Без чести, без совести, без любви к истине

Дата публикации » Александр Оршулевич
2 сентября 2009 » Александр Оршулевич

Именно так можно охарактеризовать всё, или почти всё, что было знаменательного в истории Советской Хазарии, и что есть сейчас в «новой, свободной России». Честь, совесть как внутреннее духовное мерило нравственности, самодержавие наилучшего в себе, непрестанная самокритика, жертвенность до самоотречения и способность постоянно вести волевую борьбу остались неведомы большей части советского народа уже во второй половине двадцатого века. Эти понятия остались только литературными, неприменимыми к реальной жизни, или даже «буржуазными предрассудками». Господство материализма и атеизма делало эти понятия вражескими, т.к. они целиком относились к ненавистной марксистко-ленинскому «диамату» области идеализма. И только когда советской власти, объявившей войну сословности и уничтожившей лучшие слои русского народа, не пожелавшие именно в силу этих замечательных качеств принять большевицкую ложь, требовались высокая производительность труда, дисциплина и относительный порядок на строительстве советского Вавилона - партийные руководители цинично вспоминали о практической «пользе» понятий совести и чести. Так даже их собственная безбожная партия, убивавшая подлинные честь и совесть, оказалась ни много, ни мало «умом, честью и совестью нашей эпохи».

Привив поколениям своих граждан ложные ценности, советская тоталитарная система научила их «закладывать» своих друзей, родственников, знакомых, товарищей и доносить на них именно во имя высших идеалов - славы и величия их новой советской Родины. Культивирование таких образов как Павлик Морозов в то время, да и сейчас, мало у кого вызывает отвращение и презрение. К доносительству, предательству, коварству привыкли все. Более того, многие «сознательные» родители теперь, в условиях рыночной, капиталистической системы, учат своих детей искусству умело и «честно» воровать и обманывать, но, конечно же, «в меру». Только «мера» эта ныне определяется не совестью как независимым внутренним критерием, а внешним политическим и уголовным законом. Если своровал столько, сколько надо, да еще никто и не поймал за руку - хорошо. Тебя никто не осудит. Даже большинство позавидуют и похвалят. Главное – «не переусердствовать», а иначе - ... нет, не бесчестие и позор, не всеобщее презрение и не револьвер с одним зарядом, а «посадить могут». Угроза тюремного срока давно стала единственным заменителем совести.

Советская историография своим примером показала всему советскому народу как можно без зазрения этой самой «антисоветской» совести писать откровенную ложь и идеализировать настоящих предателей, убийц и казнокрадов, параллельно поливая грязью клеветы и лжи настоящих героев. Советские историки выдумывали фальшивый «благородный» образ не только для своих же по крови и духу современников, но и пытались оправдывать исторических персонажей русской истории предыдущих веков, в том числе и из аристократического сословия, которые так или иначе «вписывались» в круг российских революционеров.

Приведем конкретный пример: исследование советскими историками поведения одного из руководителей восстания декабристов в 1825 году С.П.Трубецкого на допросе сразу же после подавления восстания. На этом примере ясно будет видно, как советские ученейшие историки второй половины двадцатого века оправдывали декабристское движение и отдельных декабристов, какие при этом  аргументы они приводили и какие приемы использовали. Сама возможность подобных рассуждений в начале девятнадцатого столетия означала бы такое безчестие и позор, которые трудно было бы смыть даже кровью обидчика.

Полковник, князь С.П.Трубецкой, объявленный своими же товарищами будущим диктатором России, вдруг не является в день восстания на Сенатскую площадь в Санкт-Петербурге, а затем, спустя пару дней, раскаивается перед лицом Государя Императора Николая I в организации восстания и просит о помиловании, бросившись в слезах к ногам Царя. То ли в силу некоего злого умысла, то ли просто в силу приобретенной с детства духовной неспособности понять, почему князь так поступил, советские исследователи объясняют это «недоразумение» тем, что восстание было обречено на провал, и Трубецкой, как здравомыслящий человек, передумал участвовать в восстании. А случай с раскаянием Трубецкого в ногах Императора трактуют следующим образом: «... В целях самозащиты он [С.П.Трубецкой] избрал отныне линией поведения оправдательный тон: подчеркивание своего раскаяния, искренности, нерешительности, страха, чувства благодарности «за милости»...» [1]

Советские историки не хотят или не могут поверить в искренность раскаяния главного декабриста. Они не могут понять, почему Трубецкой, не будучи подвергнут никаким пыткам (советская история, как ни странно, это признает), самолично сознается во всем, во всех своих антигосударственных помыслах и планах, прося милости Царя, но не прося «пощады в предстоящем мне и заслуженном мною справедливом наказании» (собственные слова С.П.Трубецкого в письме А.И.Татищеву от 25 декабря 1825 года).

