О возрождении

Дата публикации »
17 сентября 2009 »

О   возрождении Слово на  Праздник Рождества Пресвятой Богородицы.   Почти два  года назад под давлением политических спецслужб РФ Первоиерарх Российской Православной Церкви Высокопреосвященный митрополит Дамаскин  вынужден был покинуть Москву и переехать  в Тульскую область. Само по себе такое отношение чекистов к истинной Церкви чем-то необычным не является, и причин проявлять удивление нет, но попробуем поразмыслить –  нет ли в этом событии какого-то знака  свыше?

Если таковой знак есть, то  в чём он проявляется, и как тогда увидеть перст Божий в наших злоключениях? Между тем, на поверку это оказывается не так сложно, если только мы взглянем на себя в исторической ретроспективе.

В этом случае мы неожиданно обнаружим, что  Первоиерарх Российской Церкви  живёт буквально в двух шагах от поля Куликова.  Но может быть это простая  случайность? Не ищем ли мы знамений, там, где их нет? И все же, православный человек не будет пренебрежительно отмахиваться от таких «случайностей», зная, что в жизни ничего случайного не бывает, а тем более в знаковых событиях, связанных с Первоиерархом Церкви.

Что для нас, для русских людей, значит поле Куликово: просто поле боевой славы или что-то более значительное?

Вспомним, что собой представляла Русская Земля накануне битвы: княжеская междоусобица и кровавая борьба за первенство превратили благополучную и сплочённую Киевскую Русь в   терзаемые врагами княжества, но самое для нас страшное – мы утратили полную политическую независимость и попали  под гнёт ордынских ханов. Единственной по-настоящему авторитетной властью для русских людей становится никем не оспариваемая власть  Предстоятеля Русской Церкви, т.е. митрополит стал средоточием государственной и духовной власти, выражающей интересы всего русского народа, а не одного какого-либо княжества или сословия, таким образом, интересы народа выражала власть теократическая и другой, объединяющей силы, на то время у нас не было.

И вот наступает знаменательный день 8-го сентября 1380 года. Праздник Рождества Богородицы. По призыву московского князя Димитрия  и по благословению митрополита московского Алексея со всех концов Земли Русской, из разных княжеств, к нему прибыли добровольцы, желающие   встать на защиту всего нашего народа и родной земли от азиатских полчищ Мамая, его  союзников с Запада и русских изменников, перебежавших во  вражеский стан. Существует предание, согласно которому московский князь пришёл за благословением к особо почитаемому народом старцу, святому Сергию Радонежскому, и тот на вопрос Князя: «Что делать?», ответил: «Русь Защищать!», послав с ним двух своих иноков, коим вручил знамение креста на схимах и сказал: «Вот оружие нетленное; да служит оно вам вместо шлемов». Когда же Димитрий стоял уже у Дона и колебался, переходить ли ему реку; в эту минуту прибыл гонец от святого и передал ему богородичную просфору и грамотку с наказом: не медлить и сразиться. «Чтобы ты, господине, таки пошёл. А поможет ти Бог и Святая Богородица».  Тут же старец предупредил, что в день битвы Ягайло будет в 30 верстах от поля Куликова. На что Князь воскликнул: «Велико имя Пресвятыя Троицы. Пресвятая Госпоже Богородица, спаси нас. Тоя молитвами Христе Боже и за молитвы святых чудотворцев Петра и Алексея и преподобного игумена Сергия помогай нам на супротивныя силы и спаси нас!». Затем по прочтении письма Димитрий велел перейти реку и сказал: «Час суда Божия наступает».

Многое нам сегодня говорят слова молитвы, в коей Великий Князь просил перед битвой помощи Вышнего в сокрушении «противников святаго имени Христова».

Как мы сегодня можем судить, именно тогдашняя устремлённость русских людей к правде Христовой только и низвела свыше благодатную помощь Божию, даровавшую нам великого  предстоятеля за народ  русский с одной стороны и национального вождя с другой.  Понял это и басурманский хан, воскликнув,  взирая на свои разбитые полчища: «Велик Бог христианский!».

Таким образом, освобождение Отечества для наших предков было задачей не просто политической, вызванной патриотическими чувствами, а самое главное – это было церковное послушание, имеющее своей целью борьбу за веру и национальное единство. Убедительным доказательством чего служит перечень имён князей и воевод, прибывших на поле сражения. Так, например, известный воевода Димитрий Боброк был волынским князем, а родной брат  короля польского  Ягайло, Андрей Ольгердович был, можно сказать, из краёв, что впоследствии стали называться Белоруссией.  Забыв мелкие эгоистичные интересы своих княжеств, на поле битвы шёл народ,  объединённый общей верой  и единым национальным сознанием, иными словами – шла Русская Церковь. Поэтому  смело можно сказать, что то кровавое, истребительное,  тяжелейшее сражение стало огненной плавильней, пройдя через которую и родился подлинный Русский Народ, в котором уже неразрывно слились вера и национальное самосознание. Это соединение стало настолько глубоким и неразрывным, что, как показала наша дальнейшая история, с утратой святоотеческой веры русский человек неизбежно теряет и свою национальную идентичность.

Сам день битвы недвусмысленно говорит  о том, что он стал не только днём рождения Русского Народа (вплоть до злополучного 1917 года он так и оставался в русских календарях как национальный праздник - день Русского государства, ведущего свое начало с 862 г.), как национально-политического субъекта истории, но и о том, что крестницей в этом рождении нам стала сама Царица Небесная. На примере княжеской междоусобицы мы видим, что вышедшему из купели св. Князя Владимира народу нельзя было не испытать  горечь братоубийственной трагедии дабы обрести булатную крепость национального единства в плавильном котле Куликовского сражения.  Нация, состоящая из людей, объединённых общими духовно-нравственными идеалами,  точно так же крепка задним умом, как и любой представитель падшего человечества, и в подавляющем большинстве случаев способна осмыслить свои ошибки только после падения, которое в исторических масштабах, конечно же, несопоставимо с падением её рядового представителя.

