Один Бог, одна вера, одно крещение. (Продолжение)

Первую часть статьи можно прочитать перейдя по этой ссылке.

В своей статье «Один Бог, одна вера, одно крещение»  я написал, что обливательное крещение, – «это ни какое не крещение».  Меня справедливо упрекнули, что я встал на позиции старообрядцев, которые, всякое крещение, будь то совершенное у еретиков или в Истинной Церкви, разделяют не по его происхождению, а по его форме. То есть,  старообрядцы разделяют крещения на «истинные» и «не истинные» в зависимости от того, являлось ли крещение погружательным или обливательным. В связи с этим, я бы хотел поправиться и уточнить то, что я имел в виду, но не корректно выразил.

Именно троекратное, погружательное крещение Православная Церковь всегда полагала нормативным и обязательным.

Отцы Церкви во многих своих трудах говорят именно о погружательном крещении. Святитель Василий Великий — «Великое Таинство Крещения совершается тремя погружениями и равными им по числу призываниями Отца, Сына и Святаго Духа, чтобы и образ смерти Христовой отпечатывался в нас и просветились души крещаемых через предание им Боговедения». Святитель в своем первом правиле называет погружательный способ крещения «изначальным преданием».

Тертуллиан пишет – «Трижды погружаемся, как Господь определил в Евангелии…». Климент Александрийский доказывает – «Будучи погружаемы в воду, мы просвещаемся». О погружении говорят и Апостольские постановления – «Потом мы, епископ или пресвитер, произнося над ними поименно священное призывание Отца и Сына и Святаго Духа, погружаем их в воде». Святитель Григорий Нисский в «Слове на Крещение Господне» пишет – «Как Спаситель был сокрыт в земле, так и мы сокрываемся в воде… троекратным погружением в оную».

На Руси всегда проявляли должное внимание погружательному способу крещения. Очень авторитетный в Русской Церкви Владимирский Собор 1274 года строго запрещает в подражание латинянам обливательное крещение и указует епископам и священникам, что крещение следует совершать только через погружение. «А что есть доныне крещали дети, в руках держа, а водою сверху поливали, а то неправо крещение» — писал митрополит Киприан псковскому духовенству в 1395 году. На Соборе 1620 года в Москве было установлено, что латинян следует принимать в Православие только через правильно совершаемое крещение. Обливание, таким образом, считалось настолько неверным обычаем, что его даже не признавали крещением; и католиков, и даже православных украинцев, крестили вторично.

Обливание допускалось только исключительно при невозможности погрузить человека полностью в воду; это была лишь крайняя мера: если человек находился в тюрьме или на одре болезни.
Однако, Церковь иногда признавала обливательное  крещение здоровых и свободных людей в исключительных случаях – по икономии.

Приведу лишь некоторые примеры:

Во-первых, Свт. Марк Эфесский на Флорентийском Соборе свидетельствует о том, что латиняне, которые до Собора к тому моменту крестились обливательно вот уже четыреста-пятьсот лет, принимаются Православной Церковью через миропомазание. Даже и спустя много веков после Флорентийского Собора,  до середины 18 века, в Греции,  обливательно крещенных латинян принимали только через помазание  Св. Миром.  

Во-вторых, в требнике Древней Русской Церкви (Митр. Даниила 14 в.) содержатся описания обливательного крещения младенцев (дабы они не задохнулись).  Российская Церковь и в 19-ом веке принимала латинян через Покаяние.

В-третьих, Русская Православная Церковь Заграницей принимала еретиков-сергиан, как известно крещеных обливательно, через покаяние.

Конечно же, все это отражало принцип икономии Церкви, а вовсе не нормальный порядок вещей. Несомненно, так же, что крещения, совершенные у еретиков и с нарушением формы, тем не менее, Церковью иногда признавались. Никогда не признавались они лишь как собственно Таинство.

