Святитель Иоанн Златоуст

Слово о том, что не должно стыдиться прославлять Честный Крест

 

Что Крестом Христос спас нас и что нам надлежит хвалиться им; также о добродетели, о том, как (Христос) желает нашего спасения, и о милостыне

 

  1. Это, братья, то знамение, которое Господь обещал дать всем, говоря: «Род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка» (Матф. 12:39). Господь разумел смерть, погребение и воскресение. И опять, в другом случае выясняя силу креста, Он говорил: «Когда вознесете Сына Человеческого, тогда узнаете, что это Я» (Иоан. 8:28). «Когда распнете Меня, – говорит Он, – и будете думать, что победили Меня, тогда всего более узнаете Мою силу». И в самом деле, после того, как был распят Христос, иудейские обрядные установления прекратились, проповедь процвела, слово о Господе распространилось до границ вселенной; силу Господню всегда возвещают и земля, и море, и населенная, и ненаселенная части мира.Поэтому никто да не стыдится священных символов нашего спасения и основания благ, которым мы живем и благодаря которому существуем; но будем носить Христов крест, как бы венец. Все, имеющее отношение к нам, совершается при посредстве креста: нужно ли получить возрождение, является крест; нужно ли быть вскормленным той таинственной пищей, или быть рукоположенным в известный церковный сан, или сделать что-либо другое, всюду – символ нашей победы. Поэтому с большой заботливостью начертываем его и в жилищах, и на стенах, и на дверях, и на челе, и в уме. Это – знамение нашего спасения и всеобщей свободы и доказательство милосердия Господа нашего: «как овца, веден был Он на заклание» (Ис. 53:7). Поэтому, когда ограждаешь себя крестным знамением, то размышляй в своем уме о всем значении Креста и угаси свой гнев, а также и все прочие страсти. Когда ограждаешь себя крестным знамением, то преисполни свое чело великим дерзновением, сделай свободным свой дух. Знайте же, во всяком случае, что доставляет нам свободу. Поэтому и Павел, побуждая нас к этому самому, то есть, к приличествущей нам свободе, так наставляет, напомнив о Кресте и Крови Господних. «Вы куплены, – говорит он, – дорогою ценою; не делайтесь рабами человеков» (1Кор. 7:23). «Подумай, – говорит, – о той цене, какая уплачена за тебя, и не будешь рабом никого из людей». Ценой он называет Кровь, пролитую на Кресте. Не просто пальцем надлежит напечатлевать его, но прежде всего расположением сердца с великой верой; и когда он таким образом бывает начертан на твоем лице, то ни один из нечистых демонов не будет в состоянии стать вблизи тебя, видя меч, которым нанесен ему удар, видя нож, от которого он получил смертельную рану. И, если мы приходим в ужас, видя те места, в которых подвергаются смертной казни осужденные, то подумай, что испытает диавол, видя оружие, которым Христос уничтожил всю его силу и отрезал голову у дракона.
  1. Итак, не устыдись столь великого блага, чтобы и тебя не устыдился Христос, когда придет со славой Своей и когда перед лицом Его явится знамение, сияющее сильнее солнечного луча. Тогда именно явится Крест, который будет говорить своим наружным видом и перед лицом всей вселенной станет вести защиту в пользу Господа и доказывать, что Господь не пренебрег ничем из относящегося до спасения людей. Это знамение и во времена наших предков отверзало заключенные двери, оно угашало силу губительных ядов, оно парализовало силу ядовитого растения цикуты, оно исцеляло укушения ядовитых зверей. Если оно открыло врата ада и отверзло небесный свод, если оно восстановило вход в рай и сокрушило крепость диавола, то что удивительного, если оно преодолевает и губительные яды, и зверей, и остальное подобное же? Поэтому начертай его в твоем уме и обними его – спасение наших душ. Этот Крест обратил на истинный путь вселенную, изгнал заблуждение, возвратил истину, землю сделал небом, людей соделал ангелами. Поэтому демоны уже не страшны, но презренны; и смерть не есть смерть, но сон. Отсюда все, что враждовало с нами, низринуто на землю и попрано. Поэтому, если кто-либо скажет тебе: «Ты покланяешься Распятому?», то ответь ясным голосом и с радостным лицом: «И покланяюсь, и никогда не перестану покланяться». А если он будет насмехаться, оплачь его в виду