Храм у дороги (мысли вслух)

Красив новый храм в Апатитах, и всем он радует глаз.
Если идти к нему по центральной улице, то он словно вырастает из снежной глазури: сначала появляются золотые луковки куполов, в кружеве из серебряных кораллов, затем, словно укутанная белой ватой, перед вашим взором предстаёт рождественской игрушкой уютная деревянная церковь.
Удивительно, но взгляд, казалось бы, отвыкший за десятилетия коллективизации, индустриализации и советизации от русского архитектурного зодчества, сразу примечает своё, исконно родное, и душа инстинктивно тянется к храму, ища умиротворения и покоя.
А ведь ещё недавно в «наших» школах висели плакаты: «Религия – опиум для народа», коммунисты объявляли безбожные пятилетки, взрывали храмы, всячески глумились над нашей верой и убивали, убивали и убивали, как своих врагов, так и просто не согласных с самым «передовым учением».
Советская школа, тем временем, воспитывала «новую историческую общность людей – советский народ».
Между тем, до революции в Россiи насчитывалось 1253 монастыря (вместе с подворьями), 80.000 храмов, было около 100 тыс. священно-церковно-служителей, но уже к 1941 году не осталось не одного действующего монастыря, храмов же оставалось менее ста. В одной только Москве было разрушено 427 храмов и монастырей. С 1917 по 1941 гг. было уничтожено 205 русских православных епископов, в живых оставалось только около 20–ти архиереев-отступников, заслуживших особое доверие большевиков, около 20-ти иуд, которых епископами считать не приходиться.
«Очевидцы рассказывают как в 30-е годы в марийских лесах им пришлось видеть жуткую картину: конвоируемые солдатами НКВД шли более десяти священников и каждый волочил за собой сани с бочкой навоза, время года было летнее, затем их заставили вырыть траншею куда был, ими же, вылит весь навоз. Священников поставили вдоль траншеи и каждому задавали по одному вопросу: «Есть Бог?» При этом чекист приставлял к голове жертвы пистолет, после утвердительного ответа раздавался выстрел. Так были убиты все священники, а ров сровняли с землёй.» (прот. Лев Лебедев «Великороссия. Жизненный путь.»)
И это только один эпизод из кровавой летописи крестного пути Русской Церкви в ХХ веке.
Когда в Москве взрывали храм Христа Спасителя один из вожаков большевиков-ленинцев Лейба Бронштейн (Троцкий), ёрничал: «мы задерём подол матушке-Россiи».
«В 1919 году он принимал делегацию церковно-приходских советов Москвы, и когда ему сказали, что Москва умирает с голоду, зверь ответил: «Это не голод. Когда Тит брал Иерусалим, еврейские матери ели своих детей. Вот когда я (!) заставлю ваших матерей есть своих детей, тогда вы можете придти и сказать: «Мы голодаем». (прот. Лев Лебедев «Великороссия…»)
Повязанные общей ненавистью к исторической Россiи коммунисты, в начале, не стеснялись этим бравировать, вот, например, как писала их «Правда» от 13 августа 1925г.: «Русь! Сгнила? Умерла? Подохла? Что же! Вечная память тебе.»
Таковой была свора убийц и бандитов, полонивших Россiю, и потому И.А.Бунин имел веские основания для того, чтобы сказать о Ульянове-Бланке-Ленине: «…выродок, нравственный идиот от рождения … Он разорил величайшую в мiре страну и убил несколько миллионов человек – и всё-таки мiр уже настолько сошёл с ума, что среди бела дня спорит, благодетель он человечества или нет?»
Уже в наши дни стали известны секретные директивы этого маньяка-сифилитика, призывающие, прикрываясь созданным искусственно голодом, дошедшим в отдельных районах страны до людоедства, безпощадно вешать черносотенное священство.
Чем сегодня можно объяснить существование таких названий улиц, как ленина, дзержинского, гайдара и прочей дряни, убивавшей, грабившей и лгавшей всему мiру все годы своего «хозяйствования» в захваченной стране? Или же наши дети должны брать пример с подобных «героев»? Не в этом ли секрет повального пьянства, преступности и нравственного одичания нашей молодёжи, когда мат становится разговорной нормой уже в группах детского сада.
Потому, увидев храм, первое, что приходит на ум, это мысль о покаянии.
Если люди строят храм, значит, они решились отказаться от своего безбожного или богоборческого прошлого, возможно кое-кто судил себя нелицеприятным судом, после чего осознанно пришёл к пониманию о необходимости собственного перерождения из «совка» в русского православного человека, а строительство храма явилось логичным результатом пробудившегося (в покаянии) национального самосознания.
