По поводу «Обращения» епископа Афанасия

Дата публикации » Алексей Лебедев
22 июля 2007 » Алексей Лебедев

Недавно опубликованное «увещание-обращение» преосвященного Афанасия скорее способно вызвать чувство сожаления, чем негодования. Эта гневная «энциклика» как будто специально рассчитана на то, чтобы показать полную логическую несостоятельность рассуждений её автора. Она обнаруживается, практически, в первых строках: «Разве этот «канонист» не знает, что право судить в Кафолической Церкви дано только епископам (Ап. 37), а для разбирательства церковных вопросов 104 правило Карфагенского Собора запрещает даже обращаться к царю для рассмотрения вопроса в светском судилище». Во-первых, должен заметить, что «канонист» знает очень хорошо о том, кому дано «право судить в Кафолической Церкви». Но, позвольте осведомиться, причём здесь «право суда» и моя критическая оценка соборного указа? Разве я «запрещал» кого-нибудь в священнослужении, объявлял «лишённым сана» или переводил на другую кафедру?! Неужели Господь возбраняет мiрянам выражать своё отрицательное отношение к тем деяниям архиерейской власти, которые они считают противоречащими церковным установлениям и противными своей совести?!  Если бы ответ на этот вопрос был утвердительным, то мы все оказались бы преступниками, поскольку ушли в 2001 г. от архиеп. Лавра, а ещё раньше – из Моск. патриархии. Во-вторых, есть ли хоть малейшая логическая увязка между правилом Карфагенского Собора 117-м (В «Книге Правил» с толкованиями еп. Никодима оно обозначается как 104-е), запрещающим выносить церковные дела в «светские судилища» и епископским поручением для мирянина? Складывается впечатление, что еп. Афанасий решил перечислить все известные ему каноны, безотносительно к предмету, о котором идёт речь. Что ж, коль скоро у иных епископов появляется интерес к изучению канонического права, и они с удивлением обнаруживают, что в Церкви, оказывается, существуют каноны - мой труд был не напрасен.

Общеизвестно, что любой архиерей вправе давать своим клирикам или мирянам поручения самого разного рода.  Разбор документа, публикации или книги, независимо от того, какого уровня иерархической властью они составлены и одобрены, не является, в настоящем случае, исключением. Священник или мирянин действуют от лица епископа, который, в свою очередь, принимает на себя полноту ответственности, как имеющий долг перед Богом хранить в чистоте и неповреждённости вероучение, предание и канонический строй Церкви. В критических обстоятельствах любой архиерей (и не только) может и должен возражать даже соборному большинству своих собратьев. Или для владыки Афанасия такая постановка вопроса тоже удивительна? Для пишущего эти строки гораздо более удивительно, что в наших страшных условиях всеобщего шатания умов, когда неверность архиереев истине является массовым и обыденным явлением и когда Церковь сохраняется за счёт самоотверженных усилий и верности Богу немногих клириков и мирян, носитель епископского сана предпочитает «увещевать» в соответствии с принципом «я-де архиерей, а вы кто такие?!». «Мощный» довод, ничего не скажешь. Придётся, однако, общими усилиями кое-что вспомнить. Вот, например, это место из «Окружного послания Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви ко всем православным христианам» 1848 года: «…У нас ни патриархи, ни Соборы никогда не могли ввести что-нибудь новое, потому что хранитель благочестия у нас есть самое тело Церкви, т. е. самый народ, который всегда желает сохранить веру свою неизменною и согласною с верою отцев его…» (Догматические послания православных иерархов VXII – XIX веков о православной вере. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 1995. Стр. 233).