того, что он безумствует. Возблагодари Господа за то, что Он окружил нас такими благодеяниями, которых без небесного откровения никто не в состоянии даже и постигнуть. Он смеется по той причине, что «Душевный человек не принимает того, что́ от Духа Божия» (1Кор. 2:14); ведь и дети испытывают то же, когда увидят что-либо великое и достойное удивления. Дитя будет смеяться, хотя бы ты ввел его в таинства. Эллины похожи на этих детей, лучше же сказать: они более несовершенны, чем даже последние, а потому и более несчастны, так как не в незрелом возрасте испытывают то же, что и дети, а в совершенном, почему не заслуживают даже и снисхождения. Мы же звонким и сильным голосом станем возглашать и говорить, и, хотя бы тут были все эллины, скажем с особенным дерзновением, что Крест – предмет нашей гордости, что он – основание всех благ и что, наконец, он же – наше дерзновение и всякого рода венец. Я желал бы иметь возможность говорить вместе с Павлом: «Для меня мир распят, и я для мира» (Галат. 6:14), но, не допускаемый разнообразными страстями, не могу. Поэтому советую как вам, так прежде вас себе самому распяться миру и не иметь ничего общего с землей, но питать любовь к горнему отечеству, к славе, которой ожидаем оттуда, и к вечным благам. Мы – воины Царя небесного, и надели на себя оружие духовное. Итак, зачем же нам проводить жизнь корчемников и сборщиков, лучше же сказать – червей? Где царь, там надлежит находиться и воину. Ведь мы сделались воинами не тех, которые находятся вдали от нас, но находящихся вблизи. Земной царь, конечно, не потерпел бы, чтобы все находились в царском дворце или чтобы все толпились по сторонам непосредственно около него; Небесный же Царь желает, чтобы все находились вблизи Царского престола. «Но как возможно, – скажет кто-либо, – чтобы мы, которые находимся здесь, стояли подле того трона?» Возможно, потому что и Павел, будучи на земле, находился, однако, там, где пребывают серафимы и херувимы, и он был ближе ко Христу, чем эти щитоносцы к своему царю. Эти часто обращают свои глаза на многие места, а на того ничто другое не производило впечатления, ничто другое не развлекало его, но весь свой ум он устремил к Царю и Господу.
  2. Поэтому, если пожелаем, то и для нас возможно тоже. Если бы Господь был разделен от нас местом, тогда ты основательно недоумевал бы; а если Он всюду присутствует, то, следовательно, близок к тому, кто проявляет усердие и употребляет крайние усилия в деле искания Его. По этой причине и пророк говорил: «не убоюсь зла, потому что Ты со мной» (Псал. 22:4). И, в свою очередь, Сам Бог говорил: «Разве Я – Бог только вблизи, …а не Бог и вдали?» (Иерем. 23:23). Поэтому, как грехи разлучают нас с Ним, так праведные дела соединяют Его и нас. «Тогда ты воззовешь, – говорит, – и Господь услышит; возопиешь, и Он скажет: вот Я!» (Ис. 58:9). Какой отец мог бы когда-либо в такой степени внимать своим детям? Какая мать так настроена, чтобы непрерывно стоять в ожидании, не позовут ли ее когда-нибудь дети? Никого нет – ни отца, ни матери. А Бог стоит, непрерывно ожидая, не позовет ли когда-нибудь Его кто-либо из Его рабов, и, если мы когда-либо позвали Его, как следует, Он ни разу не оставил нашей просьбы без внимания. Поэтому и говорит: «Не жду, чтобы ты окончил свою молитву, но тотчас услышу тебя». Итак, будем звать Его, как Он хочет быть призываемым. А как Он хочет этого? «Разреши, – говорит, – оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо; раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого, одень его, и от единокровного твоего не укрывайся. Тогда откроется, как заря, свет твой, и исцеление твое скоро возрастет, и правда твоя пойдет пред тобою, и слава Господня будет сопровождать тебя. Тогда ты воззовешь, и Господь услышит; возопиешь, и Он скажет: вот Я!» (Ис. 58:6–9). «И кто может совершить все это?» – скажет кто-нибудь. Скажи мне: кто не может? Что тяжелого в том, что сказано? Что трудного? Что нелегкого? Все это не только возможно, но и так легко, что многие превзошли даже и меру, не только разорвав не согласные с правдой счетные записи, но даже снявши с себя все, что у них было, не только радушно принимая бедных в свой дом и приглашая их к своей трапезе, но даже трудясь до телесного пота, чтобы пропитать их, благодетельствуя не только родственникам, но и врагам.