О богословском обосновании сергианства

Дата публикации »
21 декабря 2010 »

В известной Декларации от 29 июля 1927 года, подписанной одним из Заместителей Патриаршего Местоблюстителя Сергием (Страгородским) и незаконными «членами временного патриаршего Синода», явившей собой акт духовной капитуляции перед агентами грядущего антихриста, в числе прочего говорилось и следующее:

«Оставаясь православными, мы помним свой долг быть гражданами Союза "не только из страха, но и по совести", как учил нас апостол (Рим. XIII, 5). И мы надеемся, что с помощью Божиею, при нашем общем содействии и поддержке, эта задача будет нами разрешена».

И по сию пору лица, оправдывающие эту Декларацию, точно так же ссылаются на 13 главу Послания Апостола Павла к Римлянам, что ставит под вопрос саму необходимость оправдания данного документа. Действительно, если в основании Декларации заложены указанные слова Апостола Павла, то какие тут могут быть еще оправдания? Не оправдывать нужно бы создателей документа, а совсем наоборот, прославлять за их мудрость и дальновидность, и впору бы уже ставить вопрос о святости, если не всех его составителей, то уж главного из них - «митрополита» Сергия - обязательно.

На самом деле, до того как Иван Страгородский сделал свое богословское открытие, что у членов Христовых должны быть одни и те же радости с сотрудниками интернационала, христиане полагали, что радоваться они должны вместе с Божьей Матерью и святыми угодниками. Впрочем, в МП действуют вполне в своем духе и оправдывают и прославляют одновременно, дабы угодить как ревнителям, так и либералам, ведь главное, в конце-то концов, чтобы не дать возможности открыть глаза на истинное положение вещей, как тем, так и другим. А кто контролирует сознание, тот и правит. Вот что говорил «святейший» (Редигер) 10.06.1991 года в интервью газете «Известия»:

«Сегодня же мы можем сказать, что неправда замешана в его Декларации. Декларация ставила своей целью «поставить Церковь в правильные отношения к советскому правительству». Но эти отношения, а в Декларации они ясно обрисовываются как подчинение Церкви интересам государственной политики, как раз не являются правильными с точки зрения Церкви» (ЖМП. 1991. № 10).

А вот уже он говорит раввинам в Нью-Йорке 13.11. 1991 года:

«Мы едины с иудеями, не отказываясь от христианства, не вопреки христианству, а во имя и в силу христианства, а иудеи едины с нами не вопреки иудейству, а во имя и в силу истинного иудейства. Мы потому отделены от иудеев, что мы еще "не вполне христиане", а иудеи потому отделяются от нас, что они "не вполне иудеи". Ибо полнота христианства обнимает собой и иудейство, а полнота иудейства есть христианство».

Сравним с Декларацией от 29 июля 1927 года:

«Нам нужно не на словах, а на деле показать, что верными гражданами советского Союза, лояльными к советской власти, могут быть не только равнодушные к православию люди, не только изменники ему, но и самые ревностные приверженцы его, для которых оно дорого, как истина и жизнь, со всеми его догматами и преданиями, со всем его каноническим и богослужебным укладом. Мы хотим быть православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской Родиной, радости и успехи которой – наши радости и успехи, а неудачи – наши неудачи. Всякий удар, направленный в Союз, будь то война, бойкот, какое-нибудь общественное бедствие или просто убийство из-за угла, подобное Варшавскому, сознается нами как удар, направленный в нас».

Разными словами излагается совершенно одна и та же мысль о единстве с антихристианскими силами в лице уполномоченных от Кагала, в первом случае под личиной еврейских большевиков, во втором в лице раввинов, которые Кагал уже представляют непосредственно. И потому Редигер просто лжет, когда говорит о том, что осуждает Декларацию за то, что в ней «замешана неправда». Во-первых, если говорить точно, то она вся замешана на неправде, а, во-вторых, сам Редигер прямой продолжатель дела Страгородского, о чем сам и засвидетельствовал перед раввинами.

И потому нечего удивляться, читая следующее:

«24 января исполняется 140 лет со дня рождения Святейшего патриарха Московского и всея Руси Сергия (Страгородского; 1867–1944). Выдающийся богослов и церковно-общественный деятель, он, по воле Божией, управлял Русской Православной Церковью на протяжении почти двадцати лет» (Официальный сайт МП «Православие. Ru»).

Итак, с одной стороны, «выдающийся богослов», замешавший свои слова на Послании к Римлянам, с другой стороны тут же замешана неправда. Так в чем же она неправда? Одно из двух – либо не прав Апостол Павел, либо слова его никак не могут быть богословским обоснованием Декларации.

Поскольку сам Страгородский только лишь указал на Послание к Римлянам как на богословское основание для духовного единения с богоборческой властью, то для того, чтобы показать неуместность его ссылки на Апостола следует воспользоваться текстом, где это богословское обоснование дано более подробно. Я воспользовался книгой «митрополита» Вениамина (Федченкова) «Два сорокоуста». Автор, отслужив Литургию, произносит проповедь в честь дня конституции, советского государственного праздника, т.е. вполне с духом Декларации порадовавшись с ангелами, начинает радоваться с бесами.