Ещё более нелепо выглядит фраза еп. Афанасия о «лукавстве» составителя канонической оценки указа, брошенная в связи с толкованием 63-го Ап. правила. Рассуждая о том, что большая часть толкования епископа Никодима была пропущена мной злонамеренно, владыка Афанасий приводит данное толкование полностью. Вот он, дескать, момент истины. И что же выясняется? То, что, помимо апокрифов, данное правило запрещает читать в храмах еретическую литературу и, что в более позднее время в Церкви была создана духовная цензура, призванная устанавливать, какие именно книги противны вере и нравственности. Должен «огорчить» преосвященного Афанасия, для конкретного дела – дела еп. Дамаскина – столь «существенное уточнение» ровным счётом ничего не даёт. Если он уверен, что Преосвященный Дамаскин виновен в совершении преступления, предусмотренного 63-м Ап. правилом, пусть публично объявит, какая конкретно еретическая литература и когда зачитывалась в храме или иным каким-нибудь способом им распространялась. До того, все подобные обвинения необходимо рассматривать, как безосновательные и клеветнические.

Что же касается духовной цензуры, то большего саморазоблачения трудно себе и представить. Еп. Афанасий пишет: «Когда началась публикация известных статей Мамаева и Кузнецова, большинство архиереев отрицательно отнеслись к поднимаемой, недавно вышедшими из раскола людьми, идеи «Февральского греха», а сам первоиерарх потребовал от Вас снять эти статьи и прекратить подобные публикации. Формально к тому времени цензурный комитет при Архиерейском Соборе не был ещё сформирован, но Вы должны были прислушаться к мнению большинства, снять статьи и после этого, вынести вопрос «Февральского греха» на Архиерейский Собор. Вы сделали всё наоборот, по сути Вы поставили Собор уже перед фактом, ссылаясь на так называемое «личное мнение». То есть, никакого соборного мнения РосПЦ относительно так называемого «февральского греха» не существовало, равно как и «цензурного комитета» (в действительности, это совсем не означает, что по данному вопросу отсутствует соборное мнение Церкви, но об этом далее). И, несмотря на столь очевидный факт, епископы Славянско-Кубанского собора посчитали возможным без суда и следствия и тщательного разбирательства вопроса (которое само по себе должно занять время гораздо большее, чем несколько дней, отведённые для соборных заседаний), наложить тягчайшее наказание не на мирянина, не на рядового клирика даже, а на архиерея! Преосвященный Афанасий мотивирует это с изумительной простотой. Епископ Дамаскин «должен был прислушаться к мнению большинства». Однако это самое «прислушаться», в контексте всего, что пишет владыка, означает беспрекословное подчинение. С какой же, спрашивается, стати, еп. Дамаскину надлежало безоговорочно принять точку зрения большинства?! Для преосвященного Афанасия и здесь не возникает никаких трудностей. Ссылаясь на еп. Никодима (Милоша), он рассуждает: «Рассматриваемое же 63 правило как раз говорит о том, что «свободы слова» в современном понимании - абсолютной безответственности за свои слова, в Православной Церкви не существует: «чтобы в храме читались и между верующими распространялись лишь писания, рассмотренные и одобренные подлежащей церковной властью». Хочется спросить преосвященного Афанасия, а за то, что между верующими распространяется художественная, научно-историческая литература, светская публицистика никакого прещения не положено? А если (о ужас!) какому-нибудь епископу придёт на ум дать почитать своим клирикам или мирянам газетную статью, ему не грозит анафема? Или отныне любую книгу и любое мнение  (например, о личности и характере царствования Ивана Грозного, состоянии финансовой системы Российской Федерации) прикажете согласовывать с Архиерейским Собором?!

Так чем же, спросим себя, является позиция архиеп. Виктора и еп. Афанасия, просто ли ошибкой, непониманием элементарных вещей? Вряд ли. В нашей российской истории недавно такое уже было. Коммунистическая партия Советского Союза являлась именно той организацией, где согласие с мнением партийного руководства, по всем вопросам, без исключения, являлось строго обязательным правилом. То же самое правило существует во всех тоталитарных сектах. Оно не представляет собой ничего оригинального и ничего нового. Бесовское желание подчинить, поработить человеческую личность во всём, особенно её богоданную свободу мысли и духа, старо как мир. В нынешних условиях мы столкнулись с очередной грубой попыткой превратить Церковь в тоталитарную секту. Убедительное тому подтверждение – собор в Славянске-на-Кубани.

