Сие скажет Слово и Сын на Страшном Суде, ибо суд Отец предоставил Сыну. Итак, вот ясный пример триединства Энергии Божества: Отец благоволит о верующих в Сына, и в слова Сына, и во Имя Его; Сын же определяет, по воле Отца, кто именно оказался достоин сего благоволения Отчего; а Дух Святой сообщает таковым уготованное по воле Отца для благословенных Сыном наследие «Царствия» — то есть Себя Самогово Энергии Своей, купно с Энергией Отца и Сына.

А вот еще намек на триединство Действия Божия в сих словах: «Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любы Бога и Отца, и Причастие Святаго Духа буди со всеми вами» (II Кор. 13:13), — все сие есть триединый акт Действия Божества, а не три отдельных друг от друга акта.

А вот еще замечательно именование триединой Энергии Божией «Отчим Благоволением»: «Распростертыма дланьма на кресте, Отеческаго исполнил еси Благоволения, благий Иисусе, всяческая…» (6 гл., 1 п. кан. воскр.).

Господь Иисус Христос Сам свидетельствует следующими словами то, что Им осуществляется Свет Святой Троицы, и что в Его Деятельности пребывает Триединая Деятельность Св. Троицы: «Мое Брашно есть, да сотворю волю Пославшаго Мене и сотворю дело Его» (Ин. 4:34). «Воля Пославшаго» есть именование особой Деятельности Отца, которой Отец участвует в Триединой Деятельности Божества, а «Дело Его» есть именование особой Деятельности Духа Святого. Итак, в Сыне Божием деялись Советы Святой Троицы, Пославшей Его. В Его действиях была и Воля Отца, и вседетельная Сила Духа Святого.

Но ныне Кто же на земле осуществляет Советы и преднамерения Святыя Троицы? Через Кого деет в мире Деятельность Божия? — Через Духа Святого. О Нем можно сказать, что Его брашно есть ныне — совершать Волю Пославшего Отца и возвещать Глаголы Сына, творя Собою Дела Его.

[1] Под «Именем» не подумай, что здесь говорится о каком-либо слове человеческом или о каком-либо собственном имени, но говорится о Славе и Сиянии всех совершенных свойств Божиих, кои присно именуются, т.е. определяются и ведаются Сыном Словом.

Глава III. Об особых Деятельностях каждого Лица и об их именованиях

…Отец благоволи, Сын же вселися, и Дух Святый, осенив Тя, Отроковице, показа Богородицу. (Ексапостиларий в четверток).

Различное именование Деятельности (Энергии) Божества Церковью

Различно именуется в церковных службах и в Писании Деятельность (Энергия) Пресвятой Троицы. Так, весьма часто слышим мы в церковных молитвах слово «Благоволение». Слышим весьма часто слово «Благословение», еще чаще слышим слово «Благодать»: «Заступи, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Твоею Благодатию». Все сие говорится о триединой Деятельности Святой Троицы, причем иногда этими именами именуется вообще Энергия Св. Троицы, действующая в людях, а иногда эти имена относятся к Деятельностям Ипостасей, причем «Благоволение» преимущественно относится к именованию Энергии Отца, именуя так Его инициативу в триединой Деятельности; и когда Церковь просит, чтобы Бог ниспослал на молящихся Свое «Благоволение», то, очевидно, тем самым просит о сообщении и даров Откровения Сына и даров Действия Духа Святого. «Благословение» можно отнести к Действию Слова в триединой Деятельности, и когда Церковь испрашивает молящимся от Бога «Благословения», то тем самым просит не только сообщения словесных даров Сына, но Благоволения Отчего и Даров Духа Святого.[1] «Благодать» можно отнести к Действию Духа Святого, и когда Церковь испрашивает от Бога Благодать Святого Духа, то тем самым испрашивает Благоволения Отчего и Откровения Сына, ибо Деятельность Трех Лиц Святой Троицы нераздельна, и где Благоволение Отца, там и Откровение и словесная Деятельность Сына, там и Действие Сил Духа Святого. Еще в молитвах мы часто встречаем слова: «Рука», «Перст», «Лице», «Очи», — этими именами не иное что именуется, но различная Деятельность Пресвятой Троицы. О сих именованиях и о сих Действиях свидетельствует тайноведец Св. Симеон Новый Богослов в своем 62 Богословском Слове, что и именования сии суть «Свет», и самые Действия, ими именуемые, суть «Свет» — то есть Бог и Деятельность Его.

Слышим мы еще весьма часто в Церкви слово «Мир». Слышим преподание сего «Мира» людям, причем слова: «Мир вам», — сопровождаются крестным знамением со сложением перстов иерея во Имя Иисуса Христа.

Деятельность Божия именуется также Миром

Словом «Мир» именуется также не иное что, но приобщаемая Деятельность Триединой Троицы. Сия Деятельность именуется также «Миром Божиим, превосходящим всяк ум». Говорится, например: «Мир и Благословение на людях Божиих». — «На земле Мир, в человецех Благоволение». Слова «Благоволение» и «Мир» означают то же самое и могут относиться к особой Деятельности Отца в триедином Действии Святой Троицы. Примирение с человеком есть Действие Отца, ибо Сын является «Ходатаем Бога и человеков», а Дух Святый является Содетелем и Споспешником сего примирения. Но благоволение Божие именно и заключается в том, чтобы примирить справедливость Божию, требующую вечной кары, с человеком, ради искупительной жертвы Сына, как то говорится негде: «Мир имамы о Христе Иисусе».

Также и Господь именует Деятельность Божества «Миром»: «Мир Мой даю вам». Очевидно, что этим преподанием Господь преподал не только Свою Энергию, но по нераздельности оной с Энергией Отца и Святого Духа преподал Апостолам Дух Деятельности Божества. Также Господь и Апостолам заповедал преподавать «Мир», и сие преподание совершать словом, причем удостоверил, что сей «Мир» есть некая реальность, то есть нечто сущее, а не не сущее, — ибо сказал, что если кто достоин будет в том доме, которому преподадут Апостолы «Мир», то сей мир пребудет на достойном, а если не окажется достойного, то сей «Мир к вам возвратится». Как видите, сей «Мир» есть не только реальность, но есть еще и некая разумная сила, которая сама определяет, кто ее достоин и кто не достоин, и в случае недостоинства возвращается к пославшему мир Апостолу. Итак, что же иное здесь именуется словом «Мир», как не приобщаемая Деятельность Святой Троицы, которую Сын сообщал Глаголом Своим и, дав Свой Глагол Апостолам повелел и им в Его Глаголе сообщать Деятельность Божию людям.

Еще именуется Деятельность Божия Премудростию и Миром, и Силою. А также — Благодатью и Истиной

Встречаем мы и именование Господа Иисуса Христа словами: «Премудросте Божия, и Мире, и Сило» (8-я молитва ко Святому Причащению). Как видите, Господь Иисус Христос здесь именуется по Тройственному Действу Святой Троицы, ибо Он является Причастителем сей Энергии Божества в Святых Тайнах Своих, ибо чрез достойное причастие Святых Таин в человека вселяется триединый Дух Божий — Триединая причастимая Деятельность Святой Троицы, которая и именуется для Отца — Миром, для Сына — Премудростью, для Духа Святого — Силою. Еще слышим в Писании: «Благодать и Истина Иисусом Христом бысть». Истина есть приобщимая словесная Деятельность Сына и с ней неразлучна Деятельность Святого Духа — «Благодать». Подразумевается, что и первое, и второе сообщается человеку «о Благоволении» Отчем.

Еще именуется Деятельность Св. Троицы: «Держава», «Царство», «Сила», «Слава». Еще именуется Деятельность Св. Троицы: Глаголы, Дух и Жизнь

Еще встречаем мы свидетельство Господне, в коем Он, удостоверяя Божество Своих словесных Действий-Глаголов, говорит: «Глаголы, яже Аз глаголах вам, Дух суть и Живот суть». Говоря, что Его слова суть и Дух, и Жизнь, Господь тем изъявляет совершенную неотделимость Деятельности Отца от Деятельности Сына и Духа Святого. Думается, что «Духом» именуется энергия Духа Святого, а «Жизнью» именуется Благоволение Отца, которое заключается в примирении Бога с человеком и даровании ему вечной жизни.

Еще именуется Деятельность Божия Водою Живою и Духом

Господь неоднократно именовал приобщимую Деятельность Божию «Водою Живою», а в беседе с Никодимом изъявил о приобщимой людям Деятельности Божества: «Дух, идеже хощет, дышит, и глас Его слышиши, но не веси, откуду приходит и камо идет» (Ин. 3:8).

Трисвятая Триединая Троице, Триединая Воля, в Воле Отца благоизволяющая, Триединый Глагол, во Глаголе Сына глаголющая, Триединая Сила, в Силе Духа Святого действующая, Единое Существо и Триединое Действо (Энергия), помилуй нас!..

Что такое «Благоволение Отчее»?

Благоволение Отчее есть именование особой Деятельности Отца, как о том свидетельствует Сам Отец: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Нем же благоволих», — сие сказано было дважды.

Благоволение Отца, Истинный Глагол Сына и вседейственная Сила Духа Святого нераздельны суть и неизменно участвуют в каждом Действии: Отец — Благоволением, Сын — Глаголом, а Дух Святой — Силою. Таково триединое Действие или Энергия Божества. В церковных молитвах и в псалмах весьма часто встречается слово «Благоволение», употребляемое в смысле «Деятельности Божества». Так, например, в псалме, читаемом на часе 1-м, говорится: «яко оружием Благоволения венчал еси нас». Что значит таинственный смысл сих слов? Оружие Божие, которое действует в нас и против которого не в силах стоять силы демонские, есть сама Деятельность Божества, действующая в нас, по Благоволению Отца, Сына и Св. Духа, ибо без троичного Благоволения не бывает никакого Божественного Действия. Но «Благоволение Отца» есть начало для Благоволения Лиц двух других Ипостасей Святой Троицы, и таким образом, сие Благоволение Божие для людей является главизной того всесильного Оружия — Силы Божией, — которое подает нам Бог.

Поэтому в другой молитве, например, тоже говорится (в конце изобразительных): «Всесвятая Троице, Единосущная Держава, сиречь единосущная триединая Деятельность, нераздельное Царство то же, царствующая Деятельность,всех благих винато есть тоже подразумевается — «вина» всех проявлений Силы Божией в человеках, благоволи же о мне, грешном…» — «Благоволи, Отче», — и воцарится во мне триединая единосущная Держава! «Благоволи, Сыне!» — и воцарится во мне триединое «нераздельное Царство»! «Благоволи, Душе Святый!» — и исполнится душа моя всяких благодатных небесных дарований, и совершится то, о чем я прошу! — «Утверди, вразуми сердце мое и всю мою отыми скверну: просвети мою мысль да выну славлю, хвалю, поклоняюся и глаголю: Един Свят, Един Господь, Иисус Христос во славу Бога Отца, аминь!» — Так исповедуется, что прославление Божества Иисуса Христа и Деятельности Его есть одновременно прославление и Бога Отца, ибо в препрославленных Действиях Сына пребывает препрославленная Инициатива, то есть Произволение или Благоволение Отца.

Особая Деятельность Отца есть — благоизволять

«Се есть Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих». — Эти слова были произнесены Отцом дважды, во время Богоявления на Иордане и на Фаворе, и открывают нам Божественную тайну о соотношении Деятельности каждого Лица Святой Троицы в триединой Деятельности Божества. Итак, как видите, Отец дважды свидетельствует Сам о Себе, что Ему принадлежит Благоизволение, и сие подтверждает неоднократно и Сын: «Снидох с небесе, не да творю волю Мою, но волю пославшаго Мя Отца». — Из этих слов мы убеждаемся что, хотя действие Святой Троицы есть единое, но Лица Святой Троицы не лишены каждое собственной воли, но единство хотения и воли трех Лиц Святой Троицы заключается в том, что Сын и Святой Дух присно и неизменно волят, дабы хотеть и благоизволять согласно с Отцом — Инициатором всякого Действия Божия, и сие не по принуждению или необходимости, но вследствие теснейшего союза всесовершеннейшей любви и единомыслия. Сын Божий, как всесовершеннейшая Личность, имеет Свою личную волю, но Его воля именно в том и заключается, чтобы творить волю Отчую. Такова же и воля совершенной Ипостаси Духа Святого. Таким образом, в Деятельности Божества Отцу принадлежит инициатива — начало всякого Действия Божия, — Благоволение.

Деятельность Духа Святого именуется иногда «Жизнь Вечная»

Вслед за приведенными выше словами Господь говорит: «Се же есть воля Пославшаго Мя Отца, да все, еже даде Ми, не погублю от Него, но воскрешу е в последний день. Се же есть воля Пославшаго Мя Отца, да всяк, видяй Сына и веруяй в Него, имать живот вечный, и воскрешу его Аз в последний день» (Ин. 6:39–40). Обратите внимание на последние слова: «имать живот вечный» и «воскрешу его Аз в последний день». Здесь изъявляется два различных по времени действия Сына Божия: одно в настоящем времени — а именно, дарование вечной жизни, а другое в будущем времени — воскресение в последний день. О приобретении жизни вечной сказано, что по Благоволению Отца всякий, кто примет с верою посланного Отцом Сына и восприимет Глаголы Его, получает — «имать» — уже здесь, на земле, жизнь вечную. Что же это за «Жизнь Вечная»? — Жизнью Вечной именует Господь Деятельность Святого Духа. Когда человек восприемлет с верою ниспосылаемое ему с неба «Благоволение», а с ним и Откровение Сына в словесной Энергии Его, то совместно с восприятием словесной Энергии Сына воспринимает и жизненную Энергию Духа Святого, которая и именуется Господом — «Жизнь Вечная». Жизнь Вечная есть приобщение человека Деятельности Святого Духа, ибо Дух Святой, вселяясь в человека, во-первых, воскрешает его умерщвленный грехом дух. Воскрешение же тела человеческого в последний день будет вторичным действием Божиим, в коем Сын Божий примет такое же непосредственное участие, как и в воскрешении духа человеческого. Как в воскрешении духа человеческого его удостаиваются люди по Глаголу Господню, так и в последний день по Глаголу Господню, который будет возвещен «трубой архангельской», восстанут мертвые из гробов силою Действия Духа Святого в Глаголе Сына по Благоволению Отца.

Глаголы Сына, в том числе и прежде реченные, пребывают Деятельностью Его

Итак, не ясны ли из сих евангельских слов три рода участия трех Лиц Святой Троицы в едином действии Божества? Отец благоизволяет, Сын глаголет, Дух Святой совершает. Это и еще удостоверяет Господь в той же главе вслед за приведенными нами текстами: «Дух есть, иже оживляет. Глаголы, яже Аз глаголах вам, Дух суть и Живот суть» (Ин. 6:63). «Духом» и «Жизнью» именует Господь Энергию Божества, тем удостоверяя нас в том, что и Глаголы Господни не суть простые слова человеческие, но Его словесная Деятельность, нераздельная от Деятельности Отца и Святого Духа. Обратите внимание еще и на то, что Господь не говорит о Глаголах Своих в настоящем времени: «глаголы, яже Аз глаголю вам», — но говорит о Глаголах Своих прошедшего времени: «Глаголы, яже Аз глаголах вам», — говорит, что эти Глаголы, которые Он говорил, и которые засеялись в памяти Апостолов, что они продолжают оставаться Деятельностью Божества: «Дух суть и Живот суть». — Это нас совершенно удостоверяет в том, что и поднесь все эти слова Господни, записанные в Евангелии, которые Он  глаголал  нам,  Дух суть и Живот суть, суть сама Энергия Божества.

***

Особая Деятельность Отца есть — благоизволять. Но каково же Его благоизволение относительно людей? — Слыши, дщи, христианская душа, и виждь: «Не бойся, малое стадо, яко благоизволи Отец ваш дати вам Царство» (Лк. 12:32). Итак, вот каково благоизволение Отца к людям: дабы Богувоцарятьсяв них. Слышишь и видишь ли, душа христианская, что произволяет о тебе Отец, что глаголет о тебе Сын, и что совершает Дух Святой! Бог ожидает от тебя лишь соизволения на сие твоего сердца, веры твоей мысли и стремления к Богу твоего чувства. О, как легко спасение для того, кто, благодатию Божией, верит в силу сего благоволения. (Записано 14 декабря 1913 г., одиннадцатая годовщина моего поступления в монашество).

Свидетельство о вольном подчинении Сыном Воли Своей Воле Отца

«Отец бо любит Сына и вся показует Ему, яже Сам творит» (Ин. 5:20). Но что же именно благоволит творить Отец? — «Якоже бо Отец воскрешает мертвыя и живит, такожде и Сын ихже хощет живит…» — Этими словами свидетельствуется наличность воли и хотения у каждого Лица Святой Троицы. Отец — инициатор хотения, но и Сын также хощет того же, что Отец, то есть оживотворения человека Духом Святым. «Якоже Отец имать живот в Себе, тако даде и Сынови живот имети в Себе». — Этими словами свидетельствуется, что Энергия Духа Святого, которая именуется «Живот», пребывает и в Отце, и в Сыне по дару Отца. «Не могу Аз о Себе творити ничесоже… Яко не ищу воли Моея, но воли пославшаго Мя Отца». — Этими словами еще раз подтверждается, что хотя Сын и свободен в Своей воле и в Своем хотении, но Он Сам ищет творить лишь хотение и волю Отчую и Сам по Себе не начинает никакого Действия Божия, но по инициативе Отца.

О триединстве человеколюбия Божия

Не мним мы, будто нас различною любовью любят три Лица Святой Троицы; не мним мы, будто Сын Божий к нам снисходительнее Отца, а Отец строже Сына, или что Дух Святой безразличнее к нам и не так человеколюбив, как Отец и Сын, но исповедуем мы единую Деятельность, и следовательно, и единую любовь Триипостасной Троицы и «равностатную» силу в общем Действии всякого Лица Святой Троицы, а следовательно, и одинаковую силу любви каждого из трех Лиц к человеку. Отец любит нас так же одинаково, как и Сын, и Сын так же одинаково, как и Дух Святой. В сей триединой любви Отец выражает Свое участие в ней Своим благоволением к человеку — во еже миловать человека, открывать ему Истину Божественную и одарять Благодатными Дарами; Сын выражает Свое участие в человеколюбии Божием принесением Себя в жертву за человека Отцу и присным откровением человеку всякой Истины о Боге в Деятельности Откровения Своего; а Дух Святой выражает Свое участие в человеколюбии Божием присным непосредственным пестунством всякого человека в духовной жизни, таинственным сообщением человеку глаголов, открываемых Сыном, утешением в скорбях, укреплением в подвиге — одним словом, неизреченным всегдашним непосредственным промышлением и детовождением. Пресвятая Троица, Боже наш, слава Тебе, Едине Человеколюбче! Но ни откровения Сыном человеку Божественной Истины не бывает когда-либо помимо Благоволения на сие Отца, ни Утешения и Благодати не бывает от Духа Святого помимо Благоволения Отца. Также и наоборот: не бывает когда и Благоволения Отца к человеку без того, чтобы сие Благоволение не сопровождалось бы для человека и Откровением Сына, и Благодатью Святого Духа.

Помазание Божие есть сообщение Богом особой Деятельности Св. Духа

Помазанником именуется Христос, помазанниками именуемся и мы все, христиане: «и вы помазание имате от Святаго и весте вся» (IИн. 2:20). Помазанниками именуемся мы потому, что, примирившись с Богом чрез искупительную жертву Сына, мы сподобляемся ради призываемого нами Имени Господня особых даров Духа Святого, которые суть приобщаемая нам Энергия (Деятельность) Его. Помазанником именуется и Господь Иисус Христос, ибо и Он был помазан особою силою (Деятельностью) Духа Святого на дело искупительного служения Своего. Когда же был помазан? — От зачатия, зачинающееся человечество Христа помазалось Божеством ипостасного Слова, и Божество Христово было в Нем Помазанием Его, и был Христос и Помазанник, и Помазание, как то изъявляют Святые Отцы. Поэтому и воспели Ангелы в ночь рождества Христова: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех Благоволение». Благоволило Божество Божие преискренне приобщиться во Христе человечеству. Однако, мы видим, что Божество во Христе в продолжение почти 30 лет не проявляло Себя никакими особыми действиями, присущими Божеству Его. Почему? — Потому что, хотя Иисус Христос и пребывал на земле в полноте Ипостасного Божества Своего, однако, Своей Божеской словесной Деятельности не обращал к людям, ибо не был еще помазан на то Благоволением Отца на проповедь, не был еще помазан и Благоволением Отца и на творение чудес, не было еще Благоволения Отца на Божеские Действия во Христе. Но вот заблагорассудил Отец, что настал час явления Сына миру, и сие Благоволение обнаружилось на Иордане в Глаголе Отчем: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих»; обнаружилось тогда и особое помазание Христа Духом Святым, сошедшим на Него в виде голубя.

Что же явилось очам Предтечи в виде голубином? Ипостась ли Святого Духа или Действие Его? — Как во Гласе Отца явилась слуху Предтечи не Сущность Отца, а Деятельность (Энергия) его, так и в образе голубя явилось Действие Духа Святого, а не Сущность Духа Святого, и сие было знамением Помазания Христа излиянием на Него по Благоволению Отца особых Сил Деятельности Духа Святого на последующие Его Божественные дела проповеди, чудотворения и искупительного страдания. И вот, из Иордана возвращается Иисус в «Духовной Силе в Галилею», то есть идет помазанный великим Благоволением Отца на творение сил Духом Святым и на откровение людям Божественной Истины. С того момента начались великие Божеские Действия Деятельности Божией на земле, о коих Сам Христос высказал Нафанаилу: «Отселе узрите небо отверстым и Ангелы Божии восходящия и нисходящия над Сына Человеческаго» (Ин. 1:51). О каких же здесь свидетельствует Господь Ангелах, восходящих и нисходящих на Него, которых Апостолы имели увидеть во время Его земной жизни? Из Евангельских повествований мы как будто не видим дословного исполнения сих слов? — Это Господь говорит все о той же Энергии или Деятельности Божества. Именуя ее «Ангелами», то есть не сотворенными Ангелами, а, по прямому смыслу слова, Посланниками — Отчих волеизволений, Посланниками — Сил Духа Святого. И действительно, все дни земного служения Господня были днями беспрестанного схождения на Него Божественных Благоволений Отца и Божественных Сил Святого Духа, которые снисходили «над Сына Человеческого», — а от Сына Человеческого беспрестанно восходили ко Отцу ходатайственные за людей Божественные Глаголы Его Божественных молитв — Его Божественное послание к Отцу в Глаголе.

***

Как мы различаем, но не разделяем Три Лица Святой Троицы, так мы различаем от существа Триединой Троицы Ее Триединую Деятельность, но отнюдь не отделяем ее от Существа Божия, посему и вправе и должны как про Существо Божие, так и про Энергию Божию говорить — «Бог». Вернее же говорить: «Сам Бог» — именно в смысле соприкосновения в Деятельности с Самим Богом. Ибо в Деятельности Божества не какое-либо иное Божество почитается, отдельное от Святой Троицы, но Сама Святая Троица в проявлении Деятельности Своей.

Именно ради того подобает Энергию Божию, являемую людям, именовать словом «Сам Бог», дабы тем яснее изъявлять исповедание неотделимости ее от Существа Божия.

«Благоволение» — говорится об Отце, «Благословение» — о Сыне, «Благоухание» — о Духе Святом.

Богородица именуется «Благоухания Честное Селение», ибо Она была «Вселением Духа Святаго».

Деятельность Свою Господь именует именем «Аз»

«Тогда уразумеете, яко Аз во Отце, и Отец во Мне, и Аз в вас». — Итак, разве нам неизвестно, что в нас Господь пребывает Деятельностью Своею: Духом Своим, Глаголами Своими, Благодатью Своею; Именем Своим, Силою Своею, Истиною Своею, но не Сущностью Своею приобщается нам, ибо сия Сущность не приобщима твари. Однако, Господь говорит о Деятельности Своей, что «Аз в вас». Итак, если Сам Господь словом «Аз» именует Деятельность Свою, кто возбранит нам именовать его Деятельность «Самим Богом» и «Истинным Богом»?

[1] «Христос… разрушив клятву, даде Благословение, и упразднив смерть, дарова нам Живот Вечный» (Троп. 8 Сент.).

Глава IV. О премудрости Божией Свидетельство Божественного Откровения о свойствах Деятельности Словесной Божества, которая именуется Премудростью Божией

В начале своей книги «Премудрость Соломона» премудрый царь Соломон в благодатной книге своей изъявляет следующие свойства приобщимой человеку Словесной Деятельности Божества, которая именуется им «Премудростию». Так, во-первых, он изъявляет, что сия словесная Деятельность Божия приобщима человеку и сообщается человеку в Глаголах Божественного Откровения: «Обретается не искушающим Его, является же не неверующим Ему» (Прем. Сол. 1:2). — Обретается и является, очевидно, не Сущность Сущего человеку, но Деятельность Сущего. ДальшеЦарь Соломон именует сию приобщимую твари Энергию Божества Святым Духом наказания то есть наставления (см. там же ст. 5). Затем именует ее Человеколюбивым Духом Премудрости, именуя здесь Премудростию Ипостасное Слово, а Духом Премудрости — словесную Деятельность Слова (см. там же ст. 6). Дальше говорится: «Дух Господень исполни вселенную, и содержай вся разум имать гласа» (Прем. Сол. 1:7). Первая половина предложения легко понятна — что Дух Господень, который есть Энергия Духа Святого, содержит всю вселенную державою силы своей, — но вторая часть предложения не сразу понятна; что значат слова: «Дух Господень, разум имать гласа»? — Не иное что значит, как то, что открыл нам Господь: «Дух Святый от Моего приимет и возвестит вам». «Гласом» именуется Глагол Слова, то есть Деятельность Слова, которая неразлучна от Деятельности Духа Святого, почему и говорится, что Дух Духа Святого, исполняющий вселенную Силою и Благодатию Своею, в себе носит и Глаголы Слова, которые восприемлет по Глаголу Господню от Слова.

Дух Премудрости Приобщим человеку, как о том свидетельствует Соломон: «помолихся, и дан быть мне разум, призвах, и прииде на мя Дух Премудрости» (Прем. Сол. 7:8).

Эта приобщимая человеку Энергия словесная Божества — Дух Премудрости — есть несозданная Энергия Божия. Сия сообщаемая Богом Премудрость является для человека «Предводителем» премудрости человеческой и «Исправителем» действий премудрых людей (см. 7:15). «Мне же даде Бог глаголати по разумению и мнети достойне о подаваемых то есть о подаваемых дарах Премудрости, яко Той и премудрости Предводитель есть, и премудрых Исправитель. В руку Его и мы, и словеса наша, и всякий разум, и дел художество. Сей бо даде мне о сущих познание неложное. Познати составление мира и действие стихий…».

Затем изъявляется, что в премудрости человеческой пребывает причастимая человеку Премудрость Божества, то есть Словесная Энергия Его, о свойствах которой Царь Соломон изъявляет, глаголющим его устами Духом Святым, следующее: «Есть бо в Той Дух Разума Свят» (7:22). Дух Разума понимай в смысле — Дух Слова, то есть Энергия Слова или Словесное Действие Слова. Итак, в этих словах мы находим прямое свидетельство о приобщимой словесной Деятельности Слова. Дальше Соломон именует Божественные свойства сей Энергии Слова: «Единородный, многочастный, тонкий, благодвижный, светлый, нескверный, ясный, невредительный, благолюбивый, остр, невозбранен, благоделателен, Человеколюбив, известный, крепкий, беспечальный, всесильный, всевидящий и сквозе вся преходяй духи разумичныя, чистыя, тончайшия» (7:22–23). Думаю, что для каждого ясно, что здесь перечисляются не свойства сущности Слова, но свойства Энергии Его. Хотя здесь среди именований Энергии Слова и встречается имя «Единородный», которое принадлежит Ипостаси Слова, но это мы понимаем в том смысле, что сей Дух есть словесная Деятельность Единородного Сына, почему, как принадлежащая Единородному, и именуется Единородною. Дальше сия же Премудрость Слова именуется «Многочастною» — то есть всестороннею, объемлющею Собою все сущее во всех мельчайших подробностях, ибо Она и определила все мельчайшие подробности всякого создания. Далее сей Дух Премудрости именуется «Тонким» — то есть невещественным, тончайшим всех сотворенных духов и проходящим сквозь всякую тварь. Тонкий, ибо вездесущий и невытесняемый никаким занятым пространством.

Дальше сей Дух Премудрости именуется «Благодвижным» — то есть движущимся или присно деющим все благое. Именуется «Светлым» — ибо Деятельность Божия есть, по изъявлению Святого Симеона Нового Богослова, Свет, как происходящая несозданно от присносущного Света Бога. Далее именуется «Нескверным», ибо беспорочен есть и Бог, и Деятельность Его; «Ясным», то есть прозрачным, ибо в прозрачной Премудрости Сына зрится присно Отец; «Невредительным», то есть приобщимым и не опаляющим, но доступным всякому словесному существу; «Благолюбивым», то есть отзывчивым на всякое Богоугодное настроение души человеческой; «Острым», ибо слово Господне именуется Апостолами «острейшим всякаго меча обоюдоостра», — то есть тончайше различительным и определительным для всех дел и помыслов и слов человеческих, в определении их отношения к Богу. Именуется Дух Премудрости — «Невозбранен», ибо для всех излил Господь Свою Премудрость и в слух всех глаголал Свое Слово, и в слух достойных, и недостойных. Именуется — «Благодетелен», то есть сущею Благою Деятельностью Божией. Именуется — «Человеколюбив», ибо человеколюбие есть свойство и Божества, и Деятельности Его. Имя Премудрости «Человеколюбив», писанное в Библии с большой буквы, есть синоним имени «Бог», которое и принадлежит Энергии Божества. Именуется — «Известный», то есть всеведущий; именуется — «Крепкий, Беспечальный, Всевидящий», как Сам Бог, ибо и Премудрость Божия, как Энергия Божества, есть Бог, по природе обладая свойствами Божиими. Дух сей несозданный Божий проходит, «сквозе проходяй духи разумичныя, чистыя, тончайшия», — то есть сия Премудрость Божия приобщается словесным созданиям — духам ангельским, которые тоже суть духи чистые тончайшие; но хотя Премудрость и проходит сквозе эти духи, но не умаляется, не задерживается в них, но пребывает неизменной в Себе. О сем Духе Божией Премудрости, то есть о сей Энергии словесной Божества, которую излил Бог на словесных тварей Своих, свидетельствует Апостол: «Нам же Бог открыл есть Духом Своим: Дух бо вся испытует, и глубины Божия. Божия никтоже весть, точию Дух Божий т. е. Энергия Его. Мы же не духа мира сего прияхом, но Духа, Иже от Бога т. е. Энергию Его, да вемы от Бога дарованная нам (I Кор. 2:10–12). Этими словами: «ведать дарованная нам», — Апостол нам изъявляет Божество Благодатных Даров Божиих и увещевает ведать, что сии дары созерцания и прочие дары суть Энергия Божества. Также Энергия Божества суть и Божественные Глаголы апостольской проповеди, как то изъявляет Ап. Павел в следующих за сим словах: «Яже и глаголем, не в наученных человеческия премудрости словесех, но в наученных Духа Святаго: духовная духовным сразсуждающе» (I Кор. 2:13).

Свидетельство Премудрого ветхозаветного Богомудрого Соломона подтверждает и новозаветный Богоглагольник Апостол Павел, а именно то, что Глаголы Откровения суть словесная Энергия Божества, Премудрость Божества — Глагол Ипостасного Слова: «Живо бо Слово Божие, действенно и острейше паче всякаго меча обоюдоостра, и проходяще даже до разделения души же и тела, членов же и мозгов, и судительно помышлениям и мыслям сердечным. И несть тварь неявленна пред Ним, вся же нага и объявлена пред очима Его. К Немуже нам слово» (Евр. 4:12–13).Последние слова: «К нему же нам слово», — что значат? — не то ли, что сей словесной Деятельности Божества проповедники представляют в служение свой глагол, свою словесную деятельность, дабы их устами глаголала Премудрость Божия.

Но продолжаем определения свойств Премудрости — Энергии словесной Божества, записанных царем Соломоном: «Всякаго бо движения подвижнейша есть Премудрость, достизает же и проницает сквозе всяческая, ради своей чистоты» (Прем. Сол. 7:24). Смысл сего определения одинаков с смыслом приведенного выше текста из послания к Евреям Апостола Павла.

«Пара бо есть Силы Божия и Излияние Вседержителя Славы чистое» (Прем. Сол. 7:25). Этими замечательными словами совершенно непреложно установляется, что Соломон говорит не о Ипостаси Слова, именуя Премудростию, но говорит о «Паре Силы Божией» — говорит не о Сущности Вседержителя, но о Излиянии чистом Славы Его, то есть о Энергии Его, — «сего ради ничтоже оскверненно на ню нападает». — И эти слова высокознаменательны. Премудрость Божия — Истина — сияет и разлита кругом, и к ней прикасаются и достойные, и недостойные ее, однако свойство сей Божественной Истины таково, что хотя и соприкасается она и недостойным, и бывает и во устах недостойных, обаче ничем оскверниться не может.

«Сияние бо есть Света присносущного» (Прем. Сол. 7:26). — Этими замечательными словами еще раз совершенно определенно удостоверяет Царь Соломон, что он ведет речь не о Ипостаси Слова, а о Энергии Его словесной, которая и есть не сам неприступный Свет, но Сияние сего Неприступного Света.

«И зерцало непорочно Божия Действия, и образ благостыни Его» (Прем. Сол. 7:26). Этими словами свидетельствуется, что словесная Деятельность Слова, которая в тесном смысле слова именуется здесь Премудростию, является в совокупном триедином Действии Святой Троицы «Зерцалом» непорочного Божьего Действия, то есть словесным определением изволения Отчего, непорочного, всесовершенного, а также есть Образ Благостыни, то есть определение того, что совершает Благостыня Божия или Дух Святой.

«Едина же сущи, всяческая может, и пребывающи в Себе вся обновляет, и по родом в души преподобных преходящи, други Божия и пророки устрояет» (Прем. Сол. 7:27). Этими словами, во-первых, свидетельствуется единство Троического Действия, которое было различаемо по отношению к Деятельности Отца и Сына и Святого Духа в предыдущем стихе, как то мы только что видели; здесь же Энергия Божества именуется: «Едина же сущи». Дальше свидетельствуется о вседейственности Энергии Божества, что она вся устрояет, и она вся обновляет, пребывая неизменною и вечною, и проходит в души достойных, то есть приобщается душам Святых и «пророки и други Божия устрояет».

«Досязает же от конца даже до конца крепко и управляет вся благо»; «Бессмертие есть в сродстве Премудрости» (Прем. Сол. 7:17; 8:1). — Не суть ли сии слова по смыслу тождественны со словами Господними: «Глаголы, яже Аз глагола вам, Дух суть и Живот суть»? Итак, этими словами свидетельствуется, что восприятие Глаголов Божиих в деятельность человеческую есть приобщение человека Деятельности Божества и залог бессмертия для человека.

«И в содружении ея услаждение благо» (Прем. Сол. 8:18).

«И благославие в приобщении словес ея» (8:18). — Итак, как видите, снова свидетельствуется о том, что Премудрость, то есть Глаголы Слова и Откровение Слова, суть приобщимы человеку и составляют для человека «благославие его».

Дальше в молитве своей, обращенной к Богу, Царь Соломон свидетельствует Богооткровенными словами своими, что словесная Деятельность Божия создала мир: «Боже отцев и Господи милости Твоея, сотворивый вся Словом Твоим и Премудростию Твоею устроивый человека» (Прем. Сол. 9:1–2). Дальше Царь Соломон просит о том, чтобы Бог приобщил его Его словесной Энергии, говоря: «Даждь мне Твоим Престолом Приседящую Премудрость и не отрини мене от отрок Твоих» (Прем. Сол. 9:4).

«Отсутствующей Твоей Премудрости, ни во что же вменится человек» (9:6). Итак, еще раз свидетельствуется, что приобщаемая Премудрость Ипостасного Слова устрояет в мире всякую истину и всякое благо в людях, и без сей словесной Деятельности Божией люди духовно жить не могут, и никто из людей чего-либо доброго и хорошего сделать не может. Вспомним слова Спасителя нашего: «Яко без Мене не можете творити ничесоже».

Вспомним и слова Св. муч. Иустина, что «Истина есть Бог» — в смысле религиозно-нравственной истины, искони присущей человечеству.

«И с Тобою Премудрость, ведущая дела Твоя» (Прем. Сол. 9:9).

Опять свидетельство о различии участия Лиц в общей Деятельности Божества. Премудрость, то есть Словесная Деятельность Слова изъявляется ведущей «Дела», то есть Деятельность Духа Святого. И сия Деятельность Слова неотделима от Деятельности Отца, ибо говорится, что она — «с Тобою». — «И присутствующая тогда, егда мир творил еси», «и ведущая, что есть угодно пред очима Твоима, и что право в заповедех Твоих» (9:9).

Опять яркое свидетельство о различии участия Лиц Деятельностью Своею в общей Деятельности Божества. Видим мы здесь свидетельство и о Делах Духа Святого, и о «заповедях», и о «угодном пред Очима» Отчими; и видим свидетельство, что при Делах Духа Святого присутствует Глагол Слова, и что сей Глагол Слова ведает благоугодное пред Очима Отчими. «Кто бо от человек познает совет Божий, или кто помыслит, что хочет Бог? Помышления бо смертных боязлива…» (Прем. Сол. 9:13–14). — И паки свидетельство о том, что Глагол Слова изъявляет Советы Божии.

«Волю же Твою кто познал, аще бо не Ты дал если Премудрость и послал еси Духа Святаго Своего от высоты? И тако исправишася стези сущих на земли, и яже Тебе угодна, научишася человецы и Премудростию спасошася» (Прем. Сол. 13:17–19).

Новое свидетельство, еще ярче подтверждающее сделанное нами выше различение различного участия Лиц Божества Деятельностью Своей в общей триединой Деятельности Божества. Слышите ли, что здесь различается и собственно Премудрость, как Деятельность Слова, которая ведает Волю Отчую и открывает ее людям. И опять же свидетельствуется, что сие Откровение в Глаголе Слова сообщается человекам: «яже Тебе угодна, научишася человецы и Премудростию спасошася».

