Дата публикации » Антон Кузнецов
11 мая 2007 » Антон Кузнецов

В эти дни, когда путинский режим празднует очередную годовщину своей «Победы» в «великой отечественной» войне, а в столице нынешней Эстонии Таллине-Ревеле разыгрывается инспирированное этим режимом лицемерное «всенародное возмущение» против переноса (только переноса!) памятника советским солдатам-оккупантам Красной армии-поработительницы, надлежит дать оценку этой «победе» и этому «празднику» с точки зрения православного русского человека.

Засвидетельствовать ложь этого праздника является нашим христианским долгом, а также долгом памяти тем, кто умер под пулями и пытками, в мучениях и болезнях, в голоде, холоде и нищете, но не признал этой антихристовой власти, её «праздников» и её «побед», кто на призыв христопродавцев сделать советские «радости» своими радостями, отвечал им в лицо: «нет, ваши радости - это наши скорби, а ваши скорби - это наши радости».

Когда 22 июня 1941 г. германский Вермахт нанес сокрушительный удар по Рабоче-крестьянской Красной Армии, русский человек радовался от всего сердца, а 8 мая 1945 г. в день капитуляции Германии и сталинского торжества он скорбел. И до сегодняшнего дня истинного русского человека легко отличить по его поведению 9-го мая: посмотри, как себя ведет человек 9 мая, - празднует или скорбит? - и если скорбит, то ты нашел своего русского собрата. Каждый год проходит этот незримый смотр верных исторической России людей, не принимающих советской лжи и советских «радостей».

Пока на земле остается хоть один православный русский человек, стоящий за Христа и правду Его, сатана никогда не сможет одержать своей окончательной победы над христианской Россией.  Вот почему все «победы» антихристова режима, включая «великую победу» в «великой отечественной» войне, обречены оставаться позорными поражениями, пока русские люди сохранят способность отличать Истину от лжи и будут иметь мужество обличать эту ложь и свидетельствовать о правде.

Это, конечно, прекрасно понимает и сам антихристов режим, и потому все его усилия на протяжении последних 90 лет направлены именно на то, чтобы путем кровавого террора и оглупляющей пропаганды смешать в сознании русских людей понятия добра и зла, истины и лжи, вытравить из их сердец Христа и заставить их покланяться антихристу. Празднование советских праздников стало одним из способов приведения к покорности антихристу, а отношение к этим праздникам - показателем сопротивляемости русского человека поработившей его антирусской власти.

Пока русский человек покорялся антихристовой власти только как внешней силе, но не признавал её праздников и «радостей» своими, он всё еще оставался русским человеком, способным распрямиться и восстать, и потому эта власть не могла быть спокойна за свою участь. Лишь тогда антихристов режим смог бы радостно праздновать свои «победы», когда подвластные ему рабы не просто исполняли бы приказы этого режима, но сами стали бы радоваться своему рабству и советским «радостям» и праздновать свое отречение от России и Христа. Популярность советских праздников в народе, таким образом, всегда была для режима той мерой, которой он мог измерять успешность своего уничтожения русского народа как народа христианского и исторического.

Никогда сатанинская сущность советской власти не проявлялась так ярко, как во время Советско-германской войны, почему и «всенародное» празднование победы в этой войне заняло особое место в пропаганде антихристова и антирусского режима, стремящегося выдать себя за «русский», а при помощи советской лже-церкви и за «христианский». Существующая власть потому и устраивает каждый год помпезные торжества «великой победы» с парадами и салютами, изощряется в описании «ужасов немецкой оккупации», восхваляет «защитников Родины», а в последние годы усилиями Московской патриархии организует и панихиды по красноармейцам и жертвам «холокоста», что победа в Советско-германской войне впервые дала режиму то, чего он до этого не мог добиться никаким террором - произошел духовно-нравственный надлом русского народа, и появились в массовом количестве люди, «не на словах, а на деле», не по принуждению, а от всего сердца признавшие советские «радости» своими радостями и составившие социальную опору существующего режима. Впервые режим добился не только внешней покорности и лояльности, но и внутреннего, сердечного  приятия и признания себя миллионами людей. Поэтому «День победы» 9 мая это действительно «всенародный праздник», но только не русского, а советского народа, который в этот день отмечает день своего рождения.

