Дожили ...

Дата публикации »
11 сентября 2007 »
 «У нас не такие дороги,
Совсем иные пути:
Вся надежда наша в Боге,
Больше некуда нам идти».
Владимир Диксон , 1928 год.
 
Дожили ...     
 
      24 августа 2007 года на сайте www.mansonville.org появилась статья Архиепископа Виктора (Пивоварова) «”Православное”» лютеранство»,  в которой целый раздел посвящён разборке моей  реплики «Сдают позиции?», защищающей честь Исторической  России,  Тройственного Союза казаков Дона, Кубани и Терека Зарубежом, честь  русского-казачьего имени, а также затрагивающей последние события и состояние церковной жизни в РосПЦ. Видимо, плохо делал, что стал это защищать (и хорошо, значит, защищал), раз не угодил  Владыке Виктору. Посмотрим, чем. Сначала будут приводиться авторские цитаты, потом  (после каждой) – мои пояснения.
Итак…
«Пришлось привлечь в помощь ещё одного…». 
Во-первых, меня никто никуда не привлекал. Во-вторых,  я сам прочитал публикацию на мансонвилльском сайте от 12 августа 2007 года и, не согласившись с Вашими  «радостями» и Вашей деятельностью, сам же опубликовал свою точку зрения.
Продолжаем первое предложение: «… одержимого величием русского происхождения…».
Не нравится русское происхождение?  Кто назвал себя русским, тот одержим? Оно, действительно, давно уже не популярно в этом мiре и потеряло свое величие (его не стало). Нельзя быть одержимым тем, чего нет. Не постоянная ли упорная борьба с несуществующими врагами (по типу: если их нет, то надо создать) привела Вас к такой удивительной переориентировке? Совсем недавно Вы  всё русское превозносили.
Заканчиваем первое предложение: «и  полученным каким – то образом званием офицера белого казачества «Великого Войска Донского», «Представителя в России Тройственного Союза Зарубежом казаков Дона, Кубани, и Терека».
Исправим допущенные  Вами неточности: у белого офицера – не звание, а чин, и не Великое, а Всевеликое Войско Донское, – а затем одну крупную  Вашу ложь: не «каким-то образом», а законным чинопроизводством (и Вы это прекрасно знаете, причём документально). В  отношении же одержимостью чином и должностью скажу:  в клинической практике она наблюдается у людей, не имеющих ни того, ни другого, т.е. у статских. Если хотите, чтобы почитали Ваш сан, то почитайте и мой легитимный чин, т.к. Священство и Царство – из одного Источника (от Бога). А признание самозванных «чинов» «казаков» РФ есть кощунство и поругание  (этим признанием) собственного священного сана.
«Конечно же, для спеси такой титул очень много значит».
Титул (как Вы  это слово обозначаете) – узаконенное соответствие. У Вас он тоже есть, и привести он может (по характеру служения) к ещё большей спеси. Правда, мой длиннее (а полный – тем более). Может быть, Вас зависть гложет и подвигла на такое утверждение?  Вы так интересно расписываете мою  «спесь»: «… и это сквозит во всех словах этого офицера – дескать, он чуть ли не  единственный легитимный казак во всей России, т.к. звание получил от Зарубежного казачества».
Увы, «это» сквозит не во всех словах «этого офицера», а во всех Ваших словах, приписываемых мне. Шире – дале: в начале нижеследующего абзаца Вы употребляете уже откровенную ложь: «Утверждение о том, что в России легитимного казачества, кроме него одного, больше нет, повторяется несколько раз в его статье».
Прочтите статью внимательнее. Читая Вас, вспоминаешь «Горе от ума» Грибоедова: «Он фармазон, он пьёт одно стаканом красное вино… Бутылками, и пребольшими… Нет, бочками сороковыми!». Какая экспрессия! В чины меня производили, а не в звания. А казачества легитимного в РФ понемногу набирается. Кто хотел и соответствовал – в  нём состоит. Цитату мою (из прежней работы) вставляете Вы о «Всекубанском Казачьем Войске» РФ и она  «работает» против Вас.
«Как он въехал в Россию на «белом коне», откроется позже».
