Митрополит Дамаскин (Балабанов). «Ещё раз о старообрядческом расколе»

Ещё раз о старообрядческом расколе
 
Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.
На подборку материалов для этой статьи о староверах-раскольниках подвигло меня не столько наше нынешнее церковное положение и та несмолкающая шумиха вокруг так называемой «правильной русской старообрядной веры» и даже не письма на мой почтовый адрес, разочаровавшихся староверов-раскольников. Подвигло меня на сей малый молитвенный труд  другое и чисто человеческое  – нестерпимая боль за попрание Истины Божией. Боль за ложь и хулу на нашу Святую Православную и Апостольскую Церковь, на Духа Святаго, распространяемую сегодня кому не лень, а так пуще всего – апологетами уже упомянутого мной «староверия». 
Сегодня стало модным быть кем угодно, лишь бы только не православным  русским человеком. Посмотрите ещё раз внимательнее на этот мiр. На этот мiр, сошедший с ума. Подойдите к книжным развалам. Посмотрите на корешки книжных обложек. На названия и фамилии авторов.  И вы ещё раз убедитесь, что сатана не дремлет, не спит, а делает своё хульное дело.
Сколько всего понаписано! И особенно  апологетами «староверия».  Несведущие люди берут, покупают, читают, глотают эту словесную раскольничью отраву и после становятся больными и одержимыми бесами. Не надо слушать и читать сегодняшних и вчерашних  защитников старообрядческого раскола. Ибо все они от духа злобы и сатаны.  Казалось бы, ну, что ещё непонятного и  неясного вам в «староверии»? Сколько можно писать и говорить о них? И сколько уже сказано и понаписано? И не нами — простыми грешниками и людьми от сегодняшнего апостасийного и предантихристового  времени. А людьми святыми, снискавшими святость и милость Божью ещё и при своей земной жизни. Вчитайтесь и вслушайтесь в их святые слова! И сделайте это не просто так, по послушанию, а Христа ради и вашего же ради спасения!  Прозрите и протрезвитесь, внимая этим святоотеческим, православным и вероучительным словам!
Вот, что пишет о раскольниках-старообрядцах Свят. Феофан Затворник Вышенский:
«…они (старообрядцы. — М. Д.) все твердят, что их толки суть древлеотеческое предание. Какое древлеотеческое? Все это новые выдумки. Древлеотеческое Предание содержится Православною Церковью. Мы заимствовали св. учение от св. Православной Греческой Церкви, и все священные книги от нее к нам перешли. Книги сии в древности все содержали так, как мы теперь содержим. Но лет за 100 или 150 до блаженного патриарха Никона и благочестивейшего государя Алексея Михайловича переписчики неопытные начали их портить, и в продолжение сего времени все портили и портили и, наконец, до того все перепортили, что терпеть уже нельзя было. Эти порчи, внесенные в книги, все без изъятия были новины. Когда потом их отменили и книги поставили в тот вид, как было издревле, – разве это значило, что новину внесли в книги?! Не новину внесли, а возвратили их на старое. В наших книгах теперь все так, как есть в греческих и как в наших древних, после равноапостольного князя Владимира. Поди, кто хочет, посмотри в Патриаршей библиотеке, в Москве, старые книги, и – сами уверитесь. Стало, старые книги у нас, а не у раскольников, и древлеотеческое Предание тоже у нас, а не у них. У них же все новины, книги новы и предание ново. Поясню вам это примером: Софийский собор в Киеве – древнейший собор, – был расписан изначала по стенам. Когда-то потом, не упомнит никто, заштукатурили эту роспись и на новой штукатурке снова расписали храм. Старая роспись осталась под низом. А вот в недавнее время эту новую штукатурку и с расписанием отбили и восстановили то расписание, которое было под нею, – древнейшее. Что это – новину внесли они в Софийский храм или поставили его в древний вид? Конечно, в древний вид поставили. Теперь Софийский храм находится в таком виде, как был в древности, а не в том, как был лет за 20. Вот так и с книгами было. Когда выбросили из них все, вновь внесенное, не поновили их, а на древнее возвратили, и наши исправленные книги суть воистину древние, а не раскольнические – испорченные.
