О ЧИСТОТЕ ВЕЩЕСТВ СВЯТЕЙШЕГО ТАИНСТВА ЕВХАРИСТИИ

Портрет Митрополита Российской Православной Церкви Дамаскина

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа.

Служение Иисусу Христу и Его Церкви требует от священнослужителя особенных человеческих качеств – как духовного, так и морально-нравственного содержания.  И одним из основных таких качеств является горячая вера в Бога и, как следствие, страх Божий – понимание неотвратимости наказания за канонически-догматические отступления (преступления) и отступления иного характера. Эти качества не позволяют священнослужителю обмирщвляться, постепенно привыкать к обыденности литургисания (и к иным церковным службам, и требам), не позволяют входить в Алтарь — Святилище безтрепетно и запросто, как к себе домой – всегда помнить, что ты входишь в дом Божий по Его великой милости, что ты смиренный слуга и раб Божий и что ты даже не пылинка, а много меньшее перед Ним – Творцом, Судией и Вершителем всего видимого и невидимого мiра.

Священнослужитель — это не врач от традиционной медицины, с годами клинической практики, привыкший к страданиям и человеческой боли, не административный чиновник, давно охладевший к просителям и посетителям и, зачастую, смотрящий с высока на тех, кто стоит ниже его по служебной лестнице, и даже не воин на поле брани, привыкший к крови, смертям и потерям: священнослужитель – это великий Богоугодник – служитель и человек особенный — благодатный, стоящий, в том числе и на страже Законов Божиих, и непреклонно, не только Их исполняющих, но и требующий от паствы точно такого же исполнения. Состояние постоянной готовности предстать перед Евангельским Женихом с горящим и полным масла светильником – это нормальное состояние священнослужителя (как и вообще, православного христианина), по крайней мере, должно быть таким.

Церковь Христова в этом мiре живёт не сама по себе. Не живёт, как хотелось или как хочется кому-то. Она живёт по определённым и строгим каноническим и догматическим Правилам — Законам, установленным Ея Главой – Господом нашим — Иисусом Христом. Эти Правила определены Священным Писанием, Священным Преданием, Апостольскими Правилами, Правилами седьми Вселенских Соборов (и некоторых Поместных Соборов), Правилами Святых Отец Церкви. Никто и никогда – даже до Второго Пришествия, до скончания века сего – не может и не смеет эти Правила и Законы менять, изменять и трактовать их по своему человеческому разумению.

Написал я все эти прописные истины не случайно. Сам многогрешен и далеко ещё не всё в этой жизни понимаю. Усердно молюсь, и охотно учусь у Святых Отцов Церкви, терпеливо выслушиваю всех поучающих меня и открывающих нечто новое, незнакомое или малознакомое. Всегда молю Господа об укреплении веры. Ибо только горячая вера помогает избежать непоправимых ошибок в жизни – служении Богу и людям. С годами, пастырским и особенно, архипастырским опытом, приходит духовное взросление и понимание сущности причин нашего отступления от Бога и Помазанника Его, не только в общем их значении, но и в частностях.

А теперь хочу поговорить с вами о чистоте веществ Святейшего Таинства Евхаристии. И Боже упаси меня кого-то осудить или к чему-то приговорить.

Евхаристия, в переводе с греческого языка – благодарение. В Православной Церкви Святое Таинство Евхаристии совершается на Божественной Литургии и только. «хлеб предложения, вино и вода, через призывание и наитие Святаго Духа, сверхъестественно претворяются в тело и кровь Христову, и составляют не два тела, но одно и тоже» (Св. Иоанн Дамаскин).

«Веществом для таинства Евхаристии служат хлеб и вино. Хлеб должен быть пшеничный, чистый, квасной; а вино – виноградное, чистое, во время приношения, растворяемое водою» – так написано в «Православно-догматическом богословии» митрополита Макария (Булгакова), о том же глаголет и Скрижаль. О седми таинствах — «Вещество убо Божественныя Литургии есть хлеб и вино с водою. Не бо от иного коего либо вещества, или от плода прилучившагося, или сикера, но от истинныя пшеницы и вина истинного, Божественное тайнодействие совершати нам Господь и божественнии Его апостоли предаша. И внемли, да не прельстиши себе и вместо чистаго вина принесеши оцет или винные дрожди, или иное что гнилое, грех бо наведеши себе смертный».

