Слово на Сретение Господне

Сретение Господне

Многие из великих мужей изумляются девству, и оно действительно достойно удивления, так как сродно ангелам, беседует с горними силами и свойственно существам бестелесным. Оно — светильник Святой Церкви. Оно победило мир, попрало страсти, укротило желания и не приобщилось Еве. Оно удалилось от скорбей, достигло чистоты и освободилось от страданий, так как на девство не простирается приговор, гласящий: Умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою. Итак, девство действительно достойно удивления как непорабощаемое стяжание, как свободы жилище, как аскетическое украшение, как высшее человеческого естества, как освобожденное от необходимых страданий, как вошедшее вместе с Христом-Женихом в чертог Царства Небесного. Вот какие и подобные им прославления девства. Но и честной брак превосходит всякий земной дар, так как он — многоплодное древо, изысканнейший цвет и корень девства. Он — насадитель разумных и одушевленных ветвей. Он — благословение на умножение мира, утешитель рода, созидатель человеческого существа и живописец Божественного образа. Он получил благословение Господа и удерживает собой весь мир. Он — сопроводитель Того, Кого он убедил вочеловечиться, так как может с дерзновением сказать: Вот, я и дети, которых дал мне Бог. Разрушь честной брак и не найдешь цвет девства, потому что именно от брака, а не от чего-либо иного, ты соберешь цвет девства. Говоря это, мы не вносим вражду между девством и браком, но выражаем изумление перед тем и другим, как необходимыми друг для друга. Поскольку Господь есть Промыслитель каждого из них, Он не противопоставляет одно из них другому, потому что и девство, и брак в равной степени причастны страху Божию. Ведь без благочестного страха Божия и девство нецеломудренно, и брак нечестен.

Это сказано было мною из того, что написано в законе и утверждено в благодати, что собрано повсюду и не найдено нигде, и исполнено в одном Господе, — я имею в виду первоявленный плод брака. Какой именно? Ты только что слышал, что сказал евангелист: По прошествии восьми дней, когда надлежало обрезать Младенца, дали Ему имя Иисус, нареченное Ангелом прежде зачатия Его. А когда исполнились дни очищения их, принесли Его в храм и представили Его пред Господом, как предписано в законе Господнем: всякий младенец мужского пола, разверзающий ложесна, будет назван святым Господу. Видишь, как благословение брака и сказанное в противоречие с общим открылось на одном Господе? Только на Господе, а не на ком другом, исполняется то, что всякий младенец мужского пола, разверзающий ложесна, будет назван святым Господу, хотя и сказано по отношению ко всем. Потому что всякое естество девы от плотской близости с мужчиной сначала разверзается, а затем уже утроба рождает. Но не так было при рождении Спасителя нашего, но Он, Сам разверзая утробу у Девы, не знавшей подобной близости, родился непостижимым образом. Поэтому пророчество о том, что всякий младенец мужского пола, разверзающий ложесна, будет назван святым Господу, относится только к Господу. Неужели свят Каин, окончивший жизнь в пороке, поскольку он прежде всех первым родился от материнской утробы? Неужели свят Исав, наследник войны и кровопролития, поскольку и он первым вышел из утробы матери? Неужели свят Рувим, осквернивший отцовское ложе и возбудивший изречение проклятия, поскольку и он тоже первым родился от плодовитой утробы Лии? Никто из них не свят, все они подлежат наказанию. Из этого становится очевидным, что к Господу относится пророчество: всякий младенец мужского пола, разверзающий ложесна, будет назван святым Господу, согласно сказанному Гавриилом Деве: Дух Святый найдет на Тебя, и сила Вышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим.

Но все-таки кто-нибудь из возражающих может сказать, что, если к Господу относится пророчество: Всякий младенец мужского пола, разверзающий ложесна, будет назван святым Господу, то Дева не могла остаться девой. Неизбежно девственная утроба окажется разверстой, если к Господу относится это пророчество, поскольку писание провозгласило: Всякий младенец мужского пола, разверзающий ложесна. Слушай внимательно: что касается девственного естества, то девственные врата вообще не были отверстыми по воле Того, Кого Она только что носила, в соответствии со сказанным о Нем: Это врата Господни, и Он войдет и выйдет, и будут врата затворены. Поэтому, что касается девственного естества, то врата девства вообще не были разверсты, а что касается могущества Родившегося Владыки, то ничто не затворено для Господа, но все открыто. Нет преграды, нет помехи, все открыто для Господа. Поэтому горние силы, приказывая дольним, воскликнули: Возьмите врата князи ваша и: внидет Царь славы. Итак, прекрасно девство — истинное девство, потому что есть различие и в девстве: одни девы задремали и уснули, а другие бодрствовали. Прекрасен и брак — истинный и честной брак, потому что многие сохраняют его, но многие нарушают. Прекрасно также и вдовство, так как справедливо упомянуть о трех чинах.
И, как я только что сказал, вдовство также прекрасно — вдовство истинное, получившее чистые венцы за подвиг целомудрия. Такой является упомянутая нами сейчас Анна пророчица, достигшая глубокой старости и обновившаяся юностью, как орлица. Только что ты слышал, что сказал евангелист Лука: Тут была также Анна пророчица, дочь Фануилова, от колена Асирова, достигшая глубокой старости, прожив с мужем от девства своего семь лет, вдова лет восьмидесяти четырех, которая не отходила от храма, постом и молитвою служа Богу день и ночь. Видишь, как возвеличена вдовица Анна в Божественном Евангелии. Поистине Анна есть анна. Значение имени соответствует славе ее нравов. Пусть услышат жены и подражают славной Анне, пусть устремятся тем же путем, чтобы достичь равных венцов. Пускай никто не оправдывает себя беззащитностью вдовства, чтобы не отвергнуть от себя святость единобрачия.