«Нетленный бо Дух Твой есть во всех. Темже заблуждающих помалу обличаеши, и в нихже согрешают, воспоминая учиши, да пременившеся от злобы веруют в Тя, Господи» (Прем. Сол. 12:1–2). Итак, еще раз свидетельствуется о тайнодействии Деятельности Духа Святого вкупе с деятельностью Откровения Слова, как сказал Господь: «Той от Моего приимет и возвестит вам».

«Возжелейте убо словес Моих: возлюбите и накажитеся. Светла и неувядаема есть Премудрость, и удобно видится от любящих ю, и обрящется от ищущих ю» (Прем. Сол. 6:11). Как видите, здесь, во-первых, свидетельствуется, что под Премудростию Царь Соломон и не иное что подразумевал, как Словесную Деятельность Ипостасного Слова, то есть Глаголы Слова или Откровение Слова; затем свидетельствуется о Божестве сей Деятельности Слова, ибо говорится, что Глаголы Слова суть неувядаемы, то есть бессмертны. Дальше же говорится о приобщимости Глаголов Слова и о доступности их для человека.

«Еже бо мыслити о Ней, разума есть совершенство» (Прем. Сол. 6:15). Этими словами свидетельствуется о том, каким образом человек может приобщаться Премудрости, то есть Деятельности словесной Слова, — приемля Глаголы Божественного Откровения в деятельную мысль свою.

«Яко достойных ея сама обходит ищущи, и на стезях показуется им благоприятно, и во всем провидении сретает их» (Прем. Сол. 6:16).

Этими словами устанавливается единство и неотделимость Деятельности Слова от Самого Слова. В Евангелии Господь свидетельствует, что Он стоит у сердца и стучит, здесь же говорится, что Премудрость сама обходит и ищет достойных. Итак, здесь является, как и в Евангелии, единство наименования: в Евангелии Господь именует Свою Деятельность, как увидим ниже, словом «Аз», здесь же отождествляется Ипостась Слова с Деятельностью Его.

О том же, что сия словесная Энергия Божества, именуемая «Премудростию», не есть какая-либо неприступная для людей и неведомая людьми сила, но есть та Самая Премудрость Божия, откровенная нам в Писании, Предании и в Глаголах Таинственных Откровений, есть та самая Сила Божия, живущая в нас и посреди нас, — о сем удостоверяет Царь Соломон следующими словами: «Сего ради помолихся, и дан бысть мне разум: призвах, и прииде на мя Дух Премудрости» (Прем. Сол. 7:7).

 

Часть II. В Глаголе Слова “Живот бе, и Живот бе Свет человеком”

О Божественных Энергиях

Глава I. НЕЧТО О ПРИОБЩЕНИИ ЛЮДЯМ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ БОЖЕСТВА

Нечто о Боге и человеке

Ради чего создал Бог человека? — Ради того, чтобы осчастливить созданное существо приобщением ему Божества Своего. Ради чего создал Бог человека? — Ради того, чтобы, сделав человека способным воспринимать и усваивать совершенные свойства Божии и сделав его образом Божиим, дать ему возможность сделаться и возможно совершеннейшим подобием Божиим. Для чего создал Бог человека? — Для того, чтобы соединить его с Собою союзом Божественной любви и сделать человека причастником Божественного Естества. Для чего Бог создал человека? — Для того, чтобы человек, духовно воспитавшись, занял то место на небе, которое упразднилось по ниспадении и отступлении от Бога диавола и ангелов его. Итак, Бог создал человека, чтобы обожить его, обожение же человека заключается в том, что в человека вселяется Энергия Божества. Сущность Божества Божия неприобщима твари, но Деятельность — приобщима. Но что же такое представляет из себя человек? В чем его образ и в чем его подобие Богу? Каким образом совершается процесс приобщения Божественной Энергии существу человека? Что такое душа человека, и что такое дух человека? Каково бессмертие души, и что такое есть смерть духовная? В чем заключается жизнь духа человеческого? Что такое суть вера, надежда и любовь духовная и душевная? И в каком соотношении все сие состоит по отношению к Энергии Божества, приобщимой человеку? — Вот те вопросы, на которые моя мысль искала во Христе ответа, и вот те ответы, которые отчасти открылись мне из молитвенных размышлений и слов Святого Писания.

Образ и подобие Божества в человеке

Господь Бог создал человека, как о том свидетельствуется в Писании, «по образу Своему и по подобию». Сотворив же человека, Бог не ограничился этим Своим творческим действием, еще вдунул в человека Свой Дух, то есть Дух Своей Божественной Энергии, и тем приобщил человека Божеству Своему. Этими двум действиями и были сделаны в человеке сначала — образ, а затем — подобие. В чем же образ и в чем подобие? Образ Божества — в душе, а подобие — в духе человека. Душа человека, хотя и подобна до некоторой степени душам ближайших к человеку животных, однако, в отличие от душ животных, есть бессмертна и в сем является образом Божества. Душа человеческая есть и трехчастна, — и в сем являет также образ триипостасности Божества. Душа человеческая бессмертна, и самочувствие ее никогда не прекращается; умирает человек и телом, и телесное самочувствие в человеке прекращается, и тело его разлагается, но душевное самочувствие человека никогда не прекращается.

Но в чем же трехчастность души? — Душа трехчастна, ибо объединяет в себе: волю или изволение, слово или мысленное определение и чувство или силу, — т. е. деятельности волевую, словесную и ощутительно-совершительную. Триединство сих душевных сил составляет образ Триединой Троицы.

Подобие человека Богу состоит в усвоении Богоподобных качеств. Но сие для человека достичь самому по себе невозможно и возможно лишь при условии, если Сам Бог Духом Благодати Своей приобщится духу человека и вселится в него, — тогда человек становится Богоподобным, усваивая себе благость, милосердие, кротость, воздержание, терпение, смирение, истинность, великодушие, мужество, целомудрие, простоту, премудрость и прочие богоподобные качества.

В чем состоит жизнь души?

Необходимый признак жизни всякого живого существа есть его самочувствие. Самочувствием обладают не только люди, но и животные и даже растения, ибо и они ощущают потребные для них вещества в почве и непотребные.

В человеке же чувствительность столь велика, что переходит до степени страдания, неизвестного низшим организмам.

Другой признак жизни всякого существа есть сознательное и несознательное определение своих свободных или несвободных действий. Так, этим свойством несознательного определения своей жизненной деятельности несомненно обладают даже протоплазмы, ибо определяют и действия своего организма, содействующие его питанию, возрастанию и проч. Всякое растение в росте своем неведомо для него самого исполняет строго определенный план своего возрастания, причем само определяет, где образовать ветку, где почку, где листик и т. п. В естественном росте и человек бессознательно определяет действия своего организма еще из утробы матери своей, ибо не мать образует ребенку его организм, но сама душа ребенка, воспринимая питание от матери, сама образует себе, во-первых, сердце и затем все прочие органы.

В человеке же эта способность определения достигает в отношении некоторых наблюдаемых разумом вещей до степени словесной речи.

Третий необходимый признак жизни существа есть его произволение. Степени сего произволения до крайности разнообразны. Так например, по произволению своему, а не по какой-либо необходимости, естественной и вынужденной, подсолнечник оборачивает диск свой к солнцу; в человеке же во время земной жизни его сие произволение достигает степени свободы воли.

Жизнь души человека заключается в приснодвижении тройственной деятельности ее: душа присно что-либо ощущает, что-либо произволяет, что-либо определяет, что-либо деет, выражая сие или в мыслях, или в словах, или в делах. Деятельность души человеческой тесно связана с плотью ее и с окружающим ее миром, ибо на ощутительно-совершительную деятельность души очень большое влияние имеют телесные чувства; словесно-мысленная же часть души ограничена в определении и в познании земными пределами того, что видит и слышит; поэтому и произволительная деятельность души человеческой имеет тяготение к плоти своей и ко всему земному, руководясь преимущественно плотскою любовью к самой себе.

В чем состоит жизнь духа человеческого?

Жизненность духа в человеке проявляется в присном самочувствии человеком своего духовного состояния. Жизненность духа в человеке состоит в присном ощущении взаимоотношения своего к Богу и отношения Бога к этому человеку. Жизненность духа в человеке состоит в присном ощущении Богообщения, которое дух человеческий имеет с Духом Божиим, которого Бог вдохнул в человека, — с Духом Энергии Божества, живущем в тех, кои не суть духовные мертвецы.

Жизнь духа человеческого состоит в присном движении его чувства, его определения и его волеизволения, обращенного, с одной стороны, к Богу, а с другой стороны — к душе своей. Поскольку душа человеческая имеет тяготение к земному и к плоти, постольку дух человеческий имеет тяготение к небесному, к духовному и к Богу. Итак, жизнь духа человеческого состоит в живом Богообщении и сожительстве с Триединым Действием Божиим, вселяющимся в достойных Его.

Богообщение в человеке происходит чрез веру, надежду и любовь

Но каким же образом осуществляется общение духа человеческого с Духом Деятельности Божества? Дух человеческий воспринимает в себя Дух Триединой Деятельности Божества в три свои тончайших духовных чувства; эти три духовных чувства суть вера в Бога, надежда на Бога и любовь к Богу. Эти три чувства всегда совместно и нераздельно действуют в духе человеческом, и всякое действие духа человеческого происходит по вине этих побуждающих его чувств. Эти три чувства соответствуют трем особым энергиям Лиц Св. Троицы, соединенных в триедином Духе Деятельности Божества, и дух человеческий в чувство любви своей Богу воспринимает Дух Отчего Благоволения, в чувство веры воспринимает Дух Сыновнего Откровения и в чувство надежды воспринимает Дух Крепости и Силы Духа Святого, Дух утешения и ободрения.

Любовь к Богу выражается в стремлении духа человеческого быть во всем благоугодным Богу. Показателем сей благоугодности бывает в человеке голос его духовной совести. Этот тончайший глас духовной совести, в ком он есть, богоугодные дела одобряет, а небогоугодные осуждает. Итак, духовная совесть в человеке есть ощущение волевой Деятельности Отца.

Вера есть некое словесное чувство духа человеческого. Вера сердечная, по определению приснопамятного отца Иоанна Кронштадтского, «есть не иное что, как живая и ясная мысль, что Бог есть на всяком месте» («Мысли христианина», изд. 1903 г., стр. 49). В веру свою духовную воспринимает человек Глаголы Откровения Слова — тайные и явные.

Надежда сопутствует всякой совершительной и исполнительной деятельности духа человеческого, как сказано в Писании, что без надежды не может оряй орати и молотящий молотити.

Но следует различать веру духовную и веру душевную, надежду духовную и надежду душевную, любовь духовную и любовь душевную. Мы знаем, что и животные не чужды сих чувств; так, и у животных бывает и вера, то есть доверие, например, к человеку, любовь и надежда на человека; но у животных эти чувства суть душевные, а не духовные, и в них не может быть сознательного чувства Богообщения, выражающегося в вере в глаголы Откровения, в надежде на ощущаемого в себе Бога и в любви к благоволящему Отцу Небесному. Вера, надежда и любовь бывает и у людей, не ведущих истинного Бога; и эти люди, чуждые Духа Святого, верят и любят и надеются на свои божества, но сии чувства в них суть чувства душевные, а не духовные; духовное же чувство в них мертво и требует воскрешения его в бане Крещения.

В душе человека душевные чувства веры, надежды и любви никогда в течение сей земной жизни человека не прекращаются. Всякий человек направляет деятельность свою сообразно тому, что он любит, во что верит и на что надеется. И тягчайшим и отъявленнейшим злодеям не чуждо чувство любви — но не к Богообщению, которого они не ведают, а к греху и ко всякому злу. И они верят или в себя, или в прельщающих их людей, или в безнаказанность свою здесь, или в несуществование будущей жизни, но не верят в истину о Боге, ибо чужды общения с глаголами Откровения Божества. И они надеются на успех их злой деятельности, но чужды ощущения укрепляющего надеждой Духа Святого. Итак, во всякой душе есть чувства веры, надежды и любви к чему-либо и к кому-либо, но духовные чувства веры, надежды и любви к Истинному Богу и к Божественному могут быть лишь в тех, в коих живет Дух Божий. Только Дух Божий, когда приобщится духу человеческому, воскресив его от духовной смерти, оживотворяет эти духовные чувства человека к Богу.

О смерти телесной и о смерти духовной

Итак, Дух Божий, которого Бог, как сказано в Писании, вдунул в душу Адама, означает то, что Бог приобщил Адаму Дух Тройственной Деятельности Святой, Единосущной и Нераздельной Троицы. «Вдунул» Бог эту Свою энергию в некое тончайшее духовное тройственное чувство души человеческой: в Божественную веру, надежду и любовь. Ради этого приобщения Божеству Своему и дал Бог душе человеческой это тончайшее тройственное чувство, именуемо «духом», которого Он не дал прочим земнородным существам. Не удостоил их сознательного Богообщения. Но это тончайшее духовное чувство отъемлемо от души человека, по словеси Господню: «в онь же аще день снесте от него, смертию умрете», — и это духовное чувство умертвил в душе своей Адам в момент своего грехопадения. Поколику смерть тела человеческого состоит в прекращении деятельности телесной, потолику и смерть духовная есть прекращение в человеке его деятельности духовной; поколику смерть телесная состоит в прекращении самочувствия телесного, потолику и смерть духовная есть прекращение самочувствия духовного. Душа же человеческая, как мы говорили, бессмертна, и если по смерти в аду, по разлучении и воссоединении с телом в аду свободная деятельность души прекратится, то самочувствие ее никогда не прекратится. Также самочувствие тела по воскресении никогда не прекратится — будь то в аду, будь то в раю. Смерть тела человеческого состоит в том, что душа, оживотворяющая тело, отступает от тела, а смерть духовная состоит в том, что Дух Божий, обоготворяющий душу, отступает от души. Воскресение тела человеческого состоит в воссоединении его с душею своею, а воскресение духа человеческого состоит в воссоединении его с Духом Деятельности Божества. Тогда в мертвой духом душе снова возобновляется тончайшее чувство к Божественному и духовному, которое до сего было мертво и неспособно к восприятию Божественных Действий.

В духовном человеке Дух Божий руководит деятельностью души

Тройственный Дух Божий, когда живет в духовном чувстве человека, то руководит деятельностью и души, и тела человеческого. Тройственный Дух Божий, когда вселяется в дух человека, то направляет и чувства души человеческой к Богу. Наличность в душе человека тончайшего духовного чувства Богообщения свидетельствует душе человеческой о бытии Божием и удостоверяет душу человеческую в истинности Божества и Глаголов Его, и тем побуждает душу человеческую побеждать естественное тяготение любви своей к себе самой и ко всему плотскому и земному и направлять деятельность и душевную, и телесную на Богоугождение, побуждает человека всем сердцем, всею душею, всею мыслию, всею крепостию своею и веровать в Бога, и любить Бога, и надеяться на Бога, побуждает человека поступать во всем кротко, воздержно, целомудренно, терпеливо и т.п. Так душа человеческая, руководимая духом живого Богообщения, побуждает и тело человеческое отвращаться ради Бога от удовлетворения похотей своих, неугодных Богу, и сообразовать действия свои с волей Божией. И обратно, наличность в душе человеческой Богообщения познается из дел его, по сказанному: «Покажи веру твою из дел твоих» (Послание Иакова 2:18). «Вера без дел мертва есть», ибо где живое Богообщение в вере, там по необходимости являются и дела.

Этот тройственный Дух Божий (Энергия Божия), приобщаемый человеку, есть тот именно Дух, о коем Писание свидетельствует, что Бог не сотворил Его, но из Самого Себя вдохнул в душу сотворенного человека. Это есть тот животворящий человека Дух, которого Адам лишился по грехопадении, и утрата сего Духа была той мгновенной духовной смертью, которая предварила и телесную его смерть. Впрочем, Бог, по неизреченному милосердию Своему, не отнял всеконечно Дух Свой от человека и по грехопадении, ради последующих слез и покаяния Адамова, оставил душе человеческой некую малую способность Божественного ощущения, оставил душе человеческой некое слабое сияние Света Истины, некое ощущение в совести гласа велений и заповедей Своих, некое приобщение благодатных даров Своих. О сем слабом приобщении человеку Духа Божия в ветхозаветной Церкви и говорится в Евангелии Иоанна Богослова, что «Свет во тьме светит, и тьма его не объят», — то есть удостоверяется, что человек не окончательно был лишен приобщения Света Энергии Божества по объятии его тьмою греховною, и сей Свет продолжал слабо мерцать во тьме греховной и до пришествия Спасителя. Сие слабое мерцание Света и поднесь мерцает в душах язычников, слабо мерцает и в душах грешников-христиан, нарушающих заповеди Божии, но не окончательно отступивших от Бога.

В истинных же христианах, в живых членах Церкви Христовой ярким светом сияет Свет сей, и живет в них Дух Богообщения, одаряющий их богатством благодатных даров. О таковых сказано, что в них ныне «пребывают три сия: вера, надежда и любы; больше же есть любы». Вера, как сказано, упразднится, и надежда исчезнет, а любовь пребывает вовеки. Но что означают сии слова? Ужели чувство духа человеческого в будущей жизни переродится, и тройственное чувство превратится в единственную любовь? Но где же тогда в духе человеческом будет подобие тройственной Деятельности Божества? Нет, это не то значит, но значит, что чувство духовной любви к Богу достигнет своего апогея, способность человека любить Господа своего достигнет для каждого спасенного крайней возможной для него степени; чувство же веры, то есть способность созерцать Божественную истину, способность верою познавать совершенства свойств Божиих превратится в видение; а надежда достичь единения с Богом превратится в чувство удовлетворения достигнутой целью, превратится, по словам Церкви, «в покой», как сказано: «в покой Божий внидем». Вселение Духа Божьего в человека есть усыновление человека Богу.

Трехчастность и двухчастность живых существ

Итак, трехчастным сотворил Бог человека: в плотный телесный состав существа человеческого вселил Бог тонкое существо души, а в тонкое существо души вселил несозданный Дух Божественной Деятельности Своей. Дал Бог человеку тончайшее духовное чувство — «очи еже видети» Бога и «уши еже слышати» Бога. Дал Бог уму человеческому способность сознательно познавать Его в Глаголах Его, дал человеку свободу повиноваться или не повиноваться Глаголам Божиим и тем отличил человека от прочих живых существ на земле, которые не имеют ни свободы воли, ни дара слова и познания Глаголов Божиих, ни живущего в них Духа Божия, приобщенного им. Итак, двухчастны суть все животные, кроме человека, ибо имеют в себе лишь душу и тело, но не имеют в себе живущим Духа Божия.

О инстинкте, как способности слушаться гласа Божества

Впрочем, и душе каждого животного дана некая тончайшая способность познавать волю и глас Божества. В сем удостоверяют нас рыбы на озере Тивериадском, которые во множестве собрались к месту, где был Спаситель. В сем удостоверяют нас и перепела в пустыне Аравийской, исполнившие волю Божию и слетевшиеся к стану народа Израильского. Удостоверяют нас в сем и перелетные птицы, которые летят в неведомые им страны, очевидно, руководимые Духом Божества, глас Которого они воспринимают инстинктом своим, и, повинуясь ему, творят то, что есть благо для них. Итак, Дух Божий промышляет и управляет всякой живой тварью на земле, и бессловесная, ограниченная в свободе своей тварь ощущает волю Божию инстинктом своим и повинуется ей. Сие удостоверяет и Сам Господь, говоря о птицах, что Бог питает их, и о лилиях, что Бог одевает их, и о птенцах врановых, что Бог питает их, то есть указывает их инстинкту, где добывать себе пищу; наконец, Господь говорит в Евангелии, что без воли Отца Небесного ни одна самая малая птица, продающаяся на рынке за ассарий, не бывает уловлена.

Но хотя всякая тварь способна повиноваться относящейся до нее воле Божества инстинктивным чувством своим и таким образом соприкасаться Энергии Божества, но ни одна тварь не удостаивается приобщаться Божеству Деятельности Божией, имея Ее живущей в себе, кроме словесных тварей — Ангелов и человеков.

«Три на два и два на три» — вражда мертвых духом против живых духом

Когда человек умер духовно, то утратил способность внимать и разумевать Глаголы Божии, созерцать свойства Божии — одним словом, потерял человек «очи еже видети и уши еже слышати» и уста, чтобы молиться Богу, и «исчезе дух» его, и остались в человеке лишь душа и тело. В душу же его вместо покинувшего его Духа Божия вселился дух диавола, дух злобы вместо духа любви, дух неверия вместо духа веры, дух отчаяния вместо духа надежды. Покаяние Адама, как мы сказали, несколько оживило мертвость духовную Адама, и сын его Авель, зачавшийся во дни покаянного плача Адама, не лишен был Богоподобия и имел в себе Богоподобные духовные качества — имел в себе живущий в нем Дух Божий. В противоположность ему, в Каине, который зачался во время грехопадения Адама, не было Духа Божия, но жил дух вражий. И вот, с самого начала человеческого рода произошла ненависть душевно-телесного человека против человека духовно-душевно-телесного. Так с самого начала бытия людей в одном дому разделились «два на три и три на два». Под словом «два» подразумевается плотской человек, Духа Божия в себе не имущий, а под словом «три» подразумевается духовный человек, в коем Бог живет Духом Своим. Так и Апостол говорит: есть человек духовный, и есть человек душевный; и душевный человек, подразумеваемый под словом «два», искони ненавидел человека духовного, подразумеваемого под словом «три». И борется, как говорит Апостол, дух на плоть и плоть на дух. Первый плотской человек — Каин, — позавидовав человеку Божиему Авелю, убил его. До крайней степени ненависти к Сыну Божиему дошли плотски мудрствующие архиереи, книжники и фарисеи и тоже убили его, и так до кончины века в «одном дому», т.е. в одном человечестве, будут разделяться два на три и три на два.

Приобщение человеку Энергии Божией есть усыновление Богу, а приобщение человеку энергии диавола есть усыновление диаволу

Когда человек согрешил, то духовною смертию мгновенно умер, и утратился в нем дух веры, надежды и любви к Богу, померк в душе его Свет Истины, исчез из души Дух Животен, замолк в душе Дух Сыноположения, вопиющий «Авва, Отче», — и вселился в человека дух хлада, смертного бесчувствия души к Богу, дух тьмы, ненавидения Света и Истины. Лишился человек сладкого, светлого, светоносного, теплого и живоносного причастия Духу Божественной Детели Божества и приобщился темному и мрачному и смертоносному духу энергии диавола. Приобщился человек диаволу, восприняв, во-первых, глаголы его в словесно-мысленную деятельность свою, восприняв волю диавола в произволительную деятельность свою, восприняв чувства и силы диавола в ощутительно-совершительную деятельность свою. Итак, человек, который до грехопадения был жилищем тройственной Деятельности Божества, которая руководила тройственной деятельностью человеческой, по грехопадении сделался жилищем тройственной деятельности диавола, которая оттоле и стала руководить тройственной деятельностью человеческой, поработив себе волю человека. Поскольку приобщение Духа Божия человеку делало человека Сыном Божиим и Богом по благодати, постольку же и приобщение духа диавольского к духу человека делало человека подобием диавола, лишало его подобия Божия и делало человека «сыном диавола», как то изрек Сам Господь наш Иисус Христос в обличении Своем к не веровавшим в Него Иудеям: «Вы отца вашего диавола есте и похоти отца вашего хощете творити»; «Аз еже видех у Отца Моего глаголю: и вы убо еже видесте у отца вашего, сие творите» (Ин. 8:38,44). Подобно тому, как Дух Божий, когда вселяется в человека, то господствует и над душою его, побуждая ее плодоприносить плоды веры, надежды и любви к Богу, так и дух диавольский, когда причащается человеку, то принуждает душу человека плодоприносить плоды всяких грехов и всяких страстей. Подобно тому как Дух Божий, воцаряясь в человеке, царствует над душевными и телесными силами его, сообразно Себе направляя и слова, и мысли, и чувства, и дела человека, так и наоборот: дух диавола, воцаряясь через грех в человеке, начинает державно господствовать и над душою, и над мыслию, и над словами, и над делами человека, направляя сообразно себе всю деятельность человека и стараясь достигнуть всеконечного порабощения себе человека.

Глава II. Христианин — причастник Энергии Божества

Цель воплощенного домостроительства, искупления греха, освобождения от рабства диавольского и приобщение Духа Божества человеку.

Целью воплощения Сына Божия было, во-первых, искупление человека, а во-вторых, приобщение человеку Духа Божества Божиего и сообщение человеку Глаголов Своих. В словесной Деятельности Своей, в Глаголах Своих Слово Ипостасное дало Себя в приобщение роду человеческому и в Себе приобщает человека тройственно Деятельности Триединого Божества. Но обожение человека требовало, во-первых, его искупления, что и было совершено воплощенным Словом Ипостасным. Обожение человека требовало освобождения духа человеческого от владычественного насилия диавольского, что тоже исполнил Сын Божий, как о том Сам Он свидетельствует в Евангелии: «Раб же не пребывает в дому вовек, Сын пребывает вовек. Аще убо Сын вы свободит, воистину свободни будете» (Ин. 8:36).

***

В последней Своей так называемой первосвященнической молитве ко Отцу Господь непреложно удостоверяет, что целью Его посланничества на землю было приобщить людей Божественному Духу Божиему: дал, — говорит Господь, — Отец власть Сыну «всякия плоти, да всяко, еже дал еси Ему, даст им Живот Вечный. Се же есть Живот Вечный, да знают Тебе, единаго Бога, и Егоже послал еси Иисуса Христа» (Ин. 17:8). «Живот Вечный», как мы видели выше, означает приобщение человеку Духа Божества. Итак, сего ради и пришел на землю Сын Божий, «да даст Живот Вечный», т.е. да даст людям сей Дух Деятельности Божества, но каким же образом возможно подать людям сей Дух Божества, сию Жизнь Вечную? — Ответ непреложно прямой: через Глагол Слова, открывающий истинного единого Бога и Сына Божия во плоти Иисуса Христа: «Се же есть Живот Вечный, да знают Тебе, единаго Бога, и Егоже послал еси Иисуса Христа». Это Боговедение, эту Жизнь Вечную, эти Глаголы Жизни и сообщил Сын Божий в Глаголах Своих людям, открыв и поднесь присно открывая людям в Глаголах Своих Богооткровенную Истину о Триипостасном Совершенстве. Эти Божественные Глаголы Слова, которые первоначально исходили из пречистых уст Его, устами благовестников приобщились и поднесь роду человеческому. Эти Глаголы Спасителя были не только словесною Деятельностью Его в момент их произношения, но сами соделались в мире «Источником воды живой, — как о том засвидетельствовал Сам Господь в беседе с Самарянкою, — текущим в Жизнь Вечную». Таким образом, Господь ясно засвидетельствовал, что Глаголы Его, которыми Он готов был напоить Самарянку, не только единократно напоят ее, но, пребывая в памяти ее, будут присно источать из себя животворящую энергию и, следовательно, сами суть Энергия Божества.

Христианин — причастник Божественной Энергии

О сем свидетельствует нам Апостол Петр, именуя очевидно причастимым Божественным Естеством не иное что, но приобщимую Деятельность Божества. «Благодать вам и мир да умножится в Познании Бога и Христа Ииcyca Господа нашего: яко вся нам Божественныя силы Его, яже к животу и благочестию, подана разумом, призвавшаго нас славою и добродетелию. Им же честная нам и великая обетования даровашася, да сих ради будете Божественнаго Причастницы Естества, отбегше, яже в миpе, похотныя тли» (2 Петр. 1:2–5). Итак, как видите, причащение Божественному Естеству совершается чрезпознаииеБога и Христа Ииcyca Господа нашего, чрез разумение Призвавшаго нас, то есть чрез некую словесную мысленную деятельность человека, в которую человек может воспринять Глагол Божественного Откровения. Cие самое еще яснее подтверждает Апостол Павел: «Темже возлюбленнии, якоже всегда послушасте мене… со страхом и трепетом свое спасите содевайте.Бог бо есть действуяй в вас и еже хотети, и еже деяти о благоволении.Вся творите без роптания и размышления… Слово Животно придержаще в похвалу мне в день Христов» (Фил. 2:12–18). Итак, как видите, придержание Слова Животнаго приобщает нам Энергию Божию, Которая, когда живет в нас, то и действует в нас, и побуждает нас и хотеть, и делать то, к чему благоволит Бог. Сию приобщимую человеку Деятельность Божества Апостол Павел, как видите именует «Богом». «Словом Животным», как видите, Апостол называет те слова, который он в проповеди своей сообщил верующим, и оно названо нам «Словом Животным», потому что слова его проповеди были не его собственные слова, но слова, откровенные ему Богом, которые, следовательно, пребывают присно живы, в которых присно пребывает Отец Своим Благоволением, и Дух Святой Своей животворящей Силой, и Слово Ипостасное Своим Глаголом Откровения. Что же от человека требуется для того, чтобы в Глаголах Животных причаститься Божественному Естеству? Воспринятие сего Слова Животного без роптания и размышления, с доверием младенца, послушание сему Слову Животному, проведение его во всю свою жизнь, исполнение всех велений сего Слова без ропота и размышления. — Буди аминь.

***

«Вы же несте во плоти, но в Дусе, понеже Дух Божий живет в вас» (Рим. 8:9). Так свидтельствует Св. Апостол Павел причастимость Духа Деятельности Божией человеческому естеству во христианстве. Но спрашивается, что подразумевает Апостол под словом «Дух Божий», живущий в нас? О Ипостаси ли говорить св. Ап. Павел Духа Святого? Отнюдь нет, ибо как может неприобщимая Сущность Духа Святого жить в человеке? Итак, следовательно под словом «Дух Божий» здесь надо понимать Энергию Божества, и cиeясно из последующих слов: «Аще же кто Духа Христова не имать, сей несть Егов». Ипостась Духа Святого не есть Дух Христов, но равночестная Сыну Божию и собезначальная Отцу Ипостась. Очевидно, что под Духом Христовым надо понимать Деятельность — Энергию Христа. Поэтому и в другом месте говорится: «Аще же Христос в вас, плоть убо мертва греха ради, дух же живет правды ради» (Рим. 8:10) Христос пребывает во христианах не неприобщимой Сущностию Своей, но Деятельностью Своей, и пребывание в человеке Духа Христова воскрешает в человеке умерщвленный дух его. Но чрез что же Дух Христов вселяется наипаче в человека? Чрез Глаголы словесной Деятельности Бога Слова, которые человек восприемлет умом и сердцем своим. Поэтому и говорится: «Мудрование бо плотское смерть есть, а мудрование духовное живот и мир» (Рим. 8:6). «Аще ли же Дух воскресившаго Христа от мертвых живет в вас, воздвигший Христа из мертвых оживотворить и мертвенныя телеса ваша, живущим Духом его в вас» (Рим. 8:11). Как видите, Апостол, троекратно говоря о Духе приобщимой Деятельности Божества, именует ее в стихе 9-м  «Дух Божий», в конце того же стиха «Дух Христов», и, наконец, в стихе 11-м «Дух воскресившаго Христа от мертвых». Но что же это значит? Ужели суть три разных Духа приобщимых различно человеку? Нет, ноcиe говорится ради того, чтобы указать на триединство приобщимого Духа Божества, носящего в себе и Дух Отчий «Дух воскресившаго Христа от мертвых», и Дух Слова, «Дух Христов», и Дух Духа Святого: «Разделение же Действ суть, а тойжде Бог, действуяй вся во всех» (1 Кор. 12:6). Cиe же подтверждает и св. Григорий Синаит: «Зане же быти едину Отца и Сына и Святаго Духа Действу».

Приобщение Энергии Божества есть всыновление Богу

«Елицы убо Духом Божиим водятся; cии суть сыново Божии… Приясте Духа сыноположения о нем же вопием: Авва Отче» (Рим. 8:15). Этими словами Апостол Павел ясно свидетельствует, что наименовать Бога в молитве Отцом, сознав истинность сего наименования, человек может только по действу действующего в нем Духа Сыноположения, Духа Откровения, Духа Деятельности Божества. Сей Дух в тех, кои водятся им, устрояет из них сынов Божиих. «Самый Дух спослушествует духови нашему, яко есмы чада Божия» (Рим. 8:16). «Сице же и Дух способствует нам в немощех наших: о чесом бо помолимся якоже подобает не вемы, по Сам Дух ходатайствует о нас воздыхании неизглаголанными» (Рим. 8:26). В этом апостольском изречении знаменательны слова: «Дух спослушествует духови нашему». Слово «спослушествует» указывает на теснейшее родство, в которое воскресшая от мертвых душа, оживотворенная причастием Божественного Духа, вступает с сим Божиим Духом, вселяющимся в нее. Cиe воскресение духа человеческого чрез вселение в него Духа Божия бывает для человека «Браком Агнчим»; cиe спослушество есть теснейшее родство с Богом, действенное воцарение Бога в человеке, присное детоводительство человека Богом, присное заступление и хранение Божиею Благодатию.

Еще в том же стихе сказано, что мы сами собою не в состоянии Богоугодно помолиться, но можем это сделать лишь тогда, когда Сам Дух Божий, живущий в нас содеет в нас молитву: «О чесом бо помолитися якоже подобает не вемы, но Сам Дух ходатайствует о нас воздыхании неизглаголанными». (Рим. 8:2,26). — Итак, Дух Божий совместно с духом человеческим деет всякую истинную молитву, и поэтому, спрашивается, можно ли молитву назвать Деятельностию Божества? Конечно, да. Всякое призывание Имени Божьего Духом и Истиною не есть плод деятельности одного только духа человеческого; но есть плод Деятельности способствующего нам во всем благом Духа Божия. Но Деятельность Божия есть Бог, поэтому и неложны и слова Святого Григория Синаита, что «Молитва есть Бог, дйствуяй вся во всех».

***

«Се же есть Живот Вечный, да знают Тебе Единаго Бога и Его же послал еси Иисуса Христа». (Ин. 17). — Знаменательное свидетельство о том, что Имя Божие и Имя Ииcyca Христа жизнеподательны. Из чего же это видно? — вопросит читатель. — Видно из того, что Господь, говоря о Себе, не ограничился каким-либо местоимением, но сказал Свое полное Имя: Иисус Христос, — в именовании которого никакой нужды не было. В самом деле: обращаясь в молитве, ко Отцу, что могло побудить Господа сказать эти слова о Себе Самом: «да знают… Егоже послал еси Иисуса Христа»? Разве не естественнее было бы выразиться, например, так: «се же есть Живот Вечный, да знают Тебе Единаго Бога и Мене, Его же послал еси»? — Но нет, Господь говорит: «и Его же послал ecи Иисуса Христа», очевидно указывая тем на важность ведения Имени Иисуса Христа. В соответствии с этим и Ап. Павел говорит: «Поминай Господа Ииcyca Христа воставшаго от мертвых» (II Тим. 2:8), и затем после сих слов, в показание того, что они относятся не только к воспоминанию Самого Христа, воскресшего из мертвых, но и к поминанию Имени Его, Апостол говорит: «И да отступить от неправды всяк именуяй Имя Господне» (II Тим. 2:19).

Итак для христианина важно, не только познание о Боге, но необходимо ведение Имени Божия и Имени Господа Ииcyca Христа, ибо в призываемом с верою Имени Своем открывается Бог человеку. Поэтому, как видим из последних слов первосвященнической молитвы, Господь и говорит: «И сказал им Имя Твое и скажу, да любы, ею же Мя еси возлюбил в них будет и Аз в них». (Ин. 17:26). Познавать Бога возможно лишь в Глаголах Слова, то есть, во-первых, в Именах Богооткровенных и в Глаголах Писания и прочих Глаголах Божественного Откровения, cии Глаголы суть Сама Жизнь Вечная, то есть Энергия Слова Ипостасного, неотделимая от Энергии Отца и Св. Духа. Сию тайну в вышеприведенных словах и поведал нам Господь.

***

Слушайте, вы, отрицающее за Именем Господа Ииcyca Христа и за каждым Именем Божиим право именоваться Богом. Слушайте слова Ап. Петра: «Благодать вам и мир да умножится в познании Бога и Христа Ииcyca Господа нашего. Яко вся нам Божественныя силы Его, яже к животу и благочестию, подана познанием Призвавшаго нас Славою и Добродетелию. Имиже честная нам и великая обетования даровашася, да сих ради будете Божественнаго причастницы Естества». (II Петр. 1:2–4). Вникните в эти слова и скажите: разве не говорит, во-первых, Ап. Петр, что условие умножения в нас мира и Благодати есть познание Господа Ииcyca Христа? Во-вторых, не говорить ли он, что cиe познание подает нам все потребные силы к животу и благочестие? В-третьих, не говорит ли дальше Апостол, что эти Божественные силы подаются нам Славою и Добродетелью Призвавшего нас? Но что же следует понимать под этими словами, на первый взгляд непонятными? Что такое есть — «Призвавшаго нас Слава и Добродетель»? — Под «Славою» Св. Писание понимает Энергию и, в частности, Имя Божие. Итак, слова: «Призвавший нас Славою» — можно понять: «Призвавший нас Именем Своим». Это соответствует и словам другого Апостола, возвещающего, что Господь дал нам заповедь веровать во Имя Его; наконец, это соответствует свидетельству Апостола Петра, что христиане: «но омыстеся, но освятистеся, но оправдастеся Именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего» (I Кор. 6:11). Слова: «Призвавший нас Добродетелью» — означают призвание нас приобщением нам благой Деятельности Божества. Дословно Добродетель есть Благая Энергия. Итак, призвание христиан Добродетелью значит то же самое, что в словах Ап. Павла: «оправдистеся Именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего». Дух Бога нашего есть Деятельность Божества, которая Огнем Своим опаляет всякий грех в человеке. Эти слова о призвании верующих ко Христу Славою и Добродетелью равнозначущи с той заповедью, которую возвестил людям Иоанн Богослов: «Сия же есть заповедь Его, да веруете во Имя Его и любите друг друга». Вера во Имя Господне есть вера во Славу Его, а любление друг друга есть Добродетель. Но слушайте, что говорит Апостол Петр, продолжая слова эти: «Имиже то есть вышеупомянутыми Славою и Добродетелью честная нам и великая обетования даровашася, да сих ради то есть опять-таки ради Познания, выражаемого нами исповеданием Славы Его и творением добродетели братолюбия  будете Божественнаго причастницы Естества».