Этому Правилу следует и «Учительное известие» из Служебника 1699 года и Служебников Синодального периода – «Вещь тайны Тела Господа нашего Иисуса Христа есть хлеб от чистыя муки… иный же хлеб, кроме самыя пшеницы, квасный, из всякаго жита семян, вещно тело Христово быти не может. Дерзнувый же иерей над таковым хлебом из иных семен служити… зело тяжко согрешит и извержению подпадет, яко таинство на таковых видах не совершит… Вещество крове Христовы есть вино от плода лознаго, сиесть из гроздов винныя лозы источенное… подобает сему вину… чистое быти, несмешанное с каковым либо иным питием, кроме еже из гроздия… Вином же не суть и быти не могут вся соки от различных овощей и ягод источены, сиесть яблочный, грушевый, вишневый, терновый, малиновый и иныя сим подобныя. Аще же кто дерзнет кроме самого виноградного вина на иных видах и соках, никакоже Таинство совершит, но согрешит иерей тяжко смертно, и извержению от священства подпадет».

Так же и о том же говорят нам единогласно Святые Отцы и Учителя Церкви Христовой:  от Апостолов — 3-е и 4-е Апостольские Правила — «Аще кто епископ или пресвитер  вопреки учреждению Господню о жертве принесет ко алтарю иныя некоторыя вещи, или мед, или млеко, или вместо вина приготовленный из чего-либо другого напиток… да будет извержен от священного чина» и до Святых не столь далёкой церковной истории, например, золотые слова из «Предсмертного дневника» Святого Праведного Иоанна Кронштадтского – «Может ли тварь претворять существо вещей в совершенно другую природу, например, пшеничный хлеб в самое пречистое Тело Божие и красное виноградное вино в самую пречистую  животворящую Кровь Божию? Не Творец ли только Всемогущий может это творить и претворять?».

Но, главное, что о Себе говорит нам Сам Христос Бог – «Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой – виноградарь» (Ин. 15:1). О чистом виноградном вине – без посторонних примесей, как веществе Таинства Евхаристии — споров в Церкви Христовой никогда не было. Именно на таком виноградном вине на Тайной Вечери совершил первое Святое Таинство Евхаристии и Причащение  Христос Бог наш — «И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф. 26. 27:28).

«Я есмь хлеб, сшедший с небес» (Ин. 6:41). «Я есмь хлеб жизни» (Ин. 6:48]). И на квасном пшеничном хлебе – веществе Таинства Евхаристии — Христос Спаситель на Тайной Вечери совершил первое Святое Таинство Евхаристии и Причащение — «И когда они ели, Иисус, взяв хлеб, благословил, преломил, дал им и сказал: приимите, ядите; сие есть Тело Мое» (Мк. 14:22). Во времена Иисуса Христа пшеничный хлеб обычно употреблялся в пищу иудеями. Безспорно, именно пшеничный хлеб Христос благословил и преломил на Тайной Вечери. Спорили и разноголосили о том, какой был хлеб — квасной или опресночный. Но поскольку Святое Таинство Евхаристии было совершено и установлено Христом до еврейской пасхи, после которой только предписывалось иудейским законом употреблять в течение седми дней опресноки, то вопрос об опресноках сам собой отпадает. Впрочем, есть и другие свидетельства, и доказательства в пользу квасного пшеничного хлеба. Они общеизвестны, и я не стану на них останавливаться.

Само величие и святость Таинства Евхаристии обязывают евхаристические вещества быть чистыми сколько возможно и по сути божественной природы своей, и по способу их приготовления. Священнослужитель (иерей или архиерей) должен знать и всегда трепетно помнить об этом.

Из выше сказанного очевидно, что веществом для Святого Таинства Евхаристии служат только хлеб и вино. Хлеб должен быть только пшеничный, чистый, квасной; а вино – только виноградное, чистое, во время приношения, растворяемое водою. Это — непреложный Закон. Это — непреложный Догмат Православной Церкви, установленный Самим Господом нашим Иисусом Христом. Кто его может отменить или, хоть, как-то изменить? Никто, кроме Его Самого – Законодателя и Судии. Отмахнуться от Него или пренебречь Им – смерти подобно.

Я не знаю, как с исполнением и неуклонному следованию этого Закона дело обстояло в других Поместных Церквах, но в Русской Православной Церкви с этим дело обстояло неважно. И это ещё очень и очень мягко сказано. По свидетельству профессора И. А. Карабинова – члена отдела «О богослужении, проповедничестве и храме» Поместного Собора 1917-18 годов – основного докладчика и автора историко-литургической справки  «О евхаристическом хлебе и вине», в Русской Православной Церкви имели случаи применения для Святого Таинства Евхаристии совсем других веществ. Например, во времена правления священномученика патриарха Ермогена (!) — «Разрешившего в смутное время совершать Евхаристию на вишневом соке, допускали даже приготовление подобного рода Евхаристического вина из изюма и смородины». Профессор И. А. Карабинов приводит ещё много и других примеров совершения Таинства Евхаристии на виноградном соке, лимонаде, фруктовом вине, наиболее дешевом и доступном по цене для приобретения.  Здесь, как говорится – без комментариев.

