Приложение № 1. Краткое изложение учения Церкви о государственной власти

Дата публикации »
1 июня 2008 »

Без глубокого усвоения учения Православной Церкви о государственной власти невозможна правильная оценка событий русской церковной истории ХХ века и церковное строительство в наступившем XXI веке.

Согласно этому учению человеческое естество с момента грехопадения прародителей находится в состоянии глубокого и всестороннего повреждения, от которого не может избавиться своими силами. Утратившее правильное понимание свободы падшее человечество, предоставленное само себе и лишенное всяких сдерживающих начал, неизбежно должно было быть увлечено «вслед скверных похотей плоти» (2 Пет. 2:10), окончательно развратиться, погибнуть и самоистребиться.

Для предотвращения этого, для сдерживания страстей и ослабления греховных проявлений Господь устанавливает как сам принцип власти, основанный на подчинение одних людей другим, так и различные виды властей, как то: власть мужа над женой, власть родителей над детьми, власть начальников над подчиненными, власть церковной иерархии, наконец, государственная власть. Все эти и многие другие виды властей есть божественные установления (Ин. 19:11), основная цель которых - ограничить по возможности распространение зла и не допускать крайних проявлений греха, превращающих земную жизнь человечества в ад.

Однако, по самому смыслу этих установлений они сохраняют свою силу и значение лишь постольку, поскольку соответствуют той цели (сдерживание греха), ради которой и созданы. Если власть не выполняет этого своего прямого назначения, если осуществление властных полномочий ведет не к ослаблению, а к усилению греха, то подчинение такой власти становится противоестественным и противобожественным делом. Если власть своими действиями подрывает сам принцип власти, то прямой долг человека и христианина - не подчиняться такой власти.

Особое место среди всех властей занимает власть государственная, т.к. эта власть в наибольшей степени обладает способностью воздействовать на все области человеческой жизни, а также на все прочие виды властей: семейную, родительскую и т.д. Поэтому в учении Церкви о властях вопрос об отношении христианина к государственной власти получил отдельное рассмотрение.

Государственная власть, будучи установлением божественным (Рим. 13:1), призвана имеющимися в её распоряжениями средствами препятствовать распространению зла и содействовать утверждению добра (Рим. 13:3-4). Согласно учению Церкви в такого рода деятельности государства заключается нравственный смысл существования последнего, и христианин призывается быть законопослушным исполнителем повелений такой богоугодной государственной власти. Анархия, безвластие, тем более незаконное посягательство на власть или бунт против власти, когда последняя лишается возможности осуществлять свои полномочия, признается Церковью грехом (Рим. 13:2). Более того, Церковь предписывает своим членам молиться о благоденствии существующих властей (1 Тим. 2,2), если последние достойно выполняют свои обязанности, соответствуют своему предназначению сдерживать греховные начала в человеческой жизни.

Однако не так, согласно учению Церкви, обстоит дело, если власть отступает от своих истинных целей, уклоняется от противодействия злу, тем более, если она попадает в руки злонамеренных людей и начинает потворствовать злу, или даже активно его насаждать. В таком случае заповедь о повиновении Богу становится выше заповеди о повиновении властям, и прямой обязанностью христианина является уклониться от подчинения такой власти, которая принуждает ко греху или к действиям, противоречащим христианской совести. Именно в этом смысле надлежит понимать слова Апостолов Павла (Рим. 13:1-7) и Петра (1 Пет. 2:13-16) о необходимости за совесть повиноваться существующим властям и мiрским начальникам. Апостолы говорят о лояльности только такой государственной власти, у которой «начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых» и, «начальник есть Божий слуга, … отмститель в наказание делающему злое». (Рим. 13: 3-5). Если власть перестает служить Божьему делу на земле, то повиноваться такой власти - значить соучаствовать в её грехах, а если власть оказывается в руках заведомых злодеев, то христианин получает право и активно сопротивляться такой власти. Как пишет блж. Августин: «Ежели власть приказывает нечто противное Божественной воле - не слушайте власти. Нам сказано: несть власти нежели от Бога (Рим. 13:1); однако часто забывают, что следует после этого, а именно: что всё исходящее от Бога хорошо устроено, так дайте нам власть хорошо устроенную и мы не будем сопротивляться».

Такая власть, извратившая смысл своего существования, уже не есть богоустановленная, но богопротивная, существующая лишь как попущение Божие. Ученик св. Златоуста блж. Исидор Пелусиот говорит так: «Потому мы вправе сказать, что самое дело, разумею власть, сиречь начальство, и власть царская установлены Богом. Но если какой злодей беззаконно восхитит сию власть, то не утверждаем, что он поставлен Богом, но говорим, что попущено ему », а св. прп. Иосиф Волоцкий, поясняет: «Если же некий царь царствует над людьми, но над ним самим царствуют скверные страсти и грехи: сребролюбие и гнев, лукавство и неправда, гордость и ярость, злее же всего - неверие и хула, - такой царь не Божий слуга, но дьяволов, и не царь, но мучитель. Такого царя, за его лукавство, Господь наш Иисус Христос называет не царем, а лисицей: «Пойдите, - говорит Он, - скажите этой лисице» (Лк. 13, 32)… И ты не слушай царя или князя, склоняющего тебя к нечестию или лукавству, даже если он будет мучить тебя или угрожать смертью. Этому учат нас пророки, апостолы и все мученики, убиенные нечестивыми царями, но не покорившиеся их повелению».