***

«И прославихся в них», — говорит Господь в молитве Своей ко Отцу Небесному о учениках Своих (Ин. 17). Но каким образом уже тогда, когда ученики еще ничего славного не сделали, но напротив, были еще и малодушны, и маловерны, — каким образом Господь уже тогда мог прославиться в них? Однако, Господь утверждает, что Он уже тогда прославился в учениках Своих, и слова Его для нас суть непреложная истина, и, следовательно, нам остается только постараться понять истинный смысл их. Итак, в каком же смысле говорит Господь, что «прославился» во Апостолах? Деятельность Божия (Энергия Его) есть Слава Его. Лучи Божественной Истины, которые сияют в Богооткровенных Глаголах Спасителя, суть Деятельность Его, суть Слава Его. Но кого же осияли сии лучи, к кому причастилась Божественная Истина, кто воспринял Глаголы Слова, кто уведал Имя Божие? — Ученики Иисусовы. Теперь ясно, в каком смысле Господь говорит, что прославился в учениках Своих: Его словесная Энергия воссияла на учениках. Как, например, возжение мрачного и ничтожного на вид светильника можно назвать прославением его светом огня, возженного на нем, так и в данном случае: возгорение на Апостолах Божественного Огня Истины было прославлением Апостолов. и за сие Сын благодарит Отца Небесного, потому что приобщились Апостолы Божеству Божественной Энергии по Благоволению Отца, по Глаголам Сына, по Благодати Святого Духа. Тройственная Энергия Божества, в Глаголах Слова сущая, воссияла на Апостолах, и слава Глаголов Сына есть слава Самого Сына, ибо Сын Божий неотделимым признает Себя от Глаголов Своих. Но каким же образом произошло во Апостолах сие прославление? Оно состояло в том, что Апостолы верою приняли Глаголы Сына и Имя Его.

Глаголы Божии в людях суть Огнь Божества

«Огня приидох воврещи на землю, и что хощу, аще уже возгореся» (Лк. 12:49). «Огнем» — именует здесь Господь Божественную Истину, которая есть и Свет, и Огнь Божества, ибо есть Деятельность словесная Божества, которую Господь низвел на землю в Глаголах Своих. Но может кто-нибудь возразить, что под «Огнем» скорее надо понимать Благодать Святого Духа, которую Господь низвел на землю? — Совершенно верно: и Благодать Святого Духа есть «Огнь», но разве Огнь Благодати Святого Духа действует когда-либо самостоятельно, отдельно от Деятельности — Огня — Отца и Сына? Не равное ли участие принимают все три Лица Деятельностию Своею во всяком исходящем от Бога Действии Божием? Мы достаточно доказали выше, что да, и поэтому Огнь подразумевается и первая вина всякого Божьего Действия — Благоволение Отца. Огнь есть и всякий Глагол Сына, Огнь есть и всякая Благодать Святого Духа. Триединый Огнь есть Дух Божий, Которого приобщить людям снисшел Господь, сведя сей Огнь с неба с Собою в Глаголах Своих, а также во Имени Своем.

***

О том, что Благодать Духа Святого не действует без Благоволения Отца, видно из того повеления, которое дал Господь: испрашивать Святого Духа от Отца. О том, что Благодать Святого Духа не действует без Откровения Сына видно из того, что Господь сказал: «Дух Святый от Моего приимет и возвестит вам» (Ин. 16:14); и еще: «и сказах нм Имя Твое и скажу», — то есть в Духе Святом. Поэтому мы можем смело сказать, что когда душу человеческую согревает Благодать Святого Духа и Благодать Утешителя Духа Святого ощутительно ощущается в сердечном чувстве, то cиe всегда сопутствуется и просветлением мысли, просветлением сердечной веры лучами Божественного Откровения в созерцании которого-либо из Глаголов Слова. И с другой стороны, когда сердечная вера озарится каким-нибудь мысленным осиянием луча Истины, каким-нибудь Богооткровенным пониманием которого-либо из Глаголов Св. Писания, так тотчас же и одновременно сердце человеческое исполняется и Утешением Святого Духа. Тогда же и воцаряется в душе чувство Божественного Мира, которое свидетельствует о том, что совесть человека примирилась с Отцом и ощущает в Себе Дух Благоволения Его.

Радость Господня, действующая в людях, есть Деятельность Его

«Сия глаголах вам да Радость Моя в вас будет, и радость ваша исполнится» (Ин. 15:11). Что же именует здесь Господь Радостию Своею? Радость Божия, которая бывает в человеке, есть утешительная Благодать Святого Духа Утешителя, посещающая человека. Но как же происходит это нашествие на человека Радости Божией? — по Глаголу ходатайства Сына, по Благоволению Отца; ради искупительной жертвы Сына, по примирению Отца; в Глаголе Слова и о Имени Иисусa Христа. Вот почему Господь именует сию утешительную Благодать Святого Духа «Радость Моя» — потому именно, что в деятельном утешении Святого Духа пребывает и Сам Господь Иисус Христос равным участием в тройственной Деятельности Божества. Кто уверует в любой Богооткровенный Глагол Сына, тот тем самым привлекает на себя и Благоволение Отца, и Благоволение Сына, и Благоволение Святого Духа, и cиe тройственное Благоволение побуждает Отца благоизволить открыть тому человеку луч Истины в таинственном Глаголе Откровения Сына и осенить его Духом Благодати Духа Святого, и cиe бывает — Радостию Господнею для уверовавшего. Также если кто сотворит что-либо согласно которому-либо из заповеданных Глаголов Сына, привлекает на себя тройственное Благоволение, которое награждает человека неким лучом Истины Слова и Утешением Духа Святого. Таково то единственное Истинное Радованиe человека, которое в сей жизни доступно лишь отчасти, а в будущей жизни достигнет своего апогея в мере соответственной добродетелям каждого спасенного.

Это радование Святых есть не иное что, но приобщение Деятельности Духа Святого, и ощущение сего приобщения есть источник вечной, несказанной, всяк ум превосходящей радости, которой да сподобит и нас постигнуть Господь.

Имя Господне спасительно для человеков

«Избавление посла людям Своим, помяну в век завет Свой: Свято и страшно Имя Его» (Пс. 110:9). — Обратите внимание на последовательность речи: сначала говорится о том, что Бог послал избавление людям Своим; подразумевается Ииcyc Христос и избавительная Деятельность Его. Затем говорится, что cиe Бог послал во исполнение Завета Вечного Своего; затем в тексте стоит двоеточие и слова: Свято и Страшно Имя Его. Не видится ли из этого ясная связь Святого н Страшного Имени Господа Ииcyca с Вечным Заветом Отца и с делом спасения н избавления людей? И действительно: нево Имя ли Господне заповедано нам всего просить у Отца? Не во Имя ли Ииcyca Христа заповедано возрождаться в Таинстве Крещения? Не есть ли Завет Вечный и в том, что Господь благоволяет спасать всех с верою Имя Его призывающих? Не ясно ли из сих пророческих слов, что самое Имя Господа Ииcyca есть для верующих в Него иизбавление, и обетованиe. Наконец, оно и по существу своему изъявляется быть Страшным и Святым.

***

О, безумные глаголы, глаголющие, будто бы в Таинствах не действует Имя Господне… Слушайте, что вам о семь свидетельствует Апостол, говоря Коринфянам о прежней их греховности: «и сими убо неции бысте, но омыстеся, но освятистеся, но оправдистеся Именем Господа нашего Иисуса Xриста и Духом Бога нашего». Итак, спрашивается, какое же другое свидетельство непреложнее этого доказывает нам, что в Таинстве Крещения возрождение человека деется Силою Имени Ииcyca Xриста и в этом Глаголе неотделимо деет возрождение и Воля Отца и Сила Духа Святого.

О Царствии Небесном

«Царствие Небесное» в человеке состоит в том, что Дух Божий, то есть Энергия Божества вселяется в человека. Но да не подумает кто, что лишь одно Лице, Дух Святый, Энергиею Своею вселяется в человека к коему благоволит Бог. Нет, ибо Энергия Духа Святого неотделима от Энергии Отца и Слова.

Воля Божия о людях есть царствование в тех, кои благоугодны Ему. Каким же образом осуществляется сиe воцарение? — Чрез восприятие словесной Энергии Сына в Глаголе Его. О сем нам весьма ясно свидетельствует притча о сеятеле (см. Матвей, глава 13-ая). «Сеяй слово сеет», — говорит о Себе Господь и тем ясно определяет, что деятельность Его есть словесное сеяние Слова. В толковании притчи о Сеятеле Господь говорит, что семя пшеничное означает — «слово Царствия» (Mф. 13:19). — Обратите внимание на этот оборот речи: Господь не просто называет семя словом, но называет сеяное Им семя Словом Царствия— почему? — Это Он делает, чтобы изъявить, что слова Его заключают в себе не одну только Его словесную Деятельность, но совокупную с нею Деятельность и Святого Духа. «Слово Царствия» — сказано для того, чтобы изъявить, что с восприятием верою слов Спасителя воцаряется в человеке и Дух Святый. «Слово» — относится к Глаголу Слова Воплощенного. «Царствие» — относится к Силе и Действию Святого Духа, именующегося нами в молитвах: «Царю Небесный Утешителю, Душе Истины».

В этой же главе от Матфея в притче о плевелах мы находим, что Господь именует спасающихся праведников «Сынами Царствия». Этим Господь положительно устанавливает, что «Сыном Царствия» человек может сделаться лишь при условии принятия в себя словесной Энергии Сына Божия, Глаголов Его, которые суть семя живое. С восприятием сей словесной Деятельности Слова — словесного Семени Его — в волю, в мысль и в чувство человека, в человеке воцаряется Tpиединая Святая Троица тройственною Деятельностью Своею, и тогда наступает для человека «Царствие Божие», о котором сказано, что оно — «внутрь вас есть». В конце сей главы Господь свидетельствует, что Глагол Божий, Семя Царствия — не есть только то, что изглаголал Господь устами Своими, но к ним причисляются и все ветхозаветные Глаголы Божии: «всяк книжник, научивыйся Царствие Небесному, подобен есть человеку домовиту, иже износит от сокровища своего новая и ветхая». (Mф. 13:52). Здесь, как видите, Глаголы Божественного Откровения как Нового, так и Ветхого Завета названы одним и тем же именем — сокровищем, и сокровище cиe есть сокровище словесное, которому возможно научиться, то есть воспринять в словесно-мысленную деятельность свою, и cиe «научение» делается для человека обретением «Царствия Небесного».

***

Господь говорить: «Царствие Божие внутрь вас есть», «ищите прежде Царствия Божия». Итак, что же такое есть cиe «Царствие Божие»? — Под словом «Царствие» надо понимать Царствование, и тогда смысл слов Господних для каждого совершенно ясен. Царствование Божие в человеке будет тогда означать воцарение Бога в человеке. Ищите поэтому, говорит Господь, чтобы достичь того, чтобы Бог благодатно воцарился в вас. Ищите внутреннего ощутительного общения с Божеством, ибо воцарение в вас Бога лишь духом внутрь сердца ощущается. Итак, Царствие Божие означает приобщение человеку Деятельности Божества.

Царствование Божие есть присное источение из Бога на человека лучей Света Его, есть присное обращение на человека благоволительного Ока Его, есть присное таинственное собеседование с Богом и слышание Глаголов Уст Его, есть присное облагодатствование человека Дарами Благодати Его. Таково бывает внутреннее воцарение в человеке Святой Единосущной и Нераздельной Троицы, таково бывает вселение в человека и приобщение ему Тройственной Деятельности Божества. Но еще раз спрашиваю: каким же образом происходит это воцарение Бога в человеке? — Во-первых, чрез восприятие верою Глаголов Божиих. Поэтому Господь и именует в Евангелии Свою проповедь — Евангелие Царствия. Итак, слова евангельские суть, по определению Господню, слова Божьего воцарения, слова Божественного посева, семена Божественных добродетелей, и поэтому возможно ли согласиться с теми, которые ныне хотят заставить нас думать, будто слова Евангельские суть лишь слова Апостолов о Боге, а не живые слова Божии, суть лишь произведения Деятельности Божества, а не сама Деятельность Божества? — Конечно, с этим согласиться невозможно. Поэтому вопросим наших противников: согласны ли они с тем, что волеизволение Отца есть Его Деятельность и Божество? — Думаю, что они ответят: «Да».

Вопросим еще: признают ли они Благодать Святого Духа за Деятельность Святого Духа и за Божество? — И с этим они согласятся. Но почему же в таком случае вы отказываетесь Глаголы Ипостасного Слова признать за Деятельность Божию и за Божество? Не уподобляетесь ли вы этим Арию? Тот хулил Ипостась Слова Воплощенного, отрицая единосущие и Божество Иисуса Христа, а вы хулите Глаголы Слова Воплощенного, уничижая словесную Деятельность Воплощенного Слова пред Деятельностью Отца и Святого Духа. Почему не хотите вы признать евангельские Глаголы Слова за Деятельность Слова и за Божество? Разве ныне в книгах Евангельских они не те же самые, как и некогда в устах Спасителя? Или, может, вы склонны думать с разными западными мудрецами, берущимися ныне исправлять Евангелие, что Апостолы и Евангелисты по невежеству своему испортили слова Спасителя и записали не Глаголы Божии, а свои личные воспоминания о Спасителе, плоды своей личной памяти? Но тогда мы с вами совершенно не единомысленны, ибо верим в Боговдохновенность слов Евангелия и в истинность их, а хуление их почитаем за хуление Деятельности Божества; а хуление же Деятельности Божества есть и хула на Духа Святого. Но если в конце концов и вы сознаете свою ошибку и согласитесь, что Евангельские слова суть живые Глаголы Слова Воплощенного и поэтому именуются Энергией словесной Божества и Божеством, то как же вы откажетесь признавать за Энергию Божества и за Божество также и те Имена Божии и Имя Иисуса Христа, кои открыло нам и в коем открывается нам Воплощенное Слово?

***

«По предании же Иоаннове прииде Иисус в Галилею, проповедуя Евангелие Царствия Божия и глаголя, яко исполнися время, и приближися Царствие Божие, покайтеся и веруйте в Евангелие» (Мк. 1:14–15). Из слов Господних, записанных Иоанном, мы видим, что «дело Божие есть, да веруете в Того, Его же посла» Бог (Ин. 6:29). Здесь же у Ап. и Евангелиста Марка читаем, что Господь призывает веровать в самые Его Глаголы Благовестия, которые Он проповедует: «покайтеся и веруйте в Евангелие». Пришел Иисус в Галилею, проповедуя Евангелие Царствия, и говорит: приблизилось Царствие, покайтесь и веруйте в Евангелие. Не ясно ли этим говорит Господь, что под приблизившимся Царствием Божием Он понимал Свои евангельские Глаголы, кои Он проповедовал, и которые, по Глаголу Его, Евангелист назвал Евангелием Царствия? Итак, в Глаголах Воплощенного Слова Иисуса Христа приближается и поднесь к каждому Царствие Божие.

***

В 13-ой главе от Матфея Господь, открывая, что Царствие Божие, которое состоит в приобщении человеку Деятельности Божества, сообщается человеку в Глаголах Воплощенного Слова, если человек воспринимает их всеми силами деятельности своей, в конце этой же главы приводит псаломские слова: «отверзу в притчах уста Моя, отрыгну сокровенная от сложения мира». Обратите внимание на оборот речи: не говорит Господь «отверзу для притч уста Моя», — но говорит: «отверзу в притчах уста Моя». Когда же открывает Господь в притчах Своих Уста Свои? — Всегда и до конца веков. Каким образом? — Открывая в приточных словах сокровенную в них истину таинственными откровениями словесной Деятельности Своей тем, коим захочет, и тогда, когда захочет. «Вам есть дано ведати тайны Царствия Небеснаго, прочим же в притчах».

Итак, не ясно ли, что Господь под «Устами» Своими, отверзаемыми в притчах, подразумевает Свою словесную Деятельность, живущую в притчах Его. Сказано: «отрыгну сокровенная от сложения мира». Не подразумевается ли под этим сокрывшаяся от согрешившего Адама премудрость Божия, словесное приобщение Глаголам Слова, которой снова приобщил людей Господь Иисус?

***

Царствие Божие Господь повелевает принимать, как дитя. Очевидно, что под Царствием Божием Господь подразумевает самые слова Свои, ибо сего именно и требовал Господь от учеников Своих, чтобы они слова Его принимали с детскою простотою и доверчивостью.

***

В разъяснении притчи о плевелах Господь говорит, что под «добрым семенем» Он подразумевает «Сынов Царствия», а под «злым семенем» — «Сынов Неприязни». Если под Царствием понимать воцарение Божественной Энергии, то праведники, следовательно, согласно именованию Господню, суть сыны Божественной Энергии. Каким же образом сделались они «сынами» сей Энергии? — Восприняв «Слово Царствия». Это Слово Царствия, признаваемое семенем добрым пшеничным, оказывается породительным — Сынов Божиих. Не многознаменательны ли эти слова в данном споре за Божество Евангельских Глаголов? Вспомним слова Петровы, который говорит, что христиане порождены «не от семени тленна, но от семени нетленна, Словом Живаго Бога и пребывающаго во веки». Вспомним свидетельство Господа, Который удостоверяет, что неложно именует Писание богами тех, к коим «Слово Божие бе». Итак, одни из людей, восприняв сие благое Семя Царствия в свою человеческую энергию воли, ума и сил, приобщились Божеству Божиему в сих Глаголах и стали сынами Божиими по благодати. Другие же, восприняв злое словесное семя советований диавола в человеческую деятельность свою, восприятием этих глаголов диавольских приобщились энергии диавола и усыновились диаволу, стали «сынами неприязни», то есть сынами злой энергии дьявола, которая есть, во-первых, «вражда на Бога», неприязнь ко всякой Божественной Истине, противоборство всякому Глаголу Божьему. Таким образом и поднесь: те, которые принимают и соизволяют тайным словам дьявольских внутренних советований, воспринимают энергию «неприязни» к Богу и к людям и становятся сынами неприязни, сынами «человекоубийцы» искони.

Так Господь и в другом месте именует грешников, приобщившихся дьяволу восприятием энергии его, сынами дьявола: «Вы отца вашего дьявола есте и похоти отца вашего хощете творити». Обратите внимание, между прочим, на то различие, которое Господь делает между грешниками: одних Он называет — сынами дьявола и сынами неприязни, других же — овцами заблудшими дома Израилева. Также и спасающихся различно именует Господь: одних рабами, других — сынами, иных — купцами. Сыны Божии суть немногие те избранники, которые любят Бога совершенною сыновнею любовью, любят все то, что любит Бог и ненавидят все то, что ненавидит Бог, поэтому с легкостью и с охотой творят всякую добродетель. Купцы суть те, кои подвизаются в творении добродетелен ради своего спасения, ради вечной награды в будущем. Они, хотя и не совершенно любят добродетель, хотя и не чужды пристрастия ко греху, однако, стараются стяжать возможно больше добродетелей, побеждая всякую злую похоть. Рабы суть те, кои добродетели не любят, склонны предпочитать грех, однако, воздерживаются от греха и сильно принуждая себя, творят всякую добродетель. Также разнообразны и грешники. Одни всею своею душею любят грех и наслаждаются грехом, таковые «похоти отца» своего дьявола с сыновним единодушием творят. Другие же, хотя и попались в плен греховный, хотя и творят бесчисленные грехи, но творят все это по обольщению, по насилию и принуждению дьявольскому и, в сущности, ненавидят грех и были бы счастливы, если бы возмогли избавиться от своей греховной деятельности. Таковые не приняли в любовь сердца своего энергии дьявола, но суть плененные им овцы Христовы.

***

«Блажен, кто в Бога богатеет», — говорит Господь. Итак, не ясно ли говорит этим Господь, что Бога возможно приобретать в собственность? Но разве возможно приобретать в собственность Бога? Не хула ли это на Бога? — Однако Уста Господни изрекли это, и слова Господни — Истина. Но ведь Сущность Сущего неприобщима твари, и посему не о приобретении Сущности Божией говорить Господь. Но Деятельность (Энергия) Божия приобщима твари. Энергия Божия именуется Богом и Божеством, и, следовательно, вот о каком Божественном приобретении говорит Господь. Как же возможно сокровиществовать в себе Энергию Божию? Приобретать cиe Божество возможно, во-первых, в память свою, запоминая Глаголы Божии, о чем Он и Сам свидетельствует: «Блажени слышащии Слово Божие и хранящии е» (Лук. зач. 54). Это Божественное сокровище возможно все больше и больше приумножать в себе тем, что все совершеннее и совершеннее исполнять все то, что заповедал Господь, богатея все больше и больше всякими добродетелями и тем привлекая на себя все большее и большее Благоволение, Откровение и Благодать. Итак, если восприятие Глаголов Божиих есть стяжание Бога, то возможно ли согласиться с отрицанием Божества Глаголов Евангельских? — Конечно, нет.

***

Прежде чуда Своего Преображения, Господь сказал Апостолам: «Аминь глаголю вам, яко суть неции от зде стоящих, иже не имут вкусити смерти, дондеже видят Царствие Божие, пришедшее в силе. И по шести днех поят Иисус Петра и Иакова, и Иоанна, и возведе их на гору высоку особь едины» (Мк. 9:2). Очевидно, что под словом «Царствие Божие, пришедшее в силе» — Господь не иное что подразумевал, но именно чудо Своего Преображения. Почему же так называл его Господь — Царствием Божиим? — Вспомним, что Царствием Божиим Господь именовал и Свою проповедь в смысле Деятельности (Энергии) Божества приобщимой человеку. Царствием Божиим называет также, как видите, и Светолитие фаворское. Не ясное ли дело, что так Он называет его потому, что и в Светолитии Фаворском, как и в словах Его проповеди, проявлялась Деятельность Божества, именуемая Царствием. Но обратите внимание еще и на то, что Господь это Светолитие Энергии Своей, в отличие от Энергии словесного учения Своего, называет: «Царствие Божие, пришедшее в силе». — И слова Господни были Энергией Его и Его Царствием, но «сила» их, Божество их было сокровенно под оболочкою слова человеческого. Но на Фаворе присущая Господу Энергия или Деятельность Божества и Сияние Его Света явилось в Силе. Проявилась — в Силе — та Энергия или Деятельность Божества Его, которая никогда не разлучалась от Него, но по воле Его сокрывалась в человечестве Его. Просияло не иное какое Божество, но то же самое, которое тайно сияло и в словах Его; об этих словах Господь говорил: «Царствие Божие приблизилось, покайтеся и веруйте в Евангелие». — Итак, из тождества именований — «Царствием Божиим» — и слов Спасителя, и фаворской славы Его не ясно ли следует, что, признавая Светолитие за Деятельность (Энергию) Божию, мы должны признавать и словесную Деятельность Спасителя — за Деятельность Божества и за Божество.

Глава III. Действие Триединой Деятельности Божией в человеке

«Бог бо есть действуяй в вас и еже хотети и еже деяти о Благоволении… Являетеся яко светила в миpe, Слово Животно придержаще…» (Флп. 2:13–16). Вот ясное учение о действии в человеке Триединой Деятельности Божества. Когда она приобщится человеку, тогда человек и хощет, и деет согласно воле Отца. Тогда, содержа в себе Слово Животно, то есть слова Евангельские, человек деет всякую добродетель и являетсяяко Светило в мире.

И в этом именно и заключается благая Воля Отца. Воля Отца есть, во-первых, та, чтобы люди с верою восприняли Слово Животно Сына и тем приобщились бы словесной Деятельности Божества. «Да вселяется в вас Слово Божие обильно». — «Слово Животно придержаще».

***

Воля Отца есть та, дабы те, кои содержат в себе Слово Животно, разумевали бы его и сообразно ему и хотели бы, и деяли бы. Воля Отчая и в том, дабы люди светились как светила сияющею на них Благодатию Божества. Непреложное учение о действии Деятельности Божией в человеке изложено Апостолом Павлом в 12-ой главе Первого Послания к Коринфянам. «Темже сказую вам, яко никтоже Духом Божиим глаголяй, речет анафема Ииcyca: и никтоже может рещи Господа Ииcyca, точию Духом Святым. Разделение же дарований суть, а тойжде Дух: и разделение служений суть, а тойжде Господь; и разделения действ суть, а тойжде Бог, действуяй вся во всех. Коемуждо же дается явление Духа на пользу. Овому бо Духом дается слово премудрости, иному же слово разума о том же Дусе; другому же вера, тем же Духом; иному же дарование исцелений о том же Дусе; другому же действия сил, иному же пророчество, другому же разсуждения духовом, иному же роди языков, другому же сказания языков. Вся же сия действует един и тойжде Дух, разделяя властию коемуждо, якоже хощет» (IКор. 12:3–11). Вникнем же в эти слова и переложим их на более понятный язык. Итак, во-первых, Апостол свидетельствует, что тот, в ком живет и глаголет Дух Божий, то есть тот, кто причастен Божеству, — никогда не дерзнет похулить Ииcyca: «Никтоже Духом Божиим глаголяй, речет анафема Ииcyca». — He признает ли этими словами Апостол, что тот человек, который причастился Божеству в христианстве, — что в нем глаголет, то есть действует Деятельностью Своею Бог? — Думаем, cиe неоспоримо вытекает из этих слов Апостола.

Дальше Апостол говорит: «и никтоже может рещи Господа Иисуса, точию Духом Святым». — Итак, этими словами Апостол снова подтверждает то, что сказал выше, что достойно именовать, достойно призывать Господа Иисуса возможно только Духом Деятельности Божией, действующей в человеке, и, следовательно, речение Господа Иисуса — есть Действие Божества и Бог. На основании этих слов и Св. Григорий Синаит сказал: «Молитва есть Бог, действуяй вся во всех».

Далее Апостол говорить следующий знаменательные слова: «Разделения же дарований суть, а тойжде Дух; и разделения служений суть, а тойжде Господь; и разделение действ суть, а тойжде есть Бог, действуяй вся во всех».

Таким образом, ясно и непреложно Апостол этими словами говорит, что тот же самый есть Дух, Господь и Бог — все различные в человеке духовные дарования, различные действия Божии в человеке, по тому самому, что сии дарования, служения и действия суть Действие (Энергия) Божества. Иначе говоря, о всяком духовном даровании в человеке, как например, о молитве, о созерцании, о Божественной вере, надежде и любви, о апостольстве Апостолов, о священнодействии Святых иереев, о мученичестве Святых мучеников, — все эти и подобные им Божественные служения и Божественные дары суть и именуются — Сам Бог, Деятельностью Своею действующий все Божественное в людях. И еще достопримечательно, что Апостол различные виды Божественных дарований, служений и действий, которые суть различные Энергии Божии, приобщимые человеку, — называет трояко: тойжде Бог, тойжде Господь и тойжде Дух; и в этом мы видим свидетельство о том, что и различные «дарования», и «служения», и «действия» в людях суть Благодатные Действия, в коих все Три Лица триедино участвуют Своими Деятельностями.

«Коемуждо дается  явление Духа на пользу». — Этими словами и последующими за ними опять же подтверждается вышесказанная мысль, и ясно показывается, что и слово премудрости не есть плод деятельности человеческой в человеке, а есть явление Духа и тойжде Бог, действуяй вся во всех. Также и слово разума, также и живая вера, также и дары исцелений, также пророчество, и дар глаголания на всех языках, и прочее сказанное, все cиe есть Действие Деятельности Божества, есть и именуется  Дух, Господь и Бог, Действующий вся во всех.

Наконец, все вышесказанное Апостол еще раз подтверждает следующими словами: «Вся же сия действует един и тойжде Дух, разделяя властию коемуждо, якоже хощет», — Вспомним определение Собора против Варлаама и Акиндина, который постановил, что Деятельность Божия есть и именуется Божество. Вспомним слова Св. Григория Синаита, что «Молитва есть Бог»; вспомним слова Иycтинa Мученика, что религиозно-нравственная «Истина есть Бог»; вспомним слова Св. Симеона Нового Богослова, что всякое слово, коим мы именуем Бога, есть «Бог непреложный, непреодолимый, нетленный и Живый», — сопоставим с этими словами слова о. Иоанна Кронштадтского, что «Имя Божие есть Сaм Бог», — и согласимся с тем, что воистину так и подобает именовать Имя Божие, ибо достойное именование Бога есть Деятельность Божества, и во Имени Божием действует Благодать и Сила Божества, Имя Божие есть носитель Откровения Божества.

Вспомним слова Господни: «Без Мене не можете творити ничесоже», — и из этих слов, сопоставив их с вышеприведенными словами Апостола Павла, убедимся, что Господь словом «Аз» именует Свое участие в Триединой Деятельности Божества, действующей Божественно в человеке.

***

Глава 6-ая от Иоанна содержит в себе учение о Божестве Глаголов Господних и о неотделимости словесной Деятельности Сына от Деятельности Отца и Святого Духа. Так, во-первых, на вопрос евреев: какая деятельность требуется от человека для угождения Богу, — Господь говорит, что дело Божие есть, во-первых, веровать в Него. «Что сотворим, да делаем дела Божия?» — «Отвеща Иисус и рече им: “Се есть дело Божие, да веруете в того, Его же посла Он”» (Ин. 6:28–29). Итак, следовательно, Господь открыл, что воля Божия, которую люди, если исполнят, то благоугодят Богу и Отцу, есть, во-первых, та, чтобы люди уверовали, — уверовали, во-первых, в Самого Ииcyca Христа как Сына Божия по существу и, во-вторых, уверовали в Божественные Его Глаголы, что сии Глаголы суть Глаголы Божии, которые возвестить послал Его Отец на землю. Вслед за этими словами Господь открывает, что не всякий способен исполнить сию волю Отчую, но лишь тот, который имеет в себе навык слушать тайный глас Божественного Откровения, глаголющий в душе его: «Но рех вам, яко и видесте Мя и не веруете» (Ин. 6:36). «Никтоже может приити ко Мне, аще не Отец пославый Мя привлечет его; и Аз воскрешу его в последний день. Есть писано во пророцех: и будут вси научени Богом. Всяк, слышавый от Отца и навык, приидет ко мне» (Ин. 6:44–45). — Здесь мы видим, что Господь относить к Себе слова и пророчества: «и будут вси научени Богом», — следовательно, этим самым Господь изъявляет и Божество Свое, и Божество Глаголов Своих, коими Он учит людей. Дальше, развивая учение о Глаголах Своих, Господь еще определеннее и яснее изъявляет Божество Глаголов Своих; так, Он говорит: «Дух есть, Иже оживляет, плоть не пользует ничтоже» (Ин. 6:63). — «Глаголы, яже Аз глаголах вам, Дух суть и Живот суть» (Ин. 6:63). Здесь слово «Дух» означает Деятельность (Энергию) Божию, а «плоть» означает плотскую деятельность человеческую, а что именно в этом смысле следует понимать эти слова, подтверждается следующими словами: «Глаголы яже Аз глаголах вам Дух суть и Живот суть» (Ин. 6:63).

Итак, вот великое таинственное изъявление тройственности Деятельности Триединыя Троицы. Как во Ипостаси Слова пребывает и Отец, и Святый Дух, так и в Глаголах Слова пребывает и Деятельность Отца, именуемая здесь «Жизнью», и Деятельность Святого Духа, именуемая здесь «Духом». Итак, этим Господь ясно нам изъявляет, что Его слова не суть произведения Его плотской человеческой деятельности, но есть Его Божественный Глагол, неотделимый от Деятельности Отца и от Деятельности Духа Святого. Этими словами свидетельствуется о Триединстве Действий Божиих, в коих Сын участвует Глаголом Своим, Отец Благоизволением Своим, а Дух Святый Силою Своею.

Духовныя силы в человеке суть дар Божий и Энергия Божества

«Возмогайте в Господе и в Державе Крепости Его» (Еф. 6:10). — Но что же иное означают эти слова, как не свидетельства Апостола Павла о том, что побеждать грех человек может лишь Державою Крепости Господней, то есть Силою Деятельности Господней, живущей в нас. И сия Сила есть Сам Господь — Тойжде Бог.

***

Дальше Апостол подробно перечисляет различные духовные силы, которые он именует Оружия Божия, и которые он подразумевает под словами Держава Крепости Господней: «Облецытеся во вся оружия Божия, яко возмощи вам стати противу кознем дьявольским… Приимите вся оружия Божия, да возможете противитися в день лют, и вся содеявши стати: Станите убо препоясани чресла ваша Истиною, и оболкшеся в броня Правды, и обувше нозе во уготование Благовествования Мира: над всеми же восприимите щит Веры, в нем же возможете вся стрелы лукавого угасити: и шлем Спасения восприимите, и меч духовный, иже есть Глагол Божий» (Еф. 6:11–17). Итак, как видите приобщимая человеку Держава Крепости Господней, Оружия Божия, коими Бог вооружает человека Деятельностью Своей, суть: Истина, то есть Откровение Господне; Правда, то есть оправдание от грехов в покаянии и делании заповедей Божиих; Мир и Благовествование Мира, то есть примирение со Отцем Небесным и проповедь Благоволения Божия, являемого людям во Христе Иисусе; Вера, то есть отверзение духовных очей веры; Спасение то есть сознавание и памятование искупительного домостроительства Божия, которое явилось в Крестной Смерти Господа Ииcyca; наконец, Глагол Божий, то есть Глаголы Писания и Имя Господне. Не ясно ли свидетельствует Апостол этими словами, что все эти силы он признает дарованиями Божиими и самою Деятельностью Божией в нас?

Затем Апостол просить Ефесеян молиться о нем: «да дастся ми Слово во отверзение уст моих» (Еф. 6:19). Итак, этим он ясно исповедует, что слова, глаголемыя им, суть дар и Энергия Божества.

О том, что разумение Писания есть дар Божий и Энергия Слова, не ясно ли удостоверяется в Евангелии из того, что Господь раскрыл смысл Писания Луке и Клеопе по дороге в Еммаус и сделал их способными понимать то, чего они до того, хотя и знали, но не понимали? Не яснее ли того свидетельствуется о том же в Писании, что Господь, явившись Апостолам по воскресении Своем, «отверзе им ум разумети Писания» (Лк. 23:45).

Дух есть Бог и Духом, и Истиною достоит кланятися

Сей текст (Ин. 4:24) обычно понимается в том смысле, что Бог есть дух, почему и поклонение Ему подобает приносить духовное. Относят сии слова Спасителя также и к свидетельству о Духе Святом; но этими толкованиями смысл сего текста не исчерпывается, ибо, как мы знаем, «широка зело» есть всякая заповедь Божия и многозначителен есть всякий Глагол Божий. Обращаем внимание на слова: «Духом и Истиною» достоит кланятися. Что же такое подразумевается под словом Истина? — Сын и Деятельность Его. Что же такое подразумевается под словом Дух? — Дух Святой и Деятельность Его. Теперь нам понятно, почему поклоняться Богу достоит Духом и Истиною, — потому же самому, почему и Апостол Павел сказал: «никто не может рещи Господа Иисуса, точию Духом Святым»; «Сам Дух спослушествует духови нашему, вопия: Авва Отче». Вспомним еще и слова Господни, что «без Мене не можете творити ничесоже». Итак, всякое достойное поклонение Богу деется в человеках Истиною Слова и Духом Духа Святого о Благоволении Отца. Но почему же такое поклонение Духом и Истиною было недоступно для людей прежде искупления их Спасителем? — Потому что до искупления не благоволил Бог, почему и Истина не благоволила открываться людям, и Дух Божий не благоволил возвещать людям откровения Слова.

Явление Слова в Глаголе Его

Господь говорит: «Отец же, во Мне пребываяй, Той творит дела» (Ин. 14:10). — Этими словами Господь ясно свидетельствует, что Деятельность Его совместна с Деятельностью Отца. В начале же сих слов Господь говорит: «Глаголы, яже Аз глаголю вам, о Себе не глаголю: Отец же во Мне пребываяй, Той творить дела». — Как видите, Деятельность Слова здесь ясно определяется: она есть Глаголы Слова, в коих деет и Отец совместно с Сыном и со Святым Духом.

Изъявив Божественное происхождение Глаголов Своих, и дав заповедь просить всего во Имя Его, и дав обетования о ниспослании Утешителя Духа Истины, Господь говорит следующие знаменательные слова, которыми непреложно свидетельствуется непрестающая Деятельность Ипостасного Слова в роде христианском: «Вы же увидите Меня, яко Аз живу, и вы живы будете. В той день уразумеете вы, яко Аз во Отце Моем, и вы во Мне, и Аз в вас… Любяй Мя возлюблен будет Отцем Моим, и Аз возлюблю его и явлюся ему Сам» (Ин. 14:19–21). Последнее обетование о явлении Самого Господа любящим Его, очевидно относится не до одних только современников Господних, но до всех христиан. Также и до всех христиан можно относить и слова увидите и уразумеете. Но обещание Господне являться любящим Его вызвало недоумение в Ап. Иуде не Искариотском, и он вопросил Господа: почему Он хочет являться только ученикам Своим, а не всему миру? В ответ на это Господь раскрыл ученикам тайну явления Своего в Глаголах Своих: «Аще кто любит Мя, слово Мое соблюдет», — вот признак любви к Господу: восприятие с верою слов Его и соблюдение их. — «И Отец Мой возлюбит его». — Итак, вера в Глаголы Сына и соблюдение их привлекает Благоволение Отца. — «И к нему приидема и обитель у него сотворима». — Итак, с верой в Глагол Слова, по Благоволению Отца происходит Боговселение Божие в человека вселением Духа (Деятельности, Энергии) Божества. Вслед за этими словами Господь опять подтверждает, что это Боговселение зависит от приятия с верою и с любовию Глаголов Его, которые не суть лишь Его собственная Деятельность, но в них пребывает Деятельностью Своею и Отец: «Не любяй Мя словес Моих не соблюдает: и слово еже слышасте несть Мое, но пославшаго Мя Отца». Но чтобы Апостолы не подумали, что словесное Его общение с учениками Его прекратится по отшествии Его, Господь говорит, что по отшествии Его ближайшее участие в окормлении Церкви примет Третье Лицо Святой Троицы — Святой Дух Утешитель, Который в Духе Своем будет раскрывать Апостолам Глаголы Иисуса Христа, и, следовательно, глаголание Ииcyca Христа к сердцам верующих никогда не прекратится: «Утешитель же Дух Святый, Его же послет Отец во Имя Мое, Той вы научит всему, и воспомянет вам вся яже рех вам». Обратите внимание, что эти слова Господь говорит Апостолу Иуде в ответ на его недоумение, как Господь будет являться по отшествии Своем, и почему только любящим Его, а не всему миру. Не ясна ли из этих слов логическая связь между явлением Господа и Словами Его. Не ясно ли из этого, что причина, почему не может являться Господь миру всему в Божественном Откровении, есть та, что мир не любит Глаголов Господних, а является Господь миру в откровении Глаголов Своих.