Для русского же человека 9 мая 1945 г - одна из самых страшных дат его  истории, гораздо более страшная, чем 7 ноября 1917 г, ибо в октябре 1917 г.  русский народ попал под жидо-большевицкую власть, но не покорился ей внутренне, а в мае 1945 г началось  (и продолжается по сей день) массовое перерождение русских людей в советских человеков, признавших эту власть «нашей» властью, советские радости «нашими» радостями, а советское оккупационное правительство - «нашим» правительством, как и призывал к тому русских людей ещё в 1927 г. христопродавец бывш. митр. Сергий (Страгородский).

Советский человек (ныне называемый «россиянином») сможет вновь стать русским православным человеком не ранее, чем отвергнет и возненавидит празднование «9 мая». Пока этого не будет, советский человек обречен смотреть на русских православных людей как на «сумасшедших», как на «ненавистников России» и «предателей Родины».

Советский человек утерял религиозное понимание жизни, живет чужим умом, его мысль скользит по поверхности явлений, не поднимаясь в высоту и не уходя в глубину, он по сути - материалист, и духовное познание мiра ему недоступно. Поэтому он так легко глотает пропагандистскую  дребедень о  «массовом героизме советских воинов» и о том, как «гитлеровцы» мечтали «превратить Россию в колонию, а русский народ в рабов».

Как будто до 22 июня 1941 г. Россия не была колонией, гигантским концентрационным лагерем, а русский народ не был на положении безправных рабов, только не у «гитлеровцев», а у жидо-большевиков!..

 Что же могло нести нам, русским вражеское вторжение, начавшееся 22 июня? Рабство, несвободу, вымирание? Но разве есть рабство горше большевицкого? Несвобода большая советской? Вымирание более страшное, чем начатое Лениным, продолженное Сталиным и оканчиваемое Ельциным-Путиным?

Советский человек, привыкший жить в двух измерениях  и не способный прорваться к жизни духовной, никак не в состоянии уразуметь, почему же это русский православный человек радовался приходу немецких оккупантов на смену оккупантам советским. Советский человек не имеет в своей душе «органа», способного распознавать то особенное зло, которое было присуще только советской системе и делало по сравнению с нею все остальные системы благодетельными и человеколюбивыми. Отрекшийся от Христа и Его Церкви советский человек безсилен понять, что же является самым главным в жизни как отдельных людей, так и целых народов, так что с потерей этого главного человек перестает быть человеком, а народ - народом.  Поэтому советский человек и приходит в ярость всякий раз, когда читает слова из Пасхального Послания 1948 г митрополита Анастасия (Грибановского):

«Атомные бомбы и все другие разрушительные средства, изобретенные нынешней техникой, поистине, менее опасны для нашего отечества, чем нравственное разложение, какое вносят в русскую душу своим примером высшие представители гражданской и церковной власти. Разложение атома приносит с собой только физическое опустошение и разрушение, а растление ума, сердца и воли влечет за собой духовную смерть целого народа, после которой нет воскресения...»

Русский православный человек в отличие от советского знает, что никакой народ не может быть уничтожен и истреблен никаким внешним насилием,  если он сохраняет неповрежденным свой дух, и наоборот ничто не может спасти народ от гибели, если дух его изнасилован, извращен и уничтожен. Русский православный человек всегда помнил слова Спасителя о том, что не нужно бояться убивающих тело (Мф.10:28), почему он и радовался приходу гитлеровцев, ибо на смену советской власти, 25 лет уничтожавшей русский православный дух, пришла власть, не посягавшая не православный дух русского народа. Даже душу и тело русского народа эта немецкая оккупационная власть насиловала менее жестоко, чем власть советская. 