Анна — венец вдов: обликом жена, чином пророчица; во вдовстве пребывает, в Царстве Небесном обретается; телом измождена, душой бодра; лицо в морщинах, ум расправлен; согбенна от старости, пряма мыслью; годами увядшая, богопознанием цветущая; постится и не чревоугодничает; молится и не рассеивается; постоянно пребывает в храме, а не скитается по чужим домам; воспевает псалмы, а не пустословит; пророчествует, а не баснословит; посвящает себя божественному, непристойному не предается. Анна превзошла восхваляемую апостолом Павлом вдовицу. Какую вдовицу? Слушай, что Павел говорит: Вдовица должна быть избираема не менее шестидесяти лет,.. если воспитала детей, если умывала ноги святым, если помогала бедствующим, если была усердна ко всякому доброму делу. Она превзошла ту, которая восхвалена апостолом, и годами, и образом жизни. Разве не превзошла всех вдовиц та, которая удостоилась дара пророчества, и пребывает вместилищем Святого Духа, и всем ожидающим пришествия Господа во плоти указала на признаки этого пришествия, если евангелист сказал о ней, как ты только что слышал: И сама Анна в то время, подойдя, славила Господа и говорила о Нем всем ожидающим избавления в Иерусалиме. Видишь величие Анны? Она сделалась защитницей Господа и возвещала о Нем пред лицом Его Самого. О, чудо! Вдова, но обличала архиереев и книжников и, обличая их, воодушевляла весь народ. Она наблюдала за Господом и указывала на грядущее избавление в Иерусалиме, обращаясь ко всем собравшимся и объявляя им признаки Господа. Анна в новорожденном ребенке увидела Господа, она увидела дары и очистительные жертвы, принесенные за Него и вместе с Ним, но не смутилась тем, что Он мал возрастом. Анна исповедала младенца Богом, Врачом, Всесильным Искупителем, Сокрушителем грехов.

Не оставь без внимания сказанного Анной. Она обращалась к собравшимся, указывая всем присутствующим на деяния Господа: «Разве вы не видите Младенца, как Он тянется к сосцу Матери, а потом льнет к другому, приникает к материнской груди, до сих пор не ступавшего ногой по земле, принимающего обрезание в восьмой день? Разве вы не видите Этого Младенца? Это Он сотворил веки, Он утвердил небеса, Он распростер землю, Он оградил море берегами. Этот Младенец изводит ветры из сокровищ своих, Этот Младенец при Ное отверз затворы потопа, Этот Младенец сотворил дождевые струи, Этот Младенец веет снегами, как белотканным полотном. Этот Младенец посредством жезла Моисея освободил праотцев наших из земли Египетской, рассек Чермное море и провел их как бы по зеленой равнине и, изливая им в пустыне манну, дал им в удел землю, источающую молоко и мед. Этот Младенец предопределил, чтобы этот храм трудами отцов вознесся в высоту. Этот Младенец, давая клятву Аврааму, говорил: Умножая умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря. Об Этом Младенце пророческий сонм, вознося молитвы, говорил: Воздвигни силу твою и прииди во еже спасти нас. Да не смутит вас Младенец младенчеством Своим. Один и Тот же — и Младенец, и Собезначальный Отцу, Один и Тот же и годами исчисляется, и род Его никто не может исповедать, Один и Тот же и лепечет как младенец, и дает устам премудрость. Одно — по причине рождения от Девы, другое — по непостижимости Своего бытия. И об этом также дал понять Исаия, который говорит: Младенец родился нам — Сын дан нам. Как младенец Он рожден, как Сын — дан. Таков Он в видимом и Другой в умопостигаемом».