Немного спустя Господь повторяет то же свидетельство о том, что Дух Святой будет в Своей Деятельности сообщать и словесную Деятельность Слова, то есть возвещать людям Глаголы Слова: «Дух Истины наставит вы на всяку Истину: не от Себе глаголати имать, но елика аще услышит, глаголати имать… яко от Моего приимет и возвестит вам» (Ин. 16:13–14).

Мы знаем, что это обетование исполнилось немедленно по воскресении Христове. Не имея писанных Евангелий, Апостолы проповедовали повсюду слова Господни, причем не одни только самовидцы Господни, но и люди, не слышавшие Господа, как, например, ап. Павел. Он не ходил вслед за Господом, не слыхал Его проповеди, не имел писанного Евангелия, не расспрашивал и самовидцев Господних о словах и делах Спасителя, ибо не имел к тому случая, но сам немедленно по обращении своем проповедовал Глаголы Божественного Евангелия. Откуда же он познал их? Не очевидно ли, что в Апостоле Павле деяла Благодать Духа Святого, которая взимала Глаголы Откровения от Слова и таинственно возвещала их Павлу. Не то же ли самое произошло и с написанием Евангелий? Мы знаем, что евангелий было написано довольно много, но не все они были плодом Деятельности Духа Святого. Таковыми были признаны только четыре, а остальные благовествования названы «апокрифическими», и сие не потому, чтобы они были всецело ложны; и они заключали в себе истину за малыми исключениями; но так как они были плодом деятельности человеческой, а не чистым веянием Духа Святого, то Церковь и не допустила их к обращению. На Евангелистах сбылись слова, что Дух Святый от Слова приимет Глагол и возвестит им, потому и мы взираем на все слова Евангелистов, как на слова, которые Дух Святый взял от Слова и возвестил нам, почему и слова эти почитаем за присноживую Деятельность Божества. Эти слова, как свидетельствует Господь, Дух Святый приял «от Моего» и возвестил. Что значить этот оборот речи и эти слова? От Божества Моего, от Энергии Моей восприял Дух Святый Слова Благовестия и Глагол всякого Откровения, — чем непреложно удостоверяется, что Глаголы Господни не суть нечто отделимое от Существа Господня, но есть неотделимая Его Деятельность.

Но вот, некоторые утверждают, будто нельзя называть все слова, записанные Апостолами, Энергией Божией, и что почитание слов Евангельских за Деятельность Божества есть ересь, ибо слова Евангельские не суть Глаголы Божии, но слова Апостолов о Боге… Глаголы Спасителя были, якобы, Его Энергией лишь в самый момент произнесения их Господом, а во устах Апостолов н на страницах Евангелий они являются плодом деятельности человеческой… Но возможно ли с этим согласиться?

Спрашивается: признаете ли вы то, что и поднесь Дух Святый деятельностью Своей заимствует Глаголы Слова и возвещает их людям по Благоволению Отца? Если признаете, то спрашивается: признаете ли вы сие возвещение Духа Святого и Благоволение на сие Отца Энергиею Божества и Божеством? Вы должны ответить утвердительно. Теперь спрашивается: чем же вы признаете возвещаемые Духом Святым по Благоволению Отца глаголы? Если не Божеством, то вы хулите Сына Божия, ибо Его Деятельность уничижаете сравнительно с Деятельностью Отца и Духа Святого. Вы признали, что Благоволение Отца есть Бог и Благодать Святого Духа есть Бог, а Глагол Слова разве не Его деятельность? Разве не Бог? Если же вы согласитесь с тем, что и открываемые Духом Святым Глаголы Сына суть Бог, то знайте, что Дух Святый, не иные какие-либо глаголы, уясняет нашему сердцу, но те же однажды ниспосланные в человечество Глаголы, записанные в Евангелии, в Писании, в Предании и возвещаемые в Богослужении.

Итак возможно ли отрицать Божество сих Глаголов?

Бог присно во Имени Своем

Мы говорим: Бог присно пребывает Деятельностью Своей во Имени Своем. Противники же наши возражают нам: «Соглашаемся, что Бог действует во Имени Своем, когда сие Имя достойно призывается; но можно ли признать Энергией Божества всякое имя, бездеятельно, напр., пребывающее написанным в книге? Деятельность Божия в бездеятельном состоянии не есть уже Деятельность, и называть Богом Имя Божие, которое пребывает бездеятельным, есть бессмыслица». Так говорят наши противники, но мы на это вопросим их: признаете ли вы принадлежность вам всякой вашей подписи, где бы то ни было хранящейся и вами когда бы то ни было подписанной и не уничтоженной? Вы скажете: да. Сознаете ли вы себя во всяком имени вашем, когда говорят про вас и вас именуют вслух? Да, признаете. Но Всевидящее Око не зрит ли всякое Имя Свое, где бы то и когда бы то ни было написанное? Ей, зрит. Всеслышащее ухо не слышит ли всякое произнесение Имени Его, где бы то ни было произнесенное? Ей, слышит. Теперь спрашивается: любит ли Господь Имя Свое? Несомненно, да. Не сознает ли Отец присно Своего Благоволения ко всякому Имени Своему ? Ей, так. Не сознает ли присно Сын того, что всякое Имя Божие есть Глагол Его Откровения? Ей, так. Не сознает ли присно Дух Святый, что Имя Божие есть Благоволение Отца и Глагол Слова? Думаю, что иcиe несомненно. Если так, то, следовательно, всегда Бог Деятельностью Своею пребывает во всяком Имени Своем, хотя оно и не бывает использовано людьми, но как только люди призовут Имя Божие с достаточной верой, то оно немедленно и проявляет сокрывающуюся в нем Силу, которую благоволит явить Отец ради веры во Имя Господне.

Подобно тому, как терновник с пустыни Синайской, когда благоволил Бог снизойти на него Духом Деятельности Своей, не только сам загорелся огнем несгораемым, но и освятилось все прилежащее к нему место от благоволительного взора Отца Небесного на место то, что и явил Господь Моисею, повелев ему снять обувь с ног своих: ибо место, на коем ты стоишь, «свято есть», — так и всякое Имя Божие. Хотя по внешнему начертанию всякое Имя Божие есть тварь, но так как на каждом Имени Божием благоволительно почивает благоволительный взор Отца Небесного, то оно присно Свято, а не только когда его призывают.

Имя Божие именуется Святым Само в Себе, ибо Свято Само в Себе, Свято по естеству Благоволение Отца, Истина Сына и Благодать Духа Святого, которые почивают на каждом изображении Имени Господня и во всяком призывании Имени Господня. (Тождественно с этим объясняет и о. Иоанн Кронштадтский образ пребывания Бога Энергией Своим, Сознанием Своим во Имени Своем. Смотри: «Моя Жизнь во Христе», ч. II, стр. 7–8)

Приобретение Христа есть познание и разумение Христа и Глаголов Его

О сем свидетельствует Апостол: «Вменяю вся тщету быти за превосходящее разумение Христа Ииcyca Господа моего, Его же ради вся отщетихся и вменяю вся уметы быти да Христа приобрящу, и обрящуся в Нем, не имый иныя правды, яже от закона, но яже верою Иисус Христовою, сущую от Бога правду в вере: яко разумети Его, и силу воскресения Его, и сообщение страстей Его, собразуяся смерти Его» (Фил. 3:8–10). Из этих слов логически ясно вытекает, что Апостол изъясняет, что все в мире он вменяет в тщету в сравнении с тем превосходным богатством, которое доставляет ему приобретение разумения Христа Ииcyca Господа Нашего, то есть приобщение Деятельности Его Божественного Откровения.

* * *

Господь говорит: «Мое брашно есть, да сотворю Волю Пославшаго Мя и совершу Дело Его». (Ин. 4:34). Сия деющая во всех Глаголах Господних Воля Отчая и есть особая Деятельность Отца в Tpиединой Деятельности Божией, обращенной к человекам. Сия есть та благая Воля Отчая, которую восхвалили Ангелы в ночь Рождества Господня: «В человецех Благоволение». Cиe Благоволение Отчее есть первая вина всякого Триединого Действия Божия. И обратите внимание на оборот речи в приведенном тексте: Господь говорит, что алчет, т. е. крайним хотением хочет творить Волю и Дело Божие. Таким образом еще раз ясно свидетельствует о тройственности Деятельности Божества, действовавшей во Ииcyce Христе. Так в Его действиях деяла и Воля Отца, и Сила (Дело) Святого Духа.

Волевая Деятельность Отца по отношению к человеку

«Се же есть воля Пославшаго Мя Отца, да всяк, видяй Сына и веруяй в Него, имать Живот Вечный» (Ин. 6:40). Этими словами таинственно изъявляется тройственность Энергии Божества. Так, во-первых, Сын Божий изъявляет, что вина всякого Его действия есть Воля Отца и даже снисшествие Его вольное на землю есть послание Отца. В чем же именно состоит сия Воля Отца но отношению к людям? — В том, чтобы Сын Самим Собою и Глаголами Своего Откровения являл людям Бога, являл людям Истину Божественную, которую люди верою принимая, приобретали бы жизнь вечную. «Да всяк видяй Сына и веруяй в Него», — последние слова: «веруяй в Него», — предполагают глаголание Сына. Итак, Воля Отца в том, чтобы Сын глаголал истину людям. Затем Воля Отца еще в том, чтобы люди, восприняв верою cии Глаголы, имели бы жизнь вечную. Что же это за жизнь вечная? Не значит ли это посмертную вечную жизнь? Нет, «жизнь вечная» сказано здесь, в смысле приобщения Духу Животворящему в Деятельности Его. А что это именно так, что слова жизнь вечная относятся к оживотворению Духом Святым в сей жизни, а не в будущей, то видно из добавления к сим словам следующих слов: «И Аз воскрешу Его в последний день» (Ин. 6:40). Итак, как видно, подразумеваются два воскресения: одно — возрождение Духом Святым от греховной смерти, а другое — воскрешение тел Святых людей приобщенных Божеству Духа Божия для вечной жизни будущего века.

Творение воли Божией есть всыновление Богу

«Кто есть мати Моя или братия Моя? И соглядав окрест Себе седящия, глагола: се мати Моя, и братия Моя: иже бо аще сотворит Волю Божию, сей брат Мой, и сестра Моя, и мати Ми есть» (Мк. 3:35).

Всыновление Богу есть восприятие Глаголов Его и вера во Имя Его

«Явих Имя Твое человеком, ихже дал еси Мне от мира: и Мне их дал еси: Твои беша и Слово Твое сохраниша. Ныне разумеша, яко вся, елика дал еси Мне, от Тебе суть; яко Глаголы, их же дал еси Мне, дах им, н тии прияша и разумеша воистину, яко от Тебе изыдох, н вероваша, яко Ты Мя послал еси» (Ин. 17:6–7). Обратите внимание на слова: «разумеша, яко вся, елика далecи Мне, от Тебе суть». Что же могли уразуметь Апостолы, что Отец дал Сыну, и что пребывало во Отце? Видели Апостолы дела Спасителя, слышали слова Его. Итак, следовательно, вот что изъявляет Господь этими словами — что Апостолы уверовали, что Деятельность Его не была деятельностью человеческой, но была Деятельностью Божией, в коей нераздельно пребывал и Отец. Итак, Господь ясно свидетельствует, что и Глаголы Его, и Силы Его суть дар Отчий, то есть есть тройственная Деятельность Божества.

Следующими словами Господь вторично подтверждает Свое изъявление, что слова Его не суть Его человеческая деятельность, но суть Деятельность Божества, которую Он явил по воле Отца: «Глаголы, ихже дал ecи Мне, дах им, и тии прияша и разумеша воистину, яко от Тебе изыдох и вероваша, яко Ты Мя послал еси». Обратите внимание на слова: «Глаголы… дах им, и тии прияша». Что же паче этого может засвидетельствовать Божество Евангельских Глаголов? Господь говорит, во-первых, что слова Его Он получил от Отца, и следовательно во устах Его они были Деятельностью Отца. Во-вторых же, свидетельствует, что Он не только высказал эти слова в мире, но что Он эти Отчие Глаголы, эту живую Деятельность словесную Божества дал Апостолам, и те эту живую Деятельность Божества приняли. Спрашивается: изменились ли хотя на йoтy в своем Божественном достоинстве эти переданные Господом и принятые Апостолами Глаголы ныне? Очевидно, ни на йоту не изменились, ибо те же самые живые Глаголы, которые от Отца передал Апостолам Сын, Апостолы передали последующим по них, и так эти переданные Божие Глаголы, присно живые и неизменные, достигли и до нас ныне. Обратите внимание еще и на тот признак, коим Господь свидетельствует пред Отцом, что Апостолы Его суть достойны избрания и усыновления Божия: «Глаголы, ихже дал еси Мне, дах им, и тии прияшa»; «Tии Слово Мое сохраниша». Везде, как видим мы, Господь подчеркивает теснейшую связь Свою с Глаголами Своими и с Именем Своим, подчеркивает и зависимость спасения человеческого от восприятия верою Глаголов Его и Имени Его.

Господь в нас Деятельностью Своей

Господь, прощаясь с учениками Своими, сказал им, что Он уходит от них, а вместо Себя пошлет им от Отца Духа Утешителя, Который будет с ними вовек. Но в другом месте Господь говорит: «Се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века, аминь». Как же понимать эти на первый взгляд противоречащие один другому тексты? Разве вездесущее Слово Отчее, Воскресший из мертвых Иисус Христос может когда-либо отлучиться от нас? Или уйти из сего мира в иной мир и перестать быть в этом мире? Конечно, нет, и всегда все три Лица Святой Троицы одинаково близки к нам по вездесущию Своему. Но дело в том, что по восшествии Господнем на небо непосредственное ощущение присутствия Его в апостолах прекратилось. Физически соприкасаясь, если можно так выразиться, с Иисусом Христом, слухом слыша слова Его, очами видя Лице Его, люди в то же время в сем соприкосновении соприкасались и со всею Святою Троицею во Христе. «Еже бе исперва, Еже слышахом, Еже видехом очима нашима, Еже узрехом и руки наша осязаша, о Словеси животнем, и Живот явися» (I Ин. 1:1), — так повествует о сем физическом соприкосновении с Воплощенным Словом наперсник Его Иоанн. Так самым ощутительным образом соприкоснулись люди чувством своим с Сыном Божиим во плоти. Конечно, видя Его свойства, видя Его Деятельность, люди в Деятельности Воплощенного Слова соприкасались и с Деятельностью Отца и с Деятельностью Святого Духа.

* * *

Ныне же соприкосновение с Утешителем Духом Святым есть для людей источник всякой утехи. Благодать Духа Святого явственно утешает духовные чувства нашего сердца; соприкосновение с Духом Святым не только обнаруживается в духовном чувстве нашем чувством свободы и легкости духовной, чувством просветления, умного зрения истины, но и физическими слезами умиления, благодарности Богу, или сознания своей греховности и покаяния, дает ощущение здравия, обновления жизненных сил, мужества и т. п… — О, Царю Небесный, Утешителю, Душе Истины, Иже везде сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси Блаже души наша! — Троице Единосущная и Нераздельная о Благоволении Отца, в Духе Святом деющая, во Откровении Сына, являющаяся, спаси души наша!

Отождествление Господом Себя с Глаголом Своим

«И се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века, аминь» (Mф. 28:20). Как видите, Господь словом «Аз» именует словесную Деятельность Свою и Глаголы и Имя Свое, коими Он присно продолжает пребывать посреди нас. То же самое пророчески возвещает и пророк Аггей о Господе: «Аз с вами есмь, глаголет Господь Вседержитель: Слово, еже завещах с вами, егда исходисте из земли Египетския, и Дух Мой настоит посреде вас» (Агг. 2:5–6). Какое ясное свидетельство о сопребывании с нами Триединой Троицы в триединой Деятельности Ее. «Аз» — говорит Отец о Себе. «Слово» — говорит Господь о Глаголе Слова. «Дух», «настоящий» посреди нас есть деятельность Духа Святого. Не ясно ли свидетельствуется также и о том, что не один «Дух» настоит посреди нас, но и «Слово, еже завещах с вами», т. е. Слова Божие, записанные в Писании, — и те суть Глагол живой, Деятельность Божия, наравне с Деятельностью Духа Святого присутствующая посреди нас. Не ясно ли видно из этого, что слова Писания не суть номинальность, но суть реальность?

* * *

Некоторые имяборцы не хотят признать того, что Апостолы унесли с собою в слышанном ими Глаголе с неба самое Божество Божественной Истины, и утверждают, что они унесли с собою лишь плоды Деятельности Божества. Но разве плод древа не есть энергия древа, разве плод неединосущен произведшему его древу? Плод растения есть в то же время и семя его. Действительно, всякий Глагол Слова есть плод Деятельности Слова, но всякий Глагол Божий является Деятельностью Божией и бывает в то же время и Семенем Жизни. Как всякий плод сокрывает в себе тайно энергию растения, которая при благоприятных условиях произрастает единосущное ему древо или растение, так и всякий Глагол Слова в Писании сокрывает в себе Божественную Силу и Божественное Откровение, и при благоприятных условиях сия сокровенная Сила и Истина проявляются в человеках.

Итак, неудачно для себя назвали имяборцы слова евангельские Плодами Деятельности Божества, ибо это означаете самую Деятельность Божества.

Божественная Сила бывает в скрытом состоянии

«Мне подобает Делати дела Пославшаго Мя… Егда в мире есмь, Свет есмь миру» (Ин. 9:4–5). — Светом миру, очевидно, бывает не самое Существо Господа, а Деятельность Его и, во-первых, слова Его. Итак, как видите, Господь словом «Аз» именует Деятельность Свою. Но дальше в Евангельском повествовании о исцелении слепорожденного обращает наше внимание следующее обстоятельство. А именно, когда Господь помазал брением глаза слепого, то почему не сразу они исцелились? Составив брение перстами Своими и положив их на очи слепого со словами: «пойди умыйся в купели Силоамской», — Господь несомненно вложил в брение целительную Свою Силу. Силой Божией были несомненно и слова Его, сказанный слепому, однако, некоторое время эти слова пребывали в бездеятельном состоянии, хотя и не переставали быть Божественной Энергией. Не ясно ли из этого, что Божественная Энергия способна пребывать в скрытом состоянии? Также точно при исцелении десяти прокаженных Господь повелел им идти и показаться священникам. Они пошли и по дороге исцелились.

Очевидно, в сказанных Им словах была сокрыта Энергия Божества и исцелившая их Сила, которая, как видим, не сразу подействовала, но некоторое время пребывала в сокрытом состоянии. Но почему же эта Сила не сразу подействовала? — Потому что Деятельность Сына и Деятельность Духа Святого деют лишь тогда, когда на сие следует Благоволение Отца, а воля Отца, изреченная Сыном, была та, чтобы слепой сначала умылся в купели Силоамской, а прокаженные пошли бы домой и исцелились по дороге, и когда это намерение Отца было означенными людьми исполнено, то Сила Духа Святого, которую сокровенно преподал Господь в словах Своих прокаженным и в брении и в словах Своих слепому от рождения, подействовала и проявилась. Если же бы слепой и прокаженные не исполнили бы повеления Господня, то исцеления не получили бы, и Сила Божия не проявилась бы. Но значило ли бы это, что слова Господни были бы сами в себе бессильны? Значит ли это, что в словах Господних не было бы присущей им Энергии Божества? — Итак, мы с несомненностью заключаем, что в Глаголах Евангельских, которые находятся в обращении в мире, и во всяком Имени Божием способна скрываться Энергия Божества, и что они в этом смысле воистину суть «Дух и Живот», хотя бы и пребывали иногда в бездеятельном состоянии.

В каком смысле вера есть Действо Духа Святого

Весьма часто в Евангелии мы читаем слова: «вера твоя спасе тя». Слыхали мы также свидетельство Ап. Павла, что вера есть дар Духа Святого и, следовательно, Его Деятельность (Энергия) и Божество. Но в каком же смысле понимать это? Ведь мы знаем, что и язычники, и безбожники не чужды чувств веры, надежды и любви, хотя и не к Богу Истинному. Не чужды этих чувств и животные. Что же, ужели и в животных их чувство веры к кому-либо есть Энергия Духа Святого? — Нет, не о том говорит Апостол. Говорит Апостол о духовном чувстве веры, любви и надежды к Истинному Богу. Каково же это чувство веры в Истинного Бога и из чего оно слагается? — Чувство веры в Истинного Бога вызывается в человеке неким лучом Божественного Откровения, то есть неким Глаголом Слова. Этот Глагол, воспринятый верою, есть та точка соприкосновения, в которой человек соприкасается с Богом. Поэтому не самое человеческое чувство веры именуется Энергией Божией, ибо всякое чувство человека, веры ли, надежды ли, любви ли, суть духовная или душевная деятельность человека, но тот луч Истины, то Божественное Откровение, иначе говоря, Божественный объект веры, — вот что подразумевается Апостолом быть Деятельностью (Энергией) Божества. В этом смысле следует понимать и слова, сказанные Господом кровоточивой: «Вера твоя спасе тя». Как известно,

Господь каждого человека призывает в течение его земной жизни беспрерывно ко спасению. Призывает Бог человека тайными глаголаниями в душе каждого человека, к совести его, как о том изъявляет и Сам Господь, говоря: «се стою у дверей и стучу». Но увы, редко открывает человек дверь сердца своего тайным глаголаниям Господним. Увы, мало кто принимает с доверием тайные глаголания словесной Деятельности Господней, но предпочитает принимать тайные советования диавола. Предполагаем, что и в кровоточивой не по ее единоличному разумению произошло то, что она решилась прикоснуться к ризе Господней и получила уверенность в том, что исцелится. Не собственным умом своим уверилась она в Божестве Господа Ииcyca Христа, сильного исцелить ее неисцельную болезнь одним прикосновением одежды Его. Очевидно, что сему должно было предшествовать некое таинственное Откровение, которое тайным гласом своим в тайнике души ее посоветовало ей прикоснуться к ризе Истинного Бога на земле. Сей тайный Глагол кровоточивая восприяла с верою, и Глагол Божественного Откровения не обманул ее. Вот это-то доверие к Глаголу Божиему и похвалил Господь, сказав ей: «вера твоя спасе тя». Спасло ее то, что она собственным чувством веры приняла Луч Истины Божией. Также и с Иерихонским слепцом, который, когда Господь приближался к нему, возопил: «Ииcyce, Сыне Давидов, помилуй мя». Несомненно и он не от себя говорил слова эти, но тоже получил предварительно таинственное Откровение Божие, и приняв с верою сей таинственный Глагол, истинно наименовал Господа Сыном Давидовым и уверовал, что Господь в силах дать ему прозрение. И Глагол Божий не обманул его.

Вот в каком смысле понимаем мы слова: «Вера твоя спасе тя». Спасает не субъективное чувство веры, а Глагол Божественного Откровения, если с верою примет его человек. Поэтому и говорит Господь, что если у нас будет веры, хотя как с зерно горчичное, то мы в силе будем и горы переставлять. Но да не подумает кто, что верующий по заказу может делать любые чудеса. В том то и дело, что чудеса можем мы творить, как то изъявил Спаситель, только когда «видим Отца творящаго». Только тогда можем мы сотворить какое-либо чудо, когда к сему призывает нас таинственным Глаголом Своего Откровения Сам Господь. И тогда действительно нам остается только с верою, хотя с зерно горчичное, принять сей Глагол Божий, и тогда даже гора по нашему слову перейдет с места на место. Но если предварительно такого таинственного призвания сотворить чудо не будет, если Бог не возглаголет сердцу нашему в тайном Глаголе Своего Откровения, не посоветует нам тихим Гласом Своим дерзнуть на чудо, тогда, если мы повелим горе двинуться с места, — то посрамимся.

Если мы примем Глас Божий с малым недоверием, хотя и попытаемся поступить согласно сему Гласу, то тоже должны посрамиться, ибо наше недоверие оскорбительно для Бога и не допускает величию и достоинству Божию явить Силу Свою.

Субъективная вера в человеке поэтому необходима для всякого чуда, на которое, по соизволению Божию, дерзает человек; субъективная вера нужна, чтобы привлечь Благоволение Божие.

Вышесказанное подтверждается следующими словами Апостола Павла: «Вера от слуха: слух же Глаголом Божиим» (Рим. 10:17). Как видите здесь ясно различаются субъективный и объективный элементы веры, из коих последний ясно изъявляется быть Деятельностью словесной Божества Глаголом Божиим.

О взаимодействии мысленно словесной деятельности человеческой и словесной Деятельности Божией.  Свидетельство о. Иоанна Кронштадтскаго

«Мы потому и можем мыслить, что есть беспредельная Мысль, как потому дышим, что есть беспредельность воздушного пространства. Вот отчего называются вдохновением светлые мысли о каком-либо предмете. Мысль наша постоянно течет именно под условием существования беспредельного мыслящего Духа. Вот почему Апостолы говорят: “мы недовольни есмы от себе помыслити что, яко от себе, но довольство наше от Бога” (II Кор. 3:5). — Вот почему и Спаситель говорит: “не пецытеся, како или что возглаголете: даст бо ся вам, что возглаголете” (Мф. 10:19). — Видишь, и мысль, даже самое слово (вдохновение) приходить, к нам отвне. Это впрочем в состоянии благодати и в случае нужды. Но и в обыкновенном нашем положении все светлые мысли — от Ангела Хранителя и от Духа Божия. Тогда как, напротив, нечистые, темные — от нашего поврежденного естества и от диавола, всегда приседящего нам. Как же нужно вести себя христианину? “Бог Сам есть действуяй в нас” — (Флп. 2:12)» («Мысли христианина», 63, изд. 1903 г., Иоанн Кронштадтский).

«Научился ли ты предзреть Господа пред собою выну — как Ум вездесущий, как Слово живое и действенное, как Дух животворящий? Св. Писание — вот область Ума, Слова и Духа Бога-Троицы; в нем Он является ясно: глаголы, яже Аз глаголах вам, дух суть и живот, — сказал Господь; писания св. отцов — вот опять выражение Мысли, Слова и Духа ипостасных, с большим уже участием самого человеческого духа; писания обыкновенных светских людей — вот проявление падшего человеческого духа, с его греховными привязанностями, привычками, страстями. В слове Божием мы видим лицом к лицу Бога и — себя, каковы мы. Узнайте же в нем себя, люди, и ходите всегда в присутствии Божием» (Там же, стр. 171).

«Каждое слово св. Писания, каждое слово Божественной Литургии, утрени и вечерни, каждое слово священнотаинственных молитв и молитвословий имеет в себе соответствующую ему и в нем заключающуюся силу, подобно знамению честного и животворящего креста. Такая благодать присуща каждому церковному Слову, ради обитающего в Церкви ипостасного, вочеловечившегося Божия Слова, которое есть Глава Церкви. Да и всякое истинное доброе слово имеет соответствующую ему силу, ради всенаполняющего простого Божия Слова. С каким же вниманием и благоговением надо произносить каждое слово, с какою верою! Ибо Слово есть Сам Зиждитель — Бог, и Словом из небытия все проведено» (Там же, 172).

Ради чего создал Бог человека? — Ради того, чтобы осчастливить созданное существо приобщением ему Божества Своего. Итак, Бог создал человека, чтобы обожить его, обожение же человека заключается в том, что в человека вселяется Энергия Божества. Сущность Божества Божия неприобщима твари, но Деятельность — приобщима. Но что же такое представляет из себя человек? В чем его образ и в чем его подобие Богу? Каким образом совершается процесс приобщения Божественной Энергии существу человека?

Ради чего создал Бог человека? — Ради того, чтобы осчастливить созданное существо приобщением ему Божества Своего. Итак, Бог создал человека, чтобы обожить его, обожение же человека заключается в том, что в человека вселяется Энергия Божества. Сущность Божества Божия неприобщима твари, но Деятельность — приобщима. Но что же такое представляет из себя человек? В чем его образ и в чем его подобие Богу? Каким образом совершается процесс приобщения Божественной Энергии существу человека?

 

Глава IV.  Что есть Истина

О Глаголах Божиих, действующих в людях

Покры небеса Добродетель Его дословно: благая Энергия, и хвалы Его исполнь земля. (Пророческая песнь Аввакума 4-ая).

Наши противники не отвергают Божества непосредственно исходящих из уст Божиих словес Его, и они признают их за Деятельность (Энергию) Божию, но они отвергают Божество слов Божиих, записанных в Евангелии и св. Писании. Но спрашивается: разве, будучи записанным, изменилось в смысле своем и во внутреннем содержании своем сравнительно с тем, чем оно было в устах Спасителя? Не Тот же ли Господь, Который некогда глаголал устами Своими в слух людям, потом глаголал устами Апостолов и, наконец, и поднесь глаголет словами записанных Его Глаголов? Чем же меньше это обращение Господне к людям словами Писания с тем Его первоначальным непосредственным обращением? Тогда передаточной тварной силой были воздушные звуковые волны, ныне же письмена книг. Тогда Глаголы Его Божественные в тварных звуковых волнах разносились во все стороны по воздуху, входили в слух верующих и неверующих, достойных и недостойных, в одних плодоносили богатые плоды и приобщали их Божеству словесной Деятельности Божества, а в других оставались бездейственными; иными попирались, хулились, уничижались, однако, не умалялись в Божественном достоинстве естества своего и продолжали пребывать словесною Энергией Божией, ибо как достойно, так и недостойно восприятые людьми Глаголы Господа Иисуса Христа оставались равными себе. Но чем же меньше те же Глаголы, ныне воспроизводимые не звуковыми волнами, а словами Писания?

Итак, несомненно веруем и исповедуем, что «Бог бе Слово» — как то, Которое искони было обращено ко Отцу, как то, которое из уст Спасителя слышали непосредственно ученики Его, так и то, которое и поднесь мы слышим в книгах Святого Писания и Святого Предания. [1]

В этом нас удостоверяют следующие слова Спасителя: «Аз Свет в мир приидох, да всяк веруяй в Мя во тьме не пребудет. И аще кто услышит Глаголы Моя и не верует, Аз не сужду ему: не приидох бо, да сужду мирови, но да спасу мир. Отметаяйся Мене и не приемляй Глагол Моих имать судящего ему: Слово, еже глаголах, то судит ему в последний день. Яко Аз о Себе не глаголах, но пославый Мя Отец, Той Мне заповедь даде, что реку и что возглаголю. И вем, яко заповедь Его Живот Вечный есть. Яже убо Аз глаголю, якоже рече Мне Отец, тако глаголю» (Ин., гл. 12, ст. 43, 46–50).

Последними словами Господь непреложно засвидетельствовал, что Глаголы, которые Он говорил в слух людям, не были человеческой деятельностью Его, но были заповеданы Ему Отцом, то есть были словесною Деятельностью Божества. В Глаголах Сына содержится и «Заповедь» Отца, то есть волеизволение Его, и Сила Святого Духа — Живот Вечный. А что таковыми именно были слова Евангельской проповеди, то ясно видно из слов: «Слово, еже глаголах, то судит ему в последний день». Очевидно, что слова Евангельские суть приснопребывающая и приснодеющая в мире словесная Деятельность Божества, которая с особенною силою проявит свое действие в день преславного и страшного пришествия Господня, когда во славе явится Господь, и всем явны станут Глаголы Его.

И Ипостасное Слово, и Глагол Его есть истинный Бог

Свое Евангелие Ап. Иоанн Богослов начинает с откровения о Боге Слове. Послание же свое сей Апостол начинает с откровения Энергии Слова: «Еже бе исперва, Еже слышахом, Еже видехом очима нашима, Еже узрехом и руки наша осязаша, о Словеси Животнем: и Живот явися, и видехом, и свидетельствуем, и возвещаем вам Живот вечный, Иже бе у Отца и явися нам: Еже видехом и слышахом, поведаем вам, и вы общение имате с нами, общение же наше со Отцем и Сыном Его Иисусом Христом» (I Ин. 1). Вникнем же в слова эти и разберем их. Итак, во-первых, говорится о Ипостаси Сына и Слова — «Еже бе исперва». Но вслед за этим Апостол немедленно переносит речь на Глаголы Ипостасного Слова и говорит: «Еже слышахом». Слышать мог Апостол не самую Сущность неведомого Ипостасного Слова, а Глагол Его. Итак, и Глаголы Слова Апостол называет именем «Еже бе исперва». Затем Апостол сему же предвечному Слову относит и то, «Еже видехом очима нашима», — то есть Иисуса во плоти и преславные дела Его; очевидно, он не обинуется называть свойства, проявленные Христом, и силы, проявленные Им, — Самим Христом, «Словом животным», — не потому, чтобы он сливал бы Деятельность Его с Сущностью Его, но потому, что он Деятельность Его не отделял от Существа Его. Дальше Апостол еще усиливает эти слова и говорит: «еже узрехом и руки наша осязаша», — и наконец говорит: «о Словеси Животнем». Обратите внимание на этот оборот речи: Словом Жизни именует Апостол то, что «осязали руки», «что узрели очи», что слышало ухо; итак, Словом Жизни именует Апостол и Воплощенное Слово, и Глаголы Его. Глаголы Воплощенного Слова, до неотделимости соединившиеся с членораздельною речью человеческого естества Спасителя, пребывают, по изъявлению Апостола, Словом Жизни, то есть Богом. И действительно: если плоть Христову, вследствие единства Божеского Лица, по неотделимости человеческого естества от Божеского, мы именуем Богом, то в словам Божественных Спасителя возможно ли отделить Его Божескую Деятельность от человеческой? Если Плоть Христова не может быть умопредставляема отдельно от Его Божества и достоит именования ее Богом, то слова Спасителя могут ли быть умопредставляемы отдельно от Его Божества, и можно ли допустить, чтобы они были лишены Божественного достоинства?

Обратите внимание еще и на то, что в течении всей вышеприведенной речи Апостол все время говорит в среднем роде: «Еже бе исперва, Еже слышахом» и т. д. Не говорит он: «Егоже видехом, Егоже слышахом», — но говорит: «Еже слышахом, Еже видехом», — и из этого тоже можно заключить, что Апостол намеренно употребляет средний род, относя эти слова к Деятельности Воплощенного Слова. Затем Апостол говорит: «И Живот явися», — и опять с совершенной непреложностью свидетельствует. что он под этим словом — «Жизнь» — понимает и Самое Ипостасное Слово во плоти, и Деятельность Его, наипаче же Глагол Его. Итак, Апостол говорит: «И Живот явися, и видехом, и свидетельствуем, и возвещаем вам Живот вечный, Иже бе у Отца и явися нам: Еже видехом и слышахом, и поведаем вам, да и вы общение имате с нами: общение же наше со Отцем и Сыном Его Иисусом Христом». Обратите внимание на то, что Апостол говорит, что не только видел «Жизнь вечную» во плоти, не только свидетельствует о Жизни Вечной во плоти, но еще и возвещает нам Жизнь Вечную. Слово «возвещать» предполагает возвещение какого-нибудь слова; итак, с совершенною очевидностью этим самым Апостол говорит, что Глаголы Сына Божия, возвещаемые им в его проповеди суть Жизнь, то есть Бог. И снова подтверждает это Апостол в следующих словах, не оставляя никакого сомнения, что он говорит о Глаголах Слова и о Божественных Действиях Его: «Еже видехом и слышахом, и поведаем вам». Слышал Апостол Божественные слова, видел Божественные дела, и все сие в слове своемповедаетпоследующим после него, не как собственное воспоминание, но как самую Жизнь Вечную, которая именно в сем и явилась человечеству. Что именно в этом смысле глаголет Апостол, непреложно вытекает из следующих его слов, в которых они говорит, что все сие он поведает людям ради того, чтобы и они вошли бы в общение с Самим Иисусом Христом: «поведаем вам, да и вы общение имате с нами,общениеже наше со Отцем и Сыном Его Иисусом Христом». — Какое непреложное свидетельство, что Апостольская проповедь есть Действие приобщенного Апостолам Божества Деятельности Божией, и что общение с словами Апостольскими есть общение с Сами Отцом и Сыном Его Иисусом Христом.

Глаголы Иисуса Христа суть Бог и Свет

Продолжа дальше свою речь, Апостол Иоанн говорит: «И сие есть обетование, еже слышахом от Него и поведаем вам, яко Бог Свет есть» (I Ин., 1:5). — Не ясно ли логически вытекает из сих слов в связи со всем вышесказанным, что Апостол называет Богом и Светом все то, что он слышал от Господа и что поведает, называет Богом-Светом и Самого Господа, Которого именует Обетованием. Обетованием называет Апостол наравне с Ипостасью Воплощенного Слова и то, что Христос сказал, и то, что Христос сделал во спасение наше.

В Глаголах Божиих — Слово Ипостасное

Господь говорит: «Слушаяй вас Меня слушает, а отметаяйся вас Меня отметается» (Лук. 10:16). Какое же иное свидетельство непреложнее этого удостоверяет нас в том, что Глаголы Божии, передаваемые Апостолами и возвещаемые ими людям, содержат в себе Самого Господа нашего Иисуса Христа в словесной «Детели» Его.[2]

Глаголы Божии глаголали посланники Божии, и слова их были Деятельностью Божией

 «Егоже посла Бог, Глаголы Божии глаголет, не в меру бо Бог дает Духа» (Иоан. 3:34). Этими словами Креститель засвидетельствовал Божество слов Спасителя и Божество слов всякого посланника Божия и к сему присовокупил: «Не в меру бо Бог дает Духа». Какая причина могла побудить его присовокупить к вышесказанным словам эти слова, как не та, что этим он исповедал, что слова Господни — «Дух» суть, то есть Деятельность Божества. А что не невозможно Богу соединять Деятельность Свою с деятельностью человеческой, это удостоверил Креститель словами: «не в меру бо Бог дает Духа». Сопоставьте эти слова крестителя со словами Господними, сказанными Никодиму: «Дух идеже хощет дышит». — Соединяется Дух Деятельности Божией и с водой Крещения, ибо хощет. Соединяется и со всяким Именем Господним, яко хощет, соединяется и со всяким знамением Креста, — яко хощет.

***

Троице Светоначальная, Начало всякого Божественного Действия, Триединое Начало Божественного Света и Божественной Истины, о Тебе Пророк Давид провозгласил: «Начало словес Твоих Истина» (Пс. 118:160). — Бог, как видите, есть Триединое начало Божественного Действия, не Творец, а Начало Глаголов Своих. Пророк ясно говорит, что начало тех самых слов, которыми он Боговдохновенно изрекал, есть Ипостасная Истина. Не сотворены суть глаголы пророческие, но от сей Истины, как от начала, происходящие, и следовательно, не тварное произведение, а Лучи Деятельности Божества.