Соответственно бессмысленны, а в иных случаях и прямо кощунственны становятся молитвы о благополучии такой власти, и в церковной истории известны многочисленные случаи, когда Церковь молилась о смерти нечестивых властителей. Так в житие прп. Иулиана (память 18/31 окт.) повествуется, что во время войны Юлиана Отступника с персами, многие верующие просили преподобного молиться о низложении этого врага христиан. Св. Иулиан 10 дней молился об освобождении от злого мучителя и, наконец, услышал голос: «Нечистое и мерзкое животное погибло». Возвратившись к братии преподобный с радостью возвестил им об этом, сказав: «Братие, настоящее время есть время благодушия и радования: нечестивца не стало; возставший против Господа получил достойное поражение от преследовавшей его руки».

Государственная власть, предназначенная Богом для правильного устроения  земных дел, имеет природу отличную от природы Церкви, которая существует не для земных целей, а имеет своей задачей вечное спасение людей. Поэтому сферы деятельности государства и Церкви не могу быть тождественны, Церковь не может подменить собою государство, а государство - Церковь, однако эти сферы не могут не пересекаться. Члены Церкви являются подданными государства, а служащие государству являются чадами Церкви. Поэтому Церкви не безразлично, в каких внешних условиях и при каких государственных порядках живут ея члены, ибо эти порядки оказывают непосредственное и существенное влияние на духовную жизнь христианина и само дело спасения его души. Поскольку спасение человеческих душ является основной задачей Церкви, то последняя заинтересована в такой государственности и поддерживает такую власть, которая своими мерами способствует осуществлению это задачи. Напротив, по мере уклонения государственной власти от своего предназначения сокращается и область повиновения Церкви такой власти,  и, наконец, при сознательно-богоборческом характере власти это повиновение исчезает полностью, т.к. христиане не могут быть подданными Антихристу. 

Церковь имеет свой положительный идеал государственной власти, которым является теократия, то есть власть, основанная на прямом Божественном правлении. Такое богоправление может быть либо непосредственным - через пророков Божиих (наиболее совершенная форма теократии), либо делегированным - через избранного Богом и наделенного определенными обязанностями и полномочиями Царя. Ввиду почти полной невозможности - из-за сильного распространения греховности в человеческом роде - осуществления теократии непосредственной, наилучшей исторической формой правления является власть Царская, монархия.

Однако, монархический принцип, взятый сам по себе, вне заповедей Христовых, приводит лишь к тому или иному варианту деспотии. По-настоящему принципу теократии удовлетворяет только монархия христианская, которая в своей деятельности руководствуется христианскими идеалами, опирается на христианскую Церковь и ставит своей задачей содействовать последней в воспитании подданных Царства земного гражданами Царства Небесного. Такая православная самодержавная монархия является единственной богоустановленной формой государственной власти на земле, полностью соответствующей своему предназначению. Как Православие - есть не одна лишь из многих религиозных верований, а единственная истинная вера, так и Православная Монархия есть единственная власть от Бога, удерживающая вселенскую апостасию.

С такой властью Церковь не только может, но и обязана находиться в тесной взаимосвязи, делая с ней разными средствами одно общее дело. Совокупность принципов, на которых осуществляется такое взаимодействие, получило в церковном учении название Симфонии Церкви и Царства. Согласно этому учению Священство и Царство это два великих блага, дарованных Богом человечеству и разными путями стремящимся к одной цели - служению Богу. Священство заботится о божественных делах, о спасении человеческих душ, а Царская власть создает наилучшие внешние условия для такой деятельности и является внешней оградой Церкви. Образно говоря, Церковь и Царство соотносятся между собой как душа и тело в живом человеке, и в их связи и согласии состоит благоденствие государственного организма. Разрушение такой Симфонии, отделение Церкви от государства равносильно отделению души от тела и означает смерть этого организма.

В отличие от Православного Самодержавия, все другие существующие формы государственности есть учреждения не Божии, а человеческие, которые имеют своими целями, где «свободу», где «стремление к счастью», где «национальное благополучие», где «законность», а где и защиту ложной веры, но всё вне Святой Церкви и Господа Иисуса Христа, определившего: «Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает» (Мф. 12:30). Вследствие этого, все такие государственности (формы правления) имеют своим результатом, или даже своей скрытой целью, – погубление наибольшего числа человеческих душ на земле и в вечности. Поэтому любая такая неправославная власть не может не находиться с Церковью во враждебных отношениях, она прямо или косвенно лишает Церковь её духовной свободы, и если Церковь не соглашается с этим, то она подвергается со стороны такой власти гонениям. Если же Церковь никак не гонима этой властью, соглашается взаимодействовать с ней или даже пытается наладить с ней лже-симфонию, то она перестает быть Церковью, а превращается «церковь лукавнующих» с лже-пастырями во главе.

Поэтому у Православной Церкви почти за 2000 лет Ея истории имеется лишь две формы взаимодействия с государством: это либо гонения той или иной степени (в зависимости от лютости антихристианского режима), либо симфония с Православным Самодержавным Царством. Вне Православной монархии Церковь никогда не сможет свободно исповедывать Истину и для утверждения последней у Неё в этом случае остается только путь исповедничества и мученичества.