На Воздвижение честнаго Креста

Всякая перемена, всякий переход от худшего к лучшему доставляют людям великую радость и удовольствие. Стремление к совершенству прирождено человеческой природе и потому она, естественно, ищет лучшаго и, когда представляется к тому возможность, спешит воспользоваться. Так именно для людей,  совершивших плавание по бурному морю, приятно войти в тихую и спокойную пристань; для путников приятен отдых на привале после тяжёлого перехода; для людей, удручённых печалью, приятна смена печального настроения весёлым; ещё приятнее для больных выздоровление от болезни и возвращение сил; враждующим с кем-либо доставляет удовольствие прекращение вражды и примирение; с большим удовольствием  встречается всеми наступление дня после предшествовавшаго ему мрака ночи. И можно сказать всякая перемена доставляет тем большее удовольствие, чем больше соответствует она пользе и желаниям людей.

Это относится, между прочим, и к тем наслаждениям, какия даны нам Богом. И здесь, как нетрудно убедиться, наслаждение обусловливается теми приятными впечатлениями, какия возникают в нас при всякой наблюдаемой нами перемене, совпадающей с нашими желаниями.

Пшеница, конечно, приятна сама по себе; но ещё приятнее становится она, когда брошенная в землю, с трудом для нея обработанную, она потом сторицею и с большою радостью собирается, обезпечивая довольство в пище. А ведь  во время сева бросается на произвол судьбы одно зерно! Так и сок виноградной лозы доставляет  нам тем большее удовольствие, что здесь питье получается от дерева путём перемены – переработки плода. В самом деле, ветви и листья ея весьма горьки и терпки на вкус, так что противно и в рот взять, а грозды, произрастающия с ветвями и листьями на одном дереве, имеют столь приятный вкус, что добываемое из них питье услаждает всякое горе, разгоняет всякую печаль.

То же самое можно сказать и о маслине, этом вечно зеленеющем и вечно юном дереве. В известное время появляется на нём  плод, но не так, как обыкновенно на других деревьях, а по своему – особенным образом.  Прежде всего бросается в глаза почка, как бы осыпанная мельчайшей пылью, а в средине ея заключается, подобно зерну, и самый плод, причём  подобно виноградным кистям плод появляется сначала в безчисленном множестве, но по мере роста всё излишнее отпадает как безполезное; затем – до самаго конца этот плод остаётся горьким на вкус, да и попробовать его бывает нельзя, потому что нельзя взять в руки. Благодаря этому, он сохраняет свою сочность и за то уж по миновании горечи приобретает такой приятный вкус, что в качестве приправы прибавляется во всякия лакомства и в житейском обиходе без него не обходится ни одно угощение.

Таким образом всевозможныя растения и семена теми изменениями, какия претерпевают их плоды, доставляют всем удовольствие. Если же перемена от худшаго к лучшему столь приятна, то перейдём и мы сейчас же к предмету несравненно более возвышенному, и посмотрим, скольких благ виновником сделался для нас крест Христов, силою Распятаго на нём произведший столь много перемен.

 В самом деле, если о кресте Господнем (как орудии страданий)  слышать печально и тягостно, то тот же крест исполнен для  нас светлой радости, раз он сделался для нас причиною не страданий, но освобождения от страданий. Если одно имя его служит соблазном для иудеев,  а проповедь о нём оказывается  для язычников безумною, то нам верующим  он напоминает о нашем спасении. И если в церкви, при чтении о кресте и воспоминании о крестных страданиях, в народе, верующем кресту, возбуждается негодование, соединённое с сожалением, и возникает ропот, то эти чувства относятся не к самому кресту, а к тем, которых неверие сделало распинателями.

