Вера и разум

Пока ещё трудно осмыслить и выразить словами всё значение двух исторических Соборов: Свечного и Московского, но уже становится очевидным тот непреложный факт, что отныне отсчёт истории как Русской Церкви так и самой Россiи будет вестись от этих, переломных в нашей жизни, событий.
 
Возможно, не скоро стихнут споры суетных ораторов и обременённых интеллектом маститых «канонистов» о правомочности и законности прошедших Соборов, однако за всеми этими дрязгами, призванными придать видимость благородного возмущения, действиями возмутителей устоявшегося  «благополучия», скрывается банальный эгоизм и шкурничество, что очень хорошо видно по аргументации и направленности критики любителей поупражняться в гимнастике ума, но забывших о даре рассуждения. Ещё отец толстовства граф Толстой как-то высказал, что ум человеческий напоминает ему маленького котёнка: шаловливого и безпечного, до тех пор пока он не упрётся головой в стенку, здесь он сникает и писается. Такой стенкой для рассудочного  человека становится  христианская вера и в попытке компенсировать свою духовную несостоятельность он прикрывается логикой чистого разума, становясь на путь законника и фарисея. При этом эгоистичный ум не позволяет верно оценить собственное плачевное состояние и уводит своего адепта в дебри казуистики, венчая его главу венком из нарциссов. Занятые сами собой такие «обличители», «моралисты», «ревнители», «канонисты» проглядели самое главное: они не заметили как вышли за ограду Церкви.
Если для нас является совершенно очевидным тот факт,  что Русская Зарубежная Церковь под омофором владыки Виталия  оставалась полноценной и законной Русской Церковью то почему не задаться мыслью – куда же она могла пропасть после событий в Мансонвилле? Тем более мы знаем, «что врата ада её не одолеют» и как, при этом, можно говорить, что, дескать, теперь уже и погибель наша пришла, т.к. законная церковная иерархия вся исчезла, а осталось два-три рьяных канониста, знающих некие тайные тропы в Царство Небесное. По-видимому, такая точка зрения является всё же ошибочной и следует не увлекаться составлением юридических обоснований собственных заблуждений, а вникнуть в нравственно-духовную суть произошедшего перелома. К тому же не будем забывать, что глава Церкви наш Господь Иисус Христос и без Его промыслительной воли с нашей главы даже волос не падёт. Потому не логичнее ли будет принять эту волю, чем строить собственные гипотезы о гибели Русской Церкви или же сочинять оправдания подлинным расколоучинителям.
 
«Итак, ещё один вопрос: кому или чему надёжнее вверять истину Христову – живому ли чувству веры или разуму? Мы хорошо знаем с вами, что дала Церкви Православной и всему мiру простая, сердечная и живая вера: она обогатила Церковь благодатными дарами чудес, высоких духовных подвигов, привела мiр ко Христу, победила его своей силой, открывала и просвещала разум, обогащая всех мудростью, неведомой мудрецам мiра сего, была творческой, созидательной силой во всех областях духовной, святой христианской жизни. Мы хорошо так же знаем, что давал Церкви, даёт и будет давать ей один лишь человеческий разум, всегда почти восстающий на «разум Христов»(ср.: 2 Кор.10,5). Он дарил Церкви заблуждения, соблазны, ересь, расколы и многое другое, что не от истины  Христовой. Об этом красноречиво говорит история жизни церковной, древняя и настоящая». Священомуч. архиеп. Феодор (Поздеевский).
 
Именно в том случае, когда наш ум находится под игом Христовым он и способен приносить благие плоды веры и покаянии, озаряя жизненный путь христианина подлинной любовью и раскрываясь в талантах. В противном случае  самые благие потуги ведут к деградации и самоуничтожению, чему яркий пример нынешняя Россияния в узах московской «патриархии».
 