Из Вашей «России» я давно «выехал», а в Историческую Царскую на белом коне не въезжают. Что Вам «откроется позже» – принадлежит к кругу Ваших личных духовных проблем, и меня не интересует. Вся эта мутная цитатка имеет целью скомпрометировать меня хотя бы косвенно. Сейчас, в отсутствие Царя и Царства, большинство священства живёт с чувством собственной значимости, переходящим в вождизм и папизм, блюдёт кастово-клановые интересы. Где-то после Архиерейского Собора РПЦЗ(В) 2004 года Вы писали: «Народу нашему нужен видимый вождь – новый Моисей. Таким вождём, естественно, является  Церковь Христова: Ей Господь дал власть «вязать и решить». В самой же Церкви вождями являются епископы во главе с Первоиерархом…». В статье  «Наш Путь» в марте 2005 года я уже высказывался по этому поводу: «Церковь (исходя из катехизисного определения) быть вождём не может. Быть вождями пастырям запрещает 81-е Апостольское правило. Быть вождями Церкви им нет необходимости, поскольку у неё уже есть Глава. Стать же духовными вождями смогут только те из них, которым будет дано (но обычно таковые вождями себя не считают, всячески уклоняясь от проявления власти, почестей, чинов и должностей). Кандидатов в вожди (человеки должны научать  человеков) Церковь пасла с детства: пример давних времён – княжеский постриг в воины отрока Александра, будущего Невского, совершённый Епископом Симоном Суздальским (+ 1226). По учению Православной Церкви вождём может быть лишь один Державный Вождь – Православный Самодержавный Монарх, сочетающий в себе власть Епископа «внешних дел Церкви» и власть Царскую: никому другому такого  более не дано».
«И что прикажет нам теперь истинно – русский казак Шмелёв – …».
Приказывать могу только непосредственным подчинённым (в случае необходимости).
«… – Поставить крест на всём казачестве, если оно  не имеет зарубежных корней?».
Дело не в Зарубежных корнях, а в признании и преемственности. Крест на казачестве ставите Вы, служа в «казачестве» и потакая его советским традициям (а с легитимными казаками оно само не ищет сближения), бросая тень на архиерейский сан и на Церковь.
«Теперь вопрос ставится: А не ошиблось ли  в нём Зарубежное казачество, сделав его «Представителем» своим в России?».
«Россия» (РФ) – Вам своя? И «казачество» РФ – тоже? Почему слово Представитель в кавычках? Не признаёте? Так  не Вы и назначали.  Вы, задавая такой вопрос (самому себе, больше некому), рассчитываете на что? На общественный резонанс «русского» народа РФ? (который для Белого казачества Зарубежом ровным счётом ничего не значит). Или «поправить» хочется?
«Наверное, ему даны были не только полномочия, но ещё и обязанности?».
Позвольте и мне тогда поинтересоваться: у Вас, вероятно, тоже обязанности какие-нибудь есть?  Так вот, если есть – ими и занимайтесь. Мне  Вы в казачьих делах не вождь, у меня есть своё чиноначалие. В Царской России священство на казачьи круги не допускалось и права голоса в казачьих делах не имело (производства в чин, назначения, перемещения и т. д.). А если вмешивалось  в них или свои дела исполняло не как должно, то заменялось на более подходящее (было у казаков такое право, и они обычно предпочитали иереев из своих).
«Сумел  ли  он   организовать «легитимное» Белое казачество, или так и остался в одиночку с закопанным талантом?». 
Вы сами-то, хотя бы иногда, понимаете, что говорите, или настолько уверовали в свою непогрешимость, что  утверждаете всякие нелепости?  Вам, видимо, неполным показался перечень задач Тройственного  Союза, приведённый в моей предыдущей статье? Казачество уже организовалось  религиозно-исторически. Второй раз его «организовывать» не надо. После Отечественной 1812 года войны русского народа, когда особо прославились казачьи войска, в разных странах пытались организовать казачества. Нигде не удалось – всё  развалилось. Даже в Православной  Самодержавной Российской  Империи такой неудачный опыт попробовали  поставить (русские крестьяне не выдерживали: в их  духе не было той  неповторимой и неуловимой особенности, что присуща казакам и отличает их). Легитимное Белое казачество пока ещё  существует и в повторной организации не нуждается.