Так и отражайте, когда кто из раскольников начнет толковать вам, что у них древние книги. Их книгам не больше двух-, много трехсот лет; а нашим 1000 есть и более. А когда станут они уверять, что у них древлеотеческое предание, спросите их, где у вас древлеотеческое предание – у поповцев или беспоповцев, у филипповцев или федосеевцев, у спасова согласия, или у перекрещенцев, или у новых австрийских проходимцев? Разве древлеотеческих преданий 10? Ведь оно одно. Когда у них оно не одно, стало, оно не есть древлеотеческое, а все человеческие выдумки. У нас оно одно, и совершенно согласно с древнейшим Преданием нашим, согласно с греками и всеми православными христианами, на всей земле существующими. У нас всюду согласие, а у них всюду разногласие. В иной деревне толка три-четыре, а то и в одном доме, тоже случается, – и друг с другом не сообщаются. Где же тут единая Церковь Христова? Какое же это тело Церкви, когда все члены распались и разошлись в разные стороны? Где же это едино стадо? и как можно сказать, что единый, истинный, Божественный Пастырь есть их пастырь?
Судя по сему, ясно, как день, что у них нет истины, нет последования Христу, нет Церкви. А когда нет Церкви, нет спасения: ибо только в Церкви спасение, как в ковчеге Ноевом. Церковь Христова имеет священство. У них нет священства; стало, нет и Церкви. Церковь Христова имеет Таинства. У них некому совершать Таинств; следовательно, у них и Церкви нет. Как это они дерзают еще отверзать уста свои и, приступая к православным, совращать их! Спасать, говорят, хотим. Чем спасать, когда сами гибнут?! Сами гибнут и других влекут в пагубу, а не спасают. Заметьте себе, спасение без благодати невозможно; благодать не дается без Таинств; Таинства не совершаются без священства. Нет священства, нет Таинств; нет Таинств, нет благодати; нет благодати, нет и спасения.
Иные из них говорят: вот мы нашли теперь священство, или завели корень священства. Завели корень, да гнилой – бесплодный. Сами посудите: Амвросий, которого они сманили к себе, был связан запрещением, – связан законною властью. Сей законной власти обетовал Господь: елика аще свяжете на земли, будут связана на небеси (Мф. 18:18). Стало быть, и Амвросий тот был связан на небе. Если он связан на небе, то как он, связанный на небе, мог сообщать небесную благодать? Где он ее взял?! Не мог он ее сообщить, и не сообщал; и все, которые им поставлены, как были мiрянами, так и остались мiрянами, хоть их величают священниками и епископами. Это одни имена, как когда дети играя дают себе разные титла – полковников, генералов, главнокомандующих.
Пусть, говорят, запрещен был. Его разрешили старцы. Дивное дело! Простые мiряне разрешают епископа и возвращают ему власть епископствовать. Разве не знаете, что разрешать может только тот, кто имеет власть и рукополагать. Старики их дьячковского посвящения не имели, как же могли они возвращать епископу епископскую силу, когда это то же есть, что и рукоположить? Не возвратили, – и Амвросий остался запрещенным, несмотря на смешные над ним обряды. Если запрещен, то благодать и в нем пресечена, если пресечена, то не могла изливаться и на других. Когда, напр., вода идет по желобу, то от него она переливается и на другие колоба и сосуды; а когда желоб запереть, вода не потечет по нему и не перельется на другие места и вещи. Так и Амвросий, пока не был запрещен, был подобен желобу, переливающему воду; а когда подпал под запрещение, – стал то же, что желоб сухой, запертый, и не мог уже другим сообщать воду благодатную, которой сам не имел. Так напрасно обманывают себя и других некоторые из раскольников, думая, что достали священство. Имена завели, а дела нет.
Так-то, православные христиане! Не слушайте этих льстивых словес! Нет в них истины, а одна ложь и обман. Сами себя обманывают и других ввергают в тот же обман, истина же Божия ясна. Она не прячется, а идет открыто и предъявляет все свидетельства своей истины. Мы стоим на твердом камени, – наздани быша на основании Апостол и Пророк, сущу краеугольну Самому Иисусу Христу (Еф. 2, 20). Сие ведяще мужественно стойте в вере и с дерзновением свидетельствуйте истину ее, и не только не поддавайтесь раскольникам, а, напротив, их старайтесь привлечь на свою сторону, искренно убеждая, что они впали в ложь и заблуждение и стоят на пути погибельном, держась новин, которые, по обману, считают стариною. Аминь».