Сам Поместный Собор 1917-18 годов не успел принять по веществам Святого Таинства Евхаристии никакого решения. Однако после прекращения работы Собора, на основе материалов его Отдела «О богослужении, проповедничестве и храме», было обнародовано циркулярное распоряжение Высшего Управления Русской Православной Церкви о том, что по нужде Евхаристию можно совершать «на ржаном хлебе за неимением пшеничной муки и на некоторых ягодных соках, за отсутствием виноградного вина». И здесь – без комментариев.

По этому циркулярному распоряжению ВЦУ в анналах церковной истории осталось недоуменное письмо митрополита Макария (Невского) патриарху Тихону (Белавину) и разъяснительный ответ патриарха митрополиту. Вот эта переписка:

«Ваше Святейшество!

По недосмотру начальствующих Николо-Угрешской обители и недоразумению ризничего сего 4-го августа при служении литургии Таинство Евхаристии совершено было на просфоре из ржаной муки, смешанной, по-видимому, с мукой из зерен другого рода. Я узнал об этом только тогда, когда приступил к дроблению Агнца пред причащением. Совесть встревожилась, и я не знал, что делать, но по некотором размышлении и соображении обстоятельств невольного нарушения церковно-канонического правила я по успокоении совести дерзнул приобщиться и другим преподать Святых Тайн.

По окончании литургии внимательно прочитав в Служебнике «Известие учительное», я нашел в нем следующее указание: «Вещь Тайне сей (то есть Евхаристии) приличная: просфоры муки чистыя пшеничныя, квасныя, пять, и вино виноградное: из инаго же жита кроме пшеницы, или черствыя, или зацвелыя просфоры, или из иных древ и ягодных соков вино, или во уксус претворшееся кислостию, никакоже да имут быти». «О сем известно да ведят… аще нечисты просфоры и не из чистыя пшеницы, и аще коими словесы совершение бывает, не знает, аще служити кто дерзнет тако просто… не токмо святотатским грехом смертно согрешит, но и Тайна Тела и Крове Христа Бога нашего никакоже совершится».

При рассуждении по поводу происшедшего нарушения церковного установления относительно вещества для Святейшего Таинства Евхаристии я услышал от некоторых священноиноков, что якобы теперь по обстоятельствам времени во многих местах совершается Евхаристия на ржаных просфорах по невозможности приобретения пшеничных (что не вполне справедливо, но только затруднительно), а вместо виноградного вина употребляется ягодный сок.

Ввиду явного нарушения канонических правил о веществе Таинства Евхаристии, требующего употребления просфор из чистой пшеничной квасной муки, а не из иного жита, кроме пшеницы, притом при условии, чтобы просфоры не были черствые или зацвелые, и вина из винограда, а не из иных древ и ягодных соков, и не в уксус претворившегося своей кислотой, имею дерзновение всепочтительнейше просить Ваше Святейшество, если возможно, не лишить меня лично первосвятительского разъяснения возбуждаемого вопроса о веществе Таинства Евхаристии в обстоятельствах настоящего времени или же благоизволить передать вопрос о сем на обсуждение иерархов Священного Синода.

Вашего Святейшества нижайший послушник

митрополит Макарий

5/18 августа 1919 года».

«Высокопреосвященнейший Владыка!

В прошлом году на Соборе епископов подымался вопрос о виноградном вине для Таинства Евхаристии. Если не представится возможным найти таковое, то за совершенным неимением его, по нужде допускается сок, как это разрешал еще святитель Ермоген. Что касается муки, то для Агнца можно и теперь иметь пшеницу. Случай, указанный Вашим Высокопреосвященством, очевидно, произошел по вине монастырской администрации.

Испрашивая Ваших св.молитв, с братской любовью и совершенным почтением остаюсь Ваш покорнейший послушник

Патриарх Тихон

10 августа 1919 года, Москва».

Помимо этой переписки есть ещё довольно известное четвёртое письмо к друзьям «О таинстве Евхаристии» новосвященномученика Марка (Новосёлова) — http://www.verav.ru/common/mpublic.php?num=2331. В этом письме автор приводит слова обращения – «исповеди» – своего рода «крик души» — некоего иерея Гавриила Кузнецова из захолустной глубинки к своему правящему архиерею. Тема всё та же – о веществах Святого Таинства Евхаристии. Батюшка весьма обезпокоен подменой пшеничного хлеба хлебом ржаным и виноградного вина ягодным соком. Разумеется, ввиду чрезвычайных обстоятельств и как исключение из канонических правил.