Вот пророчество Анны, вот достойные женщины речи, вот счастье вдовицы — истинной вдовицы, которая совершила превосходную перемену в своей жизни: она простилась с мужем и приняла Господа. Она семь лет от девства прожила с мужем, исполнив седмицу лет, и после этого на седьмом году прекратила общение с мужем. Достойным образом субботствовала, достойным образом обрела благодать воскресного дня. Анна уподобилась голубице. Она не предала забвению супруга, не изменила первой верности, не осквернила ложе, не отдала другому древо единобрачия. На ложе всегда помнила об умершем, как о живом, и не осквернила брачных одежд. К ней не относится обличение апостола Павла, который говорит: Они впадая в роскошь в противность Христу, желают вступать в брак. Они подлежат осуждению; потому что отвергли первую веру. По праву достойна осуждения та, которая вместе с богоданным супругом погребла и память о нем, тем более, если у нее ребенок или несколько детей, для чего и насажден закон брака. Но если у молодой вдовицы нет ребенка, то справедливо, что она, побуждаемая любовью к чадородию, стремится ко второму браку. Потому что и блаженный Павел, увещая к этому, восклицает: Желаю, чтобы молодые вдовы вступали в брак, а затем, показывая, в чем польза второго брака, добавляет, говоря: Желаю, чтобы молодые вдовы вступали в брак, рождали детей, управляли домом. Так что второй брак можно заключать ради деторождения. Но когда у вдовицы, стремящейся к браку, есть дети, то в дальнейшем такое рождение детей будет лишним, поскольку разумные колосья будут спорить между собой.

Итак, возвратимся вновь к евангельскому рассказу. Что повествует нам евангелист? Ведь полезно коснуться всего повествования в целом. Только что ты слышал, как евангелист Лука говорит о том, что сказал Симеон Деве: Се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий, — и Тебе Самой пройдет оружие душу. Что значит и Тебе Самой пройдет оружие душу? Слушай внимательно. Когда Симеон сказал Деве во всеуслышание о Господе, что Се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий, то, естественно, Мать Господа смутилась от сказанного Симеоном и сказала ему: «О человек, ты не понимаешь, что говоришь. Почему ты так печально возвещаешь о Христе? Тебе неведомо зачатие Младенца, и ты возвещаешь о Нем некое пререкание, как об обычном ребенке. В Нем нет никакого падения, но великая высота и снисхождение к тем, кому Он благодетельствует. Что же ты не благословляешь Его, говоря: «Се, лежит Сей не на падение, но на восстание многих в Израиле», и что значит в предмет пререканий?». Но Симеон ответил Деве: «Довольно Тебе, о Дева, что Ты называешься Матерью. Достаточно для Тебя, что Ты питаешь Питающего мир. Величие для Тебя то, что Ты во чреве носила Того, Кто носит все. Обитавший в Тебе ныне Христос и теперь во мне Сам повелевает произнести о Нем то, что Он лежит на падение и на восстание многих в Израиле: на падение неверующих иудеев и на восстание верующих народов». Се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий, назвав предметом пререкания крест. Потому что в самом кресте многие из неверующих прекословили Господу, высмеивая Его на делах и на словах, ударяя тростью, давая испить уксус, поднося к устам желчь, возлагая терновый венец, пронзая копьем ребра, ударяя руками по щекам, выкрикивая постыдные слова: Других спасал, а Себя Самого не может спасти. Поэтому, разъясняя это, он сказал: И в предмет пререканий. Многие прекословили Ему, когда Петр отрекся и все апостолы, как овцы, не имеющие пастыря, рассеялись. Из-за креста даже сердце Самой Девы исполнилось печалью, поэтому и говорила она: «Почему Я прежде не умерла? Почему Я застала этот день? Пребываю Девой, а больше чем у матерей терзается утроба моя». Эти бесчисленные помышления Девы Симеон назвал оружием, потому что они пронзили Ее до глубины, потому что вносят соблазны, как Господь сказал: Все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь. Оттого Симеон и добавляет, говоря: и Тебе Самой пройдет оружие душу, да откроются помышления многих сердец. Видишь, как бесчисленные помышления названы оружием, потому что они пронзают до глубины, потому что они доходят до сердца и поражают до мозга костей? Вот какими помыслами была охвачена Дева, потому что не знала еще о том, что Воскресение близко. Поэтому после Воскресения нет уже обоюдоострого меча, но радость и веселье.

Итак, предметом прекословия Симеон называет крестные страдания, во время которых оружие помыслов прошло в душу Девы. Но все-таки возможно, что кто-нибудь скажет: «Откуда у нас доказательство?». Из самих поучений Господа. Слушай, что Он говорит: Род сей лукав, он ищет знамения, и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка. Ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи. Видишь, что крестные страдания называются знамением, и не только в Новом Завете, но и Ветхом? Потому, что Ветхий Завет совершенно согласен с Новым. Поскольку Один и Тот же Бог является Законодателем того и Виновником этого. И кто свидетель этого? Сам Господь. Слушай, что Он говорит через пророка Иезекииля ангелам-жнецам, когда Он указывал на всеобщую кончину: Пусть не жалеет око ваше, и не щадите; старика, юношу и девицу, и младенца и жен бейте до смерти, но не троньте ни одного человека, на котором знак. Вот оно, знамение Ветхого и Нового Заветов: это — крест, спасающий мир, посредством Иисуса Христа Господа нашего, Ему слава и сила во веки веков. Аминь.

