Митрополит Дамаскин (Балабанов). «Кому в МП жить хорошо»

Версия для печати
КОМУ В МП  ЖИТЬ ХОРОШО
 
       Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.
 
       После известных событий в МП, связанных с назначением  пятого сергианского лжепатриарха, верующие русские люди, как у нас в стране, так и за рубежом, почувствовав  душой что-то уж очень опасное и неладное, стали гораздо чаще обращаться к нам с просьбой об их приёме из МП в Церковь. И само собой,  стали чаще задавать различные вопросы на тему МП. Это особенно заметно теперь, когда прошло уже некоторое время после тех скоморошных событий, грандиозной лжи и мерзости, устроенной сильными мира по случаю погибельного назначения Кирилла Гундяева на освободившееся просергианское место.
       О самой МП и её теперешнем отце-предстоятеле, Бог даст,  скажу подробнее немного ниже. Начну же своё повествование с   одной, на мой взгляд, характерной и интересной беседы, произошедшей в поезде со случайным попутчиком до Москвы. Она случилась за несколько месяцев до вышеупомянутых событий, когда аз, многогрешный, возвращался из дальней архипастырской поездки по приходам РосПЦ, и когда ещё прежний лжепатриарх, по фамилии Ридигер имел время покаяться перед Господом в сатанизме и тем обрести надежду на своё же прощение и  спасение.
       Не надеясь на слабеющую память, я по приезде в Москву записал в блокнот основные моменты нашего дорожного разговора.
       Вот они.
+ + +
 