Владыка Марк пишет:

«Читая эту «исповедь», прежде всего поражаешься тем обстоятельством, что захолустный батюшка с мукой останавливается перед фактом, мимо которого спокойно и равнодушно, во всяком случае, не возвышая голос (как делает этот безвестный служитель алтаря), проходили и проходят сотни столичных иереев (не говоря о множестве провинциальных). Очевидно, их многоученая иерейская совесть далеко не так живо реагирует на то явление, которое повергает в величайшее смущение провинциального батюшку — отца Гавриила. По крайней мере, в их среде не слышно было такого вопля, какой исторгся из груди автора лежащей предо мною рукописи. Правда, в Москве, в одном частном доме, был прочитан доклад на тему, которая составляет предмет настоящего письма, но, несмотря на авторитетное имя лектора, практические последствия чтения были, по-видимому, ничтожны…».

Из глубины души вопрос возникает один – почему так случилось? Не потому ли, что всем, по крайней мере, подавляющему большинству из них, было на всё наплевать. Прошу прощения за кощунство невольное, и даже на Бога. У людей, стоящих в облачении за Жертвенником и за Престолом (!), вера иссякла. Их жизнь превратилась в инерцию, в безразличие, в меркантильность и во что угодно другое, подобное. Их жизнь превратилась в ничто.

И дальше владыка Марк эти мои слова подтверждает:

«Мне приходилось говорить по вопросу о веществе таинства Евхаристии со многими духовными лицами, и я ни у кого из них не встречал той спасительной богоугодной тревоги, которая наполнила сердце о. Гавриила и понудила его поставить откровенно жуткий вопрос: «да совершается ли у нас в России святая Евхаристия?».  Вопрос поистине страшный, — ибо если не совершается Евхаристия, то мы лишены причастия вечной жизни и утрачиваем связь с Церковью — Телом Христовым».

Потому-то и взялся я за это перо, ибо с тревогой и большим сожалением вижу, что и по прошествии времени, мало что изменилось. А если и изменилось, то совсем не в лучшую сторону. Священнослужители словно подхватили ту нечестивую эстафету. Используют для Евхаристии магазинное вино, содержащее диоксид серы и, возможно, другие добавки. Для выпечки просфор благословляют применять заводские дрожжи, которые быстрее сквашивают тесто, но сами просфоры получаются худшего качества нежели испечённые из квасного теста полученного естественным путём.

В наших Требниках есть молитвы на освящение винограда, пшеницы, соли, елея, воды и других плодов, и веществ (яблок, мёда, яиц…), но мы не найдём там нигде молитв на освящение диоксида серы или свекольной барды, широко используемой современной промышленностью для производства хлебопекарных дрожжей. Вино, содержащее консервант Е220 или диоксид серы – специальную добавку от производителя, по моему глубокому убеждению, нельзя использовать как достойное и чистое вещество для Таинства Святой Евхаристии.

Просфоры, выпеченные из квасного теста менее подвержены плесневению. Их хлебная чистота, как вещества для Святого Таинства Евхаристии, сомнению не подвергается и никогда не подвергалась. О квасном хлебе говорят нам и Святитель Тихон Задонский, Преподобный Никита Стифат – ученик Святого Симеона Нового Богослова и многие другие Святые Отцы Церкви Христовой. Говорят, именно, о квасном хлебе, полученном естественным путём без привнесения дрожжей в тесто из вне. Я хорошо помню, как это делала моя родная бабушка, вся деревня и вся остальная округа. О промышленных дрожжах тогда и речи никто не вёл. Убеждён, что и в Святоотеческие времена хлеб и просфоры на Руси выпекали таким же естественным способом. Для Бога должно быть, несомненно, всё самое лучшее и самое чистое.

Очень хотелось бы, чтобы духовное и душевное состояние наше не оскудевало, не истощалось и не омирщвлялось бы в угоду ли (в силу удобных привычек, сложившихся многолетних традиций) или под давлением мiра сего, а благоговейно бы возрастало и в страхе Божием трепетало, как трепещет, благочестится, страшится… и молитвенно просит пресвитер (в молитве у Святого Амвросия Медиоланского), готовящийся к Евхаристии, к служению Божественной и Святой Литургии.

Да поможет нам Бог! Аминь.