Дух Божий открывает людям втайне сокровенную Премудрость Глаголов Писания

 «Мы же не духа мира сего прияхом, но Духа, Иже от Бога (т. е. Деятельность Божества), да вемы яже от Бога дарованная нам, яже глаголем не в наученных человеческия премудрости словесех, но в наученных Духа Святаго». — «Мы же Ум Христов имамы» (I Кор. 2:12–13, 16). — Как видите, здесь самым непреложным образом свидетельствует Апостол, что слова его проповеди, и следовательно, и слова его посланий, дошедших до нас, не суть его собственные слова, не суть плоды его человеческой деятельности, но суть слова, дарованные ему Богом, суть Деятельность Божия, суть Плоды и Семена Духа Святого. Наконец, Апостол еще определеннее говорит: «Мы же Ум Христов имамы». — Что же иное подразумевает Апостол под словами «Ум Христов», которым он, по его словам, обладает, как не Словесную Деятельность Слова, приобщенную Апостолам в Глаголах Божественного Откровения?

Апостолы глаголали прежде век сущую в Бозе Премудрость Божию

 «Премудрость яже глаголем не века сего, ни князей века сего престающих, но глаголем Премудрость Божию, втайне сокровенную, Юже предустави Бог прежде века в славу нашу… Кто бо весть от человек, яже в человеке, точию дух человека, живущий в нем, такожде Божия никтоже весть, точию Дух Божий» (I Кор. 2:6–11).

Богообщение человека деется в Глаголе Божием Духом Святым

 «Утешитель же Дух Святый, Егоже послет Отец во Имя Мое, Той вы научит всему и воспомянет вам вся, яже рех вам» (Иоан. 24:26). — «Дух Святый, Иже от Отца исходит, Той свидетельствует о Мне» (Иоан. 15:26). — «Дух Истины наставит вы на всяку истину: не от Себе бо глаголати имать, но елика аще услышит, глаголати имать, и грядущая возвестит вам. Он Мя прославит, яко от Моего приимет и возвестит вам» (Иоан. 16:13–14). — Как видите, ясно свидетельствуется этими словами, что Дух Святой будет воспринимать Глаголы от Сына, будет напоминать те самые Глаголы Сына, которые слышали Апостолы раньше, и свидетельствовать тайными действиями Божественного Откровения о Божестве Господа Иисуса Христа и о всякой Божественной Истине. Наконец, Господь говорит, что эти действия Духа Святого, в Глаголах Откровения являемые, будут для учеников так полны, что «в той день Мене не воспросите ничесоже… Приидет час, егда ктому в притчах не глаголю вам, но яве о Отце возвещу вам…» (Ин. 16:23–25).

Господь является в Словах Своих

 На вопрос Иуды не Искариотского: почему Господь обещает являться только ученикам, а не всему миру, Господь ясно указал, что потому, что мир не любит Глаголов Его: «Аще кто любит Мя, слово Мое соблюдет. Не любяй Мя словес Моих не соблюдает» (Ин. 14:23–24). — Итак, в этих словах ответ, почему Господь не может являться миру, ибо в Глаголах Своих является людям Господь, но мир отвращается сам от сего средства Богообщения, и презирает, и не любит Глаголов Господних.

 Но если Глаголы Господни суть Божество, суть Его Деятельность, то почему же они не подействовали сразу обожающе на учеников Его? — Потому, что искупление еще не было содеяно, и духовное чувство учеников было еще недостаточно живо, не было еще воскрешено в них, почему и не могли они должным образом уразуметь Божественные Глаголы Спасителя и постичь их внутренний смысл, но понимали их согласно плотскому их мудрованию. Когда же духовные чувства их были воскрешены, когда очи их духовные прозрели к зрению Божественной Истины, тогда только узрели они Свет Глаголов Иисуса Христа. Господь даровал ученикам «Свет и разум», но Свет даровал в Глаголах учения Своего, а разум к зрению сего умного Света даровал по искуплении и по помазании их Святым Духом.

Глаголы Божии — Спасительная Сила

 Ангел сказал сотнику Корнилию: «Призови Симона, нарицаемаго Петра… Той речет тебе Глаголы,  в нихже спасешися ты и весь дом твой» (Деян. 10:6). Обратите внимание на оборот речи: «Глаголы, в нихже спасешися». Этим, как видим, Ангел особо подчеркнул значение всех сих глаголов в деле спасения, и слова «в них же спасешися» — имеют особый смысл, относящийся до природы самих сих Глаголов. Естественнее было бы сказать, например, так: «Тот скажет тебе, что подобает тебе делать, чтобы спастись тебе и дому твоему». Однако, Ангел не так сказал, и Св. Лука не так записал, а сказал: «Той речет тебе Глаголы, в нихже спасешися ты и весь дом твой». — Не явствует ли из сих слов Ангела великое его благоговение пред Глаголами Божиими, за которые он признавал и глаголы проповеди апостольской?

 Обращаю внимание на дальнейшее повествование. Когда Петр пришел к Корнилию, и Корнилий, рассказав Петру о явлении ему Ангела, сообщил о словах его и просил Петра возглаголать ему «повеленная от Бога», то что же в конце концов сказал ему Петр? Какой же Глагол Божий возвестил Апостол первообращаемому язычнику? — «О Сем вси пророцы свидетельствуют оставление грехов прияти Именем Его всякому верующему в Онь». — И, наконец, «повелел им креститися во Имя Иисус Христово» (Деян. 10:43,48).

***

«Уже бо вы чисти есте за Слово, еже глаголах вам. Будите во Мне, и Аз в вас» (Ин. 15:2–3).

Не ясно ли свидетельствует этими словами Господь о неотделимости Существа Его от Глаголов Его? Вы очищены, — говорит Господь Апостолам, — словами Уст Моих. Пребывайте мыслию в словах Моих, и Я сам пребуду в вас, ибо Я есмь в Глаголах Моих. Слова Мои для вас суть то же, что для ветвей дерева сок ствола его. Слова Мои суть Моя словесная Энергия вкупе с Энергией Отца и Святого Духа, которою если вы напоитесь, то и вы обожествитесь и преискренне соединитесь со Мною и со всею Святою Единосущною Троицею. — «Будьте во Мне, и Аз в вас». — Не ясно ли, что эти последние слова относятся к Слову, «еже глаголах вам», и указывают путь, каким образом Господь может быть в нас и мы в Нем, памятованием Слов Его и сердечным призыванием Имени Его.

***

Следующими словами Господь еще более подтверждает эту мысль: «Аще убо пребудете во Мне, и Глаголы Мои в вас пребудут, егоже аще хощете, просите, и будет вам» (Ин. 15:7). Как видите, сказанное в предыдущем тексте — «Аз в вас» — в этом тексте читается: «Глаголы Мои в вас пребудут». Кто же осмелится усомниться в том, что Господь именем «Аз» именует не только Существо Свое, но и Деятельность Свою, Глаголы Свои! Поэтому спрашиваю: имеем ли мы право, называя Богом Самого Господа Иисуса, называть Богом и Глаголы Его, те самые Глаголы, о коих Он сказал, что они суть — «Аз»? Думаю, что придется с совершенною несомненностью ответить на это утвердительно.

Вообще, как видим, Господь одним именем называет и Существо Божие, как, например, Себя, и Глаголы Свои — словом «Аз»; называет Духа Святого и Энергию Его — Духом Святым. Также и Энергию Свою, преподаваемую ученикам, именует «Духом Святым» и, следовательно, устанавливает непреложно единство наименования как Существа Божия, так и Энергии Его. Что, впрочем, и признано Церковью на Константинопольском Соборе, благодаря раскрытию сей истины Святым Григорием Паламой, что Деятельности Божией принадлежит имя «Бог».

***

В молитве, читаемой священником над кающимся при разрешении грехов его, говорится: «словом разрешитися благоволи» (см. Требник). — То есть силою глаголемых иереем слов, которые суть Глаголы Божии, благоволи, Отче, грешнику разрешенному быть от грехов своих.

***

Сколь реальными, а не номинальными почитал Апостол Павел слова, им проповедуемые, видно, например, из следующих слов его, сказанных Ефесеям при расставании его с ними: «Ныне предаю вас, братие, Богови и Слову Благодати Его, могущему наздати и дати наследие во освященных всех» (Деян. 10:32). Видите, сколь реальным и Божественным признается Слово Благодати Божией. Очевидно, под Словом Благодати подразумевается не Ипостасное Слово, но подразумевается благодатный и исполненный Божественной силы Глагол Слова. Слово Благодати, неотделимо в Боге пребывающее, признается «могущим дать наследие» Божие — «могущим наздать» спасение.

Обратите внимание еще на слова: «дать наследие во освященных». Кто суть освященные? — Те, кои причастились Божеству Божиему во христианстве. В чем заключается Царствие Божие и вечное наследие на небесах? — В обильном приобщении Благодати и Энергии Божества. Итак, что же говорит этими словами Апостол, как не то, что Слово Благодати, то есть Глаголы Спасителя приобщают Божеству Божественной Энергии и тем дают наследие Небесное?

Слова Господни и Имя Его суть Свет

Сам Господь свидетельствует о Самом Себе, что слова Его суть Свет: «Аминь, аминь глаголю тебе, яко еже вемы, глаголем, и еже видехом, свидетельствуем, и свидетельства Нашего не приемлете». — Обратите внимание на то, что Господь выражается здесь во множественном числе; о ком же так Он говорит: «Мы глаголем и Мы свидетельствуем», — как не о всей Святой Троице, триединой в словесной Деятельности Своей? — «Аще земная рекох вам, и не веруете: како, аще реку вам небесная, уверуете? …Тако бо возлюби Бог мир, яко и Сына Своего Единороднаго дал есть, да всяк веруяй в Онь не погибнет, но имать живот вечный. Не посла бо Бог Сына Своего в мир, да судит мирови, но да спасется Им мир. Веруяй в Онь не будет осужден, а не веруяй уже осужден есть, яко не верова во Имя Единороднаго Сына Божия. Сей же есть суд, яко Свет прииде в мир, и возлюбиша человецы паче тьму, неже Свет, беша бо их дела зла. Всяк бо делаяй злая ненавидит Свет и не приходит к Свету, да не обличатся дела его, яко лукава суть. Творяй же истину грядет к Свету, да явятся дела его, яко о Бозе суть содеяна» (Ин. 3:11–21). Итак, не ясно ли именует здесь Светом Господь и Самого Себя, и Глаголы Свои, и Имя Свое? Но слово «Свет» есть синоним слова «Бог», ибо о боге говорится, что Он есть Свет. Также и о Иисусе Христе говорится, что Он есть «Свет от Света, Бог Истинный от Бога Истиннаго».

Итак, из вышереченных слов Господних мы с совершенною несомненностью имеем право именовать Светом и Богом как Божественные Глаголы Господни, так и Божественное Его Имя. Думаем, что не может тот, кто искренне и неподдельно верует в Божество Господа Иисуса Христа, сомневаться в Божеской природе Глаголов Его и Имени Его. Думаем также, что тот, кто говорит, что верует в Божество Господа, а не верует в Божество и неотделимость от Него Глаголов и Имени Его, — думаем, что он и в Божество Самого Господа верует лицемерно.

***

«Стою, — говорит Апостол о себе, — свидетельствуя малу же и велику… ничтоже вещая, разве яже Пророки рекоша хотящая быти и Моисей…Свет хотяше проповедати людем иудейским и языком». — «Истины и целомудрия глаголы вещаю» (Деян. 26:23–24). —Светом называет здесь Апостол проповедь и свою, и пророческую.

***

«Благоволение и Благодать» явились людям «Просвещением Спасителя нашего Иисуса Христа, разрушившего убо смерть и возсиявшаго жизнь и нетление Благовествованием, в немже поставлен бых аз проповедник и Апостол, и учитель языком» (II Тим. 1:11). — Именования: Благоволение, Благодать, Просвещение, Сияние Жизни и Нетления, Благовествованием — все эти наименования прилагает Апостол к Глаголам Апостольской проповеди, которых он поставлен Служитель. Какое же сомнение может оставаться в том, что Апостолы почитали за Божественную Энергию и за Божество проповедуемые ими Глаголы?

***

«Поминайте наставники ваша, яже глаголаша вам Слово Божие» (Евр. 13). В книге Премудрости Соломона Глаголы Слова именуются «Нетленный закона Свет» (Прем. Сол. 18). — «Имяше нетленный закона Свет веку датися».

***

Глаголы Слова именуются — «Духом Уст Его». Именуются — «Мечом обоюдоострым». Смотри в Апокалипсисе. Смотри и в книге Премудрости Соломона (18:16). — «Всемогущее Слово Твое, Господи, с небес от престолов царских, жесток ратник в середину погибельныя земли сниде. Меч остр, нелицемерное повеление Твое носяй».

В Глаголах Божиих — Свет и Слава Божества.

Моисей и Апостолы служили благовествуемым ими Глаголам

 Обращаем внимание любителей Истины на следующее свидетельство Апостола Павла о том, что его деятельность есть служение Глаголу новозаветному. Апостол Павел говорит: «не яко довольни есмы от себе помыслити что, яко от себе, но довольство наше от Бога, Иже и удоволи нас служители быти Нову Завету, не письмене, но Духу» (II Кор. 3:5–6). Итак, Апостол совершенно определенно говорит, что истинные Божественные мысли в нем не суть плоды его деятельности, но суть дар Божий. Но не только эти глаголы его проповеди суть дар Божий, но они суть сама Деятельность Божества, которой Апостол является служителем. «Удоволи нас служители быти Нову Завету». — Слово «удоволи» значит, с одной стороны, «удостоил», а вместе с тем значит «сделал способными». Слово «Завет Новый и Ветхий» означает Глаголы Откровения ветхозаветные и новозаветные. Таким образом, Апостол здесь называет себя, тождественно с тем, как говорит и Ап. Лука, и сам Ап. Павел в другом месте, — служителем Слова.[3] Итак, если Апостол всю свою деятельность определяет как служение проповедуемым Глаголам, то, спрашивается, признавал ли он эти Глаголы за нечто сущее реальное, или несущее номинальное? Признавал ли он эти Глаголы за Божество или за тварное произведение Божества? Нет сомнения в том, что если бы Апостол Павел не признавал бы за Божество проповедуемые им Глаголы Господни, то он и не назвал бы себя служителем Завета. Но, не ограничиваясь этим, Апостол говорит еще больше, а именно, что служение сим Глаголам есть приобщение Славе Божества. «Аще ли служение смерти подразумевается служение Глаголам Ветхого Завета, письмены образовано на каменех, бысть в Славу, яко не мощи взирати сыном исраилевым на лице Моисея, славы ради лица его престающия: како не множае служение Духа подразумевается служение Глаголам Нового Завета, которые суть Дух и Живот будет в Славе? Аще бо служение осуждения т. е. Глаголам закона, данным Моисею слава, много паче избыточествует служение правды подразумевается служение Глаголам Благовествования и служение оправданию проповедуемым Именем в Крещениив Славе» (II Кор. 3:7–19). Но что же это за такая Слава, о которой здесь говорит Апостол? Апостол говорит о присущей Глаголам Божиим Благодати, которая проявляется в знамениях, в чудесах и Божественных Действиях Духа Святого, свидетельствующих о Божестве сих Глаголов.

Таким преславным проявлением Божества Глаголов Божиих, откровенных Моисею, было просветление чела Моисеева лучами Божественного Света, которым он стал сиять, приобщившись в высшей мере духом своим и умом своим сему Глаголу Божества, на горе Синайской откровенному ему во Имени Божием и в Глаголах Его. И Моисей, приобщившись сему Глаголу, сделался служителем его, и лик его так просиял, что нестерпимо было людям израильским взирать на лицо Моисея,[4] и он ходил под покрывалом. Вот на это-то проявление Божества Глаголов Богооткровенных и указывает Апостол и говорит, что если служение Глаголам Божиим, коими устанавливалось осуждение за неисполнение оных, до такой степени приобщало Моисея Божеству и было до такой степени засвидетельствовано от Бога проявлением Благодатных Действий Духа Святого, то не тем ли паче сопровождается величайшими преславными проявлениями присущей Глаголам Божиим Благодати Духа Святого служение Апостолов Новозаветным Глаголам? — Моисей один из всего народа способен был приобщиться проповедуемым им Глаголам духовно, способен был начертать их только на письменах. Но Апостолы, проповедуя Имя Господне и Глаголы Господни и возрождая человечество во Имя Господне, тем самым начертавали на них духовно и Имя Господне, и Глаголы Господни на плотяных скрижалях сердец их, и не только начертавали, но делали сынами Божиими, приобщали их преискренне Деятельности Божества проповедуемым ими Глаголом. Поэтому это служение сопровождалось несравненно большею Славою, т. е. чудеснейшими проявлениями благодатной силы этих Глаголов, свидетельствующих о Божественной Славе их: «имуще бо таково упование, многим дерзновением действуем» (II Кор. 3:12).

***

На это прославление Моисея восприятым им Глаголом указывает и тропарь его: «Скрижали благодатные Закона прият, и начертаний Благодать в себе нося» (Тропарь Пророку Моисею). — Этими словами песнописец выражает ту же мысль, которую хотел выразить и Ап. Павел, что Откровение, которое Моисей приял и начертал в Законе, он и в себе носил, и это Откровение сделало его причастником Благодати.

Глаголы апостольские суть сама Деятельность Божия

«Сего ради и мы благодарим Бога непрестанно, яко приемше Слово слышания Божия от нас, приясте не аки слово человеческое, но якоже есть воистину Слово Божие, еже действуется в вас верующих» (I Сол. 13). Видите, какое непреложное свидетельство того, что, во-первых, слова апостольской проповеди суть Слово слышания Божия; во-вторых, что сие апостольское слово не есть их слово человеческое, но воистину Слово Божие; и наконец, в-третьих, что сие слово не есть слово мертвое, но живое и действенное, — «Еже действуется в вас верующих», — и следовательно, есть Энергия Словесная Божества.

Достопохваляемость Слова Ипостасного и Глагола Его

«О Бозе похвалю Глагол, о Бозе похвалю Слово» (Пс. 55:11). Под Словом подразумевается Ипостасное Слово, а под Глаголом — Глаголы Его.

Глаголы Божии суть словесный Свет Божества

«Зане Свет повеления Твоя на земле» (Пророческая песнь 4-ая).

Христос Светоподатель — во Глаголах Откровения Своего

«Огради моя помышления, Христе мой… На столпе Глагол укрепи мя… Ты мне убо даруй язык приносен то есть слова для приношения молитв и помысл непостыден: всякое подаяние Сияния от Тебе ниспосылается, Светоподателю» (Икос Успения).

Глаголы Божии в молитве дают освящение

«Зане всякое создание Божие добро, и ничтоже отметно, со благодарением приемлемо, освящается бо Словом Божиим и молитвою» (Тим. 4:4).

Не без Глагола Божия воплотился Сын Божий «от Духа Свята и Марии Девы» и вочеловечился

Архангел, возвестив Деве Марии бессемянное зачатие Бога Слова, в подтверждение истинности своих слов сказал: «Не изнеможет у Бога всяк Глагол». Иначе говоря, он этим самым сказал: «Веруй моим истинным словам, потому что они суть не мои собственные слова, а Глагол Божий, который я воспринял от Бога, чтобы передать Тебе. Веруй, что Глагол Божий есть Глагол всемогущий, всегда живой и действенный, а не текучий и пустой тварный глагол, поэтому и веруй, что так, как я говорю, так и должно быть, ибо устами моими Сам Господь глаголет». И поверила Благословенная и Благодатная, поверила, что слова Архангела суть Глагол Божий, и ответила: «Буди Мне по Глаголу твоему». Слово плоть бысть в тот самый момент, как последовало соизволение духа Девы Марии на Глагол Божий. Итак, благоволением Отца, Глаголом Сына и нашествием Святого Духа совершилось зачатие плоти Христовой Девой Марией. О сем явствуют тайновещания церковных молитв. Так, например, в молитве ко причащению говорится: «За неизреченную милость наше все восприем смешение от чистых и девственных кровей, Духа Божественнаго нашествием и Благоволением Отца присносущного». В Богородичном же воскресном 1-го гласа говорится: «Со гласом воплощашеся всех Владыка в Тебе, Святем Кивоте». То же свидетельствуется и во многих других песнопениях, как напр.: «Отец изволи, Сын же Действом всесвятаго Духа вселися во чрево Твое всеосвященное» (Богор[одичен]. на стиховне утренней, см. Молитвослов. Киев, 1908 г.). «Уготовися Словом т. е. силою Глагола Бога Слова Твоими ложеснами прияти» (Акаф[ист]. Богор[одице]., стихира 1).

Но не подумай, будто я хочу сказать, что Слово воплотилось не Существом Своим, но Энергией. Прочь такую хулу! Сын Божий Существом Своим восприял Себе плоть во утробе Девы. Но мы говорим, согласно с Символом Веры, что Дева получила сособность к бессемянному образованию плоти Богомладенцу по Действию Святого Духа, вернее же сказать — Действием Тройственной деятельности Божества, как о том гласят, как мы видели выше, песнопения. Итак, по Глаголу Божиему, по вере Девы в сей Глагол, Дух Святой, по Благоволению Отца, Силою, т.е. Энергией Вышнего, осенил Деву, то есть исполнил Ее причастия велией Тройственной Благодати, Которою и совершилось предреченное чудо. Вот почему Церковь именует Богородицу именем Благодатная.

Глагол Божий есть семя святое

«Восхотев породи нас Словом Истины», — свидетельствует Ап. Иаков в послании своем (Иак. 1:18). Как видите, Апостол с непреложностью свидетельствует, что пакибытие подается силою Деятельности Божией, сокрывающейся в Глаголах Божиих, возвещенных людям. Но Глагол Божий и Слово Истины есть тем паче, конечно, и Имя Его. Как семя содержит в себе энергию произведшего его существа, которою порождается другое подобное существо, так и Глагол Божий и Имя Его признается тем словесным семенем, которое содержит в себе Энергию Божию и которым порождаются духовные сыны Божии. Совершенно тождественно свидетельствует об этом и Апостол Петр, говоря, что христиане порождены «не от семене истленна, но неистленна,Словом Живаго Бога и пребывающаго во веки» (I Петр. 1:23). Очевидно, под Словом Живаго Бога он подразумевает не Ипостась Сына, а Глагол Его, который приравнивается им словесному семени Божиему. Также и Ап. Павел говорит: «Первый Адам в душу живу, последний Адам в Дух Животворящ» (I Кор. 15:45). После вышеприведенных слов Апостол Петр говорит: «Глагол же Господень пребывает во веки, се же есть Глагол, благовествованный в вас» (I Пет. 1:25). Таким образом, Апостол подтверждает, что духовное словесное семя, порождающее христиан, есть Глагол Божий, наипаче же Имя Божие, проповедуемое устами апостольскими. Но такое признание что же есть иное, как не признание того, что Имя Божие и Глагол Божий суть Энергия Божества? Совершенно тождественно говорит о сем и Ап. Павел: «Христос возлюби Церковь и Себе предаде за ню, да освятит ю, очистив банею водноюв Глаголе» (Еф. 5:26). Баня водная есть баня Крещения, и в ней деется пакибытие и рождение сынов Божиих силою произносимого при Крещении Глагола, т. е. Имени Господня. — «Дух, идеже хощет, дышит», — сказал Господь Никодиму, объясняя возможность для человека возрождения «водою и Духом». Дух Божий нисходит на воду бани Крещения и делает сию воду очистительной для грехов, ради призванного над сей водой Имени Господня. Итак, если ради призывания Имени Господня Дух Божий нисходит в воду Крещения, то не тем паче ли дышит всегда Дух Божий во Имени Божием, которое есть Глагол Божий? Вот почему и запрещено употреблять всуе Имя Божие, потому что в нем присно дышит Дух Божий, и в этом смысле всякое Имя Божие может быть названо Самим Богом.

***

Прочти 4-ую главу от Марка и подивись всемогуществу Глагола Господня, которым Господь укротил в одно мгновение бешеные волны разбушевавшегося во время страшной бури моря Тивериадского. Но прочти выше в той же главе притчу о Сеятеле и подивись несказанной кротости, и тихости, и смирению сего Всемогущего Глагола Господня, который Господь приравнивает к семени сеемому. Подивись доступности сей несказанной и всемогущей Силы Божией для каждого. Подивись доступности Божества Глагола Божия и для достойных, и для недостойных. Подивись тому, что Бог попускает быть попираемым словесным семенам Его, быть уничижаемым Глаголам Силы Его. И все сие не умаляет Божественного достоинства Божьего Глагола!.. О, како и поднесь Глаголы Господни и Имя Господне — Бог Сущий во Энергии Своей, — како и поднесь эта Божественная Сила нами попирается, уничижается, отметается!.. Како и ныне Имя Господне архиереями, книжниками и фарисеями, отметающими Божество Его, распинается!..

Слово Божие растет и множится

В день Рождества Христова читается на вечерне Евангелие от Матфея, зачало 53-е, о зерне горчичном. Этот выбор чтения для праздника Рождества Христова особенно знаменателен. Церковь празднует рождение плотию Сына Божия Иисуса Христа, празднует снисшествие в мир Слова Ипостасного, и параллельно с этим торжествует о явлении в мир Глаголов Ипостасного Слова, которых подразумевает под «зерном горчичным». Глаголы Иисуса Христа, сказанные им в мире, по кажущейся незначительности своей воистину подобны были зерну горчичному, однако, засеялись в мире и возросли, и умножились. Подобно тому, как зерно горчичное возрастает в великое дерево и творит множество семян и от них множество дерев, так и слова Господа Иисуса Христа бесчисленно умножились в памяти бесчисленных людей, на страницах бесчисленных Евангелий, пребывая единосущными однажды сказанным Иисусом Христом. Но да не осудит меня кто, как говорящего суемудрие и безумие, да не соблазнится кто тем, что я сказал, что Глагол Божий может расти и множиться, ибо это я не от себя говорю, но повторяю дословно слова апостольские. Апостол Павел говорит, что Слово Истины, Слово благовествования, сущее в нас и во всем мире, есть «плодоносно и растимо, якоже и в вас, от негоже дне слышасте и разуместе Благодать Божию во Истине» (Кол. 1:6). «Слово же Божие растяше и множашеся», — говорит Ап. Лука в Деяниях (12:24). Этими словами совершенно непреложно утверждается то, что Глаголы Божественной проповеди, заключавшие в себе Имя Господне и Глаголы Господни и Боговдохновенные описания деяний Господних и связанных с ними событий, были Энергией Божества не только во устах Господа Иисуса Христа или Апостолов, по наитию Духа Святого изрекавших первоначально Слово Божественного Откровения, но таковыми остаются и пребывают во всех своих повторениях и даже доселе. Как семя, произрастая и умножаясь, остается тем же самым семенем по существу своему во множестве происшедших от него семян, так и Глагол Господень, однажды исшедший из Уст Его и повторенный бесчисленное число раз, остается тем же Глаголом Господним, единосущным первореченному Глаголу, хотя и бесчисленно умножившись повторением его. Из всего этого с своершенною несомненностью вытекает единосущие Евангельских Глаголов с Глаголами, первоначально исшедшими из уст Спасителя. Из всего этого с несомненностью вытекает, что Глаголы Евангельские суть сама словесная Деятельность Божества.

Итак, возможно ли после этого считать православным мудрование некоего писателя, который утверждает, что Глагол Божий, произнесенный Отцом о Сыне на Фаворе, был Деятельностью Божества лишь в момент произнесения его на горе, а затем, унесенный в памяти Апостолов, перестал быть Энергией Божества, и когда Апостолы повторяли этот Глагол Божий, то это уже было делом их человеческой деятельности? Как видим из всех вышеприведенных текстов, Апостолы несомненно почитали слова своей проповеди за Глаголы Божии, почитали их единосущными первоначально слышанным ими Глаголам. Так исповедуем и мы, что всякое слово Истины любого благовестника, как прежде, так и поднесь есть Глагол Господень, есть словесная Деятельность Божия, в слове человеческом сокровенная. В этом смысле о всяком Богооткровенном Глаголе евангельском можно сказать: Сам Бог.

Уничижение Глаголов Божиих есть хула на Сына Божия

И в этом-то и проявляется поразительное величие Божественного снисхождения и несказанное приближение к нам Бога в Глаголах Своих, что мы все время находимся в соприкосновении к Божеству, Которое всюду окружает нас Божественной Своей Истиной. Устами нашими непрестанно повторяются: Имя Божие, слова Писания, слова молитв, слова религиозно-нравственных истин, вращаются в сознании нашем Божественные Истины, которыми мы, как мысленным воздухом, мысленно дышим, — но мы не даем себе отчета в Божественной природе сей всем доступной Истины. Мы мало даем себе отчета в том, то в этих самых Глаголах мы имеем и Самое Ипостасное Слово со Отцом и Святым Духом… Но если так доступно нам Самое Слово и Сын в Глаголах Своих, и мы столь мало сознаем эту Божественную близость, то сколь же пребезмерно велико недостоинство нашего обращения с этими Божественными Глаголами!.. Сколь неблагоговейно наше пользование ими, сколь часто извращение их, сколь много случаев неверия им, сколь часты предпочтения лживых глаголов лукавого Глаголам Истины Божией!.. Ей, воистину пребезмерен грех наш пред Глаголами Слова Ипостасного. Воистину пребезмерно уничижаем мы словесную Деятельность Божества, Глаголы Жизни, Истины Сына Божия!.. Но дабы от сего не придти во отчаяние, вспомним слово Господне, которое Он сказал: «Всяк грех и хула отпустятся человеком: а иже на Духа хула не отпустится человеком. И иже аще речет слово на Сына Человеческого, отпустится ему, а иже речет на Духа Святаго, не отпустится ему ни в сей век, ни в будущий» (Мф. 12:32). Думаем, что сие сказал Господь не только о хуле на Лицо Свое, ибо для нас весьма мало было бы случаев впасть в хулу против самой Ипостаси Его; но нами, христианами, беспрестанно уничижаются Глаголы Его и безмерно сквернится Имя Его, написанное на челах возрожденных в купели крещения. Думаем, что это главным образом и подразумевает Господь под хулой на Него, ибо, как мы видели, Он весьма часто отождествляет Себя с Деятельностью Своей, называя Деятельность Свою словом «Аз». Также и под хулой на Духа Святого не следует понимать только хуление Самого Лица Духа Святого, но похуление проявления в мире Сил Его, то есть Деятельности Его.

Итак, вот в чем мы пребезмерно согрешаем, уничижая Божественную Истину, которая есть словесная Деятельность Божества. Но Господь оказывается милостив к этим грехам и склонен прощать бесчисленные наши уклонения и уничижения Истины. Однако, уничижения и хуления нами других Сил Духа Святого, проявляющихся среди нас, Господь не допускает и угрожает за них непрощаемым осуждением. Божественная Истина так богато разлита в человечестве, что если бы так строго карал Господь за недостойное обращение с этой Деятельностью Его, то не уцелела бы никакая плоть. Но проявление других Сил Деятельности Духа Святого не так часты в мире, Божественное их происхождение несравненно более очевидно, почему и кара за похуление их не прощаема.

***

«Днесь, аще Глас Его услышите, не ожесточите сердец ваших… Сего ради негодовах рода того и рех: присно заблуждают сердцем, тии же не познаша путей Моих: яко кляхся во гневе Моем, аще внидут в покой Мой» (Евр. 3:8). — Из этих слов Апостола мы убеждаемся, что Евреям возбранило вход в «покой Божий» неверствие Глаголам Господним, неразумение возвещенных им «путей» Его. — «Не пользова бо оных Слово слуха, не растворенное верою слышавших» (Евр. 4:2). «Слово слуха», как мы говорили выше, означает Глагол Божий, который подобает принять верою. «Входим бо в покой веровавшии» (Евр. 4:3). Дальше Апостол Павел говорит, что пророчество сие и к нам относится и требует и от нас веры глаголам Благовествования, дабы не ожесточалось сердце наше неверием, слыша Глаголы Иисусовы и повествования об Иисусе, и дабы ради сего неверия не лишились бы и мы входа в «покой Божий». О том же, что вход в сей Божественный покой находится в теснейшей зависимости от Глаголов Божиих, свидетельствует Апостол следующими словами: «Потщимся убо внити в оный покой, да не кто в ту же притчу противления впадет. Живо бо Слово Божие и действенно, и острейше паче всякаго меча обоюдоостра, и проходящее даже до разделения души же и духа, членов же и мозгов, и судительно помышлением и мыслем сердечным. И несть тварь неявленна пред ним, вся же нага и объявлена пред ним, к немуже нам слово» (Евр. 4:11–13). Как видите, Глаголы Божии, возвещенные и Апостолами, и пророками, исповедуются быть живым словом, действенным, живой, разумной силой, то есть признаются быть, очевидно, Божеством и Деятельностью Божества и реальностью, а не номинальностью. Вспомним, что сказал Господь, что то самое слово, которое говорит Он, будет судить на Страшном Суде. Обратите внимание и на последние слова Апостола: «к немуже нам слово». Что они означают? — Это надо понимать в том смысле, что Апостол говорит, что он проповедует не свое слово, но предоставляет слово свое на служение возвещаемым им Глаголам Господним.

Глаголы Апостолов суть Деятельность Божества

Вот еще свидетельство в доказательство того, что глаголы апостольские суть Деятельность Самого Бога: «Христос… Егоже мы проповедуем, наказующе всякаго человека и учаще всякой премудрости, да представим всякаго человека совершенна о Христе Иисусе, в Нем же и труждаюся, и подвизаюся по Действу Его, действуемою во мне силою» (Кол. 1:29).

Альфа и Омега означают Глаголы Божии первый и последний

«Аз есмь Альфа и Омега, начаток и конец» (Апок. 1:8). — Так именует Себя Господь в откровении Иоанну Богослову. Но Господь Бог — вечно неизменный, никогда не начинался и никогда не кончается, поэтому возникает недоумение, в каком же смысле Он так называет Себя? Почему назвал Он Себя: «Аз есмь Альфа и Омега, Начаток и Конец, Первый и Последний» (Апок. 22:13)? Если мы вспомним, что Господь зачастую словом «Аз» именует словесную Деятельность Свою, то наше недоумение разрешится. Альфа есть первая буква алфавита, а Омега есть последняя буква алфавита; в промежутках между этими крайними буквами заключаются все остальные буквы алфавита, из коих слагаются все существующие в мире глаголы речи человеческой. Под словом «Альфа», следовательно, следует понимать «Первый» Глагол Божий, обращенный к твари. Под словом «Альфа» следует понимать «Начаток» твари, которая возникла по Глаголу Слова. — «Вся Тем быша, и без Него ничтоже бысть, еже бысть» (Ин. 1:3). — Под словом «Омега» следует понимать «Последний» Глагол Божий, который будет обращен к твари при воссоздании вечного непоколебимого Царствия Божия. Под словом «Омега» следует понимать «Конец» мирозданию, который положит Господь конечным Глаголом Своим. «Аз есмь Альфа», — то есть первый Глагол, который изрек Бог, написуя в мироздании первую букву Имени Своего, то есть «Аз есмь», — первое Откровение свойств Божиих; и «Аз есмь Омега» — последняя буква, которой в Глаголе Моем напишется последняя буква страшного Имени Господня в день судный. Как видите, Господь и здесь словом «Аз» именует Глаголы Свои и словесную Деятельность Свою, и потому именно и выбрал для именования Своего словесные знаки алфавита, чтобы дать нам понять, что словом «Аз» Он именует Свою Божественную словесную Деятельность и все Свои Глаголы, от первого до последнего.

Глаголы Божии — Свет. Способность к восприятию их — разум.

«Вемы, яко Сын Божий прииде и дал есть нам Свет и разум» (Ин. 5:20). Что же понимает Апостол под словом «Свет», и что под словом «разум»? — Свет суть, по словам Писания, «Повеления Твоя на земли». Свет суть Глаголы Божественного Откровения. Свет есть и Имя Господне, и всякая Божественная Истина. Но не все имеют «уши, да слышат», и не все имеют «очи, да видят», — поэтому Апостол и добавляет что Бог, пришед во плоти на землю, дал нам не только Свет Своей словесной Деятельности, но открыл нам и духовное зрение, духовное слышание, — дал нам разум к уразумению Глаголов Господних.

Итак, дальше Апостол говорит, что Господь, дав нам Свет Божества Своего в Глаголах и во Имени Своем, дал нам иразум, да возможем приобщаться этому Свету Истины Божественной, в Глаголах Божиих и во Имени Его сокровенной,разумениемих. Господь, таким образом, дав разум, открыл нам дверь к Богообщению: «да познаем Бога Истиннаго, и да будем во Истиннем Сыне Его Иисусе Христе». — Итак, из этих слов ясно следует, что разумение Глаголов и Имени Господня есть Боговселение. Пребывание в нас Иисуса Христа выражается разумением Света Истины. «Сей есть Истинный Бог и Живот Вечный», — говорит дальше Ап. Иоанн. При чтении этих слов возникает следующее недоумение: к кому относит эти слова Иоанн Богослов? «Жизнь Вечная» не есть именование Лица Иисуса Христа, а есть именование Деятельности (Энергии) Его. Поэтому, по всей справедливости, можно предположить, что Апостол называет Истинным Богом не только Самого Иисуса Христа, но называет Истинным Богом и Жизнью Вечной и Свет Глаголов Господних. И в этом убеждают нас также и слова, написанные на несколько строчек выше: «Имеяй Сына Божия имать Живот, а не имеяй Сына Божия Живота не имать. Сия писах вам, верующим во Имя Сына Божия, да весте, яко Живот Вечный имате, и да веруете во Имя Сына Божия» (I Ин. 5:12–13), — как видите, Апостол с совершенной несомненностью утверждает, что Имя Сына Божия есть Жизнь Вечная, вера во Имя Сына Божия есть приобретение Жизни Вечной; веровать во Имя Сына Божия значит иметь в себе Сына Божия.