«Бравировать своим чином и тем, что русский, он отлично умеет, по какой причине мне пришлось иметь много неприятностей ещё два года назад».
Чином не бравируют (как, кстати, и национальностью, и саном). Бравируют (обычно с целью выделиться) чем-то выходящим из ряда вон. В РФ  русскоязычного населения около 80-ти миллионов, и многие считают себя русскими, не являясь таковыми по духу (а, значит, и  по сути). А неприятности Вы имели не из-за моей бравады чином и русскостью (этого не было), а по причине своей собственной  нерешительности, т.к. не смогли поставить на место наглого, зарвавшегося священника Вашей епархии, который прилюдно гордился, что в его жилах течёт еврейская кровь; который на проповеди говорил, что во времена антихриста будет еврейский епископ (и в теперешнее время сам желал быть под омофором у еврейского епископа, и знал многих из священства  и епископата именно по национальностям, давая понять, что русского священства нет); который говорил, что главные национальные черты русских (не различая их с советскими) – зависть и пьянство; который расшатывал православные устои в душах прихожан, преподнося своё «православие»; который говорил: «я Царю присягу не давал» (антимонархичность); который  на дух не выносил казачий мундир и запрещал в нём ходить на богослужения; который Вас, своего правящего архиерея, публично называл еретиком и прельщённым; который оставил свой приход на весь Великий пост и Пасху без Литургии и уехал по Вашему же благословлению во Францию (подыскивать себе место), хотя у Вас были в подчинении свободные священники без приходов; который считал, что наша казачья форма затмевает его иерейское облачение и видел в этом соревновательство и утерю своего главенства (на которое никто не посягал), из-за  чего даже выгнал нас  из  своего прихода (при Вашем попустительстве), надумывая и вменяя  нам множество несуществующих вин (по пристрастию и вражде к нам); который говорил, что он –  советский человек (а русское – не терпел); который, в конце концов, ушел в раскол РИПЦ с большинством паствы («досохраняли» пастыря для пасомых?).
В предпоследнем абзаце Вы пишете: «Прописная истина о том, что русский народ нужно возрождать – понятна. И много ли в этом преуспел «Представитель Тройственного Союза  белых казаков Зарубежья в России»?».
Возрождать русский народ – дело не столько мiрян, сколько священства. На то им и даётся благодать сана при хиротонии.
И в приводимой Вами цитате Архиепископа  Феофана  (Быстрова): «… В России, говорили старцы, по воле народа будет восстановлена Монархия, Самодержавная власть…».
Вот слова Преподобного Варсонофия (Плиханкова) – старца Оптиной пустыни: «Наш Царь есть представитель воли Божией, а не народной…». Свт. Иоанн (Максимович) говорил: «Никогда русские Государи не были Царями волею народа, – а всегда оставались Самодержцами – Божиею Милостию, Государями – по Божию изволению, а не по многомятежному человеческому хотению». В Священном Писании сказано:  «Господь низлагает царей и поставляет царей» (Дан. 2,21). Потому приводимые Вами в цитате слова  «по воле народа» – смысловая ошибка, формирующая в людях ложные духовные представления о даровании монархии.
В  последнем абзаце Вы пишете: «Так вот, по предсказаниям оказывается, что русский народ есть, который не только имеет право на существование…».
Повторюсь ещё раз – русского (русский, значит,  православный; в основе Православия лежит Белая Царская православно-монархическая  идея) народа нет, есть русские люди в  единичном (из единиц составляется число, которое  Бог весть) исчислении, те, которые по своему стремлению к Истине,  ново- возрождаются Господом.  Прот. Лев Лебедев в докладе Архиерейскому Собору РПЦЗ 1998 года отмечал: «Весь русский православный народ в целом (около 80- ти миллионов только великороссов) с Русью Святой в своём основании был физически уничтожен в период с 1917 по 1945 год, всего за 28 лет!».
А в заключение Вы утверждаете: «… казачество будет возрождено, хотя и не легитимно, но трудами своего  доморощенного «малого остатка» истинно верующих».