Крест есть спасение Церкви, крест есть похвала возложивших на него своё упование, крест – избавление наше от одержавших нас зол и начаток дарованных нам благ, крест – примирение с Богом его врагов и обращение ко Христу грешников. Крестом избавились мы от вражды и крестом утвердились в дружбе с Богом; крестом освобождены мы от насилия диавола и крестом избавлены от смерти и гибели. Потому-то и народ сначала, слыша о кресте, роптал, а потом, слушая о воскресении, от ропота перешёл к радости, громогласно возглашая славу. Крест сочетал людей с ликом ангелов, сделав их природу чуждою всякаго тленнаго дела и доставив им возможность проводить нетленную жизнь. Ведь уже не людьми, но богами называются они после креста: аз рех: бози есте, и сынове Вышняго еси (Пс. LXXXI, 6), — не рабами, но друзьями и братьями они именуются: повем имя твое братии моей (Пс. XXI, 23). Видишь, какую перемену произвёл крест? Но чтобы ещё яснее уразуметь силу креста, представь себе, что было до креста и что после креста, — и тогда ты оценишь его силу и действие.

До креста Сын был в неизвестности, а сегодня, когда проповедуется о кресте, и Сын именуется, и Отец чрез Сына познавается; до креста совершалось поклонение диаволу, а ныне с проповедью о кресте диавол низложен и демоны обращаются в бегство; до креста мы погрязали в блуде и распутстве, а ныне после проповеди о кресте не только отстали от блуда, но и над браком превозносимся, а девство, котораго раньше не знали, усваяем себе и соблюдаем.

Когда не раздавалось ещё проповеди о кресте, диавол собрал иудеев против Христа; ныне проповедуется крест – и апостолы тех же иудеев приводят ко Христу верою. До проповеди о кресте смерть властвовала над нами; ныне крест проповедуется – и смерть презирается, как бы ея и не существует, а вечную жизнь мы возлюбили. До креста мы были чужды рая, а с явлением креста тотчас же разбойник удостоен рая. О, великая сила креста! Какие перемены произвела она в роде человеческом! От такой тьмы привёл нас крест к свету незаходимому, от смерти воззвал к жизни вечной, от тления возродил к нетлению. Очи сердца нашего уже не покрываются тьмою неведения, но крестом открыты свету разумения; уши глухих уже не затворены более неверием, потому что глухие услышали слово Господне, а слепые прозрели, чтобы видеть славу Божию. Вот что совершено крестом, вот что даровано нам ради креста! В самом деле, какое добро получено нами помимо креста, какое из благ даровано нам не чрез крест! Чрез крест научились мы благочестию и познали силу божественной природы; чрез крест уразумели мы правду Божию и постигаем добродетель целомудрия; чрез крест познали мы друг друга и, будучи прежде далеки, сочетались Христу и приобщились благодати Святого Духа; чрез крест познали мы силу любви и не отказываемся умереть друг за друга; благодаря кресту презрели мы все блага мiра и вменили их ни во что, ожидая будущих благ и невидимое принимая как видимое.

Крест проповедуется, и вера в Бога исповедуется и истина по всей вселенной распространяется: крест проповедуется, и мученики подвизаются и исповедничество за Христа утверждается; крест проповедуется, и воскресение даруется, и жизнь является, и царство небесное удостоверяется, и неверные веруют кресту, — достигают спасения даже и те которым крест казался непримиримым с жизнью. Виновником всего этого для нас является крест и благодаря ему же мы научились воспевать Бога. Итак, что выше креста? Что полезнее его для наших душ? Не будем мы стыдится имени креста, но со всею смелостью будем исповедывать его, так как чрез него призваны ко спасению и приводимся к жизни вечной. Видишь, какие перемены произвёл этот крест в мiре, для его спасения! Он положил конец его беззаконным делам, присёк его безбожные учения – и мiр не угождает уже более диавольским законам и не связывается узами смерти.