Конечно, Апостол понимает под словом «Имя Сына Божия» не одно словесное обозначение, не символическое обозначение, не буквы и звуки сего Имени, а Дух Истины, Дух Божественного Откровения, который сокрыт во Имени Господнем. Итак, понимаемое в этом смысле Имя Сына Божия признается Апостолом быть Самим Иисусом Христом, с Которым человек может соединиться и, приобщаясь Его словесной Энергии, приобретать Христа, веруяво Имя Его. «Имеяй Сына Божия имать Живот», — этими словами мы еще раз удостоверяемся, что единственный способ обрести жизнь вечную есть тот, дабы приобщившись в Глаголе, в Имени, в Плоти и Крови Сыну Божиему, иметь в себе Сына Божия во Энергии Его. Поэтому дальше и говорится: «не имеяй Сына Божия Живота не имать». Но «иметь» возможно ли самое Существо Сына Божия? Сущность Сына Божия неприобщима твари, но твари приобщима Деятельность (Энергия) Его, и следовательно, Апостол Иоанн Богослов именно этим и удостоверяет, что говорит о приобретении Энергии Сына Божия, и что Имя Его есть Его Энергия.

И еще раз удостоверяет эту Божественную истину Апостол, что Имя Сына Божия есть Энергия Его и есть Божество, следующими словами: «Сия писах вам, верующим воИмя Сына Божия, да весте, якоЖивот Вечный имате, и да веруете во Имя Сына Божия». — Итак, дабы не думали крестящиеся во Имя Иисуса Христа, что они совершают один лишь церковный обряд, особенного таинства в себе не заключающий, Апостол и говорит, и повторяет нам, что мы приобретаем во Имени Иисуса Христа, призываемом при крещении, Жизнь Вечную — то есть самую Деятельность Божества, и сие все ради призываемого Имени и силою призываемого Имени. — «И да веруете во Имя Сына Божия».

После такого свидетельства Апостола Иоанна Богослова возможно ли сомневаться в Божестве Имени Иисуса Христа и в Божественной силе его?

Свидетельство святого Симеона Нового Богослова о том, что Глаголы Господни суть «Дух Жизни» и «Хлеб Животный»

«Кто получил от Бога благодать выну иметь хвалу Божию во устах своих, и кто отверзает уста свои и привлекает — приемлет — Дух Жизни, тот подвизается каждый час делать это в больших и больших размерах, чтобы тем обильнее воспринимать и Слово Жизни, которое есть Хлеб Животный, сходящий с неба, и о котором Бог сказал через Давида: расшири уста твоя и исполню я (Пс. 80:11). Кто сподоблен от Бога быть таковым и всегда питаться и укрепляться Хлебом Животным т.е. Глаголами Божиими, тот может иметь во владычественном уме души добре воображенным и некоторым образом запечатленным помышление о Боге, так что оно всегда пребывает в душе…» (Св. Симеон Новый Богослов, Богословское Слово 6-е; см. Творения его). Итак, как видите, Глаголы Евангельские и вообще всякие Глаголы Божии не только именуются Святым Симеоном «Словом Жизни», не только именуются «Хлебом Животным», которым именует Себя и Сам Господь, говоря: «Аз есмь Хлеб, сшедый с небеси», — но [он] еще и говорит, что сии самые слова Писания, коими насыщается благочестивая душа, бывают для такой души источником Откровений о Боге. Таким образом, Святой Симеон несомненно, единомысленно с нами, видит в слове Евангельском чтомом — не только слово «о Боге», но сходящее с неба Слово Жизни, сходящее с небес Откровение, сходящий с неба Дух Жизни, сходящий с неба «Хлеб Животный».

Свидетельства о. Иоанна Кронштадтского, что глаголы Писания и молитвы суть Триединая Энергия Божия

«Веруй твердо в осуществимость всякого слова, особенно произнесенного во время молитвы, памятуя, что Виновник слова есть Бог-Слово, что Сам Бог наш, в Троице поклоняемый, выражается тремя словами или именами: Отец, Слово и Святый Дух; что всякому слову соответствует бытие, или всякое слово может быть бытием и делом. Благоговейно обращайся со словом и дорожи им. Помни, что как Ипостасное Слово Божие — Сын Божий — всегда соединен с Отцом и Духом Святым, так и в слове Св. Писания, или в молитве, или в писаниях богомудрых отцов участвует по своему вездесущию Отец, как верховный Разум, творческое Его Слово и Совершитель Дух Святый» (Мысли Христианина, 170; изд. 1903 г.).

[1] Равно исповедуя Божество Деятельности Сына, обращенной к людям, с Его Деятельностью, обращенной к Отцу, мы не отождествляем этих Деятельностей и не определяем недоведомой внутренней Деятельности Лиц Св. Троицы. О евангельских же словах: «Лазаре, гряди вон!» и т.п. мыслях — что они присно живы и действенны, хотя и не в том направлении, как первоначально, но в смысле откровения свойств Христовых.

[2] «Детель», «Действо» — суть славянские слова, коими в церковном языке переведено греческое слово «Энергия», и которое по-русски мы называем «Деятельностью» и «Действием».

[3] Смотри Лк. 1:1 и Деян. 6:4: «Мы же в служении слова пребудем». Как видим в приведенных текстах, служение понимается как служение не только Ипостаси, но и Глаголам Его.

[4] Понимай под словом «Глагол» слова Откровения не прагматически, а духовно, в смысле Света Деятельности Божества и Божественных Истин созерцаемого Откровения.

Глава V. О Имени Господнем, о неотделимости от Господа Глаголов Его и Имени Его

«Иисуса ищете распятаго», — именуют Господа Ангелы по воскресении: «Аз есмь Иисус, Его же ты гониши», — именует Себя Господь в видении Апостолу Павлу. — «Иисусом» почти исключительно именуется Господь Иисус Христос Апостолами в Евангелиях. Наконец, в Апокалипсисе в последней главе читаем: «Аз Иисус послах Ангела Моего засвидетельствовати вам сия». — Итак, уничижители Имени Иисусова пусть найдут во всем Священном Писании место, в коем Господь Иисус Христос именовал бы Себя «Христос», — такого нет, ибо, как мы только что видели, Господь Себя Сам именует именем «Иисус» — очевидно, потому, что cиe Имя есть Его единственное собственное Имя, как то истинно изъявил Св. Иустин. Итак, не пора ли имяборцам сознать свое заблуждение и признать с нами, что Имя Иисус есть Имя паче всякого Имени, неотъемлемая собственность Сына Божия, принадлежащая Ему и поднесь на небе, а посему, как все, что в Сыне и с Сыном на небе, составляет неотделимую принадлежность Ипостаси Его — именуется «Бог».

Но вот еще ясное свидетельство Св. Апостола Иоанна, вернее Самого Духа Святого, что Имя Ииcyсово, образно в крестном знамении и в перстосложении нарицаемое над крещаемым в Таинстве Крещения, таинственно написуется на челе христиан и пребудет с ними во веки: «И раби Его послужат Ему. И узрят Лице Его, и Имя Его на челех их» (Апок. 22:4).

* * *

Святой Максим Исповедник говорит: «Имя бо Бога и Отца, существенне и ипостасне пребывающее есть Единородный Сын» (Толк. на молитву «Отче наш», стр. 15, Москва, 1853). То же самое свидетельствует и Св. Иоанн Златоуст (см. Т. 5, кн. 2, стр. 943, СПб., 1899). Итак, следовательно, когда мы совершаем крестное знамение и говорим: «Во Имя Отца и Сына, и Святаго Духа», — то в Кого мы крестимся? Не ясное ли дело, что в Самого Сына Божия, Который есть и Имя Отца? Он есть Имя Отца, ибо явил нам свойства Отца: «Явих Имя Твое человеком». — «Сказах им Имя Твое и скажу». — «Видевый Мя виде Отца».

«Отче, прослави Имя Твое». — «Благословен грядый во Имя Господне».

Итак, когда мы совершаем крестное знамение: «Во Имя Отца и Сына, и Святаго Духа» — то это равносильно тому, как если бы мы сказали: «во Имя Иисуса Христа» — ибо Сам Иисус Xристос есть Имя Отца во плоти. Такова глубина того, что понимается в Писании и у Святых Отцов под словом «Имя Божие». Но имяборцы не хотят ныне под словом «Имя Божие» понимать то, что доселе Церковь понимала, но хотят понимать лишь символ, лишь словесное обозначение и буквенное написание.

* * *

Вы говорите, имяборцы, что Имя Божие — не Бог, и не Божество, и не Энергия Божества; но псаломник иное свидетельствует о Имени Божием: «Да возвратятся врази мои вспять, в оньже день призову Тя: се познах, яко Бог мой еси Ты. О Бозе похвалю Глагол, о Господе похвалю Слово» (Пс. 55:10–11). Вникните в смысл этих слов и скажите, не ясно ли свидетельствует здесь Пророк, что призыванием Имени Господня он избавляется от врагов, и это его удостоверяет в Божестве Глагола и Слова Господня: «О Бозе похвалю Глагол, о Господе похвалю Слово». Вот еще свидетельства Божества и силы Глаголов Благовествования: «Се даст Гласу Своему Глас Силы». — «Той даст Силу и Державу людям Своим, благословен Бог» (Пс. 67:34–26). Не о Глаголах ли проповеди говорит Господь, что даст Гласу Своему Глас Силы, даст Силу и Державу людям Своим? Не ясно ли свидетельствуется этими словами, что Бог даст людям Энергию Свою в словах проповеди, и сия Энергия именуется и Гласом Силы, и Державою, и Силою.

* * *

Вот еще свидетельство Божественного Откровения о том, что Имя Божие имеет реальное бытие ибо может быть осквернено: «Кивот Завета нашего расхищен есть, и Святая наша осквернена суть, и Имя, еже воззвано есть над нами, едва не осквернение есть» (III Ездры 10:22). Как видите, ветхозаветная Церковь признавала совершенно определенно сущую святыню Имени Божия, а не условную лишь номинальность его. Несомненно, что сия вера перешла и в новозаветную Церковь, и сие свидетельствует, например, последняя глава Евангелия от Луки и первая глава Евангелия от Иоанна. Так в последних стихах своего Благовествования св. Лука приводить слова Господни о том, что «тако подобаше пострадати Христу и проповедатися во Имя Его покаянию и отпущению грехов во всех языцех» (Лк. 24:27). У Иоанна же эта же самая истина выражается в первой главе следующими словами: «Бе Свет истинный Иже просвещает всякаго человека, грядущаго в мир. Елицы же прияша Его, даде им область чадом Божиим быти, верующим во Имя Его» (Ин. 1:9–12). Ужели же возможно сомневаться в том, что сии слова имеют прямой, а но иносказательный смысл?

Слушайте свидетельство Господне, устами пророка Исаии реченное о Глаголах Господних: «Не суть бо совети Мои понимай волевая деятельность Отца яко совети ваши, ниже яко путие ваши путие Мои, глаголет Господь. Но якоже отстоит небо от земли, тако отстоит путь Мой от путей ваших, и помышления ваша от мысли Моея. Якоже бо аще снидет дождь или снег с небесе и не возвратится, дондеже напоит землю, и родит, и прозябнет, и даст семя сеющему и хлеб в снедь: тако будет Глагол Мой, иже изыдет из уст Моих понимай — словесная деятельность, или Глаголы Слова, выражающие хотение Отца, не возвратится ко Мне тощь, дондеже совершит вся, елика восхотех, и поспешу пути твоя и заповеди Моя» (Ис. 55:8–12). Этими словами свидетельствуется Божество как мыслей, то есть хотений Отца, так и Глаголов Слова и отличие их природы от природы глаголов человеческих и произволений человеческих. Затем свидетельствуется жизнеподательность, плодоносность и растимость Глаголов Божиих, сообщенных человечеству, как свидетельствуют и Апостолы, говоря: «Слово Божие растимо и действенно и плодоносно». Наконец, говорится, что таковым плодоносным Глаголом следует почитать и заповеди Божии. Дальше пророк рисует ту плодоносность, которую явят на земле Глаголы Слова, которые приобщатся тем, кои избавятся от клятвы Именем Господним в Крещении. Затем пророк изъявляет Божество Имени Господня и Божество Силы Животворяшего Креста: «С веселием бо изыдете и с радостию научитеся понимай «изыдете» — от порабощения греху в Крещении, а «научитеся» — Глаголам Ииcyca Христа: горы бо и холми возскачут, ждуще вас с радостию, и вся древеса сельная восплещут ветвьми, и вместо драчия взыдет кипарис, и вместо кропивы взыдет мирсина, и будет Господь во Имя, и в знамение вечное, и не оскудеет» (Исаия 55:8–13).

Обратите особое внимание на последние слова, вникните в них и, чтобы понять сокровенный смысл их, рассмотрите и скажите, в чем можем мы увидеть ныне сбытие слов сих? Не читаем ли мы в православном катехизисе, что освящающая сила, освящающая воду в Таинстве Крещения, есть Имя Господа Иисyca Христа и сила Креста? Господь освятил воды в крещении Своем, взойдя в Иордан, а ныне освящает воды, сходя на них в призываемом Имени Своем и в Крестном Знамении, совершаемом на воде. Не это ли самое и предвозвещает пророк Исaия словами: «И будет Господь во Имя и в знамение вечное и не оскудеет»? Не о том ли, что будут действовать Имя Его и Знамение Крестное, пророчествует Пророк, а следовательно, исповедует Божество как Имени Господня, так и Силы Креста, ибо и то, и другое есть Энергия Божества, содержащая в себе недомыслимое Благоволение Отца, Глагол, Истины Слова и Силу Духа Святого.

* * *

Благоволение Отца к призывающим Имя Его не есть единственная причина сил, деемых призываемым Именем Божиим, ибо бывают случаи, и весьма часто, что пользуются Силой Имени Божия и люди, к коим не благоволит Бог. Однако силы деются. Это ясно доказывает нам, что cиe происходит ради присного Благоволения Божия к Имени Своему, независимо от Благоволения Божия к призывающим Имя Его. Это особенно явствует из слов Господних, что многие, творившие при жизни великие чудеса Именем Господним, будут отвергнуты Господом на Страшном Суде.

Но может быть, кто-либо вам возразит: значит, не самое Имя Божие действует в чудесах, а Благоволение Божие? Да, действует Благоволение Божие, как первая вина всякого Действия Божия, но действует в Глаголе. Действует Силою Духа Святого. Поэтому, как Глагол, так и Сила равночестны и равнодейственны с Благоволением Отца. Но Глагол Сына есть Богооткровенная Истина, пребывающая и во Имени Его. Поэтому тот, кто говорит, что чудеса, происходящие при призывании Имени Господня, деются лишь Благоволением Отца и Силою Святого Духа, игнорируя силу Глагола Слова в Самом Имени, тот очевидно уничижает Деятельность Сына в Глаголе Его и во Имени Его сравнительно с Деятельностью Отца и Святого Духа. Таковые уподобляются арианам и варлаамитам, ибо ариане уничижали Ипостась Сына, имяборцы же уничижают Энергию Сына — Глагол. Варлаамиты отвергли Энергию Божества, а имяборцы отвергают Глагол Сына — Энергию Его.

* * *

Имя Божие не символ, а Истина

Итак, Имена Божии по естеству своему — непостижимы, требуют в себя веры, как то изъявил Св. Златоуст, суть, в противоположность именам человеческим: Свет, Бог непреодолимый, нетленный, Сый и Живый, как то засвидетельствовал Св. Симеон Новый Богослов. Но вот, ныне имяборцы, дабы легче опровергать Божество и Божественную Силу Имен Божиих, отрицают таинственную сущность Имен Божиих, и, основываясь на том, что Истина о Боге символически выражается какой-либо тварной идеей, и эта идея символически выражается звуками человеческого языка, основываясь на этом, они хотят и во всяком Имени Божием видеть только символ — звук и идею. Истину же, выражаемую сим символом, не считать за сущность Имени Божиего, а как бы стоящей независимо от него.

Но, спрашивается, с какого момента те имена, коими мы именуем Бога, делаются Именами Божиими? Не с того ли момента, когда мы их отнесем к Богу, и тогда они исполняются внутреннего содержания Божественного Откровения? Возьмем для примера слово «Отец»; разве можно сказать, что это слово всегда есть Имя Божие? Слово это состоит всегда из двух звуковых слогов, выражающих идею отечества, но в таком виде оно еще не есть Имя Божие, а делается Именем Божиим лишь тогда, когда кто-либо отнесет это имя к Богу, и оно исполнится внутреннего содержания мысли о Боге. Итак, не содержание ли мысленное всякого имени составляет его сущность, которая символически выражается именуемой идеей по какому-либо одному свойству? По этой сущности и различаются имена человеческие от Имен Божиих, и то же имя «отец», когда его относят к людям, бывает по Св. Симеону, словом текучим и пустым, а когда его отнесут к Богу, бывает «Светом». Из этого рассуждения совершенно ясна ложность мудрования имяборцев, будто всякое Имя Божие состоит только из звука и выражаемой им идеи, ибо в таком безотносительном виде имя остается только никому не принадлежащим именем, а Именем Божиим делается лишь тогда, когда будет отнесено к Богу и исполнится мысли о Боге.

Итак, еще раз с неопровержимою ясностью вытекает, что идеи, коими именуется Бог во Именах Своих, и звуки сих Имен суть лишь тварная оболочка Имен Божиих, а сущность всякого Имени Божия есть «мысль о Боге», «Истина о Триипостасной Истине». Итак, воистину достойно есть Имя Божие именоваться Самим Богом, и отнюдь недопустимо почитать его за словесный символ, как то стараются установить имяборцы.

* * *

Итак, сущность всякого имени составляет внутреннее мысленное содержание его, зависящее от того лица или предмета, к которому оно относится. Но имяборцы, не отрицая в речи человеческой наличность внутреннего мысленного содержания, не допускают в собственных именах наличности иного содержания, кроме звуков и идеи. Какое, — спрашивают они, — мысленное содержание может быть в слове, положим, Иван? — Действительно, — ответим мы им, — в слове Иван, пока оно ни к кому не относится, нет никакого мысленного содержания, но в таком виде оно и не бывает чьим-либо собственным именем, но когда вы отнесете его к которому-либо Ивану, то в то самое мгновение оно исполнится мысли об этом Иване, и с того момента сделается именем этого Ивана, и этот Иван сознает себя в этом имени, как в своем. Возьмем примеры: беседуют несколько человек, и каждый именуется Антонием. Итак, имя «Антоний» повторяется в беседе беспрестанно, однако, каждый сознает это имя принадлежащим именно ему лишь тогда, когда это имя говорящий к нему отнесет.

Итак, сущность всякого собственного имени составляет, во-первых, мысль о лице, к коему это имя относится, и эту мысль встречает сознание себя во имени своем того лица, к кому это имя относят. Итак, теперь совершенно понятно, почему Св. Симеон называет все относимые к Богу Имена — Светом и Богом: потому, во-первых, что Бог встречает каждое призывание Его Имени Сознанием Своим, Энергией Своей, и потому, во-вторых, что всякая истинная мысль о Боге есть дарование Его, Энергия Его, есть Его Откровение.

* * *

О, если бы нынешние имяборцы, прежде нежели обвинить имяславцев в хуле на Бога, состоящей якобы в том, что имяславцы, сознавая присутствие во Имени Божием Божественной Силы, именуют Имя Божие Богом, — о, если бы имяборцы вспомнили следующие слова Спасителя, на Которого тоже некогда возмутились фарисеи за то, что Он наименовал Себя Сыном Божиим: «О добре деле камение не мещем на Тя, но о хуле, яко Ты, человек сый, творишь Себе Бога. Отвеща им Иисус: Несть ли писано в законе вашем: Аз рех: бози есте? Аще оных рече богов к ним же слово Божие бысть, и не может разорится Писание, Его же Отец святи и посла в мир, вы глаголете, яко хулу глаголеши, зане рех, Сын Божий есмь» (Ин. 10:34–35). Итак, послушайте, имяборцы: не разоряется Писание тем, что богами признаются все приявшие Божественную Благодать в обращенном к ним Глаголе Божием? Что же является в данном случае обожающим? Словесная Деятельность Слова, восприемлемая верою слышащих и тем привлекающая Благоволение Отца и Благодать Святого Духа. Итак, имеем ли мы право именовать Богом и Благоволение Отца, и Глагол Сына, и Благодать Святого Духа? Конечно, да, ибо все cиe есть деятельность или Триединая Энергия Божия, которая есть Бог — и вся в триединой совокупности, и Благоволение, и Глагол, н Сила в отдельности. Вслед за этими словами Господь дает верный признак, по которому мы можем отличить Бога от твари: «Аще и Мне не веруете, делом Моим веруйте: да разумеете и веруете яко во Мне Отец и Аз в Нем» (Ин. 10:38). Сии слова как нельзя лучше подходят к спору о Божестве Имени «Иисус». Аще Отцу Иоанну Кронштадтскому не веруете, именующему Имя Божие Самим Богом, аще Святому Симеону Новому Богослову не веруете, именующему Богом Сущим и Живым всякое именование Божие и всякий Глагол Божий, то поверьте же тем делам, которые производятся Именем Божиим, и которые засвидетельствованы в Деяниях Апостольских н происходят н ныне пред очами нашими! Поверьте же в чудо, совершаемое присно Именем Господним в Таинстве Крещения! Если бы Имя Святой Троицы было не Бог и Имя Иисуса Христа не Бог, то как могло бы произойти обожение крещаемых, которое дается ради призывания Имени Господня над крещаемым!

Глава VI. ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА?

«Аз есмь Истина», — назвал Себя Господь. — «Истина есть Бог», — говорит св. мученик Иустин. Однако мы знаем в мире много чего, что называется истиною, но не может быть названо Богом. Знаем много всяких научных истин: арифметических, геометрических, физиологических и т. п. и вообще называем истиною не только Истину о Боге, но и всякое верное и безошибочное, постоянное и неизменное словесное отображение в глаголе человека какого-либо закона природы.

Но идеи, отображающие эти законы, суть тварь, и не их подразумевал Господь, когда назвал Себя именем «Истина». Мы знаем, что, сошед на землю, Господь не сообщил людям никакой научной тварной истины, предоставляя самим людям находить их умом своим из рассмотрения и изучения естества вещей, ибо сие искание и нахождение тварных истин — посильно оку ума человеческого.

Но какова же та Истина, которую Господь удостоил отождествить с Самим Собою? В нашем сочинении «Апология Веры во Имя Божие и во Имя Иисус» мы дерзнули называть Имя Божие — Истиною о Триипостасной Истине, и наши критики, недоумея, что есть Истина, вопросили нас, подобно Пилату: «Что есть Истина?» — Это побуждает нас высказаться с помощью Истины, что понимаем мы под той Истиной, которую Господь назвал словом «Аз».

Дважды два четыре есть истина, но не есть Бог, ибо не есть Божественное Откровение и Деятельность Божества, но есть лишь произведение Деятельности словесной Божества, но Имя Божие в смысле Истины о Триипостасной Истине — есть Бог, ибо хотя язык человеческий, на коем именуется Бог, есть тварь и есть плод деятельности ума человеческого, но в сем слове сокрыт луч Божественного Откровения, который есть луч Божественной Истины, как мы выше говорили, — живая Деятельность Божества. Итак, Истина есть Откровение Свойств Божиих словесной Деятельностию Слова, которую отождествляя с Самим Собою Ипостасное Слово именует словом — Аз. Истина есть отображение в Глаголах воплощенного Слова Господа Иисуса Христа свойств Божиих, сообразно коим определяется Богоподобие человеков и устанавливаются религиозно-нравственные устои жизни.

Слово Божие есть Творец всякой тварной истины и Начало, а не Творец всякого ведения о Боге

Человек создан был по образу и подобию Божиему и, следовательно, должен был носить в себе отпечаток свойств Божиих, но, впав в грех, сочетался со диаволом и приобрел отпечаток свойств диавольских. Бог есть Совершенство, и отображение его совершенства в Глаголе Слова есть Истина. Диавол есть противоположность совершенству, ибо в нем не осталось ни одной чертыБогоподобия, но есть уродство, и отображение свойств его в глаголах его есть ложь.

Итак, Господь сошел на землю, дабы восставить падшего в ложь человека и восстановить в сочетавшемся с ложью человеке извращенные свойства души, возвратив им истинные черты Богоподобия. Но каким же образом восстановить? — Диавол извратил Богоподобие человека, прельстив человека глаголом лжи своей, поэтому и Господь восстановляет человека Глаголом Истины Своей. Человек имел свободу послушать или не послушать Бога. Отождествляя Себя с Энергией Своей, Господь именует Себя Истиною. Глагол Свой, Который Господь именует Истиною, Он именует также и Светом. — «Аз есмь Свет миру» (Ин. 8:12), — говорит Господь, подразумевая под Светом Истину Своего учения. — «Истинно есть свидетельство Мое» (Ин. 8:14). «Аще Мя бысте ведали, и Отца Моего ведали бысте» (Ин. 8:19). «Пославый Мя Истинен есть, и Аз яже слышах от Него, сия глаголю в мире» (Ин. 8:26). «Аще вы пребудете в словеси Моем, …уразумеете Истину, и Истина свободит вы» (Ин. 8:32). (Обратите внимание, что немного ниже Господь повторяет ту же мысль словами: «Аще Сын высвободит», — именуя таким образом Себя и «Сыном», и «Истиною».) «Ищете Мене убити, человека, Иже Истину вам глаголах, юже слышах от Бога» (Ин. 8:40). — В этих приведенных нами выдержках из 8-й главы от Иоанна ясно определяется, что именно следует понимать под евангельским термином «Истина». — Итак, во-первых, Истина есть то, что «слышит» Сый в Боге Отце от Бога Отца Бог-Слово и что по воле Отца открывает людям. Итак, Истина есть Божественное Откровение. Истина есть словесная Энергия Бога Слова и есть Сам Он, Бог Слово, неотделимо Сущий в Глаголе Своем.

В этой же главе определяется, что такое есть ложь. Господь говорит о диаволе, что он «во Истине не стоит, яко несть Истины в нем» (Ин. 8:44). Что же значит — «стоять в Истине», и что значит — «несть Истины в нем»? Это, во-первых, значит, что диавол не пребывает в тех Богоподобных свойствах, которые имел, когда пребывал Ангелом, и так как он сознательно и непринужденно, самоохотно отступил от любви Божией и, следовательно, от любви к единственному в мире сущему совершенству, то лишился всякого приобщения Сего Совершенства — «несть Истины в нем». — Божественное Откровение, подаваемое приобщением словесной Энергии Бога, есть единственный источник Истины, а посему у диавола Истины нет и быть не может, но есть лишь все противоположное Истине, то есть ложь. — «Егда глаголет лжу, от своих глаголет, яко ложь есть и отец лжи» (Ин. 8:44). — «Аз же… Истину глаголю» (Ин. 8:45). — «Кто Мя обличит о гресе; аще же Истину глаголю, почто вы не веруете Мне?» На этот вопрос Господь вслед за этим и отвечает, почему иудеям невозможно было в Него уверовать: «Иже есть от Бога, Глаголов Божиих послушает: сего ради вы не послушаете, яко от Бога несте» (Ин. 8:47). Итак, как видите, «Глаголов Божиих» послушать может лишь тот, в коем есть хотя малое приобщение Истине. Тот только может послушать Глаголов Божиих, который хотя в малой степени носит в себе — Бога, носит в себе — Истину, то есть имеет общение с Богом в духе своем и в этом смысле «есть от Бога». — В ком же отсутствует приобщение словесной Деятельности Божества, тот «во Истине не стоит, несть Истины в нем», — и таковой не «от Бога», но от диавола. «Аз чту Отца Моего», — вот признак, «от Бога» ли человек или нет. «Аз чту», «Аз люблю» Бога по тому самому, что люблю совершенство, но если я люблю грех, который есть уродство и в этом смысле — ложь, то значит, люблю ложь и тем самым по необходимости не люблю Истины, не люблю свойств Отчих и не чту Отца, а люблю свойства диавола. «Аз вем Отца, и аще реку, яко не вем Его, буду подобен вам ложь, но вем Его и слово Его соблюдаю» (Ин. 8:55).

***

«Будите святи, якоже Аз Свят Господь Бог ваш», — говорит Господь Моисею. Господь же Иисус Христос заповедует нам: «Будите убо вы совершени, якоже Отец ваш Небесный совершен есть» (Мф. 5:48). — Очевидно, что в обоих текстах смысл тождественный, и слова «Свят» и «Совершен» — суть синонимы. Также называет Господь Отца словом — «Истинен». Очевидно, что и слово «Истинен» имеет тот же смысл, что и «Совершен», и «Свят». Итак, это дает нам до некоторой степени разгадку загадки: «Что есть Истина?» — Истина, ответим мы, есть Святость, есть Совершенство. Всесовершенство есть Бог, а посему — Истина. Всесовершен Отец и все Волеизволения Его, а посему — Истинен есть. Всесовершен есть Сын, ибо в Себе отображает все совершенства Отца, и потому — Истина есть. Всесовершенны суть и Глаголы Его, ибо отображают все совершенные Волеизволения Отчия, а посему — Истина суть. Всесовершен есть Дух Святый, в Себе ощущающий все совершенства Отца, а посему — «Дух Истины» есть. Совершенны суть и все дела Духа Святаго, осуществляющего все совершенныеВолеизволения Отца и все совершенные Глаголы Сына, а посему — Дух Истины есть. ТриипостасноеСовершенство есть Бог по существу Своему и в этом смысле может быть назван Триипостасною Истиной. Триипостасное Совершенство есть Бог и в Тройственной Деятельности Своей, а посему может быть назван Триипостасною Истиной.

Триипостасная Святыня, Триипостасное Совершенство, Триипостасная Истина, — усовершенствуй и нас в Истине Твоей!

***

В Евангелии нет непосредственного ответа Пилату на его вопрос: что есть истина? — Однако, тот, кто желает получить этот ответ, может его найти в Евангельском повествовании от Иоанна в главе 8-ой. Там приведены слова Господни, совершенно непреложно и ясно отвечающие нам, что словом — Истина — Господь именует Самого Себя в словесной Свой Деятельности. Изложим же это учение рядом последовательных выдержек из этой главы:

«Аз есмь Свет миру… Ходяй по Мне не имать ходити во тьме, но имать Свет Животный» (Примечание: как видите, Господь под Светом Животным подразумевает Свое Учение.) — «Ты кто еси? — и рече им Иисус: Начаток, яко и глаголю вам. …Пославый Мя Истинен есть, Аз яже слышах от Него, сия глаголю в мире… Аще вы пребудите в словеси Моем, воистину ученицы Мои будете. И уразумеете Истину, и Истина свободит вы… Аще Мя бысте ведали, и Отца Моего ведали бысте… Аще убо Сын вы свободит, воистину свободны будете… Ищете Мене убити, яко слово Мое не вмещается в вы: Аз еже видех у Отца Моего глаголю…Истину вам глаголах, яже слышах от Бога… Аминь, аминь глаголю вам: аще кто слово Мое соблюдет, смерти не имать видети во веки… Вем Отца и слово Его соблюдаю».

Таков ответ уст Господних на вопрос: что есть Истина. Итак, Истина есть все то, что Господь по повелению Отца возвестил нам. Эта Истина не есть тварное произведение Деятельности Божества, но есть самая словесная Деятельность Божества — и Сам Бог, ибо Господь «Сый и Живый» неотделимо пребывает во Энергии Своей. Глаголы Господни, слышанные Им от Отца, не суть отвлеченные идеи, существующие якобы лишь постольку, поскольку они восприяты памятию и разумом учеников, но есть реально сущая словесная Энергия Божия, сущая и вне воспринимающих ее познанием учеников. Будучи неотделима от Ипостаси Слова и нося в себе Духа Святаго, сама действует в мире животворяще и спасительно.

***

«Аще вы пребудете в словеси Моем… уразумеете Истину, и Истина свободит вы» (Ин. 8:31). — Спрашивается: от чего же должна освободить Истина? От чего должны человека освободить Глаголы Господни? — от рабства греху и от причастия диаволу. Но кто же в силах освободить от власти диавола, как не Сам Бог? Итак, из этих слов Господних не ясно ли вытекает, что в словах Его человеческих пребывает Истина, сущее Божество Божественной Энергии, Глагол Слова, Сила Духа Святаго и Благоволение Отца…

Сопоставьте с этими словами слова Господни Пилату: «Аз приидох, да свидетельствую Истину: и всяк, иже есть от Истины, послушает гласа Моего» (Ин. 18:37). Сопоставьте с этим и следующие слова: «Иже есть от Бога, Глаголов Божиих послушает: сего ради вы не послушаете, яко от Бога несте» (Ин. 8:47). Как видите, Господь в одном речении говорит, что Его Глаголы может воспринять лишь тот, кто — от Истины, а в другом речении говорит то же самое словами — кто от Бога. Не видно ли из этого, что Господь называет Бога Истиной, а Истину, как Деятельность Божества, называет — Богом?

Затем обращаю внимание и еще на следующие слова, из которых ясно видно, что Господь Истиной и Богом признавал не только слова, непосредственно исходящие из уст Его, но и слова, записанные в Писании, и таки образом дал нам право считать и слова Писания за живые Глаголы Его и за Деятельность Божества. — «Аминь, аминь глаголю вам, аще кто слово Мое соблюдет, смерти не имать видети во веки» (Ин. 8:52). — Спрашивается, относится ли это обетование только до Апостолов, непосредственно слышавших Глаголы Спасителя из уст Его, или относится и до всех тех, кои слышат эти Глаголы, прочитывая их в Писаниях Евангельских? — Думаем, что и противникам нашим придется по необходимости ответить, что это относится и к Глаголам Писания. Но это признание по необходимости ведет к признанию, что и в словах Писания естество Глаголов Божиих не изменилось, и они одинаково с первоначально изреченными словами суть живы и действенны, суть Дух и Живот, и посему суть Истина, суть Словесная Энергия Божества, а не произведение Деятельности Божества, ибо «произведение», как тварь, ни Жизнью, ни Духом быть не может.

***

Сын Божий определяет Свою Деятельность следующими словами: «Аз не сие родихся и на сие приидох в мир, да свидетельствую Истину, и всяк, иже есть от Истины, послушает гласа Моего» (Ин. 18:37). — Слово «родихся» относится к предвечному рождению, а слово «приидох в мир» — относится к воплощению. Итак, как видите, Деятельность Сына предвечно заключается в том, что Он  свидетельствует Истину — в Себе показует Отца. В том же самом заключается и Деятельность Сына по воплощении: Он в Себе и в Глаголах Своих свидетельствует Истину — показует Отца. Мы много говорили уже, каким образом Сын показует Отца, много говорили о Глаголах Сына и вообще о причастимости Глаголов Божиих и Деятельности Божией человеку, а посему сказанное нужды в повторении не имеет. Обратим лишь внимание на следующие слова, что внять свидетельству о Истине не всякий может, но лишь тот, «кто от Истины». Это значит, что воспринять в себя Глаголы Господни в деятельность свою может только тот, кто имеет некое сродство с Истиной, т. е. с Богом. Как же приобретается зачаток сего сродства? Начало возобновления сродства с Богом есть покаяние. Покаяние есть сей светильник Света, коим просвещается око сердечное от тьмы греховной и делается способным к восприятию лучей Истины.

Светильником Света Церковь именует Предтечу, потому что, призывая людей к покаянию, он доставлял душам их малый Свет Истины, слабо, подобно светильнику, во тьме озарявший души их. Этим предначинательным светом покаяния просвещались люди, исповедуя грехи свои Предтече во Иордане, и породнялись с Истиной, делаясь способными к восприятию велиего Света Глаголов Господних.Итак, вот и еще разгадка, почему мытари и грешники познали Истину, а фарисеи и книжники не познали. Потому, что мытари и грешники «оправдиша Бога, крещшеся крещением Иоанновым. Фарисеи же и законницы совет Божий отвергоша в себе, не крещшеся от него» (Лк. 7:29). — Совет Божий в том именно и заключается, чтобы прежде пришествия Воплощенного Слова предпослать проповедника покаяния, дабы дать людям возможность предочиститься, умилостивить Бога смирением, покаянием и исповеданием греховности своей, и привлечь тем на себя первый благоволительный взор Отчий и с ним первый предначинательный луч Истины и Благодати и начаток сродства с Богом.

***

Господь говорит: «Аз приидох в мир, да свидетельствую Истину», — а в другом месте Господь, говоря о Себе, говорит: «Благословен грядый во Имя Господне». Смысл сего таинственного слова — «Грядый во Имя Господне» — будет ясен, если сопоставить его со словом — «свидетельствовать Истину». — Откровение свойств Божиих есть откровение Имени Господня. Свидетельство Истины есть откровение совершенств Господних. В этом и заключалась, как мы видели выше, Деятельность Сына Божия, ради которой Он и сошел в мир. — «Благословен Грядый во Имя Господне». — Ей: «оправдися Премудрость от чад своих всех».

***

«Что есть истина?» — пусть ответит нам на это наперсник Господень Иоанн, что следует понимать под Истиной.

Итак, читаем во втором Послании его: «Старец — избранной госпоже и чадам ее, ихже аз люблю воистину, и не аз точию, но и вси, разумевающие Истину, за Истину, пребывающую в нас, и с нами будет вовеки: да будет с вами благодать, милость и мир от Бога Отца и Господа Иисуса Христа, Сына Отча, во Истине и любви» (II Ин. 1:1–4).

Таинственные слова и не сразу понятные, но если вникнем в них, то заключаем следующее: Апостол свидетельствует о некой христианке, которая дсотойна почитания и любви всех, слышащих о ней и знающих ее христиан, коих Апостол называет — «разумевшие Истину». Ради чего же христиане ее любят? — «За Истину, пребывающую в нас». Любят ради Христа, ибо Христос в них и в ней. Как же Христос в них, и как Христос в ней? — «Во Истине» Своей. — Итак, христиане именуются Апостолом людьми, разумевшими Истину, то есть уразумевшими Глаголы Христовы, которые суть Сам Христос… Сия Истина, то есть Глаголы Христовы, кои суть Энергия Христа, и в коих неотделимо присущ и Сам Христос, есть вечная Энергия Его, которая в христианах не только ныне есть, но будет их достоянием и в будущем веке — «за Истину, пребывающую в нас, и с нами будет во веки». — К этому присовокупляет Апостол и еще одно величайшее свидетельство, что Истина сия есть носительница милости, мира и Благодати. Истина есть носительница всех вышепоименованных даров, подаваемых от Единосущной Троицы в лучах Деятельности Ее. Но кто же сподобляется воспринимать вместе с Глаголами Господними сии дары? — Те, которые воспринимают Истину с любовию к ней, почему Апостол и присовокупляет — во Истине и любви. Ради Христа, говорит этими словами Апостол, Энергией Божества и Душею, и Телом пребывающего в нас, ради Христа, Глаголами Своими пребывающего в нас, да будет нам в причастии Глаголов Истины причастие и Милости Божией, и Мира Божиего, и Благодати Божией, и сие потому, что мы являемся не только слушателями Глаголов Истины, но и возлюбившими Истину и исполнителями Глаголов Господних.