Без легитимности возрождение истинного казачества (неказаками) невозможно, т.к. не будет  благословенности. Доморощенность  в таком случае – самостийность, и противоположна истинности. Помнится, в статье «Ещё о всенародном покаянии» епископа Виктора (Пивоварова) от 29 ноября/12 декабря 2004 года (смотри на сайте www.cherksoft.narod.ru) было сказано:  «Призвать людей всех сословий, принести покаяние в величайшем из злодеяний, какого до того не было во всей истории России, – в убиении богопомазанного Царя, в котором так или иначе повинны все… И  надо прямо сказать: этот призыв и само покаяние очень своевременны и даже необходимы…». Ныне Вы занимаете противоположную позицию: русский народ не виноват, его враги совратили (а как же его свободная воля в выборе добра и зла, Истины и лжи?).  Не надо брать на себя чужие грехи, но не нужно и свои на других сваливать (вместо того, чтобы в них каяться). Февральский грех сохранился в Церкви и сейчас: церковно не празднуются Царские дни, не справляются обязательные Царские панихиды («Панихидная роспись»), за всё время существования РПЦЗ так и не удосужились окончательно исправить февральские изменения в Богослужебных текстах (тогда убрали всякие упоминания о Царях),  а это всё – нарушение клятвы верности Дому Романовых. Грех продолжается, и все  – вольные или невольные его соучастники.
А теперь вернёмся к началу статьи и позиции, которую там занимает Архиепископ Виктор относительно греха Февраля. Архиепископ Виктор пишет: «Причём тут  покаяние всего народа и, тем более, Соборное покаяние Церкви, объявившей безблагодатной  МП за  соединение с теми, которые свергли и расстреляли Царя?».
Нужно заметить, что объявление  МП безблагодатной за соединение с теми, которые свергли и расстреляли Царя – не есть акт покаяния. И МП не со свергателями Царя (февралистами) соединялась, а  с расстрелятелями  Царя (октябристами). Никто ещё не сошел с ума, чтобы каяться в ритуальном убийстве Царской семьи, чего русский народ, конечно, не совершал. Вопрос предельно ясен и замутняется словесной  казуистикой. Были нарушены клятва 1613 года, личные присяги, –  Синодом и Собором 1917-1918г., архиреями, духовенством и мирянами, т.е. фактически эти грехи совершены  Соборно. Потому и покаяние в них должно быть Соборное.  А насчёт  недоумения: «причём тут покаяние всего народа» – Вам надо вспомнить Святое Евангелие. Еврейский народ в своей массе тоже не знал о происходящем: при Богоубийстве присутствовала незначительная часть народа. Да и не убивали они Христа. Его распяли римские воины. У каждого была своя роль в Богоубийстве: кто предавал, кто судил и бил, кто плевал и насмехался, кто гнал и ругал, кто прибивал ко  Кресту. Если поискать, то вообще нет убийц. Он сам испустил Дух. Однако именно евреи, как ни прятались за спины римских воинов, наречены «богоубийственным  родом».
Негоже и нам прятаться за спины инородцев, на растерзание которых народ предал своего Царя; нужно покаяться в этом, самом худшем грехе, обусловившем цареубийство, чтобы Господь  не проклял нас. Пастыри поставили себя над Помазанником, забыв предупреждение о. Иоанна Кронштадтского: «Если мы православные, то обязаны веровать в то, что Царь, не идущий  против своей облагодатствованной совести, не согрешает». Архиереи же по-мирскому рассудили, что Царь грешен, немощен, недалёк, и для «завоевания гражданской свободы»  призвали христиан «довериться Временному правительству», безрассудно  приняв  никогда не существовавшее «отречение» Царя. Фактически они благословили народ на цареотступничество: «Да благословит Господь нашу Великую Родину счастьем и славой на новом пути!» (Из обращения Св. Синода верным чадам Святой Православной Церкви). Также Св. Синод издал указ о прекращении молитв о Царе. А ведь Митрополит Макарий предупреждал: «Кто не молится о Царе Русском православном, тот не русский, не православный человек, тот не  слуга верноподданный, не сын Отечества. Он как пришелец, только живёт на русской земле, но в действительности не имеет  нравственного права именоваться русским…». Кто считает безвинным  народ, полтора года ждавший казни Царя с плакатами «Долой Самодержавие» и позволивший издеваться над своим Царем не где-то на Марсе, а в самой глубинке своей земли? Когда убивают отца или мать, любящие чада не задаются вопросом: «Что я могу сделать?», а мчатся на помощь по зову сердца, подобно ученикам  Христовым, воскликнувшим: «Пойдём и мы умрём с Ним!». Значит, не любили (или были равнодушны) Царя--Батюшку, Царицу-Матушку и их Детей. За полтора года при наличии высокоразвитых средств связи и массовых газетных изданий только в тундре или горных аулах могли не знать о свержении и аресте Царя.