«Верующий разум» — вот чем, по нашему мнению, должна характеризоваться православная богословская наука. Он должен стать носителем церковной истины и принципом научной богословской работы, а не так называемая «разумная вера» и поиски этой веры.
Первый возможен только в Церкви, в союзе с её верой, предполагает и выражает этот союз и не выводит человека из Церкви. Последняя неизбежно ведёт из Церкви, ведёт к разрыву с её верой и сознанием, ибо самое-то веру свою и церковную он думает обосновать на началах своего разума». Священомуч. Архиеп. Феодор (Поздеевский) 
 
 Верующий разум – вот чего мы не наблюдаем во всех баталиях разыгрывающихся вокруг нашей Церкви: если вспомнить всю историю РПЦЗ, со дня образования до возвращения на Родину, то каких только обвинений мы не найдём в её адрес, но не один из «обличителей» не мог осудить нас с духовной и нравственной позиций, в «лучшем» случае прикрывая свою мнимую любовь к «брошенной» пастве эмоциональной демагогией. Потому окончательно утратив дар различения духов, не имея силы церковной  благодати они скатываются до уровня духовных контрабандистов, попросту воруя у Церкви духовный жемчуг. Чтобы в этом убедиться далеко ходить не надо, стоит только заглянуть в церковную лавку М.П. или других сектантов, дошло до того, что издавая нашу литературу они запросто убирают обличающие их места, так была купирована книга архим. Константина (Зайцева) «Чудо русской истории»,  без зазрения совести  идёт бойкая торговля трудами таких ярких «зарубежников» как о. Серафим (Роуз), митр. Антоний (Храповицкий), архиеп. Аверкий (Таушев), И.А. Ильин, И.С. Шмелёв, которые, что называется, на дух не переносили советской лже-церкви.
Не у одного человека уже «опустились руки» от кажущейся безысходности и от сознания собственного безсилия  изменить что-либо в  обществе и в стране. От ощущения того, что мы находимся в желудке красного питона, спокойно переваривающего свою пищу, волосы становились «дыбом». И вдруг: «Изволися Святому Духу и нам» и где «изволися»?  В центре страны, в оккупированной Москве.
 От Мансонвилля к Москве как по радуге пробежал благодатный огонёк, поселив в сердцах верных надежду, именно такое сравнение приходит на ум, когда вспоминаешь свою первую реакцию на сообщения об Архиерейском Соборе в Москве.
В наш заброшенный дом вернулась полноправная хозяйка, да не простая, жених ей сам Господь. Для нас это наша единственная законная власть, которая вправе указать вору и разбойнику на его подлинное место.
Если лет десять назад ещё кое-кого и можно было убедить в нецелесообразности переезда нашего Синода на территорию Россiи, мотивируя это непреждевременностью и требованиями безопасности, то кто сегодня предложит существовать Русской Церкви окончательно отказавшись от исторической Родины и лишив своих заблудших соотечественников возможности принести покаяние в святоотеческой купели родного православия? При нынешнем режиме останется ли вообще кому принести покаяние в недалёком будущем.
  Ещё раз внимательно вчитаемся в послесоборное послание нашего Первоиерарха. Разве не увидим мы в нём отеческой боли за оставленный в дикости народ, за поруганное Отечество и как увязать этот глас с теми потугами, которые предпринимают новые хамы из М.П. и РПЦЗ(л) пытаясь гниющий организм Россиянии выдать за духовное цветение подлинной Россiи.  Вновь встаёт дилемма: кто прав? Пусть каждому подскажет его совесть и сердце.
Когда в конце двадцатых годов на Красной площади случилась авария в канализационном коллекторе, и фекалии залили саркофаг лысого вождя, патриарх Тихон заметил: «По «мощам» и елей», Если мы вспомним, что в то время происходило в Совдепии, то сможем верно оценить мужество предстоятеля Российской Православной Церкви. Отсюда понятно, что истинная Церковь никогда не могла быть средством духовного порабощения русского народа большевицкой властью, а так как мы вновь обрели в своём доме законную власть, то вправе потребовать у кривителей очистить нашу древнюю столицу от «святынь» красных преступников, каковы труп сифилитика Бланка и красные пентаграммы на башнях нашего Кремля. Возможно уже ближайший Собор Российской Церкви предпримет в этом направлении конкретные шаги, которые, верим, приблизят освобождение Россiи.
Утратив чувство исторической преемственности, потеряв Родину все самочинные сборища волей-неволей вынуждены объединятся вокруг интересов личного бытия, без любви к истине и Христу, что можно наблюдать по склокам происходящим в патриотических организациях московской «патриархии». Таков результат поисков «разумной веры», вне церковной благодати и без покаяния, приводящий к суете с торбой советского наследия.     
 