  «Вы устроили публичное «линчевание» Указа №05/07/S с привлечением для этого мирян», - патетически взывает еп. Афанасий. Действительно, надо же, такому «доброму», «братолюбивому» указу взяли и устроили «линчевание». В своё время никак не наказали даже столь убеждённых и непримиримых противников архиеп. Виктора и Митр. Антония, как прот. Вениамин Жуков и прот. Валерий Рожнов. И вдруг такая жестокая расправа над своим собратом архиереем. Куда подевались милосердие и христианская любовь наших преосвященных? Канули неизвестно куда. Вот вам и плоды «стояния в истине». Конечно, если бы таковое имело место в действительности, ничего подобного не случилось бы. Действие Духа Божия и духа бесовского узнаётся по результатам. Там, где нет милости, попираются каноны и самые элементарные принципы правосудия – нет и не может быть Духа Святаго. Там, где епископы превращаются в кружок фанатически настроенных людей, абсолютно не терпимых к любому мнению, противоречащему их собственным взглядам, и стремящихся навязать свои взгляды всей Церкви – не Господь Бог действует, а Его враг. 

Давайте, сопоставим всё то, что проповедует архиеп. Виктор со своими единомышленниками, и наше церковное предание. Неверно думать, будто Февральская революция и связанный с ней грех русского народа не получили соответствующей оценки соборного разума Церкви. Чтобы убедиться в этом, достаточно открыть службу Святым Царственным Мученикам, принятую в РПЦЗ.

«Яже издревле святая Русь, егда начат отступати от Создателя и Бога своего, долготерпеливый Господь посла многия праведныя мужи и пророки, от нихже последний бысть святый праведный пастырь Кронштадтский Иоанн, призывая грешныя к покаянию, и возвещая гнев Господень на нераскаявшихся, но не послуша сих народ. Тогда предаде Бог прежде благочестивую землю русскую велиим гонением на веру (здесь и далее выделено мной. – А. Л)…» (Первая стихира на Господи воззвах).

«…Такова благочестиваго царя и Помазанника Божия множайшии от народа отвратишася, яко забыша слово Божие, призывающее почитати царя, и прииде на вся ны гнев Божий. Сего ради в покаянии зовем: Господи, подаждь страждущей стране Российстей, предстательством великаго страстотерпца царя мученика от богоборных избавление и возстановление престола православных царей» (Вторая стихира на Господи воззвах).

«…Вся сия попусти господь за грехи народа, и да явит благочестие твое, показуя миру терпение твое, яко многострадальнаго Иова…» (Слава, стихиры на стиховне).

«…Царь же и великий страстотерпец Николай аще и отречеся от престола, видя окрест себе измену и боязнь и обман, и разумея, яко вси ближнии военачальницы и народ отрекошася от него, он же не отречеся от Христа, ни от любве к народу своему, и не восхоте бежати от богоборцев, но кротко вся претерпев, прият неповинно мученическую смерть за Христа…» (Седален по 1-й кафизме).

«С любовию велиею к неблагодарным людем, принесл еси себе, великий страстотерпче царю, в жертву за народ твой, якоже рекл еси: аще потребна есть жертва за народ, аз жертва сия буду…» (Седален по 2-й кафизме).

«Ангел Хранитель попущением Божиим отъят бысть от земли Российския, врази ея сташа во главе, ненавидящии ю благоденствуют за множество нечестия прежде благочестивыя земли, князи ея пребывают в народех чуждих. Не отрини, Господи, страждущих людей Твоих до конца, но обрати и утверди их на камени заповедей Твоих» (3-я песнь канона, 1-й тропарь).

«Беззакония людей Твоих велики быша пред очима Твоима, Господи, сего ради безбожнии врази святилища Твоя оскверниша и разориша, якоже пророк Исаия рече: праздников ваших ненавидит душа Моя, не стерплю грехов ваших, егда прострете руки ваша ко Мне, отвращу очи мои от вас. (Ис. 1, 14, 15). Приближаются бо Мне людие сии усты своими, сердце же их далече отстоит от Мене. (Ис. 29, 13). Разумеюще сие, ныне каемся и обращаемся к Тебе, да престанет гнев Твой…» (4-я песнь канона, 1-й тропарь).