«Второе место (т.е. место из проповеди в честь дня Конституции. - Прим. Панова П.) взято было из 13 главы Послания к Римлянам. Там говорится о повиновении людей властям. И “начальник” (вообще) есть “Божий слуга” (ст. 4). Вон какая выгода! И притом - и тебе же (всякому) на добро. “Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он - Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое” (ст. 4).
Итак, начальство ради добра, чтобы ограждать мечом (т. е. всеми видами силы) от зла. И после законы начальства становятся снова (как у Тимофея) в связь с любовью же: “Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон.

Ибо заповеди... (даже они перечисляются апостолом. - Авт.) заключаются в сем слове: люби ближнего твоего, как самого себя. Любовь не делает ближнему зла; итак, любовь есть исполнение закона” (ст. 8-10). Об этом и говорил... Все это глубоко и интересно даже. Конечно, есть и другие меры к искоренению зла и облегчению добра (экономические законы и т. п.). Но на этот раз я говорил вообще о законах. И применил это к конституции. Если будет время, хорошо бы записать и эту проповедь, как и 7 ноября... Она мне и самому поучительна... Хорошо бы выписать очень многое из Златоуста: у него множество мыслей. Да и из св. Симеона Нового Богослова замечательные мысли есть, удивительные, например, о происхождении богатства, классов, рабов и господ! О последнем мало кто и знает, а между тем у него особенно остро поставлен этот вопрос, вопреки популярному учению о “священной собственности” и т. п. (чем отличается особенно католическая церковь). Это стоит труда! Запишу в книжечке и другие выдержки. Помоги, Господи».

Начать надо с того, что Священное Писание есть часть Священного Предания Церкви и, точно также, частью Предания является понимание текстов Писания, что и отличает Церковь от многочисленных сект, толкующих Писание «от ветра главы своея». И здесь «митрополит» уподобляется самому обыкновенному сектанту, ибо игнорирует Предание, которое никогда не понимало этот текст в смысле потакания власти во всех ее требованиях. Такое понимание «повиновения властям», означает, что мученики не только советских времен, но и вообще все прославленные Церковью мученики виноваты в грехе противления властям и Церковь, до того как Страгородский и Федченков, осчастливив ее своими «открытиями», только и делала, что творила политических преступников! Однако против такого рода «богословия» существуют многочисленные правила, и вот одно из них:

«Кто уничижает какое либо предание Церковное, писанное ли то, или неписанное, тому анафема» (Деяния. Собор Никейский второй, Вселенский Седьмой стр.294).

Иными словами Предание никак не оправдывает празднование Федченковым советского дня конституции, ни как его личного дела ни, тем более, как имеющего церковное значение, и попытки собственного толкования 13 главы Послания к Римлянам, идущие вразрез с Преданием означают, что Федченков вместе со своим патроном и прочими единомышленниками оказываются под анафемой. И даже если мы не знаем, что существует выше приведенное правило, то мы не можем не знать, что Церковь стоит на крови и костях мучеников, умученных властями за неповиновение.

«Но юный Мамант мужественно отвечал ему:

– О, царь! Да не будет того, чтобы я поклонился бездушным идолам, коих вы почитаете как богов. Сколь безумны вы, кланяясь дереву и бесчувственному камню, а не Богу Живому! Перестань обольщать меня льстивыми словами, ибо когда ты думаешь, что оказываешь мне благодеяния, на самом деле мучаешь, а когда мучаешь, то оказываешь тем благодеяние. Знай же, что все обещанные тобою мне благодеяния, дары и почести сделались бы для меня тяжкими муками, если бы я возлюбил их вместо Христа, а тяжкие муки, которым ты обещаешь предать меня ради имени Христа, будут для мне великим благодеянием, ибо смерть за Христа моего для меня дороже всяких почестей и стяжаний» (Из жития св. мученика Маманта).

Память св. мученика Маманта отмечается Церковью 2-го сентября 1927 года, как раз в тот день, когда Федченков начал первый из своих сорокоустов, дабы дал ему Господь ответ на вопрос – « Подписывать декларацию или не подписывать?». И в первый же день получил ответ, да только он его, видимо, не устраивал.

Но ведь Апостол говорит о повиновении властям. Да, говорит. Но сам он умучен властями за неповиновение, и тем, кому он писал свои Послания, не приходило и в голову ссылаться на них, когда власти требовали, например, признания божественного характера императорской власти с воздаянием божественных почестей как императору, так и «богам», одним из которых считался он сам. А ведь могли бы сказать – «раз всякая власть от Бога, то почему бы и не почтить императора, олицетворяющему собой эту власть? Не всякий ли начальник от Бога?» Нет, не всякий.

«Как это? Неужели всякий начальник поставлен от Бога? Не то говорю я, отвечает (апостол). У меня теперь идет речь не о каждом начальнике в отдельности, но о самой власти. Существование властей, при чем одни начальствуют, а другие подчиняются, и то обстоятельство, что все происходит не случайно и произвольно, так чтобы народы носились туда и сюда, подобно волнам, — все это я называю делом Божьей Премудрости» (Св. Иоанн Златоуст. Толкование на 13-ю главу Послания к Римлянам).