Слово на Срѣтеніе Господне

Приготовляя къ принятію Царя славы торжество, достойное настоящаго праздника Господня, апостолъ Павелъ благоустрояетъ ряды церковнаго собранія и говоритъ: братіе! не дѣти бывайте умы: но злобою младенствуйте, умы же совершени бывайте (1 Кор. 14, 20). Ибо въ такомъ случаѣ (т. е. съ совершеннымъ умомъ) священное собраніе будетъ служить къ чести и славѣ Бога Всесовершеннаго, Которому мы празднуемъ нынѣ, отъ Котораго — всякій даръ и совершенство, Которому мы содѣлались стѣлесниками и сонаслѣдниками. Какъ тогда, когда войска приготовляютъ царю торжественное шествіе, прилично, чтобы избранные для несенія его на копьяхъ воины были преукрашены, и чтобы предъ царемъ несли изящное изображеніе его лица: такъ и намъ необходимо встрѣчать спасительные и духовные праздники, преображаясь обновленіемъ ума нашего и отлагая ветхаго человѣка и нося въ себѣ, насколько это возможно людямъ, подобіе Божественнаго образа. Самый сонмъ горнихъ духовъ, услаждаясь спасеніемъ человѣковъ, празднуетъ вмѣстѣ съ земнородными, когда послѣдніе на землѣ лобызаютъ ангелоподобную жизнь. И тогда, когда (если можно такъ выразиться) въ началообразный день настоящаго праздника во образѣ Божіи сый и зракъ раба Принявшій, исполняя предписаніе закона, будучи сорокадневнымъ младенцемъ, приходитъ въ храмъ съ Рождшею и Приносящею установленныя жертвы: тогда чиноначалія безплотныхъ, склонивши выи, какъ рабы, невидимо приготовляютъ богоприличное торжество и покланяются неизреченной премудрости, ожидая откровенія тайны, сокрытой въ Богѣ, все сотворившемъ. Воспоминаніе сего нынѣ празднуя, будемъ, подобно безплотнымъ умамъ, питаться духовными созерцаніями, станемъ причастниками ихъ достоинства, не закрывая ока душевнаго тѣнью закона, но открытымъ лицемъ взирая на славу Господню (2 Кор. 3, 18).