Таков далеко не полный перечень текстов, где самым очевидным образом утверждается мысль о грехе русского народа и последовавшей за ним страшной каре Божией. Завершается всё молитвой «святому царю мученику Николаю»: «О святый страстотерпче царю мучениче Николае…моли…да отпустит Господь грех народа, не возбранившаго убиение твое, Царя и Помазанника Божия, да избавит Господь страждущую страну Российскую от лютых безбожник, за грехи наша и отступление от Бога попущенных, и возставит престол православных царей…» (Montreal. 1982). 

А вот, что навязывает Церкви в качестве исповедания «истины» архиеп. Виктор: «Теперь часто приходится слышать о покаянии в цареубийстве без всяких добавлений в виде «в попустительстве», «в согласии» и т.д. Но тут есть опасность поддаться некоему подвоху: взять чужую вину на себя и тем покрыть действительных виновников. Ведь те, какие не осуждают злодеяние и покрывают злодеев, тем самым становятся соучастниками, за что несут одинаковое наказание с ними. Действительно, теперь истинные виновники цареубийства хотели бы свалить свою вину на русский народ, т.к. стали поговаривать о компенсации за геноцид русского народа. Теперь уже документально, научно доказано ритуальное убийство Царя и царского семейства теми, которые ап. Павлом названы «тайной беззакония», предки которых некогда и Христа распяли. Также и за всех замученных и расстрелянных в советское время вина ложится на них же, т.к. октябрьский переворот совершался по их замыслам и под их руководством. Правительство Ленина составлено сплошь из них. Так вот, коли теперь документально раскрыты прямые виновники убийства Царя, а также свершение октябрьского переворота и уничтожения духовенства Российской Церкви, то явилась для них нужда отвести от себя удар и перенаправить взгляд народа на «предательство Царя» Церковью и самим русским народом в феврале 1917 года. Эта неблаговидная роль была вверена тем, истоки которых плохо прослеживаются по предмету принадлежности к «избранным»…

Подключились к этой авантюре со своими интернет-узлами и те, от которых менее всего этого следовало ожидать. Их имена по некоторым соображениям пока воздержусь открывать, хотя отдельные места из их статей и из личной переписки буду приводить для вразумления многих. Весь смысл этой хорошо спланированной затеи заключается именно, как уже было сказано, в том, чтобы отвести удар от «избранных» на сам пострадавший русский народ… Далее, подключённый в помощь им, ещё один новый пропагандист снятия вины с действительных создателей геноцида русского народа, через отвод взгляда от всего их зла на февраль 1917 года надрывно призывает в своих статьях принести «соборное покаяние» за февральское «предательство» Царя… И в таком духе ими написано около 20 статей, где старательно навязывается чувство самообвинения в «февральском сергианстве», в «февральском предательстве» Царя всем русским народом, в убиении Распутина. Так чего ради вдруг объяла их такая забота - этих глашатаев новой «правды», внушить народу виновность только в том, что в феврале 1917 года вопреки воле самого Царя не устроили контрреволюцию. Может быть и действительно правда, что народ не удержал Царя от отречения от престола, что не восстал против Временного Правительства? Но кто мог повести этот народ на такие деяния, когда враги Православия, Монархии и русского народа сумели полностью разложить весь ведущий слой (писательский, генеральский, министерский и думский) и обратить его на свою сторону. Но, однако, если сегодняшние обвинители нашего народа сказали, что «народ, ведущий слой его, настолько низко пал нравственно, не имеет право существовать, как исторический народ», то надо бы хотя одним словом в 20 статьях обмолвиться о причине его падения. Получается, что имеет право существовать только тот «народ», какой на протяжении тысячелетней истории всеми силами старался развратить гоев. Эти глашатаи «правды» всеми силами стараются доказать саморазвращение русского народа, выискивают случайные высказывания в прошлом видных людей, подчас даже не к месту, чтоб обосновать свою антипатриотичную и антицерковную идею» (Архиеп. Виктор. Покончим с половинчатостью и содействием врагам).