Известная полемика со старообрядцами  19-ого века выявила каноническую и догматическую несостоятельность обрядоверия, которое, апеллируя к Правилу 50-му Св. Апостолов, ложно настаивало на неприемлемости для Церкви обливательного крещения в принципе, и, как следствие, невозможности признания со стороны старообрядцев,  церковности официальной Российской Церкви, в которой,  обливательное крещение в городских приходах было весьма распространено. Если быть точным,  из 50-ого Правила следовала лишь необходимость наказания для священника, совершившего обряд в одно погружение не во Имя Отца, Сына и Святого Духа:
«Если кто, епископ или пресвитер, совершит не три погружения единого тайнодействия, но одно погружение, даемое в смерть Господню: да будет извержен. Ибо не рек Господь: в смерть Мою крестите, но: шедше научите все народы, крестя их во имя Отца, и Сына и Святого Духа»  (50-е Правило Св. Апостолов).

Итак, Церковь, в некоторых случаях, по икономии признавала обряд Крещения, совершенный с нарушением формы. При этом,  если этот обряд происходил в Истинной Церкви, Церковь по икономии признавала его не только как обряд, но и как подлинное и спасительное Таинство. Если же Церковь принимала человека, крещенного с нарушением обряда от раскола или ереси, Она совершала над ним один из двух чинов икономии – Миропомазание или Покаяние, в каждом из которых подавалась так же и благодать Таинства Крещения, то есть, благодать присоединения к Церкви.  Ибо не может быть присоединения к Церкви вне Её Самой. Обряд еретиков – только обряд без благодатного содержания, не Таинство, и наполняется он благодатью Божией только в момент присоединения человека к Истинной Церкви.

Признавая обряд еретиков, совершенный внешне правильно, Церковь, тем не менее,  никогда не признавала благодатной действенности такого «таинства», совершаемого только Богом и только в Церкви Его.
Формы чиноприёма от ереси и раскола являются проявлением именно икономии Церкви. Там, где возможна икономия, возможна и акривия. В Церкви непротиворечиво существует два (икономия и акривия) подхода к приему от еретиков.
Первый подход озвучен решениями Карфагенского Собора, которые входят в Книгу Правил. По правилам Карфагенского Собора всех, приходящих в Церковь извне, полагается крестить.

Второй подход (о чинах икономии) озвучен в Первом каноническом Правиле Св. Василия Великого. По нему возможны чины икономии, каждый из которых, тем не менее, является приобщением от не-Церкви к Церкви – то есть, по благодати, даруемой Богом в момент Миропомазания или Покаяния, подлинным приобщением к Церкви – то есть, подлинным Крещением.

Российская Православная Церковь, на сегодняшний день подходит к вопросу приема еретиков с позиции акривии. Это обусловлено теми обстоятельствами, в которых оказалась современная Церковь. Когда Святая Церковь пользовалась весомой поддержкой государства, тогда она могла позволить себе икономию в вопросе приема еретиков, так как самодержавная власть, железной рукою сдерживала процесс распространения еретических метастазов внутри Церкви и общества.

Сегодня, оказавшись в агрессивной, апостасийной среде, Церковь оказалась весьма уязвимой. Принимая еретиков-сергиан в свою среду, только через покаяние, РПЦЗ приняла в себе смертельную дозу яда. Очень часто в РПЦЗ переходили люди не в поисках спасения, а руководствуясь иными мотивами. Заграничные приходы быстро наполнились либеральными и теплохладными эмигрантами последней волны, тяготевшими к унии с МП. Российские приходы, напротив, наполнились сергианскими псевдо-ревнителями, зараженными раскольничьим духом. В результате – большая часть РПЦЗ поглощена еретической Московской Патриархией, а меньшая часть, устоявшая в Истине, неимоверно умалилась от расколов устроенных псевдо-ревнителями.

И в завершении, я хочу повторить что, истинный православный способ крещения – это троекратное погружение в воду, во Имя Отца, Сына и Святаго Духа,  а мочение волос головы (практикуемое в МП) – это католическое развращение Православия. То, что происходит ныне в крестильнях МП, есть абсолютное небрежение, полная противоположность Евангельскому повелению, соборам, святым отцам, – и является жуткой профанацией крещения. Русь ныне нуждается в катехизации, в покаянии, в обращении и в истинном крещении.

Поэтому, достойны наивысшей похвалы отцы Русской Зарубежной Церкви, сохранившие  невредимой практику Святого Крещения в тяжких  условиях изгнания. Сохраним же и мы для будущих поколений это Священное наследие Церкви!

И.Н. Наговицын