***

Истина, понимаемая в смысле Истины о Боге и Истин религиозно-нравственных, согласно мнению Св. Мученика и философа Иустина, — есть Бог. Но разве всякая истина по существу своему не есть некая идея? Почему же в таком случае идея о Боге и о Божественном есть Бог, а идея истинная о прочем не есть Бог? Почему, напр., дважды два четыре — не есть Бог, тогда как истина: возлюби ближнего твоего, как самого себя, — есть Бог? Мы уже говорили, что это потому, что истинные идеи о Боге и о Божественном суть плоды Божественного Откровения и живые семена добродетелей, то есть суть Энергии словесные Божества. Но нельзя того же сказать и о всяких научных истинах, ибо научные истинные идеи суть лишь произведения Премудрости Божества, но не суть живые носители словесной энергии Божества и не суть, следовательно, словесная Энергия Божества. Но это порождает вопрос: что же такое суть идеи? Может быть предложен следующий вопрос: если Бог всеведущ, то все сущее не было ли Ему известно прежде всех век, и, следовательно, не существовали ли и идеи всего сущего прежде всех век? Непостижима для разума человеческого природа Божества, но, как открыли то Святые Отцы, Бог не нуждается ни в членораздельной речи, ни в многочисленных идеях для Своего мышления и глаголания. Поскольку проста Отчая мысль, постольку просто и Ипостасное Слово, постольку прост и Глагол Сего Слова. Поэтому и Вторая Ипостась Святой Троицы не именуется словами Божиими, но Словом Божиим — простым и единым, в одном акте глаголания и все совершенства Отца, и все соизволения Отца изрекающим. Поэтому для всеведения Божия нет нужды в идеях, и идеи не суть предвечны, ибо без пособия идей мыслит и глаголет Бог. Но когда же появились идеи, и откуда они произошли? Ипостасная Премудрость Божия словесным Действием Премудрости Своей тогда, когда создала все сущее, создала и идею всего сущего. Слово тогда, когда создало мыслящую и глаголющую тварь, создало ради сей твари членораздельный образ мышления, состоящий в созерцании оком ума идей всего сущего. Эти созерцаемые идеи, выраженные условными звуками, создали речь ангельскую и человеческую. Наконец, для того, чтобы открыть словесной твари Истину Божию, Ипостасное Слово употребило те же созданные Им идеи и созданную членораздельную речь. В этих словах и понятиях сокрыв Истину Божественную, Бог таинственно сообщает ее людям и, таинственно в них действуя, открывает людям Непостижимого Бога, и свойства Его, и Волю Его, и Силы Его.

***

Как дышать не мог бы человек, если бы не было воздуха, так и мыслить не мог бы ни Ангел, ни человек, если бы не было идей. Как зреть не могло бы око, если бы не было предметов и лучей, отображающих фигуры их, так и мыслить не мог бы ни Ангел, ни человек, если бы не было сущего и идей, отображающих все сущее. Как из рассматривания человек постепенно все больше и больше познает то, что пред глазами его, так и из рассмотрения идей сущего от начала мира и доселе человек познает все больше и больше все сущее, и эти познания идей использует в разных изобретениях. Как слепота человека не может упразднить существование лучей, кои исходят от всего сущего, хотя для слепого человека эти лучи как будто и не существуют, так и слепота ума человеческого и недальнозоркость ума человеческого не может упразднить существования мысленных лучей в идеях, отображающих все сущее, хотя бы человек и доселе многих из сих идей и не познал и даже не наименовал.

***

Как человек зреть сущее может, лишь воспринимая в око свое зримые лучи, так и мыслить и человек, и Ангел могут, лишь воспринимая в мысленное око свое идеи. Поэтому всякое мысленное сообращение человека как с Богом, так и с диаволом, происходит через посредство идей. Чрез посредство человеческих понятий и слов Господь Бог открыл людям и Имя Свое, и Истину Свою, также и диавол чрез посредство слов своей тайной беседы с человеком и чрез посредство обычных понятий человеческих и идей прививает человеку свой образ мыслей и свои свойства. Как Господь Бог словесной Деятельностию Своей воплощается, так сказать, в идеи и слова человеческие, так и диавол своею демоническою энергией воплощается, так сказать, в глаголы своей проповеди людям. Наконец, есть область идей, мыслей, речей и слов, которая до некоторой степени свободна от особых воздействий как Духа Божиего, так и духа диавола. К числу таких идей относятся и все научные истины, которые не суть исполнены Божественного Откровения.

***

Итак, не мысль человеческая создала мир идей, но стихия идей дает пищу и материал для человеческой мысли. И не человек изобрел речь и членораздельные слова, но существование созерцаемых умом идей вызвало к жизни выражение сих идей членораздельными звуками. А что это так, в том нас удостоверяют глухонемые. Они, хотя и не ведают человеческой речи, однако, и у них мысль течет и действует по тем же законам, как и у обыкновенных людей. Существование тех же идей у самых дальних народов доказывает существование идей независимо от человека. Отрицание существования идей вне мысли человеческой и утверждение, что идеи существуют только в мышлении человеческом, а не вне его, равносильно отрицанию существования лучей, исходящих от всех видимых предметов, и утверждение того, что сии лучи существуют, якобы, только в акте зрения ока человеческого.

***

Да не подумает кто, что мы суемудрствуем и сами от себя изобрели сравнение ума человеческого с оком. Так мыслить дает нам право Сам Господь, Который в Евангелии приравнял ум человека оку его: «Аще убо око твое просто будет, все тело твое светло будет». — «Светильник телу есть око» (Лк. 11:34). Еще Господь Иисус Христос весьма часто именуется в церковных молитвах именем «Солнце Правды», ибо подобно тому, как очертания предметов не бывают видимы глазом, если их не осветит свет солнца, так и в познании Истины Божественные истинные идеи не могут быть видимы умом человеческим, если их человеку не осветит «Солнце Правды» — Иисус Христос — благодатным Светом словесной Деятельности Своей. — «Аз есмь Свет миру».

***

Итак, по сотворении идей и мыслящих созданий, способных познавать Бога, единая Истина, единая предвечная словесная Деятельность Божества, единая несозданная Премудрость Божия — Глагол Ипостасного Слова — воссияла и засверкала бесчисленным числом лучей в бесчисленных созданных идеях и понятиях, открывая в них познание и созерцание для мысленно-словесной твари вечной Истины и Глаголов Слова.

Эти созданные идеи, в коих сияет и открывает Себя несозданная Истина, суть, во-первых, слова Божественного Откровения, в том числе и все Имена Божии, все Божественные Глаголы, все религиозно-нравственные Истины. В этом смысле Святой Симеон Новый Богослов и говорит, что все имена, коими мы именуем Бога, хотя взяты из понятий человеческих, как напр.: отец, сын, дух, — однако отличаются от имен человеческих, ибо суть Свет и суть Бог Непреложный, Непреодолимый, Нетленный и Живый, тогда как те же идеи, если относятся к твари, суть «текучи и пусты». В этом же смысле и Св. Иустин Мученик называет, как мы увидим ниже, Истину религиозно-нравственную Самим Христом, Который в этих религиозно-нравственных истинах искони словесно приобщался человечеству. В этом смысле и мы называем имена Божии Богом, ибо хотя имена Божии образованы словами и идеями тварными, но в них всегда сияют, хотя и не всегда созерцаются нами Лучи словесной Деятельности Божества, которые исполняют сии тварные идеи Духом и Жизнью, Истиной и Благодатию и Благоволением Божества. Итак, хотя и мы признаем, что идеи, кои употребляются человеком для именования Бога, суть произведения деятельности Божества, но сокровенные Лучи Истины, кои неотделимо сияют в Богооткровенных Именах Божиих, суть Сама Деятельность Божества, почему религиозно-нравственные идеи по всей справедливости и именуются именем — «Бог».

***

Вот свидетельства святого Иустина философа о том, что религиозно-нравственные истины в человечестве суть Сам Господь Иисус Христос в Глаголе Своем: «Мы научены, что Христос есть Перворожденный Бога, и мы выше объявили, что Он есть Слово, коем упричастен весь род человеческий. Которые жили согласно со Словом, суть христиане, хотя бы считались за безбожников: таковыми между еллинами — Сократ, Гераклит и им подобные, а варваров — Авраам, Анания, Азария, Мисаил» (Сочинения святого Иустина философа и мученика. Перевод протоиерея Преображенского, Москва, 1892 г., стр. 76). — «Итак, наше учение возвышеннее, очевидно, всякого учения, потому что явившийся нас ради Христос по всему был Слово, то есть и по телу, и по слову, и по душе. И все, что когда-либо сказано и открыто хорошего философами и законодателями, — все это ими сделано соответственно меры нахождения ими и созерцания Слова, а также, как они не знали всех свойств Слова, Которое есть Христос, то часто говорили даже противное самим себе. Но кто из живых до Христа, по Его человечеству, покушался исследовать и опровергать что-либо Словом, те были предаваемы, как нечестивые и дерзкие, суду. Самый твердый из всех них в этом деле — Сократ — был обвинен в тех же преступлениях, как и мы; ибо говорили, что он вводил новые божества и не признавал тех, которых граждане почитали богами» (там же, 115). — «Слово Истины свободно и самовластно: оно не хочет подлежать испытанию посредством доводов, не допускает пред слушателями исследования путем доказательств. Ибо его благородство и достоверность требует, чтобы верили Тому, Кто послал Его. Слово же Истины посылается от Бога; посему и свобода Его не надменна. Возвещаемое свободно, оно справедливо хочет, чтобы не требовали доказательств предлагаемого учения, потому что и нет иных доказательств, помимо самой Истины, Которая есть Бог» (469). — «Истина есть Бог, Отец всего, Который есть совершенный Ум. Сын Его Слово пришел к нам во плоти, показуя Себя и Отца, и дал нам в Себе Самом воскресение из мертвых и после того жизнь вечную. Это Иисус Христос, Спаситель наш и Господь; в Нем-то заключается доказательство и достоверность Его Самого и всего» (470).

Что есть вера

Глава VII.  О вере

Благодатию бо есте спасени чрез веру, и сие не от вас, Божий дар, не от дел, да никтоже похвалится. Еф. 2:8

Вы, противники признания Божественной Силы Имени Господня, действующей в Таинствах и в чудесах, утверждаете, что не силою Имени Господня творились чудеса и не силою Имени Господня освящаются Св. Таинства. Вы говорите о Св. Таинствах, что они освящаются «по вере всей Церкви». Вы утверждаете также, что по субъективной вере чудесно исцеленных совершались чудесныя их исцеления.

Следовательно, вы признаете, с одной стороны, Божественною силою субъективное чувство веры (в чудесах), а с другой стороны, признаете Божественною силою веру всей Церкви (в Таинствах). Но возможно ли с вами согласиться? Мы уже говорили, что под верою мы понимаем некое мысленно-словесное чувство, способное воспринимать ощущение некой идеи. Мы уже говорили, что чувство веры, возбуждаемое в субъекте какой-либо идеей, не чуждо и бессловесных животных. Мы уже установили разницу между чувством веры душевной и духовной, между верой в Истину Божественную и верой во что-либо прочее. Поэтому не будем повторять и остановимся лишь на разборе веры Божественной и на вопросе: может ли вера, понимаемая в смысле субъективнаго чувства, почитаться Божественной Силой? Итак, что же такое есть вера? — На это отвечает нам Апостол Павел: «Есть же вера уповаемых извещение, вещей обличение невидимых» (Евр. 11:1). Итак, как видите, Божественная вера есть обличение  и извещение невидимых и неведомых Истин о Боге. Следовательно, здесь под словом «вера» понимается также и объект веры, то есть некий Глагол Божественного Откровения. Этот объект веры — Глагол Божий — и составляет Божественный элемент и Божественную Силу веры, а не субъективное духовное чувство, коим сей Глагол воспринимается. Поэтому Ап. Павел, точнее выражаясь об объекте веры, когда говорит о ней, то прибавляет слово «слух»: «От дел ли закона Духа приясте, или от слуха веры?» (Гал. 3:2). Под словом слух верыАпостол подразумевает слышание какого-либо Глагола Откровения: «вера от слуха, слух же Глаголом Божиим» (Рим. 10:17). Это значит: Божественная истинная вера в человеке возбуждается слышанием, слышанное же, возбуждающее Божественную веру, есть словесная Деятельность Божества, есть Глагол Божий…

* * *

Итак в каком же смысле вера может оказываться спасительной силой? В каком смысле следует понимать слова Спасителя: «Вера твоя спасет тя»? — На это нам ответ дает Ап. Павел: «Праведный же от веры жив будет» (Рим. 1:17; Гал. 3:12; Евр. 10:38). — «Без веры же невозможноугодитиБогу» (Евр. 11:6). — Итак вот разгадка силы веры: чувством доверия, с которым человек воспринимает обращенные к нему Глаголы Божественного Откровения, благоугождает человек Богу. Благоугодною своею верою Глаголам Божиим привлекает к себе человек Благоволение Отца и причащается человек Благодати и Истине Божества. Итак, вот в каком смысле о силе веры говорится: «От дел ли закона Духа приясте или от слуха веры»? (Гал. 3:2). — «Подаяй убо вам Духа и действуяй Силы в вас, от дел ли закона или от слуха веры?» (Гал. 3:5). — «Сущии от веры благословятся с верным Авраамом» (Гал. 3:10). — «Верою разумеваем совершитися веком Глаголом Божиим» (Евр. 11:3). — «Веровати же подобает приходящему к Богу» (Евр. 11:6). — «Верою множайшую жертву Авель паче Каина принесе Богу» (Евр. 11:4). — «Верою зовом Авраам послуша…» (Евр. 11:8). — «Христос ны искупил есть от клятвы законныя, быв по нас клятва… да во языцех благословение Авраамле будет о Христе Ииcycе, да обетование Духа приимете верою» (Гал. 3:13–14). — «Затвори Писание всех под грехом, да обетование от веры Иисус Христовы дастся верующим» (Гал. 3:22). — Итак, сила веры заключается, главным образом, в благоугодности ее Богу.

* * *

Как слух уха человеческого есть чувство, соответствующее звукам и способное воспринимать и ощущать звуковые волны; как зрение есть чувство, соответствующее зрительным лучам и способное воспринимать и ощущать световые лучи; так и духовная Божественная вера есть чувство, соответствующее Словесной Деятельности Божества и способное воспринимать Глаголы Божественного Откровения и ощущать Истину.

* * *

Но почему же духовное чувство доверия человека к Глаголам Божиим столь угодно Богу, что превосходит собою все прочее, чем благоугождается Бог? Разве исполнение предписанных Самим Богом в Законе действий не есть доказательство веры в Бога?

Разве слова Закона ветхозаветного не есть Глагол Божественного Откровения? В каком же смысле сказано, что Авраам верою угодил Богу? Разве не все в то время веровали в Бога? Разве весь народ израильский не доказал своей веры в Бога, когда послушно вышел за Моисеем из Египта? Чем же отличалась их вера от веры Авраама, что они не угодили Богу, хотя несомненно веровали в Него, а Авраам угодил и назван Отцом верующих? Чем же отличалась вера Израильтян в Бога от веры Авраама? Почему им, хотя они и веровали, но вера их не вменилась им в «правду», то есть в оправдание, а Авраам «верова Богу, и вменися ему в правду» (Гал. 3:6)? — Что касается до Глаголов Божественного Откровения Ветхого Завета, то они были такими же жизнеподательными Глаголами, как и слова Божественного Откровения Нового Завета, но ветхозаветные люди, за малыми исключениями, не в силах были духовно воспринимать верою духовною эти Глаголы, но в состоянии были лишь воспринимать их душевно, понимать их плотски. Этим-то и отличался Авраам от всех своих современников, что, в противоположность им, он был устроения духовного и духовным слухом веры мог воспринимать Глаголы Господни, потому что в нем было живо духовное чувство к Богу, и вот в чем разгадка причины его Богоугодности.

Давид говорит: «Предзрех Господа предо мною выну, яко одесную мене есть да не подвижуся», — подобно ему и Авраам всю жизнь свою проводил, предстоя духовно верою пред Господом, беседуя с Господом в Глаголах Божественного Откровения, открываемых ему и во сне, и наяву, воспринимая сии Глаголы духовною верою и проводя их в жизнь. Эта его духовная вера в Бога открыла ему дверь Богообщения и сделала его прообразом будущих облагодатствованных христиан, и доставила ему название «отца верующих». Эту свою живую духовную веру в Глаголы Божественного Откровения Авраам засвидетельствовал такими подвигами, как, например, переселение в неизвестную ему далекую чуждую землю, скитание по этой земле и бедствование на ней, в то время как на родине он мог бы иметь всякое довольство и всякую безопасность. Свою живую духовную веру в Глаголы Божественного Откровения, кои Господь Бог глаголал Аврааму, Авраам засвидетельствовал таким величайшим подвигом веры, как принесение в жертву своего сына Исаака. Однако не этими делами угодил Авраам Богу, но эти дела явились только показателями его духовного устроения, благодаря которому он легко шел вразрез со всеми жизненными расчетами и легко побеждал плотское мудрование мудрованием духовным. Угодил же Авраам Богу тем, чтовероюоблагодатствованного своего духа внимал присно Глаголам Божественного Откровения.

Потомки же его — народ жестоковыйный — хотя не неверовали в Бога, но не могли пребывать в духовном общении с Богом и в духовном внимании к Глаголам Божественного Откровения, ибо духовный слух веры был в них мертв, и мудрствовали они о Боге плотски, почему и угождать могли Богу лишь проявлениями своей душевной веры в делах, предписанных законом, без живого чувства Богообщения. Обо всем вышесказанном с совершенною ясностью свидетельствует Апостол Павел в Посланиях своих к Римлянам, к Коринфянам, к Галатам и к Евреям. Указывая на cию духовную веру Авраама, как на прообраз веры новозаветных христиан, он говорит: «Якоже Авраам верова Богу, и вменися ему в правду. Разумейте убо, яко сущии отверы, сии суть сынове Авраамли». — «Темже сущии от веры благословятся с верным Авраамом». — «Закон пестун нам бысть во Христа, да от веры оправдимся. Пришедшей же вере то есть когда наступило воскрешение мертвого чувства духовной веры, уже не под пестуном есмы». — «Вси бо вы сынове Божии есте верою во Христа Ииcyca» (Гал. гл. 3. ст. 6, 7, 9, 23–25). — «Тем же убо Закон свят… Закон духовен есть, аз же плотян есмь… Сущии бо по плоти плотская мудрствуют, а иже по духу духовная. Мудрование бо плотское смерть есть, а мудрование духовное живот и мир. Зане мудрование плотское вражда на Бога, закону бо Божию не покоряется, ниже бо может… Сущии же во плоти Богу угодити не могут. Вы же несте во плоти, но в Дусе, понеже бо Дух Божий живет в вас». — «Елицы бо Духом Божиим водятся, сии суть сынове Божии» (Рим. гл. 7, ст. 12, 14 и гл. 8, ст. 5, 9, 14).

Обратите внимание на последние слова, что те, которые водятся Духом Божиим, то есть прислушиваются к тайноводственным Глаголам Духа Божия, сии суть сынове Божии, и сопоставьте их со словами: «сущии от веры благословятся с верным Авраамом», — и со словами: «вси бо сынове Божии есте верою во Христа Ииcyca», — не ясно ли из этого сопоставления следует, что именно понимал Апостол под верою Авраама, а именно, что вера Авраама была духовным общением с Богом в Глаголах Откровения, восприемлемых Авраамом духовною верою. Не ясно ли называет Павел сию веру, как живую и ясную духовную мысль о Боге, — духовным мудрованием, а душевную веру слепых духовными очами Иудеев называет — плотским мудрованием. Итак, вот какою верою благоугождается Бог. Еще обращаю внимание на изъявление Ап. Павла, что плотское мудрование, плотское выражение веры в Бога, чуждое духовного зрения, не только благоугодить Богу не может, но есть вражда на Бога. Не ясно ли еще раз из этих слов, что если Авраам угодил Богу, то именно угодил своим духовным мудрованиeм.

Итак, вот какая вера требуется и от всех христиан. От них требуется духовное мудрование, духовное созерцание Бога, духовное предстояние Богу в памятовании Глаголов Его, в достойном призывании присно Имени Его, ибо только если мы будем удовлетворять сим условиям, если оживим в себе духовный слух веры к слышанию тайных вещаний Господня Откровения, то тогда только окажемся достойными именоваться чадами Авраама. Поэтому Апостол и убеждает нас тщательно проверять свое духовное состояние — свою веру, жива ли она или омертвела: «Себе искушайте, аще есте в вере, себе искушайте: или не знаете себе, яко Иисус Христос в вас есть, разве точно чим неискусни есте?» (II Кор. 13:5). — Познание Иисуса Христа живущего и пребывающего в нас Энергией Своей, и наипаче словесной во Имени и в Глаголах Его, возможно для нас лишь тогда, когда чувство духовной веры, которым восприемлются Глаголы Откровения, деятельно в человеке.

* * *

Итак, в чем же опять-таки сила веры? — В том, что внимающий духовною верою Глаголам Божиим человек благоугоден Богу; Благоволение же Божие сообщает верующему Откровение и Благодать; приобщение же духу человека Энергии Божией в Откровении и в Благодати сродняет человека с Богом.

* * *

Итак, теперь для нас ясно, что именно в вере есть спасительная сила: спасительной силой является не субъективное чувство человека, но спасительно обращение Бога к человеку Деятельностью Своей, спасительно Благоволение Отца, Истина Сына и Благодать Святого Духа. Итак в «вере» Божественной Силой является, во-первых, для человека тот Глагол, который он восприемлет «слухом веры». О Божестве этого Глагола, о котором мы выше немало говорили, с совершенной непреложностью свидетельствует Апостол Павел: «Близ ти Глагол есть тот Глагол, веруя в который христианин оправдывается во устех твоих и в сердце твоем: сиречь Глагол веры, его же проповедуем»… «Той бо Бог всех, богатяяй во всех призывающих Его. Всяк бо иже аще призовет Имя Господне спасется»… «Вера от слуха, слух же Глаголом Божиим» (Рим. 10, ст. 8, 13, 14, 17). О которых же Глаголах говорить Апостол? — О тех самых словах, которые он проповедует, то есть о Имени Господнем и словах Евангелия Его: «Како убо призовут, в Него же не вероваша? Како же уверуют Его же не услышаша? Како же услышать без проповедующаго? Како же проповедят, аще не послани будут? Якоже есть писано: коль красны ноги благовествующих мир, благовествующих благая. Но не вси послушаша благовествования. Исаия бо глаголет: Господи, кто верова слуху нашему»? (Рим. 10:15–16). — Итак, как видите, сила веры кроется, во первых, в силе Божественного Глагола и в вере действует словесная Сила Божества. Но сия словесная Сила Божества тогда только пользует людей, когда она воспринимается с чувством веры и когда сей Глагол, будь то Имя Господне, будь то иной Глагол Божий, «растворяется верою слышащих».

О том, что чудеса деются силою Глагола Господня, Имени Господня, восприемлемого верою слышащих, о сем ясно свидетельствует повествование о исцелении хромого Апостолом Петром и Иоанном (см. Деян. 3). «Рече же Петр… во Имя Иисуса Христа Назореа востани и ходи… И вскочив ста и хождаше… И исполнишася чуда и ужаса о приключшихся ему… Видев же Петр отвещаваше людям…О вере Имене Его сего, егоже видите и знаете, утверди Имя Его: и вера яже Его ради, даде ему всю целость cию пред всеми вами» (Деян. 3:6–16). — Не ясен ли из этих слов весь процесс чуда? Хромой несомненно знал Господа Иисуса Христа во время земной жизни Его, ибо много лет сидел при тех же самых дверях церковных, прося милостыню. Несомненно, что он принадлежал к числу верующих во Иисуса Христа и слыхал о тех чудесах, которые еще при жизни Иисуса Христа творились Апостолами чрез призывание Имени Господа Иисуса; поэтому, когда Петр призвал над хромым Имя Господа Иисуса, то хромой восприял cиe глаголемое над ним Имя с горячим духовным чувством — со «слухом веры». Сей слух веры хромого в обетованный Глагол, сей слух веры в обетованное Имя Иисусово привлекли к хромому Энергию Божества. В сем Глаголе и произволил Отец явить Божественную Силу, о Имени Иисуса. И подействовала Сила Духа Святого о Имени Иисусовом, и соделалось чудо Именем Иисусовым, как о том ясно и свидетельствует Апостол, что силою Имени Господня, восприятого верою хромым, исцелился сей хромой. Итак, в данном случае вера хромого не явилась Божественною Силою, исцелившею хромого, но явилась лишь необходимым субъективным условием со стороны хромого, чтобы подействовала Божественная Сила Имени Иисусова, чтобы подействовал Глагол Божий, чтобы подействовала словесная Деятельность Божества, во Имени Иисусовом сокровенная.

* * *

Таков процесс и большинства содеянных в мире чудесных исцелений. Подобен этому и процесс совершения Таинств. Таинства деются силою словесной Деятельности Божества, силою Глаголов священнодействия и, во-первых, силою призываемого и исповедуемого Имени Господня. Но разница между особенными чудесами и совершениями Таинств та, что при совершении Таинств требуется как субъективное условие наименьшая интенсивность веры совершающих Таинство. В то время как от чудесно исцеленных потребно было большею частью величайшее напряжение веры, от священнослужителей Бог такого напряжения веры, снисходя к немощи человеческой, не требует и являет Свое Благоволение и совершает Таинство, довольствуясь лишь наименьшим доказательством веры, которая свидетельствуется призыванием Имени Господня. — «Веровах, темже возглаголах».

Итак, можно ли согласиться с мнением некоторых, будто Таинства совершаются не по вере совершающего и не по вере приемлющего, но и не в силу произнесения или изображения Имени Божия; а по молитве и вере св. Церкви, от лица коей они совершаются, и в силу данного ей Господом обетования? — По нашему мнению, наоборот, Таинства совершаются именноСилоюпроизносимых священнодейственных слов и Имени Господня, по вере Церкви.

* * *

«Не стыжусь бо благовествованием Христовым: сила бо Божия есть во спасение всякому верующему, Иудеови же прежде и Эллину. Правда бо Божия в нем является от веры в веру, якоже есть писано: праведный же от веры жив будет» (Рим. 1:13). В этих словах заключается великое свидетельство, во-первых, о том, что Глаголы благовествования суть спасительная Сила Божия, то есть Деятельность Божества, ибо, как мы видели, Апостол совершенно определенно говорит, что не стыдится слов благовествования, ибо cиe самое благовествование есть Сила Божия во спасение всякому верующему.

Во-вторых, Апостол свидетельствует о некоем таинственном процессе взаимодействия чувства веры верующих на приток Благодати. И действительно, в этом смысле этот процесс возращения Благодати в человеке, о котором Апостол выражается так: «правда бо Божия в нем является от веры в веру», — этот процесс поступательного возращения веры и Благодати можно уподобить возращению в динамоэлектрической машине магнетической силы динамо-магнита и возращению энергии электрического тока. Действительно, при наличности даже самой слабой магнетической силы в электромагните (а таковая необходимо есть, если и не присущая самому железу машины, то все-таки возбуждаемая нахождением машины в магнитном поле земли), в проволоке, которая приводится во вращение вокруг сего магнита, возбуждается электрический ток, сначала самый слабый. Сей слабейший ток увеличивает собою силу электромагнита, и увеличенная сила электромагнита увеличивает напряжение возбуждаемого тока, затрудняя в то же время вращение колеса, и так до бесконечности, причем пределом силы тока является предельная сила, с которой возможно вращать колесо. Не подобие ли этому происходить и в сердце человека, когда он начинает работать Господеви сначала с зерном горушным веры? Если в человеке есть хотя малейшее чувство духовной веры, то если он этим своим слабым духовным оком воспримет луч какой-либо Божественной Истины Божественного Откровения, своим духовным слухом какой-либо обращенный к нему Глагол, то сей «слух веры» привлечет на этого человека Благоволение Отца, и сей благоволительный взор Отчий оживит духовные силы уверовавшего, отверзет несколько его духовное зрение веры и сделает способным к восприятию еще больших Откровений. Восприятие Глаголов Божиих в деятельность человека верою сим Глаголам и исполнением их привлечет к человеку еще большую степень Благоволения Отчего и еще большую Благодать, которая еще больше возрастит духовные силы человека и, с другой стороны, потребует от него еще большего подвига веры. Итак, может возрастать до бесконечности духовное совершенство человека — от веры в веру, причем предел возрастанию полагает сам человек мерою, прилагаемой собственной энергии к Богоугождению. Поэтому и сказано у Апостола, что «Бог разделил есть меру веры» (Рим. 12:3).

* * *

Апостол Павел в одном месте говорит, что «Бог разделил меру веры». Еще говорит: «Имуще же дарования по Благодати, данней нам различно: аще пророчество, по мере веры» (Рим. 12:6). А в другом месте говорить: «Коемуждо же дается явление Духа на пользу» (I Кор. 12:7). — Очевидно, что под «мерой веры» и степенью «явления Духа» — подразумевается одно и то же понятие, ибо, по мере субъективных условий веры человека, человек сподобляется степени причастия Божества в Божественной Благодати и в Откровении Истины.

* * *

О том, что вера в человеке есть восприемник Божественной Благодати и посредствующее звено соединения человека с Богом чрез восприятие Глаголов Божественного Откровения, ясно свидетельствует Апостол следующими словами. Говоря о причине отпадения иудеев, он уподобляет их отломившейся от ствола масличной ветке и говорит: «неверием отломишася», — затем, указывая язычникам на воссоединение их с Богом, говорит: «ты же верою стоиши» (Рим. 11:20). И в другом месте говорит: «Благодатию бо есте спасени чрез веру, и сие не от вас: Божий дар; не от дел — да никтоже похвалится» (Еф. 2:8–9).

* * *

Итак, вера есть мысль, воспринимающая какой-либо луч Божественного Откровения. Вера есть восприемник Истины. Разумение и ощущение сего луча Истины и составляет истиннуюверу в Бога. Воспринятие верою какого-либо Луча Истины есть приобщение Истине и вселение в себя Истины Ииcyca Христа со Отцем и Святым Духом. И сие общение с Богом зависит от меры веры, от меры субъективной способности человека верою воспринимать Божественную Истину. Оживотворение же духовного слуха веры и духовного ока созерцания есть дар Божий, и по мере Богоугождения человека Богу Бог все более и более ущедряет человека этим даром просветления духовного зрения и даров разумения Истины. Сей приток Истины к все более и более просветляющемуся сердцу, проявляясь в более и более совершенном исполнении дел веры, до бесконечности возращает духовные силы человека. В этом смысле Господь и говорит Апостолам, что если бы они имели веру, как зерно горчичное, то рекли бы горе, дабы вверглась в море, и гора послушалась бы слова их. И действительно, как в динамоэлектрической машине от малого присутствия магнетической силы при приложении силы вращения возрастает сила электрическая до бесконечности, так и в деле духовного совершенства, при наличности «зерна горушнаго» — веры к Глаголам Божиим — и при приложении энергии человеческой к исполнению этих Глаголов на деле во всем том, что они требуют от человека, в человеке возрастает Благодать Божия.

Благодать возращает степень веры, и с возращением веры возрастает степень озарения Истиною, — и так до бесконечности. Но как в динамо-машине cиe возрастание ограничено степенью прочности самой машины и тою силою, которую возможно приложить при вращении, так и в человеке степень его предельного совершенства ограничена его существом, его способностью к подвигу. Чем сильнее ток, тем труднее вращение; так и в духовной жизни: чем больше духовное совершенство, тем больший потребен подвиг, чтобы удержать в себе ту же степень облагодатствования Богом, а тем больший потребен подвиг, чтобы взойти на высшую степень облагодатствования. Чем большая даруется человеку вера, тем совершеннейшее требуется от человека служение Богу, тем больший труд делания заповедей, тем больший труд напряжения мысли, дабы удержать ее от уклонения от созерцания Божественных Истин, тем большее напряжение сердца, дабы оно не уклонялось от любви Божией к земному и плотскому. Каждая динамо-машина в отвлеченности могла бы достигнуть беспредельного возрастания силы, но на самом деле каждая машина, в зависимости от устроения своего, в состоянии вынести ограниченную силу вращения и ограниченный ток; так и в деле веры: каждый мог бы, начав с зерна горчичного веры, достичь того, чтобы передвигать словом своим горы, но не каждому под силу такое напряжение веры и соответственный для такой степени облагодатствования подвиг.

* * *

Каждый христианин, постепенно возрастая в вере и богатея в Бога Благодатию и Истиной, мог бы достигать такого единения с Богом во един дух, что уста его делались бы устами Божиими, и слово, исходящее из уст его, получало бы силу слова, исходящего из уст Божиих, и горы покорно передвигались бы по глаголу его, но не всякий в силах явить то напряжение духа, души и тела, которое необходимо должно сопутствовать такому напряжению в вере. Вспомним столпников, достигших крайнего облагодатствования и беспрерывного общения с Богом, и вспомним, какой труд они употребляли, чтобы не лишиться полученных ими благодатных даров, не умалить в себе степени облагодатствования. Высказанные мысли находят себе подтверждение и в словах Св. Симеона Нового Богослова, между прочим и в следующих словах:

«Впрочем, тот, кто сподобился мало некако узреть Бога тем способом, о коем мы сказали прежде, не имеет нужды в научении от другого, потому что имеет всего Бога, Который обитает, движется, и глаголет внутрь его и научает его неизреченным Своим Тайнам, по святейшему слову Самого Бога. Который говорит: “Тайна Моя Mне и Моим”. Да иного способа к тому, чтобы Бог открылся в ком-либо, не может быть, кроме точного исполнения заповедей Его, если, то есть, кто не будет нерадеть о них и презирать их ни в каком совершенно деле, но будет хранить их, соблюдать и исполнять со всем усердием и ревностию. И те, которые будут жительствовать таким образом, недалеко будут от Царствия Божия, но по мере ревности и усердия, какие покажут в исполнении заповедей, восприимут мзду созерцания Бога, большую или меньшую, скорейшую или медленнейшую, соответственно подъемлемым подвигам, и соделаются сынами Богу и богами по благодати во Христе Ииcyce Господе нашем» (конец 61-го Слова).

* * *

Итак, если для достижения духовного совершенства достаточно положить начало к следованию путем усовершенствования, имея хотя малое зерно духовной веры, то почему же не все спасаются? В том-то и дело, что при многом и бесчисленном множестве беззаконий человеческих, отвращающих Благоволение Божие от человека и навлекающих на человека гнев Божий, весьма мало в ком остается и cиe горчичное зерно веры, чтобы воспринять какой-либо призыв к покаянию, ибо и сие горчичное зерно веры имеет человек не от себя, но имеет как дар Благодати Божий, как знамение Благоволения к человеку Бога. Но где же начало сего Благоволения? Мы знаем, например, тягчайших грешников, которые, как оказалось при кончине их, имели в себе сей дар веры и тем пред самою кончиною достигли своего спасения и успели верою своею заслужить великое Благоволение Божие. Мы знаем, наоборот, что мнимые праведники, всю жизнь тщательно соблюдавшие предписания закона, оказывались лишенными сего зерна горчичного веры, отвергали Христа и Глаголы пророческие о Нем и погибали. Мы знаем и ныне тяжких грешников, оканчивающих жизнь самыми благочестивыми людьми и наоборот…

Тайна Промысла Божия непостижима человеку. Но нам известно, например, что Бог обетовал благодетельствовать человеку за добродетели его родителей до тысячи родов; знаем и обещание карать детей за грехи родителей до трех родов. Знаем силу материнских молитв за детей; знаем силу предстательства Святых и Матери Божией за людей. Бывает, что какой-нибудь тяжкий грешник оказывает какую-либо милость ближнему, и эта милость привлекает на него особое Благоволение Божие, которое, во-первых, выражается в оживотворении его сердца зерном веры. Знаем и наоборот, что грехи тех, кои познали истину, строже караются, нежели грехи не познававших истины, и отъемлется от них чувство веры.[1] Поэтому, например, когда некое таинственное Благоволение почивает на каком-нибудь грешнике, то Промысел Божий во время благоприятное ставит этого грешника в положение, способствующее его к восприятию призыва к покаянию и какого-либо луча Истины, призывая к воспоминанию о Боге и к покаянию: «Без Мене не можете творити ничесоже». — «Се стою при дверех и толку». — Вот этот луч Истины, если грешник не отвергнет его, но воспримет его своим зерном веры, привлечет к нему еще большее Благоволение, о коем сказано, что Ангелы на небесах радуются о всяком кающемся грешнике. И таким путем начинается от этого зерна горушного возрастать древо спасения и начинается перерождение человека…

* * *

О теснейшей зависимости нашего спасения от веры во Имя Господне с совершенною определенностью свидетельствует Апостол Павел в своем послании к Римлянам: «Им же прияхом Благодать и апостольствов послушаниe веры во всех языцех о Имени Его» (Pим. 1:5). О том, что эти слова —послушание веры— относятся именно до веры во Имя Иисус Христово, которое необходимо для нашего спасения, свидетельствует св. Иоанн Златоуст: «Не сказал Ап. Павел — для исследования и доказательства, но в послушание… И Апостолы были посланы для того, чтобы передать то, что слышали, ничего не прибавляя от себя, чтобы и мы, наконец, уверовали. Чему же уверовали? — О Имени Его. Мы не должны исследовать сущности Его, но веровать во Имя Его, так как Оно творило и чудеса. — Во Имя Иисуса Христа, говорит Петр, — возстани и ходи» (Т. 9, 492). О этой же ближайшей зависимости спасения и усыновления Богу от веры во Имя Господне свидетельствует и Евангелие от Иоанна: «Елицы прияша Его, даде им область чадом Божиим быти верующим во Имя Его» (Ин. 1:12). О этом же самом свидетельствует и Ап. Петр в первом послании своем, начиная его так: «Петр Апостол Иисус Христов, избранным пришельцам… по прозрению Бога Отца, во Святыни Духа в послушание и кропление Крове Иисус Христовы» (IПетр. 2). Эти слова в высшей степени знаменательны и требуют особого разбора. Петр говорить ко христианам, к коим обращается, что они суть —избранные пришельцы ко Христу, избранные наследники Обетования, то естьизбранныерода человеческого люди, сделавшиеся сынами Божиими по Благодати, избранные причастники Божественной Энергии. Но что же именно соделало каждого из сих избранников причастниками Божества? — О сем Петр говорит дальше и свидетельствует нам о тройственной Энергии Божества следующими словами: «по прозрению Бога Отца, во Святыни Духа, в послушание и кропление Крове Иисус Христовы». Как видите, первая причина облагодатствования избранников есть прозрение Отца, то есть некое особое Благоволение Отца, предвиденное Отцом ранее и открывшееся ныне. Затем, в силу сего Благоволения, избрание избранников осуществилось Святынею Святого Духа, то есть причастием Деятельности Святого Духа, именуемой — «Святыней». И сие радипослушанияили, как Павел говорит, ради слуха веры во Имя Иисус Христово и в Глаголы Его и ради искупительного окропления Кровию Иисус Христовою… О том, что так именно понимал это слово — послушание — Ап. Петр, видно и из последующих его слов, в коих он убеждает веровать глаголам его и говорит: «Силою Божиею соблюдаеми есте чрез веру» (I Петр. 1:5)… «Да вера ваша и упование будет на Бога. Души ваша очистивше в послушание Истины Духом… Порождени не от семене нетленна, но неистленна, Словом понимай не Ипостась Слова, а Глаголы Его Живаго Бога и пребывающаго во веки» (IПетр. 1:22–23). — «Глагол же Господень пребывает во веки, се же есть Глагол благовествованный в вас» (IПетр. 1:25).

