Андрей Критский, святитель
Андрей Критский, святитель

Настоящий праздник есть для нас начало праздников. Служа пределом закону и прообразованиям, он вместе служит дверию к благодати и истине. Он может еще назваться средним и последним. Его начало – окончание закона; средина – соединение крайних точек, конец – откровение истины

Возлюбленные! Пусть, подобно органу радования, звучат ныне слова и песни наши. Возьмем «псалтирь... с гусльми» (Псал. 80, 3), воспоем Богу нашему, воспоем «разумно» (Псал. 46, 8), – воспоем славу Воздвижения. Покажем, где в Писании явлен образ Воздвижения: может быть, мы узнаем отсюда, как велико и премирно Воздвижение креста – и что не напрасно обретение его празднуется во всей земле по всем Божиим церквам. Итак, воздвигается крест, являющийся из земли, недавно сокрытый завистью.

Ныне настала радость для всех, вознаграждающая прежнюю скорбь: предстал Вездесущий, чтобы все исполнить радости.

Когда-то мы возвеличили девственную скинию Богоматери, ныне же воспоем песнь погребальную. И пусть никто не упрекает меня за то, что принялся за дело, превышающее мои силы, ибо я составил это слово со смирением, по данному мною обещанию. Пусть также никто не удивляется, если слово будет заключать в себе нечто, известное лишь немногим