Германское нашествие на Россию при всей его жестокости (к тому же часто выдуманной жидо-большевицкой пропагандой) не шло дальше эксплуатации русской физической силы и материальных ресурсов. Все ограничения в духовной области, если и вводились немцами, то лишь с этой целью  - облегчения материальной эксплуатации. Как бы не был жесток этот режим, как бы он не сокращал численность русского населения, пусть бы даже до 20-30 миллионов человек (население России времен Екатерины II), как предлагали самые фанатичные нацисты, он не смог бы вычеркнуть наш народ из истории. Тем более, что гитлеровские планы это было одно, а реальность оказалась далеко не такой страшной как в планах.

Изначально немцами предполагалась политика колонизации России с расчленением её на Прибалтику (присоединялась к Германскому рейху как протекторат), и рейскомиссариаты «Белоруссия», «Украина», «Московия» и «Кавказ». Последний мыслился как союзное государство, населенное «арийскими народами» – «казаками», калмыками и горцами. За Волгой предполагалось создание самостоятельного русского государства с марионеточным правительством (вроде правительства Петэна-Лаваля в неоккупированной части Франции или Путина-Фрадкова в нынешней РФ), небольшими вооруженными силами и своей финансовой системой.

Покоренные территории предполагалось эксплуатировать материально, восстановив рыночные отношения в промышленности и сельском хозяйстве, и заселять немецкими («арийскими») колонистами. Последние должны были создавать «очаги немецкой культуры».

Еврейство предполагалось изолировать в гетто, ликвидировав наиболее вредный его элемент. Никакого «холокоста» даже и не планировалось, и православный русский человек не верит в него ни единой минуты.

Рассмотрим этот оккупационный режим внимательнее.

Там, где есть рыночные отношения, уже невозможен никакой тотальный контроль над свободой человека, почему истинные социалисты - большевики в отличие от недоучки-социалиста  Гитлера, который этого не понимал, стремились ликвидировать частную собственность полностью.

Там, где есть свобода вероисповедания, уже невозможен никакой тотальный контроль над духом и мыслью человека, почему истинные богоборцы  - большевики  в отличие от недоучки-оккультиста Гитлера, который этого не понимал, повели безпощадную борьбу против веры и Церкви, стремясь физически ликвидировать всё духовенство и всех хоть сколько-нибудь активных мiрян полностью.

Там, где часть территории страны остается формально независимой, имея свои вооруженные силы, всегда есть возможность для национального возрождения, поэтому истинные империалисты - большевики в отличие от недоучки-империалиста Гитлера, который этого не понимал и оставлял на местах (в Африке и Азии) французскую, бельгийскую и голландскую колониальные администрации, а в Европе создавал самостоятельные правительства Франции, Хорватии, Дании, Словакии, Норвегии,  стремились советизировать захваченные ими территории полностью.

Наконец, там, где еврейство стеснено настолько сильно, что вопрос идет лишь о его физическом выживании, неизбежно привлечение местного населения на административные должности всех уровней и в экономику, и как следствие - обратное воздействие культуры «покоренного народа»  на культуру «покорившего народа» (особенно, если первая не уступает последней), почему истинные русофобы -  большевики в отличие от русофоба-недоучки Гитлера и продвигали жидов и инородцев на все руководящие посты и во все средства массовой информации, чтобы лишить русский народ даже теоретической возможности овладеть культурой государственного управления и обсуждать вопросы государственного строительства.

 Практически же от политики колонизации германскому Рейху пришлось отказаться уже на второй год войны, когда появились и национальные войсковые части (хотя Гитлер и продолжать по инерции твердить, что «только немцы могут носить оружие») и полунезависимые национальные администрации (самый яркий пример Локотянская республика Каминского с населением 580 тыс. человек и армией 12 тыс. человек при 30 танках), и церкви открылись, и школы, и даже театры заработали.