«И вот теперь, современные хамы-историки считают, что можно писать о чём угодно, лепить любую ахинею, не соблюдая хоть какие-то приличия. В исторической псевдонауке таких хамов, доминировашейся евреями, издавна применялись следущие основные методы фальсификации истории: умолчание, подлог, подложные факты, перенос фокуса, подмена причины и следствия, смещение акцента, вымарывание, тишина, представление под псевдонимами, измышления. Поэтому, и по сей день враги России стараются отвести взгляд народа от известных их злодеяний на не вполне известные: с октября 1917 года и с 17 июля 1918 года - на февраль 1917 года, где их участие плохо прослеживается. Эту миссию теперь взяли на себя новые хамы. Они всеми силами стараются доказать вину за свержение Царя и за порабощение России иудеями на самих русских. К тому же, изощренно «документально» доказывают виновность в этом «предателей» Свв. Новомучеников Российских, «клятвопреступников» генералов, министров и членов Думы. Наконец, особенно рьяно ими обвиняется в предательстве Царя - Российская Православная Церковь, Ее Синод и весь епископат…

Подключились к этому, да ещё и с большим усердием, члены РосПЦ во главе с епископом Дамаскиным (Балабановым). Тут они явили подлинно хамскую прыть, обвинив во всём Ноя-русский народ и Российскую Православную Церковь, а не наших поработителей, задолго готовивших переворот в России. Через каждый десяток слов епископа Дамаскина и его помощников, А. Кузнецова и А. Мамаева, в адрес епископата Церкви и Свв. Новомучеников Российских слышатся такие кощунственные слова как “предали”, “предатели”, “клятвопреступники”, постоянно обвиняющие “Ноя” вместо “Хама”» (Архиеп. Виктор. Геройство Хамов).

Кого в действительности обвиняет в «хамстве» архиеп. Виктор со своими единомышленниками теперь понятно – Русскую Церковь. По крайней мере, Русскую Православную Церковь Заграницей, каноническое преемство с которой обеспечивает законность его архиерейского сана и, вообще, принадлежность к Церкви Христовой. Было бы не так страшно, если бы преосвященный Виктор, подозревая везде и всюду «козни тёмных сил», просто не замечал, что никто из его оппонентов не пытается снять вину за геноцид русского народа с богоотступнического жидовства и, тем паче, бросить тень на Русскую Церковь и наших новомучеников. Он, как и все прочие члены Церкви, имеет право на собственную точку зрения. Терпели же до настоящего времени его «инопланетное богословие». Но сущая наша беда заключается в том, что своё человеческое мнение он пытается выдать за соборный голос Церкви и его поддерживает большинство архиереев. Более того, несогласные отныне попадают в разряд «еретиков» и на них обрушиваются церковные кары. Полагаю, ни для кого не будет открытием, что там, где в основание церковного сообщества кладётся ложное человеческое мнение, не остаётся места для благодатной Церкви Божией.

Архиеп. Виктор открыто противоречит преданию РПЦЗ и, по сути, является изобретателем, родоначальником  ереси народопоклонничества. Поэтому уже сейчас, на мой взгляд, необходимо ставить вопрос о еретичестве группы архиеп. Виктора, переводить рассмотрение дела в вероучительную плоскость, а в ближайшем будущем тем из епископов, кто останется верным Православию - прежде всего, преосвященным Дамаскину и Иоанну – соборно анафематствовать новое лжеучение, в соответствии с правилом 1-м Второго Вселенского Собора («да предается анафеме всякая ересь»), и принять подобающие меры по отношению к нераскаянным еретикам. Правильно сказал главный обвинитель владыки Дамаскина, пришла, наконец, пора «покончить с половинчатостью и содействием врагам».

А. Лебедев.
8/21 июля 2007