Советская совесть (если таковая когда-либо существовала) и советское мышление просто неспособны объять всю глубину переживаний пусть предателя и преступника, но все же - русского офицера Сергея Петровича Трубецкого.

Советские ученые в желании записать князя Трубецкого в «товарищи» к жидам и большевикам как  всегда поспешили, совершенно забыв о несоответствии нарисованного ими образа Трубецкого образу честного и волевого революционера, которому нечего бояться и незачем изворачиваться и лгать в показаниях, стараясь смягчить тем самым приговор.

Попытка «оправдания» декабриста Трубецкого советскими исследователями выявляет сущностное отличие советского мышления от русского. Если для православного русского человека спасение, прежде всего, понимается как спасение своей души для жизни будущего века через самопожертвование и смерть телесную в этом земном мире, то для советского человека спасение всегда означает исключительно спасение от физической смерти. Именно поэтому советские историки, рассматривая поведение Трубецкого после неудавшегося восстания сквозь призму «научного атеизма» и убеждения в том, что они сами, как и все люди, произошли от обезьяны, делают следующий чисто советский, жидовствующий вывод: «Трубецкой еще более утвердился в возможности выиграть в борьбе за жизнь, создав видимость полного раскаяния и искренности...» [2] Как сильно это напоминает психологию среднего советского человека и, пресловутый «подвиг лжи» безбожной Московской патриархии «Русской Православной Церкви»!

Естественно, Николай I, к ногам которого припал в раскаянии декабрист Трубецкой, в интерпретации тех же советских исследователей получился трусливым, коварным, жестоким извращенцем. К слову сказать, исследователи в данной работе отмечают, что «возлюбленным способом воздействия» Николая на Трубецкого была, по странному для самих большевистских авторов определению, «нравственная пытка». Вот несколько слов о Государе из приведенного научного исследования: «... Престижные соображения вынуждали Николая сдерживать слово [о том, что Трубецкой будет помилован], но вызывали острую злобу, рождали мстительность, утолить которые царь в полной мере мог, прибегая к оговору, унижению врага...» [3] - уже эти слова сами по себе говорят о нравственном состоянии авторов исследования, помимо всего прочего ставя под сомнение «научность» данной работы и ее объективность. А ведь напечатан этот довольно авторитетный «труд» всего 26 лет назад, и, быть может, авторы его, ставшие теперь полноправными россиянами, еще живы и представляют собой сродный по духу и мировоззрению многочисленный слой населения Российской Федерации.

Ложь стала для большинства советских людей естественным способом существования, нормальным состоянием. Самообман и непротивленчество привели к тому, что абсолютное большинство граждан Российской Федерации, получив возможность после развала СССР узнать, наконец, правду и сделать соответствующие выводы, не воспользовались ей, оставшись в прежних заблуждениях, и не желая кардинально менять свое мировоззрение, не желая принимать истину. Поэтому современные «россияне» с таким трудом переживают правду, не желают ей верить, и так легко верят всякой лжи. По слову Господа нашего Иисуса Христа, они «не приняли любви истины для своего спасения. И за сие пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи, да будут осуждены все, не веровавшие истине, но возлюбившие неправду» (1 Фес. 2,8-12).

Но, к счастью, ещё не все люди, составляющие сегодня население Российской Федерации,  остаются в добровольном неведении или не делают своих собственных выводов относительно истории советского государства и современности. Однажды мне довелось разговаривать с одной пожилой женщиной. Мы заговорили о современной политике, в частности, о выборах президента. Было это в марте 2008 года, сразу после «избрания» Д.А.Медведева. Я спросил тогда, довольна ли она существующим положением дел и порядком в государстве. Она ответила довольно предсказуемо. Помедлив немного, она сказала:

- Нет, не совсем довольна.

Я спросил тогда:

- Раиса Ивановна, а за кого Вы голосовали на выборах?

- За Медведева, - сказала она без энтузиазма. И, продолжая, - А за кого еще?.. Не за кого.