Вот что сообщает насквозь просоветская книжка «Нацистская оккупация и коллаборационизм в России 1941-1944», вышедшая в 2004 г. в Москве в издательстве «Аст». Автора этой книги Б.Н. Ковалева никак нельзя упрекнуть в симпатии к немцам и «власовцам», ибо в своем предисловии он пишет, что «люди, осознано и добровольно перешедшие на сторону врага и с оружием в руках, или, используя свой интеллект, воевавшие на стороне Германии, не могут рассматриваться как патриоты» и клеймит тех, «кто прямо или косвенно пытается реабилитировать лиц, сотрудничавших с немцами в годы Великой Отечественной войны». Итак:

«Сразу после оккупации Смоленска в июле 1941 года нацистами был открыт кафедральный собор. В городе, где до войны было почти 170 тысяч жителей, и функционировала всего лишь одна действующая церковь, в 1942 году, когда в городе оставалось около 30 тыс. жителей, действовало уже пять церквей и пасторские курсы, которые за первые семь месяцев своего существования выпустили 40 священников» (стр. 454)

«На 1942-1943 учебный год немцами были утверждены следующие праздники и каникулы для русских школьников: 24 декабря-9 января - зимние каникулы; 19 января - Крещение; 15 февраля - Сретение; 7 апреля - Благовещение; 20 апреля - день рождения Вождя; 22-27 апреля - Пасха; 1 мая - национальный праздник; 3 июня - Вознесение; 12-15 июня - Троица. Учебный год должен был заканчиваться 31 июля, а начинаться 4 октября. В дни каникул все учителя обязывались один или два раза в неделю в организованном порядке посетить с учениками ближайшую церковь» (стр. 417).

 Немцы, как и всякие завоеватели, которые намереваются эксплуатировать захваченную территорию, очень быстро столкнулись с известным законом, что даже рабу, чтобы он хорошо работал, требуются известные условия жизни. Поэтому вопреки логике партийных директив немцам приходилось неуклонно улучшать условия жизни восточных рабочих, а в русской деревне переходить от коллективного землепользования в 1941 г, к артелям в 1942 г. и к частной собственности на землю в 1943 г.

 В этом и состояло их коренное отличие от Сталина, который совершенно не заботился об экономической эффективности своей системы, ибо его подданные подлежали не эксплуатации, как рабы, а подлежали  физическому и духовному уничтожению - как православный христианский народ.  Вот почему немецкая (и любая другая) оккупация не представляла в долгосрочной перспективе для русского народа никакой опасности, и каждый день этой оккупации приближал её конец, напротив, каждый лишний день и даже час существования антихристова сталинского режима делал духовное и физическое уничтожение нашего народа всё более и более необратимым.

 Вообще в богатой событиями человеческой истории истребительная война одного государства против другого, одного народа против другого, оккупация, культурное, идеологическое и экономическое насилие, расчленение территории, колонизация и т.д. все эти явления, увы, не уникальные. История нашествий азиатов на Европу дает особенно богатое количество примеров, достаточно вспомнить, скажем, историю многократных разорений Грузии восточными деспотами. Грузинская Церковь  имеет в своем календаре день памяти 100 000 (ста тысяч) мучеников Тбилисских, умерщвленных в один день и только в этом городе (т.е. почти все население) войсками персидского шаха. Но история сдунула всех этих насильников, и Грузия, в которой зачастую вырезалось при очередном нашествии до четверти всего населения, сохранилась как православное царство и вошла в состав Российской империи. В этом и сотнях подобных случаев случилось то, что лучше всего выразил один немецкий патриот после очередного падения Германии: «семидесятимиллионный народ страдает, но он не умирает». Не умирает именно потому, что народ это духовное образование, он - создание Божие, и пока не разорвана его связь с Богом, его нельзя уничтожить. По большому счету лишь своими собственными грехами и непокаянием в них народ может вычеркнуть себя из истории, и убить его может только власть сознательно богоборческая, поставившая своей целью уничтожить в народе само понятие о Боге.