Изреченіе закона: всякъ мужескій полъ, ложесна разверзаяй, святъ Богу не могло исполниться ни на комъ иномъ, какъ только на воплотившемся Богѣ. Онъ одинъ, неизреченно зачатый, — единственный въ духовномъ смыслѣ мужескій полъ (представитель мужескаго пола) и достойно именуется святымъ, какъ и (архангелъ) Гавріилъ, благовѣствуя Богородицѣ о животворящемъ рождествѣ, а равно и упоминая о законоположеніи, къ Нему одному относившемся, сказалъ (Лук. 1, 35): тѣмже и раждаемое свято наречется Сынъ Божій (ибо наименованіе святаго вполнѣ соотвѣтствуетъ Божественному чудодѣйствію, разверзающему дѣвственную утробу). Хотя о всѣхъ первенцахъ сказано, что они называются святыми (поелику получили это наименованіе чрезъ посвященіе ихъ Богу), но о перворожденномъ всея твари ангелъ сказалъ: раждаемое свято, ибо, по слову пророка, Онъ съ самаго рожденія отринулъ лукавое и избралъ благое (Ис. 7, 16). Господь всяческихъ (уже предопредѣливъ пораженіе первенцевъ египетскихъ) повелѣлъ Моисею: освяти Ми всякаго первенца перворожденнаго, разверзающаго всякая ложесна въ сынѣхъ Израилевыхъ отъ человѣка до скота (Исх. 13, 2). Это Божественное повелѣніе такъ ясно изглагается въ книгѣ Числъ: и всякое разверзающее всяка ложесна отъ всякія плоти, елика приносятъ Господу, отъ человѣка до скота, тебѣ да будутъ: но токмо искупленіемъ искупятся первенцы человѣчестіи, и первенцы скотовъ нечистыхъ да искупятся. И искупъ его отъ единаго мѣсяца, сцѣненіе пять сикль, по сиклю святому. Обаче первородная тельцевъ, и первородная овецъ, и первородная козъ, да не искупятся: свята суть: и кровь ихъ проліеши у алтаря (Числ. 18, 15-17). Итакъ, Божественный голосъ соединилъ первенцевъ Израиля съ нечистыми животными: поелику они въ подзаконномъ служеніи не имѣли истинной чистоты и святости; находясь въ состояніи безсловесныхъ, іудеи были недостойны возносить словесную службу и быть приводимыми въ духовное всеплодіе къ таинственнѣйшему жертвеннику Новаго Завѣта. Въ выкупъ за нихъ обыкновенно приносились кровавыя жертвы, установленныя закономъ, причемъ, конечно, намѣреніе законодателя направлялось къ духовному совершенству. Приводимыя же въ жертву животныя, кровь которыхъ узаконено было проливать предъ жертвенникомъ, ясно назывались святыми, и, конечно, въ этомъ образно предначертывалась истина: ибо предавшій Себе за ны приношеніе и жертву Богу въ воню благоуханія (Ефес. 5, 2), Господь нашъ Іисусъ Христосъ, дѣйствительно и истинно святъ. Пророческимъ духомъ предвозвѣщая отверженіе первенцевъ израильскихъ и приношенія тѣлесныхъ жертвъ, пророкъ Михей говоритъ: Въ чемъ постигну Господа, срящу Бога моего Вышняго? Срящу ли его съ тельцы единолѣтными? Еда пріиметъ Господь въ тысящахъ овновъ, или во тьмахъ козлищъ тучныхъ? Дамъ ли первенцы моя о нечестіи моемъ, плодъ утробы моея за грѣхи души моея (Мих. 6, 6-7)? Итакъ, блаженный Михей назвалъ первенцевъ Израиля по плоти первенцами нечестія. Но вотъ воплотившійся Богъ вмѣстѣ съ рожденіемъ Своимъ умертвилъ порожденіе діавола — грѣхъ, — освящаетъ же Богу и Отцу не только первенцевъ человѣческихъ, но и весь родъ человѣческій. Какъ въ древности законоположительное слово прообразовательно приводило къ Богу, вмѣсто первенцевъ, колѣно, получившее въ удѣлъ священнослуженіе: такъ теперь — въ свѣтломъ образѣ истины мы должны знать, что архіерей и посланникъ исповѣданія нашего, преподобный, безскверный, отлученный отъ грѣшникъ и вышше небесъ бывый, приводится тѣлесно Богу и Отцу взамѣнъ искупаемаго Имъ человѣчества, и это тѣмъ преимущественнѣе, что мы видимъ, какъ все человѣчество оказалось ниже Его настолько, насколько безъ всякаго прекословія благословляемый стоитъ ниже благословляющаго (Евр. 7, 7). Древле цѣна левитскаго служенія отдавалась только за одинъ израильскій народъ, и левиты служили выкупомъ за однихъ только первенцевъ (Числ. 3, 12. 41). Христосъ же, архіерей грядущихъ благъ, и не по чину Ааронову, но по чину Мелхиседекову, перемѣнивъ священство тѣмъ, что онъ былъ изъ другого колѣна (ибо извѣстно, что отъ колѣна Іудова возсія Господь нашъ), — совершилъ и перемѣну закона, приведши насъ отъ сѣни законной къ Евангелію царствія небеснаго; по чину же Мелхиседекову Онъ привелъ Себя Отцу въ замѣну не за одного только Израиля, всѣ народы, и сталъ архіереемъ исповѣданія всѣхъ людей. Цѣна же пяти сиклей, назначенная закономъ за каждаго изъ первородныхъ, прикровенно указываетъ на то, что каждый изъ насъ долженъ посвятить Богу всякое чувство и дѣла, совершаемыя чрезъ чувства, и приносить ихъ чистыми Создателю, какъ святой и законный выкупъ… Итакъ, Спаситель былъ принесенъ, согласно требованію закона, во храмъ видимо, духовно же принесъ къ Отцу начатокъ нашего смѣшенія и показалъ все его святымъ и достойнымъ стать приношеніемъ Богу. Къ сему въ древности стремился законъ, и къ этому направлялись какъ законоположеніе о первенцахъ и замѣнѣ ихъ левитами, такъ и оцѣнка дидрахмами. И пока ночь невѣдѣнія покрывала все, — законное служеніе, на подобіе звѣздъ, давало нѣкій блѣдный и малый свѣтъ; когда же взошло Солнце правды, явился Востокъ свыше, и возсіялъ день спасенія: свѣтильники законныхъ установленій затмились отъ лучезарнаго свѣта благодати… Но воспоемъ побѣдную пѣснь Человѣколюбцу, напитавшись истинно небесной пищи, напившись воды изъ истиннаго камня, пойдемъ къ горѣ Божіей Хориву — къ высокому ученію Евангелія, дабы внять гласу Божіихъ трубъ — словесамъ блаженнаго Луки, возглашающаго тайноводительства Святаго Духа.