Есть и другие прекрасные проповеди Св. Феофана Затворника на эту же тему о староверах-раскольниках. Они дополняют вышесказанные слова, как бы перекликаются с ними  и ещё сильнее и полнее обличают раскольничью ложь.
А вот слова, произнесённые   староверам-раскольникам, Святаго Отца нашего Преп. Серафима Саровского:
«Вот христианское сложение креста! Так молитесь и прочим скажите. Сие сложение предано от Св. апостолов, а сложение двуперстное противно святым уставам. Прошу и молю вас: ходите в Церковь греко-российскую: она во всей славе и силе Божьей! Как корабль, имеющий многие снасти, паруса и великое кормило, она управляется Святым Духом. Добрые кормчие ее – учители Церкви, архипастыри суть преемники апостольские. А ваша часовня подобна маленькой лодке, не имеющей кормила и весел; она причалена вервием к кораблю нашей Церкви, плывет за нею, заливаемая волнами, и непременно потонула бы, если бы не была привязана к кораблю».
 «Оставь свои бредни,– отвечал отец Серафим – жизнь наша есть море, Святая Православная Церковь наша —  корабль, а кормчий – Сам Спаситель. Если с таким кормчим люди, по своей греховной слабости, с трудом переплывают море житейское и не все спасаются от потопления, то куда же стремишься ты со своим ботиком и на чем утверждаешь свою надежду спастись без кормчего?».
Однажды зимою привезли на санях больную женщину к монастырской келье о. Серафима и о сём доложили ему. Несмотря на множество народа, толпившегося в сенях, о. Серафим просил принести ее к себе. Больная вся была скорчена, коленки сведены к груди. Ее внесли в жилище старца и положили на пол. О. Серафим запер дверь и спросил ее:
 – Откуда ты, матушка?
 – Из Владимирской губернии.
 – Давно ли ты больна?
 – Три года с половиною.
 – Какая же причина твоей болезни?
 – Я была прежде, батюшка, православной веры, но меня отдали замуж за старообрядца. Я долго не склонялась к ихней вере – и всё была здорова. Наконец, они меня уговорили: я переменила крест на двуперстие и в церковь ходить не стала. После того, вечером, пошла я раз по домашним делам во двор; там одно животное показалось мне огненным, даже опалило меня; я в испуге упала меня начало ломать и корчить. Прошло немало времени, Домашние хватились, искали меня, вышли во двор и нашли – я лежала. Они внесли меня в комнату. С тех пор я хвораю.
 – Понимаю… — отвечал старец. – А веруешь ли ты опять в Святую Православную Церковь?
 – Верую теперь опять, батюшка, – отвечала больная.
 Тогда о. Серафим сложил по православному персты, положил на себя крест и сказал:
 – Перекрестись вот так во имя Святой Троицы.
 – Батюшка, рада бы,– отвечала больная. – Да руками не владею.
О. Серафим взял из лампады у Божией Матери Умиления елея и помазал грудь и руки больной. Вдруг ее стало расправлять, даже суставы затрещали, и тут же она получила совершенное здоровье. Народ, стоявший на сенях, увидев чудо, разглашал по всему монастырю, и особенно в гостинице, что о. Серафим исцелил больную.
Когда это событие кончилось, то пришла к о. Серафиму одна из дивеевских сестер о. Серафим сказал ей:
 – Это, матушка, не Серафим убогий исцелил ее, а Царица Небесная, – потом спросил. – Нет ли у тебя, матушка, в роду таких, которые в церковь не ходят?
 – Таких нет, батюшка,– отвечала сестра. – А двуперстным крестом молятся мои родители и родные все.
 – Попроси их от моего имени, – сказал о. Серафим,– чтобы они слагали персты во имя Святой Троицы.
 – Я им, батюшка, говорила о сем много раз, да не слушают.
 – Послушают, попроси от моего имени. Начни с твоего брата, который меня любит, он первый согласится.
 – А были ли у тебя из умерших родные, которые молились двуперстным крестом?
 – К прискорбию, у нас в роду все так молились.
– Хоть и добродетельные были люди, – заметил о. Серафим пораздумавши. – А будут связаны: Святая Православная Церковь не принимает этого креста… А знаешь ли ты их могилы?
Сестра назвала могилы тех, которых знала, где погребены.
