Александр Мамаев. “О выборе между правдой и кривдой”

Версия для печати

Как-то в юности мне в руки попала книга советского писателя Саянова “Философский камень”, основной сюжет в ней разворачивался вокруг разоблачения коварного “беляка”, который избрал очень хитромудрый способ “водить за нос” честную рабоче-крестьянскую молодёжь. Коварство его заключалось в том, что он решил притворяться этакой божьей коровкой, а тактику свою он обозвал тактикой подушки суть которой заключалась в «поглощении» враждебных выпадов, т. к. и пуля не пробивает пух прошивая, между тем, сталь.

Вот такую “тактику подушки” напомнила мне статья уважаемого протоирея (?) “О выборе между Церковью и расколом” только на это раз “пристыдить” и “усыпить” требуется уже людей обретших национальное самосознание и через покаяние вставших в ряды Белого воинства.

Впрочем начало статьи напоминает старые “добрые времена”, когда партийные и комсомольские вожаки начинали “разнос” штрафников с навешивания ярлыков, дабы унизить виновников и указать им их место, потому с места в карьер нам даётся понять, что противная сторона полна духовной гордыни и иначе как самочинным сборищем являться не может, хотя видимая неколеблемость в собственной правоте, как всегда водится у “товарищей”, полностью зиждется на собственных домыслах. Помнится в недавнем прошлом так себя вела красная инквизиция, заставляя русских людей оговаривать самих себя. Обвиняя русских людей в патриотической одержимости наш критик так старается это доказать, что убежавшая далеко вперёд мысль выглядит сиротски одинокой, лишённая каких-либо аргументов, и выдаёт вот такие ляпсусы: “даже безошибочность исповедования православия и некоторая идейность не может реабилитировать самочинные церковные сборища”. Хочется спросить отца протоирея: “А разве можно исповедовать ложь?” Возможно в пылу полемика батюшка утратил “дух мирен” вследствие чего и забрёл в те самые дебри где фанатизм зовётся исповедничеством.

В таком случае исповедниками становятся и бесноватые ленинцы и заблудшие еретики, но, с другой стороны, если кто-то безошибочно исповедует православие как он может состоять в самочинном церковном сборище? Похоже желание выдать желаемое за действительное совсем завело нашего батюшку в логический тупик.

Кто же спрашивается одержимый?

Может ли человек в таком духовном расположении нести людям евангельскую истину ведь уже очевидно, что в данном случае мы видим старательную попытку выдать собственную ущербную идеологию за учение Православной Церкви, потому нам и приводится какая-то буддисткая трактовка христианства, кстати очень напоминающая иезуитскую тактику масонства и судя по направленности критики нас скоро начнут, как в М.П., приучать к фатализму, выдавая его за христианский подвиг и смирение.

Кто кому и когда сказал, что жизнь “ЗА ВЕРУ ЦАРЯ и ОТЧЕСТВО” исключает борьбу с личными пороками и именно безкомпромисное следование нашему национальному девизу не помогает ли нам преодолевать собственный эгоизм ради единого на потребу?

Очень кто-то желает превратить православие в этакую толстовскую слащаво-лубочную экзотику, а потому хочется спросить нашего богословствующего оппонента берётся ли он однозначно ответить, что было на душе у святителя Николая Мирликийского, когда он позволил себе ударить Ария?

И ещё: в случае с о.Валерием Рожновым, думается, не совсем этично прикрываться образом безвредного библейского осла, это безхитростное животное, по крайней мере, не держало за душой чёрных мыслей, а потому и могло носить Спасителя.

     А.Мамаев.

Кенигсберг.