«Невозможно – говорит св.пр. Иоанн Кронштадтский – изгнать из России Царя, не изгнав с ним и Бога». Где были сто девяносто миллионов подданных? Почему не защитили Царскую Семью от врагов, посягнувших на Отца и Мать? Речи о забитости и невежестве простого народа, который де ни в чём не разбирался, не понимал, что Царя свергли и т.п., являются оговором великого Русского народа, хулой на Царское Самодержавие и Церковь с её просвещающим светом Истины и оскорблением Царя, как заботливого Отца народа. Самооправдание, которое скрывается за попыткой переложить вину на внешних врагов, открывает нераскаянность лиц, привыкших спекулировать своей православностью. Когда говорится «грех нераскаян», это  означает, в частности, что он не осознан, не понят, не обнаружен. Для  нас, живущих почти столетие спустя,  в этом осознании греха и заключается главная часть задачи, т.к. исправить уже ничего нельзя. Итак, виноват ли русский народ, и нужно ли ему каяться,  или  не виноват и не нужно? Ответ на этот вопрос можно найти в речи Свт. Иоанна  (Максимовича) на II Всезарубежном Архиерейском Соборе 1938года: «Русский народ весь в целом совершил великие грехи, явившиеся причиной настоящих бедствий, а именно: клятвопреступление и цареубийство… Здесь совершилось нарушение присяги, принесённой Государю и его законным наследникам, а кроме того, на главу  совершивших это преступление пали клятвы предков – Земского Собора 1613 года, который постановления свои запечатлел проклятием нарушающих их. В грехе цареубийства повинны не одни лишь  физические исполнители, а весь народ, ликовавший по случаю свержения Царя и допустивший его унижение, арест и ссылку, оставив беззащитным в руках преступников, что уже само собою предопределяло  конец… Однако до сих пор нет настоящего покаяния, явно не осуждены содеянные преступления… Не высказывая прямого осуждения февральской революции, восстания против Помазанника, русские люди продолжают участвовать в грехе, особенно когда  отстаивают плоды революции».
Интересно, что два архиерея РосПЦ в личных беседах с прихожанами утверждали, что февральского греха нет, и каяться не надо, в то время как Свт. Иоанн  Шанхайский учит, что «… покаяние наше должно быть без всякого самооправдания,  без оговорок, с осуждением себя и всего злого дела от самого начала».
И Митрополит Анастасий (Грибановский) видел худшую сторону произшедшего цареубийства в безчувствии народа: «Ещё более (чем само убийство – Ю. Ш.) должно нас поражать и удручать безчувствие самого русского народа, с каким он отнёсся к страдальческой кончине своего Государя. Когда его невинная кровь, соединившись с кровью его Супруги и юных Детей, пролилась в мрачном подвале Ипатьевского дома, это потрясающее событие, от которого, казалось, могли содрогнуться самые камни, не вызвало ни ужаса, ни острой скорби в толще русского народа, почти не заметившего его в шуме общих потрясений революции. Царь – Мученик остался неосетованным и неоплаканным своими подданными».  (Архипастырские послания, слова и речи Высокопреосвящ. Митр. Анастасия).
Также Архиепископ Нафанаил (Львов) говорил: «Народ наш совершил двойной тяжелый грех: изменил своему Царю Помазаннику Божию и  изменил ему именно за то, что тот был совершенно праведным, безкомпромиссно исполнял свой Царский долг, служа правде Божией. Народ не захотел вместе с Царём тяжким подвигом служить этой правде…» (Беседы о Священном Писании и о вере и Церкви. Т.3, 1942).