И егда исполнишася дніе очищенія ею, по закону Моѵсеову, вознесоста Его во Іерусалимъ, поставити Его предъ Господемъ, якоже есть писано въ законѣ Господни: яко всякъ младенецъ мужеска полу, разверзая ложесна, свято Господеви наречется: и еже дати жертву, по реченному въ законѣ Господни, два горличища или два птенца голубина. И се бѣ человѣкъ во Іерусалимѣ, емуже имя Сѵмеонъ: и человѣкъ сей праведенъ и благочестивъ, чая утѣхи Исраилеви: и Духъ бѣ Святъ въ немъ. И бѣ ему обѣщано Духомъ Святымъ, не видѣти смерти, прежде даже не видитъ Христа Господня (Лук. 2, 22-27). Что это значитъ: чая утѣхи Исраилевы? — Ожидая явленія истины и переселенія къ ней израильскаго народа отъ законной сѣни, дабы научиться первымъ началамъ истины и возвыситься къ совершенству въ ней. И нельзя сказать, что, такъ какъ іудеи были въ злостраданіи и рабствѣ, — что Сѵмеонъ ожидалъ возвращенія ихъ къ свободѣ и древнему состоянію. У нихъ находилась въ цвѣтущемъ состояніи вся древняя обрядность (и храмъ существовалъ, и приносились жертвы въ немъ), и сохранялось все свойственное ихъ племени общественное устройство; подзаконный строй жизни отъ господства надъ Израилемъ иноплеменниковъ (римлянъ) не потерпѣлъ никакого вреда, который побудилъ бы праведнаго старца ожидать утѣшенія. И не только не было ничего необычнаго въ томъ, что находились подъ иноземною властію іудеи — достойные еще болѣе суровой жизни, но и нѣкоторыхъ изъ праведниковъ, ихже не бѣ достоинъ весь міръ (Евр. 11, 38), долготерпѣніе Божіе поставляло подчиненными нечестивцамъ, дабы сильнѣе обнаружилась слава ихъ благочестія… Итакъ, мудрый Сѵмеонъ ожидалъ духовнаго утѣшенія Израилю: ибо ему (Сѵмеону) было открыто, что прежде переселенія своего онъ увидитъ явленіе Христа Господня. И пріиде Сѵмеонъ духомъ въ церковь: и егда введоста родителя отроча Іисуса, сотворити има по обичаю законному о Немъ, и той пріемъ Его на руку своею, и благослови Бога, и рече: нынѣ отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему, съ миромъ: яко видѣстѣ очи, мои спасеніе Твое, еже еси уготовалъ предъ лицемъ всѣхъ людей: свѣтъ во откровеніе языкомъ, и славу людей Твоихъ Исраиля (Лук. 2, 27-32). О, истинно блаженный и треблаженный старецъ! Какъ блаженно твое, истинно святое, шествіе во храмъ, коимъ ты шелъ къ исходу отъ жизни! Сколь блаженны очи твоей души и тѣла, воспріявшія видимое Богоявленіе и познавшія во плоти Бога Слова! Какъ блаженны твои руки, осязавшія Слово жизни! Какъ блаженъ твой языкъ, благовѣствовавшій откровеніе Свѣта жизни! И что я спѣшу приложить особую похвалу къ каждому твоему члену, когда евангелистъ уже прежде научилъ, что ты весь достохваленъ и служишь жилищемъ Святому Духу! Но пріиди, о блаженный отецъ, Святымъ Духомъ, глаголющимъ въ тебѣ, открой сокровище, сокрытое въ немногихъ словахъ твоихъ (ибо Слово Божіе приводитъ насъ за совѣтомъ къ вамъ и подобнымъ вамъ, украшеннымъ сѣдиною, яже свыше премудрости, истиннымъ старцамъ и отцамъ, дабы мы научились спасительнымъ наставленіямъ: вопроси отца твоего, и возвѣститъ тебѣ, старцы твоя, и рекутъ тебѣ (Втор. 32, 7). Нынѣ отпущаеши, говоритъ, раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему съ миромъ. Съ тѣхъ поръ, какъ Христосъ, вочеловѣчившись, истребилъ враждотворный грѣхъ и возсоединилъ насъ съ Отцемъ, преставленіе святыхъ совершается въ мирѣ. Предвозвѣщая это, и великій Давидъ сказалъ: въ мирѣ вкупѣ усну и почію (Псал. 4, 9), указывая не на настоящее, а на имѣющее быть по пришествіи Христа; и такъ какъ эта надежда (мирнаго успенія во Христѣ) обитала во святыхъ, то святый Давидъ говоритъ Духомъ: яко Ты, Господи, единаго на упованіи вселилъ мя еси (Псал. 4, 10). Блаженный же старецъ Сѵмеонъ, видя уже наступившее время, изрекъ: нынѣ отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему съ миромъ, показывая исполненіе Божественнаго обѣтованія. Яко видѣстѣ, говоритъ онъ, очи мои спасеніе Твое, еже еси уготовалъ предъ лицемъ всѣхъ людей, т. е. спасеніе, явившееся чрезъ Христа всему міру, а не одному Израилю. Почему же выше говорится, что Сѵмеонъ чаялъ утѣхи Исраилевы, а теперь онъ возвѣщаетъ спасеніе Божіе предъ лицемъ всѣхъ людей? — Это потому, что Сѵмеонъ тогда узналъ отъ Духа Святаго о томъ, что будетъ утѣшеніе Израилю, когда и всѣмъ людямъ было уготовано спасеніе. Смотри же на точность Божественнаго вдохновенія. Старецъ говоритъ: свѣтъ во откровеніе языкомъ, и славу людей Твоихъ Исраиля, возвѣщая въ отношеніи къ Израилю совершенно согласное съ великимъ апостоломъ Павломъ, изрекшимъ: дондеже исполненіе языковъ внидетъ. И тако весь Исраиль спасется (Рим. 11, 25-26). Сказавши: свѣтъ во откровеніе языкомъ, онъ даетъ намъ понять откровеніе спасенія Божія, поелику въ совершенной тьмѣ, въ какой до пришествія Христова находились народы, не было свѣта богопознанія. Но такъ какъ Израиль, хотя слабо, однако просвѣщался прообразовательнымъ закономъ, то старецъ и не сказалъ о свѣтѣ на него, а провозвѣстилъ ему славу, воспоминая древнюю исторію, — что, какъ дивный Моѵсей, ставъ собесѣдникомъ Божіимъ, имѣлъ славу на лицѣ, такъ и они, ставъ чрезъ вѣру собесѣдниками воплощеннаго Свѣта, явятся во славѣ, преображаясь, по слову апостола, въ тотъ же образъ, якоже отъ Господня Духа (2 Кор. 3, 18).