       Пассажирский поезд отходил от вокзального перрона небольшого провинциального городка точно по расписанию. В девятнадцать часов. Ненароком подумалось: «не то, что в советское время. Слава Богу, хоть с этим что-то наладилось». И ожидать нам этого часа пришлось недолго. Время у поезда пролетело почти незаметно. За пару минут до отправления провожающие меня братья и сестры, получив благословение, помогли мне подняться в тамбур и следом подали походную сумку. Не успел я сделать и десяток шагов по проходу и хотя бы частично разгладить печаль расставания, как поезд неожиданно вздрогнул и затем плавно тронулся с места.
       Я случайно посмотрел в окно и увидел, что родные мне люди почему-то совсем не торопятся и не спешат расходиться по домам. Наоборот. Они пошли рядом за медленно отходящим поездом и, увидев моё лицо в вагонном окне, все начали дружно махать мне руками, на ходу улыбаясь и вытирая набегающие на глаза слёзы. Я стоял на середине прохода, совсем не замечая, что невольно мешаю пассажирам и проводнице, и тоже со слезами на глазах улыбался и не торопился садиться на своё место. Всё смотрел и смотрел в окно на идущих по перрону  родных мне людей и думал о чём-то своём, теперь уже и не помню о чём – грустном или хорошем.
       Поезд постепенно набирал ход и провожающие меня, братья и сестры, стали теряться среди толп провожающих, редеть и отставать от вагона. Вскоре человеческий поток закончился. Закончилось и моё стояние на проходе. Только теперь я обратил внимание, что собой заслонил почти весь проход и мешаю людям проходить. Воочию узрел переполненность вагона и почувствовал духоту. Усталость же, накопившаяся за всю поездку, давала о себе знать. Обрадованный возможности, по Божьей милости, наконец-то,  присесть и отдохнуть, я прошёл по проходу дальше и, забросив свою нехитрую поклажу под сиденье, осенил себя крестным знамением и уселся на  место.
       И облегчённо вздохнул.
       Кому из вас приходилось, и всё ещё приходится, ездить в пассажирских поездах, тому не надо объяснять, что это такое. На нормальную поездку или хотя бы, относительно  приличный отдых, рассчитывать не приходится. Особенно если, согласно билету, вы расположились рядом с отхожим местом.  Запахи, это ещё ничего. К запахам быстро принюхиваешься и привыкаешь. Не особенно-то донимает  и постоянная ходьба по проходу подвыпивших людей, частое нудение лотошников или денежных менял. Раздражает, всё больше, табачный дым сигарет и прочно вошедшие в разговорный обиход нецензурные слова. Кому-то, возможно, не нравится что-то ещё или же совсем другое. Допускаю. Тут, уж, как говорится, каждому своё.
       А монаху, так то, что сказал.
       После повторной ревизии проездных билетов и выдачи постельного белья, в вагоне стало заметно спокойнее. Некоторые из пассажиров, несмотря на раннее время,  начали сразу же стелить постели и укладываться спать. Другие же спать не спешили. Быстрому сну они вначале предпочли отдать дань уважения хлебу насущному, то есть плотнее перекусить, дабы утром, попив на скорую руку железнодорожного чайку, быстренько приступить к своим московским хлопотам и делам. Что ж и здесь – вольному воля. И греха в этом никакого нет.
       Спать мне пока не хотелось. Поэтому,  дабы не терять понапрасну время, я решил немного поработать над соборными документами. Достал из сумки нужные бумаги и карандаш и углубился в анализ и изучение набросков чернового текста.  Не заметил, как и увлёкся.  Поезд, за это время, кажется, раз или два останавливался, но я так погрузился в свои бумаги, что на дорожную жизнь,  ровным счётом, не обращал никакого внимания.
       Прошло часа три-четыре или немногим меньше. В вагоне совсем поутихло. Оно и понятно. Многие пассажиры уже спали. Наконец, я отвлёкся от документов. И не успел их собрать и отложить в сторону, как к моему завидному боковому месту подошёл средних лет мужчина и тихим голосом попросил разрешения присесть. Получив разрешение, попутчик основательно уселся напротив и, не отрывая глаз от панагии, тихим голосом спросил.
       — Простите. Вы архиерей?
       — Да, — кратко ответствовал я.
       — Простите ещё раз. А кто именно? Как вас зовут?
       Я ответил. Назвав своё имя, сан и послушание.
       Услышав от меня столь полный ответ, мужчина, похоже, растерялся и призадумался. Правда, его растерянность и думы длились не долго.
       — Знаете, — сказал он после паузы. – Я знаю всех наших местных архиереев, но о вас мне никогда слышать не приходилось.
       — Оно и не мудрено. Ведь я не из Московской патриархии.
       — Как? А откуда же вы?
       Вопросы серьёзные. А время уже позднее. В длительной дороге, да ещё после интенсивных встреч и бесед,  бодрости не прибавляется. Скажу откровенно, мне было совсем не до случайных разговоров. И к тому же, уже так хотелось спать. Но, уж, коль человек заинтересовался и спросил, никуда не денешься, надо отвечать. Увиливать и уходить от ответа – дело греховное. «Будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением». (1 Пет.3:15).
       С трудом, пересилив сразу нахлынувшее сонное искушение, стал ему рассказывать о Катакомбной Церкви и о РПЦЗ. Немного коснулся новейшей истории России. Поведал о нашем всенародном предательстве и цареотступничестве в феврале 1917 года. Рассказал о причинах поражения белого движения. Об истоках сергианства и о самом ересиархе Сергии Страгородском. И ещё о многом другом. И всё из прошлого, из церковной и государственной истории.
       Попутчик внимательно слушал и по ходу повествования не задал ни единого вопроса. Мой ответ, несмотря на естественную усталость и сонливость, поверхностным и коротким не получился.  Ответ затянулся. Однако не думаю, что он выглядел таким уж скучным и малоинтересным. Скорее наоборот. Информационного голода я не испытывал. И от тяжести построения православно-логических фраз не страдал и не изнывал. Ибо и тяжести никакой  не имелось в помине.  Нужные слова и даже целые предложения, едва ли не сами и едва ли не чудесным образом, выстраивались в сердце и  душе, и с языка срывались легко и непринуждённо.  Поэтому говорить получалось, словно по писанному. К моему вящему удивлению к рассказу стали заинтересованно прислушиваться и другие бодрствующие пассажиры. И не только прислушиваться, но и подсаживаться к нам поближе.