На эти слова я отреагировал несдержанно:

- А зачем тогда голосовать, если не верите в него? Все равно лучше от этого не станет. Вы даете возможность власти в очередной раз обмануть себя.

На это она, совершенно неожиданно для меня, сказала:

- Что поделать. Надо не президента выбирать, надо всю систему менять…

Я обрадовался таким словам, поскольку не ожидал услышать их от пенсионерки.

- Надо, - уверенно заявил я, - вот я и мои товарищи за того, чтобы реставрировать самодержавие, монархию, воскресить настоящую Россию. Мы против демократии.

Раиса Ивановна, задумчиво посмотрев в сторону, сказала:

- За царя?.. Я уважаю царя. За то, что когда брата Ленина Александра должны были повесить, царь дал ему шанс. Александру предложили попросить прощения у царя и тогда царь его помилует. Его мать упрашивала его просить у царя прощения, но Александр отказался. Его мать родная просила, а он не послушался!…

- Гордыня, - сказал я.

- Да, гордыня, - ответила Раиса Ивановна, - потом Ленин за брата мстил. Я думаю, все, что он делал, была месть за Александра…

После этого короткого разговора во мне проснулась на миг вера в народ, в тот народ, который остался после всего, после войн, чисток, печатной лжи и доносительства, вера в еще в чем-то очень русский народ, в непреходящие, вечные нравственные ценности русского человека. Я понял, что еще не все потеряно, что возрождение России, самодержавной России – не иллюзия, но имеет вполне разумные основания даже в современной России… Меня поразило больше всего то, что я услышал эти слова не от представителя своего поколения, а от человека, чья жизнь больше чем наполовину прошла в Советском Союзе.

Конечно же, сие совсем не означало, что эта пенсионерка полностью права и адекватно оценивает прошлое и настоящее, по-настоящему готова воспринять Русскую идеологию и благословить своих детей на борьбу с иудо-большевизмом. В том-то и заключается настоящая беда наших русскоязычных современников. Они всё или почти все понимают, или догадываются о настоящем положении дел, некоторые из них даже сочувствуют самодержавию и считают себя православными верующими, но, тем не менее, почти никто из них не готов и не желает следовать собственным же провозглашенным убеждениям. Они знают, что страной уже 90 лет управляют жиды, но при этом ходят на их выборы и ненавидят фашистов и националистов. Они знают, что государством проводится планомерная политика геноцида русского народа посредством алкоголизации, но при этом не перестают пить спиртное. Они знают, что спасение души возможно лишь в истинной православной церкви, но совсем не стремятся ее обрести и жить во Христе. Самое страшное, что могло случиться с русским народом - случилось. Это добровольное принятие антихристовых законов мiра, крайний индивидуализм и безразличие к истине.

Формализм и номинализм, т.е. потеря связи между сущностью явления и его названием - характерные черты советско-россиянского народа-населения. Искусное лицемерие по отношению к советскому государству плавно перешло в бессознательную привычку лгать себе самому, закрывать глаза на очевидность, довольствоваться абсурдными выводами и обещаниями (но при этом не верить им!)

Каждый день я сталкиваюсь с множеством примеров того, как молодые люди и люди в возрасте, выслушав мои слова о сущности современного государства на территории бывшей Российской Империи и об официальной «православной церкви» Московской лже-патриархии, отвечают мне: «Да, ты, конечно же, прав. И как точно ты излагаешь, я и сам об этом много раз думал... Но, видишь ли, то, о чем ты говоришь, в смысле твоей борьбы, ведь это же нереально, невозможно. Да и потом: семья, дети, работа - я не могу этим жертвовать... Если что - зови, мы поможем, а вот участвовать в борьбе не могу...». А на поверку спустя время оказывается, что и «помочь»-то толком такие люди мне и не могут. Да и чем бесчестный человек может помочь честному? Что общего между соглашательством и открытой борьбой?..

Так десятилетия и идет Белая борьба при преступном безразличии к ней денационализированного населения, которое осталось в стороне со своими меркантильными интересами, суеверным страхом и желанием одного – «стабильности» и «спокойствия», ради которых можно пожертвовать единицами «сумасшедших проповедников» истинно-православного христианства...

 

Александр Оршулевич,

г. Кенигсберг

 

[1] Трубецкой С.П. Материалы о жизни и революционной деятельности. Т. 1, Иркутск, 1983, с. 59

[2] Там же, с. 60

[3] Там же, с. 53