Если мы попробуем провести анализ лавровского и жуково-целищевского расколов то увидим, что именно в этих случаях над всеми прочими причинами превалирует страх перед потерей жизненного благополучия. О подобной опасности писал в 1918г. русский князь Е. Н. Трубецкой, находясь в большевицкой Москве:  «Одно из величайших препятствий, задерживающих духовный подъём, заключается в том призрачном наполнении жизни, которое даёт житейское благополучие. Комфорт, удобство, сытость и весь обман исчезающей, смертной красоты – вот те элементы, из которых слагается пленительный мираж, усыпляющий и парализующий силы духовные».
В целом же это ведёт к тому, что происходит отказ от Креста и от подвига, без каковых, как известно, нет спасения. Ведь как русским людям и сынам Россiи нам памятна и клятва 1613года и ещё более древние заветы «не нести Русь розно»  и потому невозможно не заметить как чья-то тёмная рука старается привить нам навыки хамовой души, а это забвение собственной истории и, как следствие, презрение к предкам.
      У черногорцев есть следующая притча: умирая старик-отец подозвал к себе сыновей и даёт им такой наказ:
— Берегите Камчатку.
 К великому сожалению нам приходится скорбеть о том, что наши оппоненты не то что не черногорцы, а даже не русские люди. Потому напомним им завет одного белого генерала своему сыну:
 — Живи так, будто спасение Россiи зависит от одного тебя.
Можно сказать, что это завет всем нам, уже обретшим Родину и имеющим Бога, потому для нас наша собственная судьба неотделима от судьбы Россiи и дальнейшая наша история будет иметь то продолжение какое мы заложим сегодня своими решениями, делами и поступками.
Вспомним нашего приснопамятного владыку Виталия который не раз говорил, что Россiя это не географическое и не политическое понятие, Россiя – это сердца верные Богу. Такие сердца передали нам эстафету Белого дела, которое можно выразить следующими словами:
Белое дело – это свободное творчество русской души в созидании Божией правды на земле, это воспитанная в Православной Церкви свобода совести, определяющая ответственное стояние человека перед Богом.
Совесть же делает свой выбор не задним числом, заглянув в каноны, а опираясь на верующий разум, прошедший школу благодатного окормления в истинной Церкви, что засвидетельствовано великим множеством мучеников и исповедников сумевших сделать выбор между внешним авторитетом и внутренним зовом сердца, между буквой закона и моралью христианина. Таков фундамент нашей веры, такова наша идеология, потому всегда уверенно звучал голос наших иерархов в защиту истины. Прислушаемся ещё раз к словам одного из наших Первоиерархов:
— Так вот и помните, что хула на Духа Святаго это есть сознательное сопротивление истине, которая явна для совести человека, когда человек идёт против правды, против истины и против голоса собственной совести. Вот об этом страшном грехе и говорил Господь Иисус Христос, что он не простится ни в здешнем, ни в будущем. Митр. Филарет (Вознесенский)
 Нам же остаётся только пожелать, ещё сомневающимся, христолюбивым сердцам увидеть истину (ср.: 2Сол. 10, 11), принять верное решение и Ангела-спутника на пути спасения.
 
   Александр Мамаев.
 
  г. Кёнигсберг