       После истории, перешёл к теме Московской патриархии. Стал рассказывать об её участии в экуменическом движении. Дал исчерпывающую справку о всемирном совете «церквей».  Поведал о сотрудничестве «иерархов» МП с КГБ и ФСБ. О предательстве, этими же самыми «иерархами», русских национальных интересов и об их отступлении от Бога и попрании ими церковных канонов. О засилье в «епископате» МП этнических иудеев и вообще, прожидовстве.  Не забыл упомянуть и о содомитских и латино-папских партиях в МП. Одним словом, поведал своему слушателю и всем остальным о том, что Московская патриархия вовсе никакая ни церковь,  а самая, что ни на есть, настоящая синагога сатаны и нисколько не меньше.
       А так пуще всего – прообраз церкви антихриста.
       Я остановился, чтобы на секунду перевести дыхание, и в это время мой собеседник спросил.
       — Скажите, а митрополит Кирилл, тоже такой же сукин сын, как и те самые иерархи, о которых вы только что здесь упомянули?
— Митрополит Кирилл у них главный.
       — Как?! Да, что вы говорите такое! – неожиданно, возмутился вопросивший. – Никогда не поверю в такое. Я когда смотрю телевизор и слышу его прекрасные речи, думаю, что нет человека на свете умнее. А вы мне говорите, что он главный. Не может такого быть! Не может и всё!
       Вот такое эмоциональное заявление. Оно прозвучало и все услышали.
       Хорошо известно, что когда у человека уже сложилось ошибочное убеждение, его не так просто переубедить. Особенно если это ошибочное убеждение, из года в год и по крупицам формировалось и спрессовывалось с помощью телевизуального лицемерного  обмана. И не только формировалось и спрессовывалось. А заодно ещё  отглаживалось и отшлифовывалось всё тем же самым известным методом, хотя и умело прикрытого,  экстрасенсорного дьявольского влияния.
       Не секрет, что сегодня государственное и коммерческое телевидение неразрывно связано. Оно в одних и тех же дьявольских руках. И оно давно мёртвой хваткой захватило души большинства людей. На человеческую погибель и на потеху дьявола, голубой экран уже отзомбировал и всё ещё продолжает зомбировать миллионы и миллиарды людей – сегодняшних и завтрашних служителей и почитателей сатаны – богоненавистника и врага всего рода человеческого.
       Стал я рассказывать правду и о «митрополите» Кирилле Гундяеве. Часть её выплыла наружу, и она сегодня известна всем. Так думалось раньше. А на деле оказалось, правда-то известна, но, однако, далеко не всем.
       Многое можно порассказать об этом человеке. Сто лет бы его не знал. Тема Кирилла Гундяева больше похожа на криминально-деловую и совершенно бездуховную, нежели, хоть как-то связанную с церковной тематикой.
       Человек, сидевший напротив, ничего о нём такого не знал. Поэтому слушал увлечённо и с нескрываемым интересом. Мой рассказ о Кирилле Гундяеве начался с его  духовного отца-почитателя – Никодима Ротова. Если кто помнит, жил некогда такой человек. Теперь уже умер. Скончался в Ватикане на руках папы римского. Обивал всё пороги «святейшего престола», не уставая лобызать туфлю (или, что там ещё?) «безгрешного наместника Бога на земле». Всё добивался унии, а то и прямого католического правления и ярма для МП. Такого же духа еретико-католического получился от него и Кирилл Гундяев. Как говорится (дабы не погрешить, словосочетание «плоть от плоти» пропустим!), духа от духа отца-почитателя и кормильца – Никодима Ротова. А то и ещё хуже. А по мне так и вообще, он кажется плоть от плоти и духа от духа сатанинского.
       Дальше разговор пошёл о его работе в филиале КГБ –  Отделе Внешних Церковных Сношений МП. Именно так этот отдел тогда назывался. По поводу церковных сношений информация у меня имелась, но, на ночь глядя, я не стал о ней много распространяться. Так, упомянул вскользь. Да и неизвестно было, чего он этими церковными сношениями достиг.
       А вот под оперативным псевдонимом «Михайлов», новохиротонисанный «епископ», а вскоре и «архиепископ», а потом и «митрополит» преуспел и достиг многого. И всё на  той же  самой ниве угодничества, стремления к власти и суеты. Ничего не скажешь, ревностно служил властьпридержащим.  Не делил их на коммунистов и демократов. Понимал правильно, что это почти одно и тоже.  Поэтому и кормился, не брезгуя, от тех и от этих.
       Потом, прямо-таки косяком пошли криминально-коммерческие (считай — алкогольно-табачные и не только!)  дела.  Белый клобук, сила обретённо-подаренной власти, а пуще всего, прогнозируемое и надёжно-непоколебимое кагальское раболепство, вкупе с пропагандистскими приёмами СМИ, со временем сделали этого человека непотопляемым авторитетом не только в МП, но и   на просторах бывшего СССР. Если не шире.
       — На сегодняшний день, — подвёл я итог сказанному, — «Митрополит» Кирилл Гундяев — долларовый миллиардер и глава партии прокатоликов МП. Человек, вхожий во все структуры российской кагальской власти. И самый влиятельный политик и вершитель безбожных дел МП.
       Вопросов не последовало. Все почему-то  молчали.
       И тогда я продолжил и стал рассказывать о сослужениях Кирилла Гундяева с шаманами, колдунами и прочими беснующимися во всемирном совете «церквей» и не только там. О его ревностных католических взглядах и устремлениях. О подготовке МП к прообразу церкви антихриста. И о его прочных и нерушимых связях с распявшими Христа и врагами христианства. Упомянул  и о его полной осведомлённости о постоянных содомских оргиях в храме Христа Спасителя. Рассказал, что из-за этих оргий и невыносимой содомской вони одна благочестивая и  верующая техническая работница храма, разочаровавшись и едва ли не сойдя с ума от увиденного и услышанного, вынуждена была уволиться и навсегда покинуть не только своё место работы, но и МП.
       Мой рассказ о Кирилле Гундяеве всё длился и длился. Да и было, что рассказать. Закончился он далеко за полночь.
       Когда я устал говорить и замолчал, мужчина напротив не проронил ни слова. Он подпёр свою голову руками и о чём-то надолго задумался. Время шло, и мне надо было стелить постель. До утра оставались считанные часы. А впереди ещё ожидал нелёгкий служебный день. Напоминать ему о позднем часе как-то неудобно. Наконец он оторвал руки от головы и, переходя на «ты» произнёс.
       — Знаешь. Ты меня не убедил, — пауза. – Но очень сильно поколебал.
       Я улыбнулся и пожал плечами. Слава Богу! Слава Богу за всё! Сразу ведь обращение человека не происходит, какое-то время ему требуется на внутреннюю работу, часто безсознательную. Дело сеятеля сеять, а там « земля сама собою производит сперва зелень, потом колос, потом полное зерно в колосе». (Мк.4:28)
       Вот такой случился дорожный разговор.
 