Что же, словом, трудного в сказанном? Он не сказал: «перейди гору, перейди море, раскопай столько-то и столько-то участков земли, оставайся без пищи, облекись во вретище»; но: «Сделай других участниками в пользовании твоим домом, уделяй свой хлеб, разорви несогласные с правдой счетные записи». Что легче этого, скажи мне? А если, по твоему мнению, это трудно, то посмотри, прошу, на награды, и тогда все будет тебе легко. Как цари во время состязаний на конских ристалищах полагают перед состязающимися венцы, одежды и победные награды, так и Христос полагает посреди ристалища победные же награды, протягивая их, как бы многими руками, словами пророка. Но у царей, как у людей, их изобилие истощается и предметы, щедро раздаваемые ими, издерживаются; поэтому цари ревностно стараются о том, чтобы показать незначительное в качестве важного. По этой причине, вручая всякий в отдельности предмет отдельному из своих слуг, таким образом выносят их на середину. Наш же Царь, напротив, собрав все вместе, так как Он весьма богат и не делает ничего напоказ, таким образом выставляет на середину все, что собрано; а то будет безчисленно и потребует многих рук, которые взяли бы. А чтобы ты понял это, рассмотри каждое из Божиих обещаний со тщательностью. «Тогда, – говорит Он, – разверзется рано свет твой». Не кажется ли тебе, что речь идет о каком-то одном даре? Но он не один. Внутри себя он содержит многое: и венцы, и победные награды, и другие воздаяния; и, если желаете, мы покажем все богатство по отдельным его частям, насколько, конечно, мы в силах показать это; только не утомитесь, слушая нас. И прежде всего, постараемся понять, что значит «разверзется»? Оно показывает нам скорость и изобилие и то, как сильно Он желает нашего спасения, как озабочен тем, чтобы блага сами изливались, и как старается об этом. И ничто не будет в состоянии препятствовать неизреченной Его стремительности. Всем этим показывается изобилие благ и бесконечность их богатства. А что значит «рано»? Это значит, что не после того, как ты окажешься в искушениях, и не после посещения тебя несчастьями, но прежде, чем явится все это. Как относительно плодов говорим, что такой-то плод – ранний, именно, явившийся прежде времени, так и здесь, в свою очередь, обозначая скорость, Он сказал таким образом (т. е., употребив слово «рано»), подобно тому, как выше говорил: «еще говорящему тебе скажу: вот Я!» Но о каком Он говорит свете, и что это вообще за свет? Не этот чувственный, но другой, во многих отношениях лучший, который показывает нам небо, ангелов, архангелов, херувимов, серафимов, престолы, господства, начала, власти, все воинство, царские города, обители. Если ты удостоишься того света и увидишь то, что сказано, то избавишься от геенны, от ядовитого червя, от зубовного скрежета, от мучительных уз, от скорби и страдания, от безпросветного мрака, от рассечения тебя пополам, от огненных рек, от проклятия и от мест мучения, и удалишься туда, где нет скорби и печали, где царят великая радость, мир, любовь, наслаждение и веселие, где жизнь безконечна, слава неизреченна и красота несказанна, где обители вечны, слава Царя неизглаголанна и где находятся те блага, которых глаз наш не видел, ухо не слышало и мысль о которых не приходила человеку на ум; где духовный Жених, небесные чертоги, девы со светлыми лампадами и слуги, держащие в руках брачное одеяние; где находятся чертоги Господа и сокровищницы Царские. Видел ли ты, сколь великие и сколь многие победные награды Он указал одним словом, и как собрал все воедино? Таким образом, раскрыв и каждое из последующих слов, мы нашли бы великое изобилие и неизмеримое море. Итак, не отложим на неопределенное время и не замедлим оказывать сострадание нуждающимся; нет, прошу; но, хотя бы нам нужно было все бросить, хотя бы нам предстояло быть ввержеными в огонь, или отважиться против угрожающего меча, или прыгать на ножи, или потерпеть что-либо другое, будем переносить все спокойно, чтобы получить одеяние Небесного царства и ту неизреченную славу. О, если бы мы все достигли ее, по благодати и человеколюбию Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков. Аминь.