А теперь посмотрим внимательно на себя.  Картина жуткая, но не безперспективная. После кровавых операций иудо-большевиков национально-религиозная крепость русского народа заменена рыхлым эгоизмом народа советского.  Не в последнюю очередь  жутка она по причине утраты русским священством решительности  в борьбе за Веру, Царя и Отечество.  И это можно объяснить только тем, что за долгие годы советского владычества мы более привыкли к позиционной, окопной войне, а такая тактика, в духовной брани, неизменно приучает только к обороне, а значит к неизбежным потерям. Военное искусство знает простую истину о том, что невозможно вечно находиться в обороне, рано или поздно за этим должна последовать капитуляция. Победа достигается только наступлением. О том же говорит нам и  Святоотеческое учение: дух не терпит застоя, т.к. всякий застой есть падение. Победа над страстями и похотями достигается решительным наступлением на них. Требуется постоянное духовное возрастание, усиление брани. Пассивное, «оборонительное» христианство доводит подвижника до полного расслабления, до потери  уже завоеванного ранее, затем к серии падений и, наконец, полной капитуляции перед бесами.  Именно по причине усвоения такого «капитулянтского» православия  у нас утраты следуют за утратами.  

На всякой войне широкомасштабному наступлению предшествует захват плацдармов и оперативные удары в наиболее уязвимые точки обороны противника. Суворовский принцип: «глазомер, быстрота, натиск» нас ещё никогда не подводил.

Для нас нет других вариантов борьбы как настойчивое и безкомпромиссное обличение сергианской лжи и мимикрирующего под национальную власть оккупационного режима. И в этой борьбе трудно переоценить роль печатного и устного слова, особенно исходящего от священнослужителя.

Учитывая, что мы сегодня, так же как и в 14-ом веке, не имеем общепризнанного национального вождя, но имеем законного Предстоятеля Церкви, нам не избежать  принятия решений, выходящих за рамки чисто церковной деятельности. Национальные задачи требуют создания необходимых предпосылок для освобождения и возрождения нашего Отечества и кроме духовной власти таких предпосылки создавать некому.  Важнейшим аспектом нашей деятельности должно быть воспитание нового поколения русских людей, способных на жертвенную борьбу с жидовской властью за восстановление православного царства с идеалами Святой Руси. Если мы прямо не будем говорить, что нашей задачей является освобождение Отечества, то нельзя рассчитывать на приток в Церковь национально прозревающих, активных людей, не примиряющихся с ложью и неправдой жизни. Также наивно ожидать и Божией помощи в том случае, если в своей церковно-просветительской деятельности мы будем игнорировать или лукаво замалчивать тот факт, что наше Православное Царство покорено народом с откровенно сатанинскими религиозными взглядами и моралью. Здесь религиозное сопротивление антихристу самим ходом вещей превращается в «политику», и   священная обязанность каждого христианина встать путь национально-освободительной борьбы, ибо иной путь, путь «непротивленчества», «аполитичности» в таких условиях будет означать вероотступничество, предательство своей веры и Церкви.

Особую остроту этой борьбе придаёт тот факт, что сатанисты создали бутафорскую подделку под истинную Церковь, так что всякая «просветительская» деятельность официальной лже-церкви  ведет к увеличению числа обманутых людей, совращенных на путь замаскированного, а то и откровенного богоборчества.  Трагедия заключается и в том, что даже правда, исходящая из уст служителей красной «церкви», в перспективе оказывается тонкой ложью, имеющей целью массовое вовлечение людей в сети антихриста и вечную погибель.  Не лёгкой задачей в этой борьбе является преодоление эсхатологических настроений, не в последней степени порождаемых безысходностью, царящей в официальной лже-церкви и различных церковных расколах.  Проникнутые ложным страхом ожидания конца истории, люди  избегают активной борьбы с охватившим страну злом, не видят перспектив и теряют надежду. Однако подобное настроение есть духовная капитуляция, прикрытая ложным смирением. Конца Света и Суда Божьего избежать никому не удастся, но  это не может быть поводом, чтобы прикрыть собственную пассивность и малодушие. Мы не можем безпечно взирать на погубление душ своих близких и праздно смотреть на разорение Богом данной и врученной  нам предками земли.  

Ныне нам как в Куликовском сражении,  как в Белой борьбе вновь остаётся надеяться на добровольцев с пробудившимся национальным сознанием и горячими сердцами, но мы должны дать им маяк. Люди должны знать, кто их зовёт и куда призывает. Опыт создания Союза Русского Народа в 1905 году показывает, что правильно поставленная церковная политика приносит достойные плоды и пренебрегать безценным опытом предшественников просто преступно и безответственно. На фоне ложных псевдо-патриотических организаций остаются востребованными мужественные ратники Чёрных Сотен, среди коих первым был наш последний праведник, святой Иоанн Кронштадтский. Отсутствие сопротивления, покорность и запуганность «россиян» всё более разжигают алчность и кураж оккупантов; безнаказанность порождает новые преступления. Будущее становится всё более туманным и превращается в мираж.

Именно в этом нам видится промысел Божий, через череду неприятных  событий приведший Первоиерарха РосПЦ  на святую землю поля Куликова и недвусмысленно указующий нам  направление нашей церковной деятельности, которая, как и в годы  смутных времён, приобрела ярко выраженный характер национально-освободительной борьбы.     

Иеромонах Николай