 Именно такой властью и была советская власть, которая 22 июня 1941 г. внезапно перестала существовать. Этот радостный миг освобождения от сатанинской власти из исторической памяти русского народа вычеркнуть невозможно, поэтому, не принимая фашизм в принципе, русский православный человек всегда будет испытывать труднообъяснимую внутреннюю симпатию к этому движению, симпатию, которую не может поколебать даже причиненное немецкой оккупацией зло.

 Повторим ещё раз: ни Гитлер, ни кто-либо другой во всем мiре не решился на то, на что решилась ленинская партия - открыто поставить себя на служение сатане и объявить войну самому Богу и Господу нашему Иисусу Христу. Поэтому не было и не могло быть для православного русского человека более злейшего врага, чем сатанинская советская власть, которая лишала его самой главной святыни - православной веры в Иисуса Христа, без чего русский народ-христианин не мыслит своего исторического бытия. Поэтому глубоко закономерно и то, что во Второй мировой войне все мiровое еврейство целиком стало на сторону Сталина, и дело тут было, конечно, не в «холокосте», от которого Сталин спас евреев, а в том, что у Кагала и советской власти была общая первооснова, определявшая собою всё остальное и снимавшая мелочные расхождения - христоненавистничество и богоборчество. И тот факт, что Московская патриархия во время этой войны «не на словах, а на деле» (Декларация) поставила себя на службу антихристову режиму и благословляла «христолюбивое» красноармейское воинство, является самым убедительным доказательством того, что патриархия - не есть ни ересь,  ни раскол, ни самочинное сборище, а есть она самая настоящая сатанинская организация, руководимая тем же самым духом, который руководил большевиками, а ранее них и жидами, распявшими Христа.

 Гитлер в отличие от Сталина не сумел создать столь совершенного тоталитарного государства именно потому, что немецкое общество и немецкий народ в своем большинстве всё ещё оставались «заражены христианской культурой» (Гитлер) и подсознательно держались христианских ценностей. А держались они их потому, что Гитлер отказался от активного богоборчества, отказался убивать за исповедание католичества, православия и протестантизма, отказался навязывать свое языческое мiровоззрение как общеобязательное, и это предопределило его крах в борьбе с такими заматерелыми сатанистами как Сталин и мiровое жидо-масонство. Превзойти их в богоборчестве Гитлер не сумел (да и не хотел), а обратиться для борьбы с ними ко Христу он не пожелал и потому проиграл.

 В гитлеровском государстве в отличие от сталинского вероисповедание человека оставалось его частным делом, как и верования членов гитлеровской партии были их частным делом. Они на политике Германии  никак не отражались, никого не принуждали заниматься оккультизмом, занятие государственных постов не  обуславливалось принадлежностью к оккультной секте, все религии признавались равноправными, а в Вермахте присягали не по обрядам «Туле», а традиционно. Здесь опять было коренное отличие от сталинского государства, для которого религия (да и вообще, чтобы то ни было) не была частным делом, и которое безбожие и осатанение сделало общеобязательными для всех, сделало государственной политикой тотального богоборчества, политикой уничтожения Церкви и русского народа, как народа православного.

 Советская богоборческая власть - явление в человеческой истории дотоле небывалое. Она не имеет исторических прецедентов, и недаром она была единственной в истории властью, попавшей под анафему православной Церкви. Как писал священноисповедник о. Владимiр (Криволуцкий) в своей замечательной работе «О сергианстве»:

 «И вот человечество до сих пор знало первые три вида власти: власти же четвертого вида, т. е. сознательно богоборческой, человечество еще не знало на опыте. Такая власть имела появиться тогда, когда люди созреют в грехе богоотступления, богоборчества.