Без истинного покаяния нет истинного прославления Царя. Господь не дарует России Царя, пока не покаемся истинно за то, что допустили очернить, свергнуть, арестовать и ритуально умучить Царскую Семью иноверцам. Должно быть духовное осознание происшедшего. После второй мировой войны схимонах Никодим (Карульский) бывший унтер–офицер Царской Армии, ставший воином Христовым на святой горе  Афон и молившийся за Россию до последнего вздоха, писал: «За русский народ, за освобождение его от сатанинской власти недостаточно одних молитв, хотя бы и преусерднейших, – требуется всенародное покаяние с глубоким сознанием великого и тягчайшего греха – отвержения Божией власти над собой в лице Помазанника… В наше злое время люди, потеряв веру в Промысл Божий, просили себе свободы, а Божию власть в лице Помазанника Божия отвергли. Отвергли Царскую власть, отдали убить Царя, освободили себя от Божественной – и подпали под сатанинскую власть. Ох! Какой это тяжкий грех! И согрешили в нём все русские люди, кто делом, кто словом, а кто помыслом, желанием и согласием. За этот великий грех весь мир страдает, а русский народ--больше всех. По правде Божией, «кому много даётся, от того много взыскуется». Людям, свободным от прямой  сатанинской власти, должно бы вменить всеобщее покаяние. Если эти люди не видят нужды в таком покаянии, то большую вину  налагают на себя за грех против Помазанника…». (Православная Русь, № 14 за 1953 г., с.10).
Архиепископ Серафим (Соболев) также призывает «на путь покаяния во грехах своих, особенно в самом тяжком грехе нашем, в котором повинны активно или пассивно все русские люди, – в грехе бунтарства против Самодержавной власти нашего Царя – Помазанника Божиего … утраты  русскими людьми совести, удаления их от Церкви – её веры, учения и благодати. Он есть верх или плод тех разновидных религиозно–нравственных тяжких преступлений, которые совершались русскими людьми в течение многих и многих лет». (Русская идеология. М., «Лествица», 2000, с.82 – 83).
 Архиепископ Аверкий (Таушев) и другие духовные писатели Русского Зарубежья видели корень всех зол в богоотступлении русского  народа. Поэтому зря негодует Архиепископ Виктор (Пивоваров) на Антония Кузнецова за заключение о неимении таким народом права  на историческое существование: священномученик Иоанн (Восторгов) говорил ещё в 1906 году: «А народ, забывший о Небе, недостоин жить и на Земле». (Святая Русь, М., «Русская Идея», 2000, с.487).
Вспомним урок нашей истории. Народное покаяние 1607 года в свержении династии Годуновых и цареубийстве принимали в Успенском Соборе Кремля два Святых Патриарха: Иов и Гермоген, причём главными грехами назывались клятвопреступления и измены, а не само злодеяние. Москвичи просили не только за иже во всех градех страны сея живущих …, но и о тех, иже света сего отшедшая отцы и братия нашу. Клятва Великого Московского и Церковного Собора (21 февраля 1613 года) связала с царями из Дома Романовых не только самих предков, составителей её, но и потомков их, до скончания Царской Династии. Многие угодники Божии не только новозаветные, но и ветхозаветные хранили обеты, данные за них прежде рождения родителями их; это обязывает и нас к тому же. Соблюдение сего обета,  данного за нас клятвенно нашими предками, – залог нашего благополучия как временного – на земле, так и вечного – на небесах – по слову Божию; и наоборот, несоблюдение его есть великий грех перед Богом, влекущий за собой наказание, как и показала революция.
«Слабое утешение для нас в том, что непосредственное убиение Царской Семьи  совершено было не русскими руками – руками неправославных и не- русских людей. Хотя это и так, но весь русский народ повинен в этом ужасном беспримерном  злодеянии, поскольку не противостал, не воспрепятствовал ему, а вёл себя так, что это злодеяние явилось выражением того настроения, которое к этому времени созрело в умах и в сердцах несомненного большинства несчастных заблудившихся русских людей… Весь русский народ несёт вину за этот тяжкий грех, совершившийся на русской земле». (Архиепископ Аверкий (Таушев). Современность в свете слова Божия. Слова и речи. Т.III. Джорданвиль.1975г., с.298).