Бог пришёл на землю и посёк неистовство страстей; установил Свои законы и научил нас полезному и нужному; утвердил заповедь целомудрия и искоренил сладострастие; начертал границы святости, оградил невинность законом и беззаконный блуд осудил на попрание; освятил правила воздержания и низложил господство похоти; божественным учением ниспроверг силу страстей и умалил всякий грех, порождавшийся похотью. Так что блуд есть изобретение идолов, и их коварством порождается всякая порча, то Он и посекает самый корень беззакония, чтобы положить конец потоку нечестия. Он упразднил мерзкое служения идолам, уничтожил беззаконные обычаи, разсеял все ухищрения, приманки и прикрасы нечестия; Он разоблачил обман и неправду и преградил потоки погибели; Он очистил души от укоренившихся в них терний нечестия и подобно зёрнам пшеницы принёс семена благочестия, чтобы заставить души наши плодоносить плоды правды; Он даровал нам изобилие в духовной пище и наполнил наши духовные житницы божественными плодами небесной мудрости; Он приобщил верных святыне Духа и благодаря ему каждый из нас сделался сосудом божественнаго освящения и источником божественной красоты.

Всё это приобрели мы благодаря кресту, всех этих благ удостоились мы ради креста. Всё это познали мы чрез крест и всему этому научились благодаря ему. Но чтобы вполне оценить силу креста и те последствия, которых он был причиной, обрати внимание на то, что совершилось у его подножия, и ты убедишься, что действительно это были дела, совершённые божественной силой. Крест водружается против Жизни, но чрез крест даруется жизнь мiру и смерть им умерщвляется; крест воздвигается против Истины, но благодаря кресту мiр весь наполняется истиной; крест приготовляется для уничижения Владыки, но Владыка распростер на нём Свои руки и всех привлёк к Себе.

Христос висит на кресте – и диавол умерщвлен; Христос распростерт на кресте – и спасительное знамение даровано всему мiру; Христос пригвожден ко кресту – и всякая душа разрешена от уз; Христос томится на кресте – и всё создание освобождено от работы истления; Христос на кресте испустил дух – и новое чудо явлено мiру: свет солнца помрачается. Для неверных в этом знамение, что на день суда им уготовляется тьма, а для верных этим знаменуется то, что для них тьма сменяется дневным светом. Эта мысль выражается в одном пророческом изречении, которое гласит: и будет в той день, глаголет Господь, взайдет солнце в полудне и померкнет в день свет: и превращу праздники ваша в жалость и вся песни ваша в плачь (Ам. 8, 9, 10).

Видишь, возлюбленный, какой глубочайший таинственный смысл содержит в себе это пророческое слово? Оно равно применимо и к тем и к другим, то есть как к подзаконным иудеям, так и к язычникам, вне закона творившим свои беззакония. Первые, празднуя по закону, будут проводить свои праздники в плаче и место всяких песен у них заступит вопль об Иерусалиме. Служение Богу в Иерусалиме упразднится и совершение праздников в нём прекратится, когда наступит конец всему, после пришествия Христа и Его искупительных страданий. Потому-то и говорит Бог чрез пророка: обращу праздники ваша в жалость и вся песни ваша в плачь. Иудеи лишатся своего законнаго достояния и предадутся в рабство всякому народу за то, что не поверили  божественной и необычайной проповеди креста. Будут плакать и язычники, исповедуя свои грехи, но  будут плакать плачем, достойным ублажения. Сказано: блажени плачущии,  яко тии утешатся (Мф. 5. 4). И вот они будут оплакивать те суетные праздники и нечестивыя песни, в которых выражалось их служение нечистым демонам. За тем же, как покаявшийся язычник, прежде праздновавший идолам, ныне обращает свой праздник в плачь и в покаяние о том зле, какое он творил, и со слезами повторяет это пророческое слово: уснухом в постыдении нашем, и покры нас безчестие наше, потому что мы умножили нечестие наше (Иер. 3, 25). Познахом беззакония отец наших (14, 20).

Так-то вот и мы, с добрым плачем и сожалением об изображенных выше наших пороках, припадаем ко кресту, на него возлагая свои надежды, чтобы при руководстве креста и с устремленною к нему мыслью приблизившись ко Христу Спасителю нашему, мы удостоены были пребывания вблизи Бога, в царстве небесном, о Христе Иисусе Господе нашем, Которому слава и держава во веки. Аминь.