Всё это естественно и понятно, ведь и гонитель христиан Савл однажды превратился в апостола Павла. Вот только по чьему лукавому умыслу храм Новомучеников и Исповедников Россiйских, безбожными коммунистами убиенных, венчает собой ул. Ленина и площадь Ленина, где стоит истукан тому же Ленину? Кто догадался уровнять в сознании людей жертв и палачей, коварно обозвав сию ловушку «нашей» историей? Почему  Германия смогла избавиться от красно-коричневой напасти и там никому не взбредёт в голову носиться с памятником фюреру или же оставить в названиях улиц имена Маркса, Гимлера, Тельмана, Р. Люксембург, Геббельса или Энгельса, а нам до сих пор морочат головы, мешая свет с тьмой.
По-видимому, мракобесы ленинизма сделали «правильные» выводы из Нюрнбергского процесса над национал-социалистами.
Каждое слово, а тем более имя, несёт в себе духовную информацию, влияющую на окружающую среду, потому и матерщину в Россiи всегда называли сквернословием (в императорской армии офицер за мат изгонялся из полка,  по корабельному уставу Петра I сквернослову грозило повешение на рее), а, выбирая себе невесту, человек всегда интересовался её родословной, потому выродки и отщепенцы являлись позором семьи. Сейчас же у нас города и сёла как гнилой паутиной покрыты скверными именами убийц и насильников (вспомним о социализации женщин) и грабителей.
Конечно, если за результат религиозного пробуждения выдаётся последовательная имплантация псевдоправославной и богоборческой идеологии в сознание постсоветских россиян, то суть происходящего совершенно очевидна, тем более каждый из православных людей помнит, что святой патриарх Тихон и Священный Собор Русской Православной Церкви в1918 году предали анафеме всех участников жидо-большевицкой революции и призвали всех верных чад не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какое-либо общение, помимо этой анафемы в Церкви  в неделю Торжества Православия (первое воскресение Великого Поста) предаются анафеме все безбожные и неправославные учения.
То, что подобная тема не обсуждалась у нас в городе представителями московской «патриархии» говорит о многом: плоть от плоти создание советской власти и детище Сталина, она и была создана в 1927 году для дискредитации Православия, для смешения понятий добра и зла в сознании подъяремного народа. Именно благодаря ей и были выданы на уничтожение миллионы православных людей, отказавшиеся подписать пресловутую декларацию митрополита Сергия (Страгородского) о лояльности советской власти. Сам акт прославления ею новомучеников россiйских является вопиющим лицемерием и кощунством, т.к. все годы советской власти она открыто называла её врагов политиками и контрреволюционерами, но никак не исповедниками и мучениками. Зато всем генсекам, начиная со Сталина, всем этим воинствующим безбожникам коммунистам было пропето у гроба: «Со святыми упокой». К тому же все исповедники и новомученики россiйские были прославлены Русской Православной Церковью ещё в 1981 году, и со стороны московской «патриархии»  их «прославление» стало актом внутренней политики оккупационного режима.
Стоит лишь внимательно присмотреться, как становиться очевидным тот факт, что власть придержащие и митрополитбюро из МП играют в две руки, лишая людей чётких духовных ориентиров, пытаясь досье красных преступников выдать за историю русского народа. При таком течении дел православие подменяется гуманизмом и толстовством, а покаяние превращается в фарс.
Мне же, по своей наивности, думается, что при истинном покаянии логично было бы видеть храм Новомучеников и Исповедников Россiйских на проспекте святого царя-мученика Николая II-го, ведущего к площади Белых Героев с памятником русским детям, вставшим на пути красного зверя: кадетам и юнкерам Белой Армии. В этом случае героический свет лучших сынов и дочерей Россiи своим благородством осветил бы души и сердца нашей молодёжи, направив их помыслы в русло русской православной традиции.
Однако удастся ли нам выбраться из красной паутины и задумается ли вчерашний советский человек, шагающий по улице Ленина к храму Новомучеников и Исповедников Россiйских, о том, кто его встретит в церковном притворе: русский ли батюшка-исповедник или же наследник красного отца Звездония; обретёт ли он там Бога и Родину или вновь окунётся в фальш и идеологический дурман от ленинцев в рясах?
 
Александр Мамаев.
   
г. Апатиты