 И вот: появление «всадника на коне бледном», которому дана «власть над четвертою частию земли», означает собой появление впервые на земле власти сознательно и целеустремленно богоборческой. Она, эта власть, только попущена Богом, хотя воля этой власти направлена на уничтожение в людях всего Божеского, самого имени Его. Вседержитель Господь дал этой власти властвовать над людьми, ибо воля огромного большинства людей, пройдя через грехи тягчайшие, созрела во зле и богопротивлении до степени богоборства (т. е. сатанизма)».

Обратим внимание на эти слова: «уничтожение в людях всего Божеского, самого имени Его». Это - отличительная черта советской власти, которая делает эту власть уникальной. Эта власть восстала на самые основы Божественного мiропорядка, она поставила своей целью не физически уничтожить человека (хотя и это делала с великим удовольствием), а самый образ Божий в человеке, уничтожить русский народ не как биологический тип, а как носитель православного христианского духа, с потерей которого народ уже не народ, а живой труп, стадо интеллектуальных животных. И это истребление велось планомерно, по заранее продуманному сценарию, и кто соглашался поклониться сатане, Зверю, путем ли вступления в партию, путем ли вступления в Красную Армию, путем ли отречения от родителей или иным каким путем, тот становился уже не русским, а советским человеком; а кто отказывался это  сделать,  тот истреблялся физически, как носитель христианского духа.

Это было настолько чудовищно страшно, что даже слова церковной молитвы о «горьком мучительстве безбожныя власти» не отражают этого ужаса.

22 июня 1941 г. эта чудовищная сатанинская система, изготовившаяся уже распространиться военным путем далее на Европу, подверглась сокрушительному удару, который поколебал её до основания и даже в какой-то момент, казалось, был способен её уничтожить.

Есть много причин тому, почему эта система устояла (главная причина - наше слабое покаяние из-за непонимания того, что навлекли на себя эту сатанинскую власть мы сами, своими собственными тяжкими грехами, прежде всего грехом цареубийства) и четыре года спустя 9 мая 1945 г. торжествовала свою «победу», но уничтожение этой системы, хотя бы и путем смены её на оккупационный чужеземный режим, это было и по сегодняшний день есть первое и абсолютно необходимое (хотя понятно, что и недостаточное) условие того, чтобы русский народ сохранился как духовное явление, как народ-христианин, а не как биологическая разновидность homo sapiens. Поэтому вторжение Германии русский православный человек мог только приветствовать (что и происходило фактически), открывшиеся в связи с этим вторжением возможности для борьбы он был обязан использовать (что он и пытался делать, мирясь даже с таким фанатиком как Гитлер).

9 мая 1945 г. - день величайшего торжества сатаны, в этот день он сумел одержать двойную победу - сломить большинство русского народа не только внешне, но, наконец, и внутренне, превратив его в народ советский, и руками этого советского народа разгромить германский национал-социализм, который, чтобы там ни говорили о его языческих корнях, всё-таки был последней попыткой христианской Европы защитить остатки своих традиционных христианских ценностей - веру, семью, частную собственность, нацию, государство - от натиска мiрового жидо-масонства и безбожнаго коммунизма с их откровенно антихристовыми ценностями.

После 9 мая 1945 г.  старая христианская Европа окончательно перестала существовать, а в некогда христианской России появилась «новая историческая общность» людей - советский народ, отличающийся от русского народа тем, что главной своей ценностью он имеет не Христа, а Антихриста, которому и готов служить не за страх, а за совесть в духе Декларации бывш. митр. Сергия от 16/29 июля 1927 г.

Мы же, остающиеся верными исторической России, на призыв порадоваться «всенародному празднику» 9 мая неизменно будем отвечать: «Ваши радости - наши скорби, а ваши неудачи – наши радости». Так будет продолжаться до самого Второго Славного Пришествия Христова или до того момента, пока не падет ненавистная русскому народу власть.

Антон Кузнецов,
г. Москва.