Иеромонах Николай (Мамаев)

Православная Церковь это богочеловеческий организм, глава которого сам Христос, а потому именно для агента «Михайлова» специально разъясняем, лозунг: «Православие или смерть!» равнозначен лозунгу: «Христос или смерть!», т.к. вне Христа всё смерть и тлен. Вот почему все мученики древнего и нового времени давали на этот «противоречивый» для г-на Гундяева вопрос один и тот же единственно возможный ответ: лучше умереть, чем отречься от Христа, лучше смерть со Христом, чем жизнь без Него.

                                                 «Жиды погубят Россiю!»

Как известно ещё первые теоретики социализма утверждали, что духовно-нравственное состояние человека зависит от давления государственного строя и производственно-экономических условий жизни. Кое-кто из них при этом с некоторой грустью замечал, что тогда, по-видимому, духовное развитие общества будет неизменно утрачивать свои религиозно-философские идеалы

Каков он наш путь, соответствует ли он святоотеческому пути Русской Церкви, можем ли мы сегодня, положа руку на сердце, искренно и честно ответить благоверному князю киевскому Ярославу Мудрому: «Да, отче, наш родной, мы выполнили твой святой наказ:  как зеницу ока берегли   Православную Веру;  уберегли свои души от всеразлагающего духа времени и оказались достойными внуками святых пращуров?»

Если мы внимательно присмотримся к современным расколоучинителям, то увидим одно объединяющее их обстоятельство – это полное отсутствие христианской аргументации, доказывающей душеспасительность избранного ими пути. Вместо этого из стана поборников собственных правд до нас доносится механически повторяемая теория о собственной исключительности, в которой меняются лишь некоторые несущественные детали

Приснопамятный о. Константин (Зайцев), которого митрополит Филарет (Вознесенский) оценивал как глубокий православный ум, сравнивал богоборческий С.С.С.Р. с оборотнем исторической Россiи

«Не может сын смотреть спокойно на  горе матери родной...»,  но мы вот  уже в течении 90 лет терзаемся сердцами от безсилия хоть как-то облегчить собственные страдания и вырвать земное отечество из лап жестокого, безбожного захватчика