Когда Апостол говорит, что всякая власть по своей природе блага, то не имеет ввиду, что каждый дорвавшийся до власти имеет право требовать от христиан все, что ему вздумается, и что христиане обязаны ему потакать. Духом Святым, очевидно, открыто было Апостолу, что у христиан возникают вопросы о необходимости подчиняться властям в вопросах гражданского управления никак не связанных ни с христианством, ни с религией вообще. В самом деле, зная ревность тогдашних христиан, просто трудно представить себе, чтобы они даже и не задавались бы вопросом: «Как мы, рабы Христовы, можем подчиняться властям языческим, наделяющим своего главу, императора, божественным значением?» Вот потому Апостол и говорит:

«Всяка душа властемъ предержащымъ да повинуется. несть бо власть аще не от Бога: сущия же власти от Бога учинены суть».

Власть есть часть творения Божьего, являющая себя не телесно, но как сила, благодаря которой мы видим в творении порядок, гармонию и красоту и потому власть не сквернится от того, что принадлежит идолопоклонникам, поскольку идол не есть что-то, но только ничто. В нашем случае можно сказать, что для христианина подчинение, например, правилам дорожного движения, утвержденных советским правительством, не означает предательство в отношении Христа, ибо устанавливать общественный порядок всякая власть просто обязана, и совсем устраниться от этого она не может. Бог не позволит.

«Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее, ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое. И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести. Для сего вы и подати платите, ибо они Божии служители, сим самым постоянно занятые».

Однако как эти слова могут свидетельствовать в пользу подписания Декларации? Только потому, что начальник «слуга Божий»? Но Федченков как-то забыл, что Сталину и большевицкой партии начальствовать в Церкви ни кто не поручал, и что именно он, Федченков, один из тех, кто в Ней начальствует, и именно он, в данном случае, слуга Божий «отмститель в наказание делающему злое». И если «несть бо власть аще не от Бога», то в Церкви она уже не просто от Бога, но Самого Бога непосредственно, от лица Которого Федченков и наделен властью и даже именуется по этой причине владыкой. Хорош же «владыка»! Добровольно отдает власть, полученную непосредственно от Христа агентам Кагала, которые для Федченкова в делах Церковных вовсе никакие не начальники. И что, служить не за страх, а за совесть надо не Христу, а Сталину?

Да и в делах мирских некоторым «слугам Божиим» еще как перепадало, когда из «начальников» они превращались в разбойников. Одному такому, именовавшемуся даже и царем, русские однажды крепко надавали на Куликовом поле. И благословил на эту брань с «начальником» сам преп. Сергий Радонежский. А наиболее из прославившихся ее участников Церковь почитает как святых. И потому, если бы русские крестьяне воспротивились комиссарам, многократно обрекавшим их c семьями на голодную смерть, кто бы осудил за это сопротивление разбойникам, бесстыдно попиравшим собственную же конституцию? Разве что, Федченков со Страгородским и подобные им, выдававшие лицемерную декларацию за церковный праздник.   Таким образом, 13 глава из Послания к Римлянам не только не оправдывает сергианство но, наоборот, обличает, ибо свидетельствует, что те, кому Христос дал власть управлять Церковью, сами отдали ее «начальникам», приставленным от Кагала, добровольно согласившись на роль вывески, Кагал прикрывающей. И потому к МП прямое отношение имеет то, что написано в Апокалипсисе.

«И повел меня в духе в пустыню; и я увидел жену, сидящую на звере багряном, преисполненном именами богохульными, с семью головами и десятью рогами. И жена облечена была в порфиру и багряницу, украшена золотом, драгоценными камнями и жемчугом, и держала золотую чашу в руке своей, наполненную мерзостями и нечистотою блудодейства ее; и на челе ее написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным. Я видел, что жена упоена была кровью святых и кровью свидетелей Иисусовых, и видя ее, дивился удивлением великим» (Откр. 17, 3-5)

Поэтому истинная Русская Церковь, а от её лица мы - епископы Российской Православной Церкви, никогда не прекратит обличения Московской патриархии, как верной служанки антихриста, и никогда не признает христианами членов этой антихристианской государственной структуры. Ни один из лже-патриархов, руководящих этой структурой, никогда не будет признан нами не то, что архиереем, но даже сколько-нибудь православно-верующим человеком. Сознавая своё духовное единство с новомучениками и исповедниками Российскими, со всеми нашими святыми и благочестивыми предками, Архиерейский Собор Российской Православной Церкви АНАФЕМАТСТВУЕТ так называемый «Поместный собор Русской Православной Церкви», проходивший с 12/25 по 14/27 января сего 2009 года в г. Москве, и персонально - «избранного» этим лже-собором на пост «патриарха Московского и всея Руси» г-на Владимира Гундяева. (Из «Послания» Архиерейского Собора Российской Православной от 13 февраля 2009 года).

 

Павел Панов.