+ + +
 
       А потом, вскоре, ушёл в небытие лжепатриарх МП по фамилии Ридигер. И следующим лжепатриархом Кагал поставил Кирилла Гундяева. Когда-то я думал, что в Кагале всё же люди умнее. И даже, что-то писал по этому поводу. Писал, наивно полагая, что после Ридигера лжепатриархом поставят кого-то из провинциальных кагальских угодников. Уж слишком Кирилл «засветился». И в том и в этом.  Как в народе говорится, уже и ставить сатанинских печатей негде. Всё уже занято. Однако вышло не по-моему, а по-другому. И поставили не из провинции и не менее замаранного в смертных грехах человека. А всё же его – Кирилла Гундяева. Тогда всё понятно.
       Кагал сделал последнюю ставку и пошёл ва-банк.
       И сегодня, по прошествии нескольких месяцев от назначения очередного лжепатриарха МП, можно сделать определённые выводы. Теперь уже очевидно, что с назначением Кирилла Гундяева сатанинская поступь МП расширилась и окрепла. За время его лжепатриаршества в РФ дана полная свобода миссионерства католическим орденам. Если раньше миссионерство католиков (хотя бы и для виду!) принималось МП болезненно, то теперь им дана «зелёная улица». Кирилл поздравляет папу римского с католической пасхой (мыслимое ли дело для православного!), а папа римский, в ответ, поздравляет Кирилла с православной. В СМИ и особенно на телевидении начали звучать (и звучать заметно чаще и громче!), теперь уже не нотки, а целые симфонии  пресловутой толерантности. С ними усилилось дьявольское влияние на человеческое сознание. И тем расширилось  пространство для греховного восприятия.   
       Большинство людей всего этого не знают, да и знать не хотят. И им всё равно, кто там у власти в МП. Гундяев или же кто-то другой.
       Однако не всем всё равно, и не все восприняли Кирилла Гундяева на «ура!».  Некоторые верующие люди, из среды МП (в основном «миряне»!), прозрели и запросились в Церковь Христову — РосПЦ. Но это люди из той среды и  из тех, кто и раньше сомневался в православности МП. И всё как-то не решался сделать последний и решительный шаг. Другие же (в том числе и «батюшки!), хорошо зная, кто таков есть Кирилл Гундяев (вспоминая добрым словом своего попутчика до Москвы и говоря его же языком!), очень сильно поколебались. Если надежда на спасение у них пересилит всё остальное, то и они долго в МП не задержатся. Помоги им Христос!
       А саму МП при таком-то отце-предстоятеле ожидает печать окончательной и безповоротной погибели. Вначале возможна скорая уния с католиками. А дальше, больше. Как по Апокалипсису — великая блудница сделается жилищем бесов и пристанищем всякому нечистому духу, пристанищем всякой нечистой и отвратительной птице; ибо яростным вином блудодеяния своего она напоит все народы. И уже почти напоила.
       Аминь.
 
+ Митрополитъ Дамаскинъ.