Главным поворотным событием для судеб нашего народа и государства был 1917 год. Но никак не Октябрь, а Февраль. При этом именно Октябрь (а не Февраль) породил гражданскую бойню. После Февраля за оружие никто не взялся. Одних перемены устраивали. Другие смирились. В общем, по слову Государя, предали все! Сражаться на гражданскую войну пошли после Октября, причём не за Историческую Россию (опомнившись), а за власть в России без Царя. Одни за буржуазный парламент, другие – за советы рабочих и солдатских депутатов. Одни за свободу грабить чужое (землю, усадьбы, фабрики, жилье), другие – за сохранение полученного их предками от Царя за службу (правда, многие из них при этом легко расстались с самой этой службой).
А высшая церковная власть, имея свои виды на сложившееся благоприятное для неё положение в Государстве, не в силах более сдерживать своих амбиций в вопросе, кто же главнее на земле: Царь или Патриарх, ещё до свержения Богом поставленного в Россию Царя, отвергла монархию и пошла на поклон к Временному правительству, хвалебно воспевая ему «многая лета». Забыли, видимо, в то время служители Церкви о том, что согласно  одиннадцатой анафеме, читаемой в неделю Торжества Православия,  полагается: «Помышляющим, яко православнии государи возводятся на престолы не по особливому о них Божию  благоволению, и при помазании дарования Святаго Духа к прохождению великаго сего звания в них не изливаются: и тако дерзающим противу их на бунт и измену, анафема (трижды)».
Тысячи страниц проповедей архиереев и иереев, зачитанных с церковных амвонов, призывающих православных верующих присягнуть (что является  изменой, т.к. от прежней Присяги Государю никто законно не освобождал) масонскому Временному правительству (т.е. нечестивым)  составили не одну  подложную книгу, о которой в Правилах Святых Апостол сказано: «Аще кто подложные книги нечестивых, аки святые, в церкви оглашает, ко вреду народа и клира: да будет извержен» (Правило 60). Так может архиереям Собора 2007 года в Славянске-на-Кубани следовало бы осудить не Епископа Дамаскина, а деяния духовенства февраля-марта 1917 года?
Четыре Восточных Патриарха, приславшие свои свитки на Поместный Московский Собор 1666 года, во второй главе их сообщали: «Мы считаем, что как  отрицающий веру в Бога изгоняется из собрания православных, так нарушающий верность Царской власти и настроенный к ней изменнически не достоин называться христианином, ибо носящий корону, власть и диадему, есть также Христос или Божий Помазанник. В виду этого мы непреложно обязаны соблюдать навсегда благочестивую верность к нашему властителю Царю». (41; 88 – 89).
На наших глазах делается затейливая попытка не только помешать покаянию, но и усугубить грех  предательства Государя Императора, причинить новые страдания Царственным Мученикам, которые молятся за нас.
«Прежде всего, дерзаем думать, то, что русская земля, обагрённая невинною кровию Царя – Мученика и множества других верных сынов России, осквернённая богохульством и многими другими тяжёлыми грехами и преступлениями, не достойна иметь у себя такой священный памятник (речь идет о храме – памятнике Государю Императору Николаю II в Брюсселе – Ю. Ш.), пока она не очистится от своих беззаконий горькими покаянными слезами и не примирится  с умученным на ней Государем через принесённое пред ним глубокое всенародное покаяние» (Митрополит Анастасий (Грибановский). Проповеди, послания и статьи; 6/19 июня 1949 года, с.348).
Долг  христианина обязывает нас  пройти всенародное соборное покаяние подобно чину покаяния, который был совершен в 1607 году Святыми Патриархами Иовом и Гермогеном в Успенском Соборе Московского Кремля, где разрешён был от бремени грехов русский народ.
В 60-е годы XX века редактор «Православной Руси» Архимандрит Константин (Зайцев) писал («Православная Русь» № 3 за 1970 г., с. 2 – 3; № 17, с.2): «Восстановление Православного Царства представимо только в плане некоего Сверх – Чуда покаянного перерождения русского народа, и это в такой степени и в таком масштабе, который позволил бы Богу счесть Апостасию несостоявшейся», – молитвами и Покровом Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, предстательством Михаила Великого Архистратига и всех Небесных Сил безплотных, Святых Царственных Мучеников, Святых Новомучеников и Исповедников Российских и всех Святых.
 
 
 
18/31 августа 2007г.