Слова же богомудраго Сѵмеона, что Господь лежитъ на паденіе и на востаніе многимъ во Исраили (Лук. 2, 34), сходствомъ мыслей съ предсказаніями пророческими показываютъ, что въ пророкахъ и въ Новомъ Завѣтѣ говоритъ одинъ и тотъ же Богъ и Законоположникъ. Пророческое слово изрекло ранѣе, что Камень претыканія и Камень соблазна (Ис. 8, 14; 1 Петр. 2, 7) будетъ причиною того, что вѣрующій въ Него не постыдится. Итакъ, Онъ (Спаситель) — паденіе для падающихъ чрезъ невѣріе по причинѣ уничиженія плоти Его, возстаніе же для познающихъ силу домостроительства. А говоря, что Самой Богородицѣ душу пройдетъ оружіе, Сѵмеонъ ясно пророчествуетъ о страсти на крестѣ: ибо чрезъ возвѣщенное и содѣянное отъ преславнаго зачатія до крестной смерти Спасителя Богородица имѣла о Немъ высочайшее и благоприличнѣйшее понятіе (представлявшее) какъ бы одно неразсѣкаемое тѣло; въ позорищи же крестомъ Она потерпѣла какъ бы нѣкоторую рану, хотя чудо воскресенія и совершило полное уврачеваніе раны. Впрочемъ, Сѵмеонъ указываетъ, что не Она одна подвергнется такому страданію, а предсказываетъ, что открыются колеблющіяся и двоящіяся помышленія отъ многихъ сердецъ, — предсказываетъ затѣмъ, чтобы, вслѣдствіе различія мнѣній о Спасителѣ, Богоматерь Дѣва нисколько не смущалась…