* * *

Об этой же теснейшей зависимости обретения Благодати Духа Святого верою во Имя Господне свидетельствует и Сам Господь, заповедав в день расставания с Апостолами всего просить «во Имя» Его. В этом заключается тайна молитвы, дабы не отделять во время молитвы призываемого Имени Господня от Самого Господа. И действительно, от христианина требуется вера во Христа; но в чем же прежде всего должна выражаться эта вера во Христа? — в вере во Имя и в Глаголы Христа, как в Самого Иисуса Христа. Эту тайну и раскрывает Ап. Павел. Он всех призывал к живой духовной вере во Христа и объяснял, что в том и заключается различие новозаветной Церкви от ветхозаветной, что новозаветным людям дан ключ к живому Богообщению с Самим Христом чрез веру. Новозаветные люди верою вселять могут в себя Самого Христа, приобщаться Духу Христову, усыновляться Богу: «Елицы бо Духом Божиим водятся cии суть сынове Божии» (Рим. 8:14). — «Языцы, не гонящии правду, постигоша правду, правду же яже от веры» (Рим. 9:30). — «Кончина бо закона Христос в правду всякому верующему» (Рим. 10:4). Но где же обретать Христа, восшедшего от нас на небо? Как вселять в себя Христа невидимого и невместимого всем миром? Где обрести тот ближайший объект веры, в котором возможно было соприкоснуться и с Самим Христом и в нем верою соединиться с Ним Самим? — В ответе на эти вопросы, как достигать оправдания от веры, Ап. Павел отвечает: «А яже от веры правда сице глаголет: да не речеши в сердце твоем: кто взыдет на небо, сиречь Христа свести. Или кто снидет в бездну, сиречь Христа от мертвых возвести.

Но что глаголет Писание: близ ти Глагол есть во устех твоих и в сердце твоем, сиречь Глагол веры, его же проповедуем: яко аще исповеси усты твоими Господа Иисуса и веруеши в сердце твоем, яко Бог Того воздвиже от мертвых, спасешися. Сердцем бо веруется в правду, усты же исповедуется во спасение» (Рим. 10:6–10). Действительно, маловерное сердце склонно тайно говорить себе так: кто низведет ко мне с неба Христа, не ощущаю я близости Его, и кто вознесет к Нему на небо мои молитвы? Или и еще хуже того, сомневаться может человек, говоря: и как может помочь мне Умерший и Распятый? Но Дух Святой устами ветхозаветных пророков говорит, чтов Глаголе Своем обретается Сам Бог, в том самом Глаголе, который ты можешь произносить и устами твоими и веровать в сей Глагол сердцем твоим. Но может быть, это говорит Дух Святой о каком-либо особенном Глаголе Божием, неведомом для нас? — Нет, по свидетельству Ап. Павла, этот самый Глагол, в котором мы имеем Бога и веруя в который можем вселять в себя Самого Христа есть тот самый Глагол, который проповедуется Апостолами. Сопоставьте с этим свидетельством тождественное свидетельство Ап. Петра, который говорит, что христиане порождены от семени неистленна, и что cиe нетленноесемя, порождающее сынов Божиих верою, есть «Глагол, благовествованный в вас». — Какой же именно сей Божеский Глагол, в котором мы должны верою искать и находить Самого Бога? — Во-первых, Имя Господа Иисуса: «Аще исповеси усты твоими Господа Иисуса… Всяк бо иже аще призовет Имя Господне спасется» (Рим. 10:13). Во-вторых, сей же Глагол Божеский, в котором верою подобает созерцать Самого Господа, есть и слово проповеди Апостольской. Сопоставьте с этими словами Апостолов Петра и Павла свидетельство Ап. Иакова, который тоже говорит, что Бог «породи нас словом Истины» (Иак. 1, 18).

* * *

Эта открытая Апостолом Павлом тайна имеет особое значение для успешности молитвы. Уверовав, что Господь не только близок тебе, но Сам пребывает в призываемом устами твоими и сердцем твоим Имени Своем, ты всегда будешь иметь могущественнейшее средство для соединения с Господом верою: призови Имя Господне, и спасешися; призови Господа устами твоими и сердцем твоим и знай, что Сам Господь и есть в самом сердце твоем. С такою несомненною верою попроси чего хочешь, призвав Имя Его, и все получишь. Так и веровали угодники Божии, так и на наших глазах приснопамятный праведник о. Иоанн Кронштадтский Именем Иисуса Христа изгонял бесов из бесноватых: «Именем Иисуса Христа изыди», — говорил он бесам, обладавшим бесноватыми, — и бесы исходили. «Во Имя Иисуса Христа, — повелевал он, — изыди», — и бесы повиновались.

Но дабы кто не подумал, что для успеха молитвы достаточно лишь одного устного призывания Имени Господня, Ап. Павел говорит, что требуется не только исповедание уст, но и сердечной веры. От христианина требуется не только проявление веры деятельностью телесной и душевной в устном призывании Имени Господня, но требуется и деятельность духовная: «Яко аще исповеси усты твоими Господа Иисуса и веруеши в сердце твоем, яко Бог Того воздвиже из мертвых, спасешися: сердцем бо веруется в правду, усты же исповедуется во спасение». — Призывание Имени Господня гласно или безгласно есть действие душевной деятельности человеческой; верование же сердцем при именовании устами Имени в то, что Господь совершил наше искупление, пострадал и воскрес, и ищет спасения нашего, это есть действие деятельности духовной, есть некий акт созерцания Истины верою. Восприятие духом веры сего луча Истины есть приобщение словесной Деятельности Божества. — «Сердцем бо веруется в правду». Что такое означает слово «правда»? Правда есть и оправдание, правда значит и Истина. Господь Иисус Христос есть и оправдание наше, и Истина Божия.

***

О том, что Истина, воспринятая духовною верою, приобщает человека Духу Божиему, свидетельствует Ап. Павел и в послании к Ефесеям: «Вы, слышавше слово Истины, благовествование спасения нашего, в нем жеи веровавше знаменастеся Духом обетования Святым» (Еф. 1:13). Итак, видите, Истина, в Глаголе благовествовани яи по днесь сущая, приобщает верующему Духа Святого. В этой же главе рядом с этим свидетельством Ап. Павел говорит, что cиe приобщение бывает не без Благоволения Отца, но по Благоволению или, иначе называя, «по прозрению» Отца: «Юже т. е. Благодать преумножил есть в нас… сказав нам тайну воли Своея, по Благоволению Своему… В нем же и наследницы сотворихомся, прежде наречени бывше по прозрению Божию, вся действующего по совету воли Своея… Да даст вам Господь Духа Премудрости и Откровения, в познание Его, просвещена очеса сердца вашего, яко уведети вам, кое преспеющее величество Силы Его в нас, верующих по Действу Державы Крепости Его» (Еф. 1:8–19). Итак, как видите, с совершенного ясностью говорит Апостол, что чувство духовной веры есть произведение в нас Деятельности Божества — «верующих по Действу Державы Крепости Его», есть дар Про зрения, Совета, Благоволения Божьего, а объект веры — Истина — есть Сама Деятельность Божества — Сам Бог.

***

Но если Истина Евангельская есть Бог, если восприятие сих глаголов есть общение с Самим Иисусом Христом и со всею Св. Троицею, то почему же не спасительным оказывается учение всяких сектантов, баптистов и им подобных, которые говорят, что тоже признают и весьма чтут Св. Евангелие и, следовательно, в евангельских словах, как будто, могут состоять в живом общении со Христом? В том-то и дело, что для живого общения со Христом в Глаголах Его, которые суть «Свет», необходим еще и другой дар Христов — «Разум». Необходим не только «Глагол веры», но также и «слух веры», то есть откровенный мысленный луч веры в Евангельский Глагол.

Как приобщение Св. Таин Тела и Крови Христовых бывает спасительным только тогда, когда достойно восприемлется, так и обращение с Глаголами Божиими бывает спасительным, если эти Глаголы право понимаются и истинным сердечнымчувством ощущаются.

Как недостойное приобщение Тела и Крови Христовых не только не вселяет в дух наш Дух Божества, но, наоборот, отнимает Духа Святого от нас и Лице, т. е. Благоволение Отчее отвращает от нас, и открывает доступ сатане в душу осуждаемого Богом недостойного причастника, как то было с Иудой на Тайной Вечере, так и обращение с Глаголом Божиим бывает или во спасение, или во осуждение. Только тогда Глаголы Божии приобщают нас Истине, когда восприемлются «слухом веры», и вот этого-то «слуха веры», который подается «Глаголом Божиим», т. е. откровенным пониманием проповедуемого евангельского учения, вот этого-то слуха веры у сектантов нет и быть не может. Этот слух веры есть облагодатствование наших умственно-сердечных духовных сил, есть оживотворение наших духовных чувств и подается человеку, во-первых, при Крещении «Глаголом Божиим» во Имя Господне, когда о Имени Господнем в бане Крещения перерождается человек. Затем поддерживается, восстановляется, обновляется и возрастает в Таинствах Церковных, в жизни Церковной, в живом общении с Главою Церкви Иисусом Христом. — «Трие суть свидетельствующие на земли: Дух и Вода и Кровь». — «Без Мене не можете творити ничесоже». — «Аз Лоза, вы же рождие». Но сектанты Таинства отметают, таинственные способы облагодатствования их душ, преподанные нам Иисусом Христом в Таинствах, отвергли. Истинное понимание Глаголов Божиих, преданное Св. Отцами, отметают, от Тела Церковного отпали, — итак, откуда же им взять и почерпнуть ту Благодать, которая необходима для правого разумения Писаний?

Слова евангельские для действенного восприятия их, которое бы вселяло в нас Самого Христа и приобщало нас Благодати Божией, требуют, во-первых, правильного понимания, которое дается только при озарении души слушающего мысленными лучами Солнца Правды Христа; во-вторых, требуют всесердечной любви к сим Глаголам и упования. Но в тех, кто чужд Церкви и чужд Благодати Божией, эти же самые слова освещаются превратными лучами лжесвета диавольского, почему и понимаются таковыми противоположно Истине.

Истина есть Бог, но приобщается лишь тем, кто «от Истины».

* * *

Итак, из всего сказанного ясно вытекает, что христианину для спасения своего необходимо веровать в Господа и обретать Его верою в Глаголах и во Имени Его, причем выражать эту веру, с одной стороны, проводя в жизнь все уразумеваемые в Глаголах Господних религиозно-нравственные Истины, а с другой стороны, и благоговея пред Глаголами Господними и пред Именем Господним, как пред Самим Богом. Вот последнего-то, по-видимому, у гордых сынов века сего еще более не хватает, чем первого. Знаем мы многих, которые, например, читают Св. Евангелие, развалившись на постели… Знаем мы других, которые критикуют книги Евангельские и так же свысока относятся к Глаголам Господним, как свысока относятся к обычному печатному слову человеческому. Не в том ли была и главная ошибка Толстого, что он не возымел должного благоговения к Глаголам Благовествования и, не возблагоговев пред Глаголами Иисуса Христа, оторвался и от Самого Иисуса Христа — «неверием отломился»? Но в том ли опасность и для нынешних имяборцев, что, потеряв должное благоговение к Имени Господа Иисуса Христа, как к Самому Живому Господу, они «неверием отломятся» и от Самого Иисуса Христа? Поэтому Апостолы единогласно учили благоговеть пред проповедуемым ими Глаголом как пред устами Самого Господа, учили также благоговеть и веровать и во Имя Господне. Одно из таких ясных свидетельств мы находим, например, у Ап. Иакова: «Восхотев бо породи нас Словом Истины понимай не Словом Ипостасным, но Глаголом Слова… Темже, братия моя возлюбленная, да будет всяк человек скор услышати и косен глаголати… В кротости т. е. с благоговением приимите всажденное Слово, могущее спасти души ваша. Бывайте же творцы Слова, а не точию слышатели, прельщающе себе самих» (Иак. 1:18–23).

Ярким примером того, как праведники благоговели пред Боговдохновенным Глаголом, даже пред тем, который они сами изрекали, может служить обманно полученное Иаковом благословение Исаака. Отец Исаак хотел благословить Исава, Иаков обманул Исаака, и Исаак те слова благословения, которые предназначал для Исава изрек на Иакова. Что же мешало Исааку счесть эти слова благословения недействительными, когда обнаружился обман? Почему, горько заплакав, Исаак сказал: «Пришед брат твой с лестию, взя благословение твое… Благослових его, и благословен будет»? Почему на моления любимого сына Исава Исаак, не будучи в силах возвратить благословение свое на Исава, сказал: «Господина его сотворих тебе» и пр.? Очевидно, потому что верил в действенность глагола своего изреченного «о Бозе», потому что веровал, что слова эти он по вдохновению Божьему сказал, ибо он умел различать, когда говорил слова Духом Божиим или сам от себя. Поэтому, веруя в силу Глаголов Господних, он и не в силах был отменить их, но веровал, что так, как он сказал, так и будет. Такое благоговение и такую веру в Глаголы Господни мы видим и у праведников новозаветной Церкви. Прочтем повествование о благодатном Зачатии Бога Слова Пресвятою Девою и обратим внимание на то, с каким благоговением приняла Она Глагол благовествования архангельского: Архангел Гавриил, возвестив Марии Глагол Господень о зачатии Ею Сына Божьего, в удостоверение сказал, что то, что он возвещает Ей, есть Глагол Божий: «не изнеможет у Бога всяк Глагол» (Лк. 1:30). Как же приняла сей Глагол Пресвятая Дева? — С великим благоговением и верою, как истинный Глагол Божий: «Буди Мне по Глаголу твоему».

Читаем дальше в том же благовествовании от Луки о том, как в ночь Рождества Христова Ангел возвестил cию весть пастырям, и видим, с каким благоговением приняли пастыри сии слова небесного Вестника, как воистину Глагол Божий: «Прейдем до Вифлеема и видим Глагол сей бывший, егоже Господь сказа нам»… «Видевше же Мать и Богомладенца сказаша о Глаголе, глаголанном им о Отрочати сем… Мариам же соблюда вся Глаголы сия, слагающи в сердце Своем» (Лк. 2:19).

И еще читаем в Евангелии, что величайшая из всех праведных в мире отличалась величайшим благоговением к Глаголам Божиим, которые, как в некую сокровищницу, «слагала в сердце Своем»: «Мати Его соблюдаша вся Глаголы сия в сердце Своем» (Лк. 2:51).

Эту добродетель Матери Своей удостоверяет и Сам Господь, когда на восклицание некой женщины, сказавшей о Матери Его: «Блаженно чрево, носившее Тя и сосца, яже ecи ссал», — возразил: «Темже убо блажени слышащии Слово Божие и хранящии е» (Лк. 11:28). О благоговении Матери Божией пред Именем Сына Ее свидетельствуют Ее собственные слова, когда на пророческое радостное поздравление Елизаветы, Она воскликнула: «Величит душа Моя Господа… и Свято Имя Его».

Отбросим же и мы всякий маловерствующий помысел, не будем говорить в себе, как может быть Имя Господне Самим Господом, как может быть слово Господне Самим Богом, но будем веровать, что между произносимым нами Именем Господним и Им Самим не существует абсолютно никакого даже самомалейшего промежутка: Вездесущий Бог не может отстоять на каком-либо даже самомалейшем расстоянии ни от Имени Своего, ни от сказанного Им когда-либо Глагола, нами читаемого или повторяемого. Будем же так веровать, дабы не потерять и ту малую духовную чувствительность веры, которая еще осталась в нас, сынах оскудевшего верою человечества. «Егда убо прииду, обрящу ли си веру на земли»? И не будем стыдится исповедывать, что Имя Божие и Имя Господа нашего Иисуса Христа есть Сам Бог, в смысле присутствия Самого Бога в призываемом Имени, в смысле Истины Богооткровенной, которая есть Энергия Божества. Ей, тако аминь.

* * *

О, безумные глаголы имяборцев, которые осмеливаются говорить, будто Евангельские Глаголы не суть Глаголы Божии и не суть словесная Деятельность Божества, ибо Бог никаких человеческих слов не произносил и не влагал слов Своих в уста пророков, а только открывал им способность для пророчества и для проповеди, слова же пророчеств и проповеди суть произведения человеческой деятельности самих пророков и Апостолов. Каким западным фарраровским духом веет от этих слов! Не говоря о том, что такому утверждению явно противоречат бесчисленные свидетельства Апостолов и Пророков, кои и приведены в книге сей, но мы разве не знаем из Библии, что Господь повелевал возвещать слова даже непонятные для людей. Вспомним таинственные слова: Мани, Фекел, Фарес, написанный чудесною рукою на стене дворца Валтасара. Произведения чьей деятельности были это слова? — Никакой пророк устами своими не изрек их, а только Даниил Духом Божиим объяснил их значение. И не Ангел измыслил эти слова, но Бог вложил их в сознание Ангелу. Вспомним пророческие слова, как например, о разделении риз Господних н другие пророческие слова, которых сами пророки не понимали. Кто влагал им во уста эти слова? — Не ясное ли дело, что Дух Божий, и эти слова были собственными живыми и действенными Глаголами Божиими. И таковыми суть все Евангельские Глаголы, благовествуемые посреди нас вопреки невеpию имяборцев, поэтому и всякое Имя Божие есть и в этом смысле — словесная Энергия Божества и Сам Бог.

Если же не признать, что эти Глаголы Божии суть Деятельность Его, но признать их тварью, тогда и слова, сказанные на Фаворе, суть чудесно образованные в воздушной стихии и не суть Энергия Божия, но тогда и Свет, виденный Апостолами наФаворе, настолько же не есть Энергия Божия, насколько не есть Энергия Божия и слышанное Апостолами слово Отца. Тогда, следовательно, и о Свете фаворском надо сказать, что он не был Самой Деятельностью Божества, но был чудесно образован Богом для зрения Апостолов и был тварь. Это именно и говорил Варлаам и был за это проклят. Таким образом, как видим, имяборцы снова обнаружили явственнейшим образом свою теснейшую связь с ересью Варлаама.

Взаимодействие деятельности человеческой и Деятельности Божией в лицах Спасителя и Иоанна Крестителя

Образом в лицах взаимодействия деятельности человеческой и Деятельности Божией в деле спасения являются Господь Иисус Христос и Иоанн Креститель. Иоанн совершеннейшим образом явил деятельностью своей то, что подобает от падшего человека в отношении к Богу, а Иисус явил Собою и в Себе ответ Бога на cию деятельность человека: «Истина от земли возсия и правда с небесе приниче». Иоанн деятельностью своею явил совершенный образ сокрушенной сердцем души, сознающей тяготеющее на каждом человеке и на всем человечестве бремя греховности, и согласно сему сознанию явил подобающую деятельность: пост совершеннейший, уединение в пустыни от младенческого возраста, лишение себя всякого плотского наслаждения, отсечение всех страстей. Будучи совершеннейшим образцом кающегося человека, Иоанн явился примером покаяния и всем людям, получив от Бога повеление призывать к покаянию все современное ему человечество. Поэтому он, выйдя на проповедь, каждого призывал явить в себе подобную же деятельность покаяния, и во-первых убеждал каждого сознать грехи свои, покаяться в них и выразить это раскаяние исповеданием их во Иордане, восприяв крещение из рук Иоанновых — «в покаяние». Наконец, убеждал покаявшихся и крестившихся направить деятельность свою в противоположную прежней греховной жизни сторону и творить противоположные прежним грехам добродетели, сообразные общественному положению каждого и посильные ему.

Немедленным же ответом на сию покаянную деятельность Иоанна Крестителя и последовавших ему людей явилась Благодать и Истина в Лице Ииcyca Христа и Глаголов Его…

* * *

Иоанн Креститель проповедовал: «Уготовайте путь Господень, правы творите стези Его» (Mф. 3:3). О уготовании каких же стезей и путей проповедовал Иоанн? — О уготовании стезей и путей к прихождению в сердце каждого Духа: Благоволения, Благодати и Откровения Божия, которого приобщить людям сошел на землю Господь. Итак, иными словами, Предтеча вопиял в пустыни, то есть среди людей пустых Благодатию Святого Духа, следующее: Возвещаю вам всем, что Сам, Сам Господь хочет приити и вселиться в сердце каждого! Дайте же возможность Ему проникнуть в сердца ваши! В Глаголах Своих входить будет в уши ваши и в сердца ваши Сам Господь, исправьте же Ему пути в сердцах Ваших и стези в душах ваших, дабы Царствующий Глагол взошел и воцарился в вас. Но пути и стези вашего сердечного слуха завалены, загромождены горами греховными, искривлены всякими греховными навыками, — покайтесь же, дабы расправить и разровнять их! Искривилась в вас деятельность вашей воли, ума и чувства, ибо вместо того, чтобы всей деятельностью своею обращаться к Богу, вы обращаетe ее к греху и к дьяволу, вместо того, чтобы стремиться к восприятию в себя Духа Божества, ваша деятельность направлена к тому, чтобы воспринимать дух дьявола. Но если не отвратите деятельности своей от путей дьявольских, то не может войти в сердца ваши Господь; если не откроете Господу путей для вселения Его Деятельностию Своей в вас, не откроете «путей» деятельности вашей воли, ума и чувств, то не будет стезей для того, чтобы вошел к вам Господь. Исправьте же ваши искривившиеся сердечные пути: волю, ум и чувства. Как исправить? — Покайтесь в искривлении своем! Уготовьтесь же вашей доброй волей восприять Волю Господню, покаявшись в том, что всю жизнь вы творили волю дьявола! Уготовьтесь ум ваш согласовать с Словом Божиим и в памяти вашей утвердить Глаголы Его, пожалев о том, что всю жизнь вы носили в уме вашем глаголы всяких похотений, — и восприимите Глагол Господня Откровения! Уготовьтесь всеми силами вашими и всеми чувствами вашими восчувствовать проповедуемый Глагол, воспринять Откровение и восприимете Благодать Святого Духа! Начните ваше исправление стезей Божиих с исповедания грехов, и это свидетельство вашего благого изволения достаточно будет, чтобы привлечь на вас Благоволение Отца Небесного, которое поможет вам осуществить дело спасения вашего. Так вопиял в пустыни «Иудейстей» Предтеча, возвещая пришествие Благодати, пришествие Откровения, пришествие Благоволения, всыновления Богу, приобщения Истине, воцарения в людях Духа Деятельности Божества, и те, которые послушались Иоанна, познали и Бога во Христе и вселили в себя и Самого Христа. Тако и нам да поможет Господь Бог Своим Благоволением, Откровением и Благодатию исправить стези искривленной деятельности нашей и, уготовив путь Господень, соделаться храмом Его. Буди, аминь.

[1] «Невозможно бо просвещенных единою, и вкусивших Дара Небеснаго, и причастников бывших Духа Святаго, и доброго вкусивших Божия Глагола и Силы грядущаго века, и отпадших, паки обновляти в покаяние, второе распинающих Сына Божия себе» (Евр. 6:4–6).

Заключение

«Свят! Свят! Свят! Господь Саваоф! Исполнь небо и земля Славы Твоея!» — сиречь сиянием Детели Твоея исполнишася Ангели и человецы и прославляют Имя Твое. — «Осанна в вышних! Благословен Грядый во Имя Господне!»

Начав эту книгу словом о Энергии Божией вообще, считаем уместным закончить ее словом о вселении Христа в христианина.

Видел никогда Пр. Исаия Сына Человеческого, носимого четырьмя «Животными», и два св. отца одинаково изъяснили это видение в смысле Боговселения Христа в душу христианскую. Какое же значение имеет это видение и истолкование его для нашей книги? —Заключительное всех высказанных в ней мыслей, ибо по теснейшему смыслу оно означает, во-первых, Боговселение Христово в душу христианскую Словесною Деятельностию Христовою; во-вторых, дает право называть эту Словесную Деятельность Самим Христом; наконец, видение таинственно указывает и на триединство Деятельности Божией, и на участие Отца и Духа Святого Деятельностями их в этом вселении Христа в душу христианскую. Действительно, что могут означать виденные Исаией четыре животных, на коих восседал Христос и которые имели образ: одно — львиный, другое тельчий, третье — человечий, а четвертое — орлиный? Не четырех ли Евангелистов? Не Матфея ли символически изображает Животное, имеющее образ человечь? Не Марка ли — лев? Не Луку ли — телец? Не Иоанна ли — орел? Взгляните на Св. Евангелие, и вы увидите на нем изображения четырех Евангелистов с прообразующими их Животными. Взойдите в храм Божий и, подняв глаза кверху, увидите под куполом тех же Евангелистов с их символическими Животными. Обратите взор к Царским Вратам — и там изображены те же Евангелисты и те же Животные. Разверните на Престоле Антиминс и увидите на четырех углах его то же. Наконец, то же изображено и на четырех углах доски Престола.

Итак, что же означает это символическое изображение Церковью Евангелистов во образе виденных Пророком Исаиею Животных? Не то ли, что этим Церковь таинственно учит веровать, что Глагол Слова Воплощенного, носимый в мире четырьмя Евангелистами, есть Сам Христос в Словесной Энергии Своей?

Видел Исаия под этими «Животными» еще четыре колеса, исполненные очей, которые двигались туда, куда хотел Дух. Не явно ли, что, если Животные означают, по толкованию Церкви, Евангелистов, то колеса, принадлежащие сим Животным, означают написанные ими Евангелия. Они немногословны, но воистину «исполнены очей» — Откровения Божия; немногословны они, но слова евангельские столь благодвижны, что являются судительными всех людей всех времен и различительными всех мыслей сердечных!

Но если видение, которое видел Исаия, относится до Словесной Энергии Сына Божия, то почему же видел Исаия на престоле, носимом четырьмя Животными, Самого Сына Человеческого? — Вот в этом-то мы и видим откровение нам Богом того, что Энергия Христа должна нами почитаться за Самого Христа и восприятие Глаголов Христа за восприятие Самого Христа, Который неотделим Существом Своим от Деятельности Своей.

Видел еще Исаия молниеносные блистания, исходящие от Престола Сына Человеческого, и под всем видением — подобие ладони человеческой поддерживающей все видение. Что же значат эти два образа? Думаю, что читатели, вспомнив все, что говорилось в сей книге о триединстве Энергии Божией, увидят вместе со мной в символической ладони, поддерживающей Сына Человеческого с Престолом Его, — символ произволительной Энергии Отца, а в образе молний и блистаний — символ Энергии Духа Святого. Итак, открыл Бог Пророку Исаии в этом видении не только дарование Глаголов Жизни, которые сошел принести в мир Слово Воплощенное, но и еще то, что сии Глаголы не суть деятельность единственно Сына, но в них участвуют Деятельностями Своими и Отец, и Дух Святый. Наконец, сподобился Исаия увидеть прообраз теснейшего единения христиан со Христом в приобщении Тела и Крови Христовых, когда Ангел, взяв раскаленный уголь с жертвенника Божия, прообразовательно приобщил им Исаию, и по снедении этого угля у Исаии отверзлись уста пророческие, и он исполнился Откровения и обрел дерзновение пред Богом.

И все сказанное, что видел Исаия, означает, по толкованию Св. Отцов (см. Макарий Егип. и др.) воцарение Христа в душе христианской.

Но не противоречит ли этот вывод с тем, что мы столько раз повторяли в книге, что Бог тройственной Энергией Своей воцаряется в христианах, и что Сущность Божия неприобщима твари, а здесь мы говорим, что Сам Христос воцаряется в христианине? — Действительно, Сущность Божия неприобщима твари, а приобщима только Энергия; но что же значит понятие — неприобщимость? Разве оно исключает присутствие Самого неприобщимого существа Божия в приобщимой Его Энергии? Бог всем Существом Своим вездесущ, и так как Сущность Его веруется нами быть препростой и неделимой, то Церковь учит веровать, что Бог на всяком месте владычествия Своего пребывает всем Существом Своим. Но ощутить эту вездеприсутствующую Сущность Божию и ощутительно соединиться с Ней не в силах ни Ангелы, ни люди, ибо сия Сущность неощутима для твари никоторым из чувств духовных, душевных и телесных, и в этом смысле — неприобщима твари. Но когда Бог благоволит проявить Себя которым-либо из благодатных Действий Своих, то тварь бывает способна ощущать эти проявления Энергии Божией и с нею соединяться, и ее воспринимать, и в этом смысле приобщаться Энергии Божией. Но если Бог неощутимо для нас вездесущ всем Существом Своим, то не тем паче ли должны мы верить в то, что Бог всем Существом Своим присутствует там, где ощущается нами Благодать Его.

Если Энергия Его исповедуется нами быть неотделимой от Существа Божия, то как же нам иначе называть проявление Бога во Энергии Своей, как не словом Сам Бог! Как же называть нам иначе Благодать и Истину Христову, вселяющуюся в нас, как не Самим Христом! Как же нам не называть ощутимой нами утешительной и разной другой Благодати Духа Святого — Духом Святым! Бога, в смысле Сущности Его, «никтоже виде нигдеже»; но всякая душа христианская должна веровать в соприсутствие с нею Самого Бога, как находящегося в ближайшем общении с нею: «Предзрех Господа предо мною выну, яко одесную мене есть». Поэтому Церковь называет святых «Богоносными», ибо почитает облагодатствующую Святых Благодать за Самого Бога. Поэтому и о христианах говорит — «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся».

Эта живая вера, что Сам Бог, Сам Христос, благодатно и духовно ощутимый нами, живет и действует в нас, есть то достояние истинного христианина, которое отличает его от христианина, оскудевшего верою. И вот почему великий пастырь о. Иоанн Кронштадтский, видя, сколько необходима для христиан эта живая вера в близкое присутствие к ним Самого Бога, Который в особенности Благодатию Своею присущ Имени Своему, так настойчиво повторял: «Имя Божие — Сам Бог», «Имя Господа Иисуса Христа — Сам Господь Иисус Христос». Эта формула для оскудевших верою «иyдеев» и «эллинов» показалась «юродством» и «соблазном»; для неповрежденных же в вере представляется формулой самой совершенной, ибо выражает Божественное достоинство сущности Имени Божия, которая есть Божественная Истина и Божественное Откровение, то есть Энергия Божия — «Тойжде Бог», а с другой стороны, эта формула тем дорога каждому христианину, и Богослову, и не Богослову, что возбуждает его к памятованию нашего живого общения с Самим Богом и с Самим Христом, и наипаче в призываемом Имени Его.

Итак, предоставим богословам и теософам тонкое богословствование о Энергии Божией, о приобщимости ее, о неприобщимости Сущности Божией и возвратимся к исповеданию коренной христианской истины, что — «Христос посреде нас». Сам, Сам Христос живет и действует в нас, братия, со Отцом и с Духом Святым со дня Крещения нашего! Сам Он и во Имени Своем, Сам Он и в Глаголах Своих! Сам Он всеисполненне, и всесовершенне, и существеннее в каждой крупице Св. Таин Тела и Крови Своих! Сам Он всюду с нами со Отцом и с Духом Святым — где призывается Имя Его, где воспоминаются Глаголы Его, где творятся заповеди Его, где совершаются Таинства Его, где знаменуется образ Креста Его, где изображен Лик Его, — всюду, где действует Благодать Его! А когда мы тяжко грешим, то вторично распинаем в себе Его Самого, от Крещения живущего в нас! Мы — тело церковное, Он — Глава Церкви! Мы грозды, Он — Лоза, соком, исходящим из Существа Его, исполняющий нас! Он Сам дал Себя нам в вечное наследие на Тайной Вечери и сказал: «Мир оставляю вам, Мир Мой даю вам», назвав этим именем Благодать Божию, Деятельность Божию, которую Он преподал Церкви. Преподал Господь Апостолам и завещал на Тайной Вечере в достояние вечное: Имя Свое, Глаголы Свои, Плоть и Кровь Свою.

Завещал Господь Церкви Имя Свое Святое и дал его в призывание и в священнодействование им. Явил также Имя Отца и Сына и Св. Духа. Дал и Глаголы Свои, завещав содержать их в памяти и исполнять их. Даровал Церкви Плоть и Кровь Свою и завещал навеки. И в заключение всех сих заветов сказал: «Сия глаголах вам да во Мне Мир имате» (Ин. 16:33). То есть: восприимите завет, соединяйтесь со Мною Самим в наследии, которое завещаю вам и которое есть Я Сам, и вместе со Мною вселяйте в себя Мир Божий, триединую Деятельность Св. Троицы.

Но не только все это завещал Господь самолично Апостолам в прощальной беседе с ними, но и засвидетельствовал это Свое завещание пред Отцом Небесным, утвердив все сие Своею Первосвященническою Молитвою ко Отцу: «Явих Имя Твое человеком… Глаголы, их же дал еси Мне, дах им… Аз дах им Слово Твое…Славу, [1] юже дал еси Mне, дах им… Да видят Славу Мою, юже дал еси Мне… И сказах им Имя Твое и скажу, да Любы, еюже Мя если возлюбил, в них будет, и Аз в них». Последние слова особенно ясно указывают нам на то, что под словами: Любовь, которою Отец возлюбил Сына, — Господь именует Благоволительную Энергию Отца и молит, чтобы эта Энергия вселиласьи в ЦерковьЕго, совместно с Энергией Сына, которая есть «Аз в них». Конечно, подразумевается прошение и о ниспослании Благодати Св. Духа. Итак, не можем ли мы заключить из всех этих слов, что Господь слово «Аз» относит ко всему завещанному наследию Своему, т. е. и к Имени Своему, и к Глаголам Своим, и тем паче к Телу и Крови Своей! И не о том ли заключительные молитвенные слова сей молитвы, чтобы Тридеятельная Любовь Трисиянной Троицы приобщилась бы Церкви Христовой! Ей, так, ибо в этом заключается высшее благо человечества, и в достижении сего должна заключаться цель жизни человечества.

Вот почему и заповедал Господь искать прежде всего «Царствия Небесного и правды его». Вот это означают и слова Его, что Отец будет подавать «Духа Святого просящим у Него». В этом именно и состоит Молитва Господня — в прошении приобщения Тройственной Энергии Божией и в освобождении нашей тройственной деятельности от причастия энергии дьявольской.

И по образу этой первообразной молитвы построены и все молитвословия церковные, ибо в них сущность просьбы, выраженная теми или другими словами, заключается в испрошении у Бога приобщения нам Благой Деятельности Его.

Посему и мы заключим наше писание такой же молитвой.

Молитва ко Отцу Небесному

Отче наш, Перво-Изволителю всех Благо-Изволений и Благо-Деяний Всесвятыя Троицы! Иже еси на небесех, Иже Сиянием Твоим cияеши в небожителех, с Сыном Твоим и Духом Твоим Святым, пребогато приобщая их Твоего Трисветлаго Сияния! Усынови нас приобщением и нам Тройственной Благодати Твоея! Дабы сим приобщением святилось Имя Твое в нас и мы присно осиявались Откровениями Сына Твоего, глаголющими нам совершенства Твоя и глаголы оправданий Твоих! Дабы пришло к нам Царствие Твое воцарением Благодати Духа Святаго Твоего! Дабы была в нас и Воля Твоя, во еже и нам хотети и деяти о Благоволении: хотети, якоже Ангели Небеснии, токмо то, еже Ты благоволиши хотети, и волею произволяти, токмо еже Ты произволяеши волити, и любити Тя всеми силами духа, души и тела нашего: всем сердцем, всею душею, всею мыслию, всею крепостию нашею! Приобщи же нас и Хлеба Сшедшаго с Небеси — Тела и Крове Сына Твоего, одесную Тебе на небеси Седяща, да напитаемся, да укрепимся, да обогатимся Духом Благодати Твоея, и да благодатно вселится в нас Сын Твой Иисус, с Тобою и с Духом Твоим Святым! Таже и яже на потребу нам в житии сем даруй! И остави нам злая дела наша, имиже злое хотение диаволе сотворихом, и ихже ради и Твоего сладкого и светлого общения лишихомся и сынове диаволи сотворихомся, — якоже и мы оставляем должником нашим! И не введи нас в искушение: не премолчи глаголати нам Истину Твою, да не покрыет нас тьма диавольская и да не прельстит нас враг ложью своей! Но избави нас от лукаваго! Избави сердца наша от живущих в нас страстей! Очисти волю нашу от склонности ко греху! Исправи лукавое наше произволение, предпочитающее Истине Твоей лукавая советования диавола! Очисти сердца наши от лукавых похотений, яко грехолюбиви есмы! Яко Добро-Детель Твоя и Сына и Духа Твоего Святаго покрывает небеса, и Причастие Твоего Трисветлаго Сияния сыны человеческия «сыны Божии» и «боги» по Благодати устрояет! Яко Твое есть Царствие и Сила и Слава, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков, аминь.

[1] Под «Славой» Божией понимается вообще Энергия Божия, но в данном случае под именем «Слава» Христова, которую Бог даровал Христу, понимаем в особенности обоженную и прославленную воскресением и вознесением Плоть Христову.