– Сходи ты, матушка, на их могилы, положи по три поклона и молись Господу, чтобы Он разрешил их в вечности.
Сестра так и сделала. Сказала и живым, чтобы они приняли православное сложение перстов во имя Святой Троицы, и они точно послушались голоса о. Серафима, ибо знали, что он угодник Божий и разумеет тайны св. Христовой веры». («Душеполезное Чтение» 1867 г.)
Подобных примеров из святой жизни Преп. Серафима Саровского великое множество. Можно приводить и приводить…
А теперь послушайте и проникнитесь духом со  слов Св. Димитрия, митрополита Ростовского, чудотворца, сказанных им о всё тех же «староверах» раскольниках:
«Оле  окаянных,  последних  времен  наших! – восклицает  святитель. – Яко  ныне  святая  Церковь  зело  утеснена,  умалена,  ова  от  внешних  гонителей,  ова  от  внутренних  раскольников,  иже,  по  Апостолу,  от  нас  изыдоша:  но  не  беша  от  нас  (1 Иоанн. 2: 19).    И  уже  толь  от  раскола  умалися  самая  истинная  Соборная  Церковь  Апостольская,  яко  едва  где  истиннаго  сына  Церкве  найти:  едва  бо  не  во  всяком  граде  иная  некая  особая  изобретается  вера,  и  уже  о  вере  и  простые  мужики  и  бабы,  весьма  пути  истиннаго  не  знающии,  догматизуют  и  учат,  якоже  о  сложении  триех  перстов  глаголюще,  неправый  и  новый  крест  быти  и  в  своем  упорстве  окаяннии  стоят,  презревше   и  отвергше  истинных  учителей  церковных …» («Житие  Свят. Димитрия»).
Свят.  Димитрий Ростовский  — великий православный писатель, автор «Жития Святых»,  написал  ещё и замечательное обширное  сочинение -«Розыск  о  Брынской  вере»,  раскрывшее  пагубный   дух  раскола.  В  этом  сочинении он  ясно  и  убедительно  доказал,  что  вера  староверов-раскольников – неправая,  учение  их – душевредное, а  дела  их – не  богоугодные.
«Розыск о Брынской вере»  разделяется  на  три  части.  В  первой  части святитель  разрешает  два  вопроса:  «есть  ли  вера  раскольников  правая»?  И  «есть  ли  вера  их  старая»?  Отвечая  на  первый  вопрос,  Св.  Димитрий  легко доказывает,  что  у  раскольников  нет  истинной  веры,  ибо  вера  их  ограничивается  старыми  книгами  и  иконами,  восьмиконечным  крестом,  своим  перстосложением  в  крестном  знамении  и  седмеричным  числом  просфор  на  Литургии, — что  не  составляет  веры.  Решая  второй  вопрос,  Св. Димитрий  говорит,  примерно то же самое, что и Св. Феофан Затворник в своих проповедях, что  вера  раскольников  новая  или  обновившая  старые  ереси  и  заблуждения.  Во  второй  части  сочинения  автор  указывает,  что  учение  староверов-раскольников,  происходящее  от  учителей  самозванцев,  1) ложно,  2) еретично   и  3) богохульно.  В  третьей  же части – о  делах  раскольников – доказывается,  что  добрые,  по-видимому,  дела  их  испорчены  самонадеянностью,  тщеславием  и  лицемерием,  а  затем  перечисляются  злые и  явно  беззаконные  дела  раскольников.
Перечитывая наших Святых Отцов Церкви, не перестаёшь удивляться и восхищаться их неиссякаемой силе веры и премудростью от Духа Святаго. Не перестаёшь удивляться и их простотой и прозорливостью. А пуще всего, вызывает радость и восхищение –   их непоколебимое стояние на поле духовной брани, на страже чистоты Православной Веры. Они дают нам духовную и непробиваемую защиту от нападения староверов-раскольников и различного рода еретиков. Какие же нам ещё нужны авторитеты, дабы сегодня устоять в Истине и не поддаться бесовскому искушению, в том числе и бесовскому искушению со стороны апологетов «староверия»? Или кто из них может сравниться с Преп. Серафимом Саровским; Свят. Феофаном Затворником или же Свят. Димитрием Ростовским???
       Аминь.
 
+ Митрополитъ Дамаскинъ.