И бѣ Анна пророчица, дщи Фануилева, отъ колѣна Асирова, сія заматорѣвши во днѣхъ мнозѣхъ, живши съ мужемъ седмь лѣтъ отъ дѣвства своего. И та вдова яко лѣтъ осмьдесять и четыре, яже не отхождаше отъ церкве, постомъ и молитвами служащи день и нощь: и та въ той часъ приставши исповѣдашеся Господеви, и глаголаше о Немъ всѣмъ чающимъ избавленія во Іерусалимѣ (Лук. 2, 36-38). Въ то время были и другія соименницы сей блаженной пророчицѣ (Аннѣ) и имѣли одни съ нею священныя занятія, пребывая въ постѣ и молитвахъ; потому-то, чтобы точнѣе опредѣлить ея лицо, Евангелистъ присоединяетъ къ упоминанію объ ея отцѣ и названіе его колѣна, — увѣнчиваетъ ее великими похвалами, вполнѣ достовѣрными для слушателей, коимъ онъ говорилъ. Такъ какъ пророчица Анна говоритъ въ старости слабой и не весьма ясно слышимой, то, какъ бы приблизивши ухо нашей мысли къ ея устамъ, посмотримъ, что и она изрекла ожидавшимъ избавленія въ Іерусалимѣ. По ходу мысли слѣдуетъ, что она говорила о Господѣ на основаніи пророческихъ словъ, такъ какъ и тѣ, которымъ, по словамъ Евангелія, она говорила, конечно, изъ возвѣщенныхъ пророками Божественныхъ предсказаній научились ожидать избавленія. Конечно, ей хорошо были извѣстны слова великаго Исаіи: Отроча родися намъ, Сынъ и дадеся намъ, Его же начальство бысть на рамѣ Его: и нарицается имя Его: велика совѣта ангелъ (Ис. 9, 6). Свѣтися, свѣтися, Іерусалиме, пріиде бо твой свѣтъ, и слава Господня на тебѣ возсія (Ис. 60, 1); также прореченіе великаго Давида: Видѣша вси концы земли спасеніе Бога нашего (Псал. 97, 3). Милость и истина срѣтостѣся, правда и миръ облобызастася (Псал. 84, 11). Прежде солнца пребываетъ имя Его: и благословятся о Немъ вся колѣна земная, вси языцы ублажатъ его, поработаютъ Ему и поклонятся Ему (Пс. 71, 11. 17); или потомъ честный и ангелоподобный голосъ мудраго Малахіи: се Азъ посылаю ангела Моего, и призритъ на путь предъ лицемъ Моимъ: и внезапу пріидетъ въ церковь свою Господь… и ангелъ завѣта, его же вы хощете (Мал. 3, 1). И изъ иныхъ таинственныхъ увѣтовъ — изъ другихъ пророческихъ изреченій она (пророчица Анна) соплетала божественный и блаженный вѣнецъ, хотя уже слабою и дрожащею рукою, какъ заматорѣвшая во днехъ мнозѣхъ. Не могло вмѣститься тогда въ слушающихъ изъясненіе высокихъ мыслей о Господѣ, поелику, и послѣ явленія знаменій и возвѣщенія богодухновенныхъ таинствъ, Раздаятель сокровищъ мудрости и знанія — Христосъ сказалъ ученикамъ Своимъ: много имамъ глаголати вамъ, но не можете носити нынѣ (Іоан. 16, 12). Впрочемъ, хотя старица и пророчица, представлявшая собою законъ, состарѣвшійся, обветшавшій и близкій къ уничтоженію, не ясно говорила о Христѣ, тѣмъ не менѣе ея рѣчь была не безполезна для разумныхъ слушателей, какъ и предвозвѣщеніе великаго таинства закономъ въ тѣняхъ и гаданіяхъ.

Итакъ, пріидите и вы, духовные отцы и братіе, наученные праздновать во обновленіи духа, а не въ ветхости писмене (Рим. 7, 6). Пріидите возрадуемся Господеви, воскликнемъ Богу Спасителю нашему: предваримъ лице Его во исповѣданіи и во псалмѣхъ воскликнемъ Ему (Псал. 94, 1-2). Будемъ выну приносити Богу жертву хваленія, сирѣчь плодъ устенъ исповѣдающихся имени Его (Евр. 13, 15). Не забудемъ благотворенія и общенія: таковыми бо жертвами благоугождается Богъ (Евр. 13, 16). Очистимъ себя отъ всякой скверны грѣха, и да обновится яко орля духовная юность наша, какъ и блаженнаго старца Сѵмеона, дабы и мы мирно и радостно въ доброй вѣрѣ и спасительной надеждѣ текли къ исходу изъ жизни и не со страхомъ и стыдомъ окончили сію жизнь. Будемъ подражать усердному и непрерывному пребыванію Анны въ пощеніяхъ и молитвахъ, дабы намъ не оказаться хуже жены, и притомъ подвизавшейся такъ подъ сѣнію закона, гдѣ такіе примѣры — рѣдки. Напротивъ, какъ освѣщаемые свѣтомъ благодати, вспомоществуемые непреложнымъ упованіемъ, укрѣпляемые силою Святаго Духа, не станемъ удаляться помыслами нашими отъ страха Божія, но пригвоздимъ ему плоти и умы наши. Внемлемъ великому Павлу, который учитъ: обручихъ васъ единому мужу дѣву чисту представити Христови (2 Кор. 11, 2), и не будемъ отвергать себя отъ завѣта со Христомъ чрезъ смѣшеніе съ растлителемъ жизни нашей исполненіемъ его пожеланій, подражая и въ этомъ мудрости и единобрачію пророчицы. Принесемъ и мы къ вышнему жертвеннику, какъ пару горлицъ, чистоту души и тѣла, или, какъ пару молодыхъ голубей, попеченіе о добромъ не только предъ Богомъ, но и предъ человѣками, дабы и мы, преуспѣвши премудростію и благодатію и пришедши въ мѣру возраста исполненія Христова, ставши совершенными по внутреннему человѣку и содѣлавшись жилищемъ Духа Святаго, — возвратились въ истинное отечество наше — горній Іерусалимъ, въ которомъ и удостоились вѣчной радости и блаженнаго царства во Христѣ Іисусѣ, Ему же слава и владычество со Отцемъ и Святымъ Духомъ нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.